• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА. ЛЕТО 7

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
28. 06. 2018

Ржавый горн из призрачного пионерского детства бабули оглушительно протрубил над ухом. За моими закрытыми веками стройными колоннами маршировали отряды тинейджеров в белых рубахах и красных галстуках, с барабанами на шеях. Горн надрывался, терзая мои уши, и не было от него спасения.
Загрохотали барабаны.
- Воздушная тревога? - Гришка открыл глаза и уставился в потолок.
- Пионеры идут, - сонно пробормотала я. - Выйди и скажи, чтоб не дудели, рань несусветная...
- Какие ещё пионеры? - не понял он.
- Йи-а-а! Йи-а-а! Йи-а-а! - донеслось с улицы.
Я окончательно проснулась.
- Ишак, - констатировал Гришка.

Мы подковыляли к окну. Несмотря на второй этаж, видно было немного. Высокий забор скрывал большую часть дороги. Лишь над кромкой ограждения в предрассветной мути плыли ослиные уши и тащились за ними маковки пустых бачков. Вероятно, упрямый труженик, волочил тележку с поклажей.
- Вот и куда прутся спозаранку? - зевнул Гришка, подхватил меня на руки и отнес в постель:
- Мур-р-р, твой котик хочет немножечко ласки. Можно и множечко, он будет в восторге, - Гришка морской звездой распластался на спине.
- Точно-точно? - я
улыбнулась и нависла над ним, выгнувшись по-кошачьи.
- Точно-точно, - ладони его стиснули мои округлости, глаза загорелись, - Зря, что ли, нас осел будил?!

Мы больше не заснули. Время размеренно тикало стенными ходиками, размахивало маятником старых часов и, то не торопясь, то галопируя, словно на Дерби, передвигало скрипучие ажурные стрелки. Словно сытый кот, Гришка потянулся, снова сграбастал меня в охапку и перекатился на спину. Гладкие ноги мои оплели его ноги, руки трепещущими пальцами то едва касались, то быстро скользили по упругому животу и груди его, царапая острыми длинными коготками, наконец добрались до ключиц и обвили крепкую шею. Губы мои нашли его губы и острый сладкий поцелуй снова заставил нас забыть обо всём...
- Что ты со мной делаешь, Элька? Я, словно мучимый жаждой дикий зверь, припал к живительному источнику и никак не могу оторваться... Я пил бы и пил тебя вечно... Твои губы... они сладкие , словно спелые вишни... Твоя грудь упруга и высока... словно два смуглых мячика... я ни у кого не видел такой красивой груди... изгибы твои сводят с ума... ноги... какие у тебя ноги! я так люблю целовать их, когда они лежат у меня на плечах... от пяточек, до волшебного  цветка... ты фантастически пахнешь... цветами и морем... и этот запах распаляет плоть мою сильнее выкрутас местечковых шлюшек... Боже, как я люблю тебя, Элька! Как я тебя люблю...
Голова моя покоилась на гладкой груди его, и я слышала сильные удары любящего сердца и улыбалась ему, родному и любимому Гришке.
- Мне кажется, нам пора вставать. Нельзя весь отпуск провести в постели, неутомимый мой барс. Я первая в душ.
- Неа! Мы идём туда вместе, - он взял меня на руки и понёс. - Пушинка моя. Надо тебя подкормить тут. Будем много есть и не вставать с постели.
- Хм, сомневаюсь, что в кровати с тобой я наберу лишний вес.
- Это да, не наберём, а вот похудеть можем изрядно...
После завтрака отправились путешествовать. Село, в котором мы квартировали, оказалось одной длинной улицей, по обеим сторонам которой толпились домики разной степени благолепия: от захудалой сараюшки, до вполне ничего себе избушки. Разбудивший нас ослик теперь возвращался обратно. Бидоны на тележке, которую он тащил, уже не грохотали барабанной дробью, а туго покачивались, видно было, что полны они по самые "уши". За тележкой шёл парень, по виду мой ровесник. Хотя кто его знает: поросший щетинкой, он вполне мог выглядеть лет на пять старше своего паспортного возраста. Поравнявшись с нами, он что-то прожужжал и кивнул головой, глядя на Гришку. Тот молча уставился на встречного чёрными глазищами своими и брякнул:
- Good morning!
Встреченный парень удивился и спросил на русском:
- Ты грузин?

Именно! He is samыj nastojaщij gruzin! Логичный вывод сделал парень!
- Чечен, - брякнул Гришка. - Вчера приехал отдохнуть.
Я посмотрела на Гришку. Хм... И вправду - вылитый чечен! Ещё тёмная редкая щетинка едва пробилась на висках. Ему бы ещё бородку и вылитый сын гор!
- Дорогой, как я тебя удачно встретил! Я тоже из Чечни, родился там. Потом родители сюда перебрались. Иду, смотрю - незнакомые лица. Почему тут остановились, у нас скучно, вся жизнь там, дальше? - парень махнул рукой в сторону побережья.
- Захотелось экзотики.
- Экзотики тут много, да. Я Аббас. А это Нерон, - парень погладил осла промеж ушей.

Ну... На экзотику этот Аббас ну никак не тянет. Вполне себе заурядный тип кавказской наружности. (ред.)

А вот его четверокопытный друг - это да! Во всяком случае, в Москве ослы по дорогам не скачут. Хотя.... как сказать...
- Куда идёте? Могу провожатым быть, покажу достопримечательности. Вот только Нерона пущу пастись и свободен.

Мы подождали, пока новый знакомый отпустит животину на вольный выпас, и всё это время прогуливались вдоль села, на каждом шагу спотыкаясь об экзотику. Возле одного из домов копошились в пыли яркие фазаны, возле другого развалилась поперёк улицы рыжая корова с одним рогом, да и то скрученным к земле. Кто же это её так, бедолагу? Хотя... Может быть, так и было задумано природой. Шайка пегих собак пробежала мимо, побрёхивая на ходу. Ещё один ослик, белый, мчал по дороге, взлягивая задними ногами. Во всех дворах блеяло, кудахтало, мычало, брехало, перекликались гортанные голоса: "Шпрыбрыгрыпры".
- Интересный у них язык, - прислушался Гришка.
- Ага, мелодичный! - брякнула я. - Хочу погладить корову и сфотографироваться с осликом.
- Нет, дорогая! Никаких ослов! Кто знает, что в его башке крутится! Лягнёт ненароком. Или рогом пырнёт.
- У осла рога? Где именно?
- Я про корову. Лучше сфоткай меня с ней, нет, сними видос, - Гришка стянул с себя рубашку и, держа её за плечики, затряс перед коровьей мордой.
- Прам парам парам парарам, прам парам парам парарам, прам! .... Парараааам па рам! парарам парарарам! - затрубил Гришка под нос и лихо исполнил несколько фигур пасодобля. Корова оценила. Она повела на парня выпуклыми лиловыми глазами, отрыгнула и утробно замычала. Гришка эффектно крутанулся, поставил ногу на толстый коровий бок и перекинул рубашку через плечо.
В это время девичий голос неестественно рассмеялся. Мы оглянулись. На заборе дома, что наискосок, в компании приятелей болтала ногами чаровница Лейла. Она сидела так, что короткая юбка её задралась, оголяя ноги по самую "маривановну", и бросала на моего парня откровенные взгляды. Похоже, Гришкина пляска её сразила наповал.
Из ворот дома вышел парень, Лейла спрыгнула к нему и что-то заговорила, показывая на нас. Парень хмурился, сканируя моего Лиса, и кивал головой. Не вышло бы чего! Надо тикать отсель.
- Можем ехать, - Аббас явился как раз вовремя. - Пицунда?
- Пицунда.
Мы вернулись к нашему дому, "оседлали" внедорожник и покатили развлекаться.

Как и в каждом приморском городе, в Пицунде есть набережная. Мы протопали до одного конца её, посмотрели выступление местного фольклорного коллектива, сфотографировались с обезьянёнком в джинсовых шортах и курточке.
- Это наш сын Роланд, - скроив серьёзную мину брякнул Гришка, устраиваясь рядом со мною на лавочку. Между нами он посадил лохматого и немного плешивого сына, который тут же полез мне в сумочку. Не иначе, в паре с фотографом работает. Один зубы заговаривает, второй кошельки тырит.
Пригладив Роланду плешь, Григорий склонился головою к моей голове, состроил счастливое лицо отца семейства и застыл. Ничего так семейное фото получилось. Как в старых альбомах.
После прогулки по набережной, поехали в «Великий Питиунт» — это древний город, испытавший на себе влияние многих цивилизаций. Вначале древние греки основали на этом месте город Питиунт. Затем во II веке сюда пришли римляне и возвели здесь крепость, которая впоследствии вместе с городом Себастополисом (современный Сухум) составила могущественный форпост Византийской империи. Позже Питиунт вошёл в состав Абхазского царства, а затем и Грузии. И каждая из культур оставляла здесь свой отпечаток. Древний город, защищённый мощной полутораметровой каменной стеной, внутри которой сохранились казармы, дворец командующего, римские бани, колодцы, а также красивейших древнехристианский храм с мастерски выполненной напольной мозаикой.
От долгой ходьбы устали и проголодались.
- Есть вполне приличное местечко, где можно покушать недорого и вкусно. Кафе моего дяди. Останетесь довольны, поехали!
Кафе было небольшое, но чистое и уютное. Аббас с порога принялся обниматься то с одним, то с другим посетителем, улыбаться и болтать без умолку. При этом он умудрился не забыть о нас и провести за столик в укромно уголочке возле окна. Угощения нам принёс сам хозяин. Он уселся за стол вместе с нами и, нахваливая свои кулинарные изыски, говорил обо всём. По его словам выходило, что в Абхазии у него везде либо кум, либо, брат, либо сват, что он в состоянии разрешить любую проблему и, если вдруг нам понадобится помощь, мы можем смело обращаться к нему.
Гришка от выпитого вина и вкусного мясного жаркого разомлел.
- Я и свинину ем, - говорил хозяин. - А что?! Вкусное сочное мясо. По мне, так лучше говядины. Замариновать правильно и такой шашлык! Песня!
- А я нет, не ем, - благостно поджал губы Гришка. Он давно хотел попробовать баранины, которую в их семье никогда не ели, считая слишком тяжёлой пищей для организма. И теперь жевал приправленные специями куски в кисло – сладком соусе и, блаженствуя, прикрывал глаза.
- Совсем не ешь? – поинтересовался Ибрагим.
- Совсем, - кивнул Гришка, жуя.
- Такой набожный?
- Да, – снова кивнул парень. - Я и намаз… того… пять раз в день. Всё как положено. У меня коврик специальный есть, вожу его везде с собой. В Мекке купил. Паломником ездил с отцом в прошлом году.
Я не знала, как удержать рвущийся наружу хохот. А Гришка ещё больше посерьёзнел и выдал:
- Субхаанакял-лахумма ва бихамдикь, ва табааракясмукь, ва та‘аляя джаддукь, ва ляя иляяхэ гайрукь.
Я вытаращила глаза, а Ибрагим с уважением посмотрел на парня:
- Похвально, что молодёжь возвращается к Аллаху, похвально. Мир осатанел, нет в нём порядка и равновесия, забыли бога, отринули, вот Аллах и наказывает нас войнами, катастрофами, бесчинствами, чтобы мы образумились, - и Ибрагим заговорил на чеченском.
Гришка пригорюнился, сделав вид, что вовсе не слышит собеседника, погрузившись в благочестивые мысли. Только коротко задумчиво кивал головой. Наконец он вздохнул, взглянул на часы, висящие в простенке и мигающие, показывая то время, то температуру воздуха, то дату.
- Нам пора, поздно уже.
Ибрагим проводил нас до машины, сунул в руки пакеты с подарками, и мы покатили в село.
Я отворила калитку и пошла по дорожке к дому, пока Григорий ставил машину в гараж. Заперев все замки и засовы на воротах и калитке, он присоединился ко мне.
- Спать совсем не хочется, Эль, посидим во дворе?
- Давай, пойду только положу дары волхвов в холодильник.
Вернулась я минут через пятнадцать. Гришка сидел на качелях и смотрел куда-то перед собой. Я оглянулась – ничего интересного. Наш двор от двора Руслана отделяла перегородка из сетки-рабицы. И на дворе Руслана, недалеко от забора, торчал летний душ – четыре столба, между ними чёрная плёнка, а вверху странное гидротехническое сооружение из бака и шлангов. Тут из дома вышла Лейла, стрельнула глазами в нашу сторону и скрылась в душевой. Через минуту с перегородки свесился голубой лифчик, вслед за ним появились кружевные трусики. Раздался звук льющейся воды. Гришка усмехнулся: плёнка, служащая дверью, была задёрнута неплотно, и в образовавшемся зазоре мелькали то рука, то округлое бедро, то часть маленькой груди.
С огорода пришла хозяйка и что-то спросила мужа, сидевшего у окна. Девичья ручка тут же задёрнула занавес душевой до конца.
- O tempora! O mores! – вздохнул Гришка. - Чего неймётся ей?
- Угадай с трёх раз.
- Неее, я, даже если бы и захотел, трогать её не стал. С такими огребёшь приключений по полной!
- Неужели она тебя не привлекает? Такая красавица!
- Красивая, не спорю. И я, как всякий нормальный самец, с удовольствием заценю то, что мне так навязчиво демонстрируют. Но вот что касается близости, то тут я не игрок. Я очень люблю, ценю тебя и дорожу тобою, и не позволю своим природным инстинктам испортить будущее. Я, в конце-то концов, в состоянии удержать баркас у причала и не собираюсь бросать якорь в сомнительных гаванях. И самое главное. Лейла, конечно, красавица, что есть, то есть. Но ты – красивее намного. В тебе помимо красоты есть то, чего нет в ней – невероятная манкость, пленительность, колдовская аура. А она … Извинит меня пусть Руслан, но дочь его - простая шлюшка. Простая, как ржавая копейка. Дешёвка, одним словом.
Мы сидели в саду долго-долго. Уже давно убрала свои трусы и ушла в дом Лейла, одарив Гришку взглядом куртизанки, давно погасли в окнах огни, улеглись спать под лавкой три собаки, затихли все деревенские звуки. Только шептал ночную сказку ветер, только смотрела на нас полукруглая луна, а Гришка нежно обнимал меня и перебирал струящиеся по спине моей волосы. Мы сидели и молчали. И были счастливы.
Cвидетельство о публикации 564897 © МИКАЭЛА 11.02.19 02:27

Комментарии к произведению 4 (6)

Здравствуйте, Микаэла!

Юность, море, солнце, любовь! Что ещё нужно для счастья двоим?

Добрый день, Микаэла!

Такого рода отдых предрасполагает к полнейшему релаксу молодых организмов.

Вполне приятное на вкус и благозвучное эротичное описание интимных «шалостей» беспечно отдыхающих душой и телом влюблённых.

Но… «Твоя грудь упруга и высока... словно два смуглых мячика...». - Странно. Вот прочёл эту фразу и не сумел понять, почему «смуглых»?... Женская грудь всегда и во все времена, даже у негров, светлее окружающих её частей тела. Не намного, но белее может быть разве что попа…

И ещё… «- Хм, сомневаюсь, что в кровати с тобой я наберу лишний вес». - А здесь как раз вопрос весьма спорный.

Но вот что совершенно не подлегает сомнению, влюблённым Героям сейчас для сиюминутного счастья много, реально, не надо…

С волшебными пожеланиями и неотразимыми симпатиями,

Мореас Ф.

Эля, «блошир» надо изгнать:

1) «Именно! He is samыj nastojaщij gruzin! Логичный вывод сделал парень»

- здесь вроде как не хватает каких-то знаков, характерных для прямой речи.

2) «…внутри которой сохранились казармы, дворец командующего, римские бани, колодцы, а также красивейши(х) древнехристианский храм…».

3) «…При этом он умудрился не забыть о нас и провести за столик в укромно(-м) уголочке возле окна».

Я вообще смуглая. Градация такова: самое тёмное - тело, далее идут конечности, самое светлое лицо. Как-то так меня матушка -природа сваяла. Воть... Семейное предание гласит: когда меня привезли из роддома и развернули, чтобы поменять пелёнки, папа, посмотрев на дитя и увидев ооочень смуглый живот, выдал:

- А это точно моя дочь?

Мама с ним не разговаривала месяц.))

М-да, очень необычная и загадочная эта Ваша градация...

Звёзды подсказывают, быть Вам, Микаэла, счастливой!

С чем и поздравляю!

С чего бы??))

Как с чего? Сама же только что поведала...

У всех-то как раз с точностью до наоборот!..

"Только шептал ночную сказку ветер, только смотрела на нас полукруглая луна, а Гришка нежно обнимал меня и перебирал струящиеся по спине моей волосы. Мы сидели и молчали. И были счастливы." - самые лучшие в жизни моменты абсолютного счастья, чистого и всеобъемлющего)))))

Для счастья нужно так мало...)))