• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: История
Форма: Новелла

Ленин и Муссолини

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Я уже писал, как Сталин помог Гитлеру прийти к власти (https://www.proza.ru/2017/04/01/2325), а теперь пришла пора вспомнить, как Ленин помог это сделать Бенито Муссолини. Оказывается, итальянский фашизм — не только дитя Первой мировой войны, но имел определенные связи с большевизмом, о которых я поведу речь в этой статье.

Напомню, что итальянский фашизм, ассоциируемый с именем Бенито Муссолини, возник намного раньше, чем германский национал-социализм. Отец Бенито увлекался чтением Бакунина, считал себя социалистом и энергично вкладывал эти идеи в голову сына. Как позже сын, Алессандро Муссолини засорял местную прессу своими зажигательными статейками на социалистические темы.

Итальянский историк Массимо Джеротти не без оснований называл трех диктаторов, Гитлера, Муссолини и Ленина, «зловещим треугольником». Существует версия, согласно которой будущий вождь пролетарской революции познакомился с Бенито Муссолини в швейцарском Цюрихе в 1903-м.

Но речь здесь пойдет не о реальных или мифических встречах Ленина с Муссолини или об «итальянском соратнике и друге Ульянова итальянском революционере», как журналисты охарактеризовали связь Ленина и Бенито, а о том, что на первом этапе существования итальянского фашизма все сравнивали его с ленинизмом, а октябрь 1922 года называли в Италии не иначе как Великий Октябрь. Подобно Ленину, Муссолини ловко оседлал демагогию, как скакуна, и весьма этим гордился.

По данным работы «Modern Leftism as Recycled Fascism"», FrontPageMag.com (2009-24-10), в Швейцарии на одном из политических собраний Бенито познакомился с некоторыми марксистами, включая самого Ленина. Так это или нет, не столь важно, но точно известно, что большое влияние на Бенито тогда оказала соратница Ленина Анжелика Балабанова. Именно благодаря ей Муссолини стал читать Маркса, Бабёфа, Ницше, Штирнера, Сореля. В литературе можно даже найти даже сведения о том, что в Щвейцарии Муссолини переводил речи Ленина с немецкого языка на итальянский.

Скитаясь по улицам Лозанны, Цюриха и Берна, Бенито частенько заходил в кафе, где собирались большевики. Бенито импонировали их радикальные взгляды, богемность, нигилизм и стремление переделать мир. Муссолини отзывался о Швейцарии в самых превосходных тонах, называл ее «школой политической борьбы». Здесь Бенито познакомился с видными социалистами и анархистами, перечитал гору книг классиков социал-демократии, печатался в левых газетах.

Так или иначе, целых два года Ильич и Бенито «варились в котле» интернациональной социалистической эмиграции, которая прочно обосновалась в Швейцарии. Многие исследователи пишут, что «деятельные, яркие, харизматичные Владимир и Бенито просто не могли не встретиться». Кстати, факт их знакомства подтвердил сын дуче. В интервью газете «Стампа» он сказал: «Мой отец общался в Швейцарии с Лениным, впоследствии рассказывал мне об их встречах и всегда высоко ценил творца русской революции!» Подтверждением такой оценки служит следующий факт: когда итальянские части вместе с германскими фашистами вошли в Луганск, Муссолини приказал своим солдатам демонтировать великолепный памятник Ленину, установленный на центральной площади, и перевести его в Италию — в имение Муссолини. Да и сам итальянский диктатор не скрывал, что многому научился у Ильича. В ленинском термине «диктатура пролетариата» ему особо импонировало завораживающее словечко «диктатура». В одной из своих речей он провозгласил: «В демократии отталкивают три вещи: беcхребетность, привычка коллективной безответственности и ложный миф о всеобщем счастье и безостановочном прогрессе. Необходимо отбросить эту ахинею как ненужный хлам! Нашей нации нужна диктатура государства и диктатура личности. Я и есть та самая личность, которая способна управлять нацией». Придя к власти, он говорил: «Я всегда был уверен в том, что для спасения Италии надо расстрелять несколько десятков депутатов. Я верю, что парламент — бубонная чума, отравляющая кровь нации. Ее нужно истребить».

Итальянский фашизм — это сборная солянка разного рода идей — от социалистических, до открыто националистических. Дуче пришел к фашизму из социалистического движения Италии после изгнания однопартийцами. Не произойди этого, вполне возможно, что он не стал бы лидером итальянских фашистов. Дабы избежать военной службы, в 1902 году Бенито отправился в Швейцарию, где начал выступать перед рабочими-эмигрантами, читал все подряд — Кропоткина, Шопенгауэра, Ницше, Маркса, Энгельса, Каутского. Наибольшее влияние на него оказывали труды Ницше о сверхчеловеке, и он пришел к выводу, что надо начинать с себя, и начал делать из себя сверхчеловека.

После изгнания из Швйцарии за подрывную деятельность Муссолини возглавил газету «Лотте Ди Классе» («Классовая борьба») и, как в Германии Геббельс, зарекомендовал себя как блестящий журналист. В1912 году, он уже руководил партийной газетой социалистов «Аванти» («Вперед»), но после того как в октябре 1914 года опубликовал статью «От нейтралитета абсолютного к нейтралитету активному и деятельному», противоречащую курсу социалистов, был из газеты изгнан. А весной 1915-го получил предложение возглавить другую газету «Попале Д'Италия» («Народ Италии»), где он начал критиковать и изничтожать своих бывших соратников со всей творческой страстью. Любопытно, что Первую мировую он окончил так же, как и Гитлер, ефрейтором.

21 марта 1917 будущий дуче собрал в Милане бывших фронтовиков, и они решили создать «Боевой союз», что по-итальянски звучит как «Фашио До Комбатименто». Кстати, фашисты тоже ввели в обиход выражение «товарищи». Но дело вовсе не в обращении: на первом этапе существования итальянского фашизма его прочно отождествляли с ленинизмом и большевизмом. А марш Муссолини на Рим в октябре 1922 году тоже был назван «Великий Октябрь», как, собственно и совершенная Муссолини Великая октябрьская революция.

Но снова-таки дело не в названиях. Напомню, что московский Коминтерн на 2-м конгрессе в 1920 году принял ленинский устав из 21-го пункта, который обязывал каждого коммуниста в мире служить базе мирового коммунизма, то есть советской России, и исполнять любые поручения главного штаба Коминтерна. Тогда же Коминтерн предъявил итальянским социалистам ультиматум — подчиниться немедленно ленинской программе Коминтерна. В результате в социалистической партии Италии произошел раскол, одна треть приняла это требование, порвала с социалистами, с самой партией, и образовала коммунистическую партию Италии. Тем самым Владимир Ильич Ленин оказал огромную услугу Муссолини, который принялся, во-первых, пугать угрозой большевизма всю страну, и так без того напуганную стачками и забастовками. Известный фашистский писатель Роберт Михельс в те годы без обиняков писал: «Как римская волчица вскормила близнецов Ромула и Рема, так и наступившее после войны всеобщее недовольство вскормило двух БЛИЗНЕЦОВ — большевизм и фашизм». А в русской газете эмигрантов «Воля России» из номера в номер публиковали снимки и материалы, которые показывали преемственность двух Великих Октябрей. Аналогий, действительно, было много.

В 1919 году была принята программа фашистской партией Муссолини, кстати, весьма близкая по духу к социалистической, напоминающая те, которые в свое время выдвигал Ленин и другие вожди социал-демократов: доступное для всех медицинское обслуживание, доступная всем система образования всеобщего и профессионального, запрет на детский труд, отмена всеобщей обязательной воинской повинности, отмена политической полиции.

Здесь весьма уместно привести сталинскую оценку фашистского движения в Италии. На XVII съезде ВКП(б) в январе 1934 года Иосиф Виссарионович произнес речь, в которой сказал следующие слова: «Дело здесь не в фашизме, хотя бы потому, что фашизм, например, в Италии, не помешал СССР установить наилучшие отношения с этой страной». Кстати, в статье А.Ф.Керенского «От Ленина к Муссолини» (НР. 1936. № 7) прямо сказано о тогдашнем «переходе Сталина от Ленина к Муссолини с упором не на «классовую», а на «национальную» диктатуру».
Cвидетельство о публикации 564619 © Гарин И. И. 08.02.19 11:39