• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:
Голосую

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА. ЛЕТО 17

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
19. 07. 2018

Несмотря на то, что легли поздно, проснулись чуть свет. Сегодня у Григория ответственное мероприятие – воровство невесты. Накануне, отвезя Билкис домой, парни ( Аббас, Григорий, три друга Аббаса и я с ними за компанию) на берегу моря под плеск волн обсуждали сценарий действа. Повезут её к той тётке, что надзирала за мною. Как вспомню, так вздрогну! Хорошо, Билкис знает о похищении, ждёт его. Неизвестен ей лишь день и час.
В ожидании Абаса вышли в сад. Утренний воздух свеж и прозрачен. Хорошо! Мы уселись на качели, Гришка оттолкнулся ногами: назад-вперёд, назад-вперёд… Словно маятник, мотались мы на полосатой лавочке, предаваясь офигенному ничегонеделанию.
Скрипнула и распахнулась дверь дома Руслана. На крыльцо вышла Лейла: в чёрном платье до пят, в чёрном платке: ни дать ни взять – юная монахиня, спешащая к утрене. Увидев Григория, бестия сладострастно улыбнулась: чуть-чуть, уголками губ. Но эта полуулыбка вкупе со взглядом – влекущим, пронзающим, обжигающим, сулящим неземное блаженство – околдовывала. Глаза её горели огнём преисподней, и в них сидел дьявол…
Гришка усмехнулся, ещё сильнее оттолкнулся, раскачивая качели, и улёгся, положив голову мне на колени:
- Бестия… Оторва малолетняя, распустил её Руслан. Когда у нас родится дочь, я буду воспитывать её в строгости. Она не станет прыгать в койку к первому встречному, а дождётся своего мужчину. Вот как ты меня. Никаких коротких шортиков, топиков на узких лямочках, из которых сиськи сами выскакивают, мини-юбочек, стрингов не позволю. Всё это развращает неокрепшее юное существо. Будет носить скромные юбочки, платьица без декольте. Никаких дискотек, клубов, тусовок, вечеринок. Школа – дом, универ – дом. Ну библиотека ещё.
- И умрёт она в одиночестве. А девочкам, кстати, и подружки нужны. Неужели не разрешишь ей гулять с подружками?
- Где подружки, там и парни. Как шмели над цветками роятся, я –то знаю. А что нужно парням, Эля? Во-от! Всем им нужно от девушки одно!
- И останется она старой девой. Мне её уже жалко.
- А ты хочешь, чтобы наша дочь пошла по рукам? Никаких парней лет до…
- Тридцати пяти. Несчастное существо вырастишь. Короче, не видать ей ни мужа, ни детей. Синим чулком останется.
- У меня не останется, я сам ей мужа найду.
Норм!
- Гришка, ты тиран! Испортишь жизнь дочери. Будет тебя бояться, как монстра!
Гришка потянулся и посмотрел на меня:
- Знаешь, Эль, я боюсь, что буду слишком добреньким миленьким папулей, любящим дочку до беспамятства. Я иногда представляю её: маленькую, миленькую, красивую. И сердце прям сжимается от нежности! Хочется баловать, покупать вкусняшки и красивые вещички, гулять в парках и зоопарках, устраивать весёлые праздники, пикники, поездки, путешествия… Чтобы она ни в чём не нуждалась, чтобы радовалась, как птичка… Но понимаю, что без строгости выращу чудовище. Буду искать золотую середину.
- Ты сначала роди её, потом начнёшь думать, как воспитывать, - улыбнулась я.
Заскрипела снова дверь, вышел Руслан с двумя туго набитыми огромными сумками. Кивнул нам и прошёл к машине, поставил ношу в багажник, что-то сказал дочери, и та села в авто.
- Походу, прелестницу депортируют.
- Да, Аббас говорил, что Руслан собрался отправить дьяволицу в село к родственникам. Где-то далеко в горах. В дальней дали от цивилизации. Там ни интернета, ни телевидения, ничего. Зато есть школа для девочек.
- Типа колонии?
- Не, там просто мальчики почему-то не рождаются уже несколько лет. Одни девочки. Есть парни, которым уже тридцать и за да старики.
- Лейла найдёт мальчика и там.
- Нас это не должно волновать, Эль.
- Согласна!
Аббас прикатил донельзя оживлённый:
- Надеюсь, в этот раз парни не облажаются. Значит так! Едете с Билкис в крепость Абаата. На экскурсию как бы. Погуляете там, а как парни подъедут, они тебе просигналят, номер твой я им дал. И вы идёте к воротам. Там парни Билкис и возьмут, - наставлял он Гришку.
- Помню я, Аби. Не паникуй! Сделаем всё в лучшем виде!

Гуляли мы долго. Средневековое защитное сооружение воздвигнуто ориентировочно в V–VI веке для отражения атак со стороны Жоэкварского ущелья. За свою боевую историю крепость не раз была повреждена и восстановлена. В основном крепостные стены и башни неплохо сохранились за прошедшие века: впечатляюще выглядит средневековых архитектурный ансамбль со стороны города, тогда как обращенная к морю стена была размыта.
Мы прогулялись по историко-краеведческому музею в компании усатой экскурсоводши, пообедали в ресторане, заглянули в храм Святого Ипатия. От души населфились и нафотографировались, и тут Гришкин мобильник просигналил.
- Нагулялись, красавицы? Не пора ли по домам?
- Домой? ! Давайте ещё куда-нибудь съездим! – закапризничала Билкис и повисла на руке Гришки. – В приморский парк!
- В парк так в парк, - согласились мы и потопали к выходу. А там нас ждали.
Толстый гориллоид, тот, что уволок меня в прошлый раз, снова был в деле. Он просканировал меня и Билкис, на минуту замешкался и тараном попёр в нашу сторону. Билкис висела на руке Григория и ныла:
- Гриша, купи нам мороженое. Жарко очень!
- Не вопрос, - Гришка приготовился передать Аббасову драгоценность в лапы гориллоиду, но тот неожиданно хватанул за руку меня и потянул на себя. Гришка схватил меня за другую руку и потащил обратно. Горил не отпускал и всё настойчивее рвал меня за руку, молча делая лицом какие-то знаки. Не отпускал и Гришка, тоже мигая всем лицом, полускрытым большими тёмными очками. И моталась я, словно медведица на старинной деревянной игрушке: туда-сюда, туда-сюда…
Он совсем тупой, этот гамадрил? Сказано же было, кого хватать! Я посмотрела на Билкис, и тут до меня дошло: обе мы в длинных юбках, в белых кофточках, в очках на пол-лица и с пучком на маковке. Обознатушки-перепрятушки!
Всё так же молча парни продолжали перетягивание каната. То есть, меня. Гришка выталкивал вперёд Билкис, но кунак, видимо, не понимал, что снова вцепился в чужую девушку.
- Пардоньте, парни, вы оторвёте мне последние руки. Вон Билкис, - я мотнула головой в сторону невесты. – Хватай, пока не срулила!
Гамадрил перевёл взгляд на девушку, потом на меня, снова на Билкис и опять на меня.
Вот, держи! – Гришка всучил ему оторопевшую Билкис. – А эта моя невеста, - и Гришка прижал меня к себе.
Но гамадрил всё ещё сомневался.
Билкис, сообразив, что приехали по её душу, возмутилась:
- Это я! Я невеста! Я! Это меня нужно красть! В какую машину садиться?
- В чёрную. С открытыми дверцами, - прохрипел гамадрил.
- Вот где Аббасик таких друзей нашёл? Даже невесту украсть толком не могут! Приходится самой вороваться! Мешок где?
- Какой мешок? – не понял кунак.
- На голову, какой! Я же так дорогу запомню и сбегу!
- Про мешок Аббас ничего не говорил.
- Оооо! Ну ничего не могут сделать, как люди! Что это за воровство, без мешка? Без верёвок! Без кляпа! Я же визжать начну дурой! – девушка полезла в сумочку, выудила оттуда пакет в красных розах.
- Эля, дай, пожалуйста, шарфик.
- Зачем? Глаза завязать? – спросила, снимая с шеи шифоновый лоскут.
- Кляпом будет! - девушка скомкала шарфик, широко разинула рот и затолкала комок поглубже. Затем что-то промычала и надела на голову пакет. Потом сложила руки за спиной и пошевелила пальцами.
Пассов её мы не поняли. Раздражённая девушка стащила пакет, вынула кляп и воззрилась на Гишку:
- Ну?! Скоро?
- Что «Ну»?
- Руки кто мне свяжет?
- Нечем. Аббас не говорил про руки, - пробубнил гамадрил.
- Этот Аббас вечно всё не так делает! Гриша, снимай ремень, свяжи меня! – Билкис снова затолкала кляп, надела пакет и скрестила руки за спиной.
Уж замуж невтерпёж…
А вокруг нас собралась небольшая толпичка. Курортники с удовольствием наблюдали за представлением. Абхазы понимающе улыбались.
Гришка посмотрел на меня и стал расстёгивать ремень. Добротный кожаный ремень от итальянского галантерейщика. Толпа в ажитации засверкала глазами: каждый день, что ли такое увидишь?! О-о-о! Нас и на видео снимают! Героями интернета будем, факт!
- Не подавишься? – участливо поинтересовался Гришка, связывая руки невесты. Правда, не за спиной, а спереди. Так сидеть удобнее.
Билкис снова промычала, потрясла головой в пакете, изловчилась, схватила гориллоида за лапищу и поволокла к машине, спотыкаясь. Тот, сообразив наконец, ху есть ху, сграбастал брыкающуюся для вида девушку в охапку и затолкал в салон. Завизжав чем-то там, машина резво сорвалась с места, выплюнув в нашу сторону облако вонючего дыма. Похищение состоялось.
Гришка подхватил меня на руки и закружил:
- Погнали в парк!
- Погнали!

Вечером к нам снова пришёл Аббас.
- Спасибо, Гриша, брат! Без тебя бы не справились!
- Как там Билкис? Видел её?
- Ещё не видел, завтра поеду. Тётка звонила, сказала, что буянит, требует выпустить, посуду перебила, подушки распотрошила, шторы оборвала.
- Зачем? – удивились мы.
- Протестует. Женщина не должна показывать радость, должна упираться, плакать.
Ага! Видел бы ты, Аббасик, как твоя Билкис упиралась возле крепости! Слезами изошла!

Мы вышли во двор и устроились в беседке. Парни болтали о своём, а я перечитывала «Страницу любви» Золя.
Мирные посиделки прервал детский голос:
- Это вы злые разбойники, которые меня утащат?
Вздрогнули мы одновременно. У входа в ротонду стоял щупленький мальчик лет четырёх. Огненно-рыжий, ужасно конопатый, упакованный в модный джинсовый костюмчик.
- Ты кто? – первым пришёл в себя от удивления Григорий.
- Васенька. А ты кто? Главный разбойник? – малыш таращил на нас бледно-голубые прозрачные глазки.
- Э… Типа того. Ты откуда взялся, Васенька?
- От папы с мамой. Они меня родили. Давно уже. Тыщу лет назад, - и Васенька внедрился в беседку, уселся рядом с Гришкой и зачем-то потрогал рассасывающийся синяк. – Это тебя мусора так? Ты от них спасался? А кого ты убил?
Теперь пришла очередь таращить глаза Гришке.
- Солнышко, деточка, ты как сюда попал?
- На машине. Только я не солнышко. Я авторитет. Как папа.
Мы переглянулись.
- А папа твой где? – спросила я.
- Вон там, вещи в дом таскает, - и мальчик махнул рукой в сторону соседнего, пустующего по сию пору, дома.
- У нас ворота закрыты? – Гришка посмотрел на меня.
- Да, ты сам запер, как меня пустил,- ответил ему Аббас.
- Как же он тут нарисовался? Ты в ворота зашёл?
- Нет, я взорвал ваш забор и пролез в дыру.
- Ну-ка, покажи, где!
- А вон там, за кустами, - и Васенька побежал к забору. А мы за ним.
В кирпичной кладке на самом деле зияла прореха. Небольшая, но для такого тощенького пацана как раз! Мальчик юркнул в пролом и позвал нас. Я с трудом протиснулась за ним. Парни перемахнули верхом.
- Круто вы! – восхитился рыжик. – Я тоже так смогу, смотрите. Нет, не хочу пока прыгать. Папа-а-ааа!
На зов вышел мужчина лет сорока. Бритый налысо, с носом, носившем следы соприкосновения с чужими кулаками неоднократно, с могучими бицепсами, расписанными красотками и ещё какими-то «акварелями», он уставился на нас вопросительно.
- Тут ваш Васенька к нам на огонёк заглянул. Через пролом в заборе. Вот… Мы его вам передаём из рук в руки, так сказать. Берите, - Гришка кивнул и повернулся, чтобы перемахнуть через забор на нашу территорию.
- Ста-а-йать! – гаркнул папа Васеньки.
И мы встали.
Cвидетельство о публикации 566505 © МИКАЭЛА 12.03.19 13:33

Комментарии к произведению 3 (2)

Микаэла, прочитайте у Михаила Кедровского "Обуздать стерву". Прямо шедевр

Доброй ночи, Микаэла!

Абсолютно зряшное решение Руслана загнать в горы дочку. Лейла из тех, кто и на Марсе найдёт, с кем ей «пошалить», поскольку возрастной ценз её не особо тяготит. Это из категории «испугали ежика…». Ну, разве что самому Руслану не нужна была такая громкая слава в селении, бегущая впереди его дочери. Тут его можно понять. Горцы ж товарищи гордые.

Ситуация с похищением Билкис попахивает даже не юмором, а сарказмом. Ну, в общем-то, они друг друга стоят, очень подходят – Аббас и Билкис – два сапога прекрасная пара. Хотя по своей простоте душевной они мне нравятся. По крайней мере не вызывают явного отторжения. Да и горцы – народ особый, нам их сложно до конца разобрать.

Вот Григорий меня очень приятно удивил своими умозаключениями на фоне картинки с отъездом Лейлы по поводу методов воспитания будущей дочки. Красавец! Один к одному вспомнил себя в его годы. Как сейчас помню, ну точно те же самые досужие мысли материализовались в моей голове и позиционировались мною вслух. Надо ж тебе! Но вот, правда, боженька мне дал одних пацанов!

О-о, Золя!... Все его опусы я одолел как раз к концу шестого класса. После был Ремарк. А перед ними обоими Мопассан пал. Интимным разбойником рос.

Концовка Главы несколько насторожила.

С моими элегантнейшими пожеланиями и неподкупными симпатиями,

Мореас Ф.

По поводу Лейлы мы склонились к тому же мнению - горбатого могила исправит.

То, что Аббас и Билкис - товарищи несколько оригинальные, понятно было с первого взгляда. Но как друг Аббас то, что надо! Так-то он классный парень. А то, что у парочки свои скакуны в извилинах, так кто же из нас без "изюминок"?))

Спасибо за подробный комментарий, Вас , как всегда, приятно и интересно читать!!))

Эээ!!! Вы как медом намазаны...))) Приключения поджидают вас на каждом шагу!!!

Ага... Попа снабжена навигатором для приключений))