• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Эзотерика
Форма: Роман

МОНАШКА

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста


















































М О Н А Ш К А

ОТ АВТОРА

Сама по себе книга, имеющая кассовую стоимость, воплощает в себе и эстетическую ценность (переплет, гравюры, рисунки и сам шрифт), внутри которой заключена определенная авторская идея. И чем выше интеллектуальный и духовный уровень автора, тем ценнее написанное им произведение.
Ведь мы до сих пор зачитываемся многими писателями и поэтами, жившими не только в прошлом веке, и даже теми, кто жил и творил многие тысячелетия назад.
Их мысли до сих пор не дает нам покоя.
Наверное, потому, что человечество на каждом этапе своего развития должно пройти не только весь цикл событий, но и сдать экзамены.
И авторы прошлого постоянно дают нам об этом понять.
Все это и есть мировая литература, одним из направлений которой, и является фантастика.
В переводе с греческого это слово означает «искусство воображать».
Мифы народов мира, сказочные персонажи, и даже религиозные верования, оставшиеся нам в наследство, тоже можно отнести к этому жанру.
Особенно в этом преуспели древние греки, которые не только исследовали космическое пространство, параллельные миры, но переносили человеческие характеристики на своих богов. И современным читателям кажется, что все события, отраженные в мифах, происходили на нашей планете.
Так ли это на самом деле, покажет время.
Исследователи Библии, думая в том же направлении, до сих пор ищут древнейшие города на Земле.
Так, что хотите ли вы или нет, но религия проникает не только в каждодневный мир людей, но в литературу. При этом человеческое существо и Божественное соединяются воедино.
Но какой симбиоз они образуют?
Различные авторы демонстрируют это по-своему.
Среди них и писатели-фантасты.
Наверное, потому, среди таких новейших литературных ярлыков как, «хронофанстастика», «Альтернативно-историческая фантастика», «Апокалиптическая и Постапокалиптическая фантастика», появился и другой ярлык «Христианская Фантастика».
То, что когда-то называлось научной фантастикой, превращается в нечто иное. Вера во всесилие инопланетного разума заставило людей, пусть не всех, задуматься о том, а откуда они на самом деле? Ведь древние люди называли их «богами».
Таким образом, у многих меняется мировосприятие. И вера во всемогущество пришельцев из космоса трансформируется в чудотворство. А это уже, удел тех, кто по-настоящему представляет Божественную Мудрость. В таком случае, рано или поздно появляются подражатели и последователи, создающие свое направление в литературе.
И в основе такой литературы стоит «Чудо». В любом его преображении.








МОНАШКА.
Христианская фантастика.
Повесть.

Если бы Бог назначил женщину быть
госпожой мужчины, он сотворил бы
ее из головы; если бы рабой, то
сотворил бы из ноги; но так как он
назначил ей быть подругой и равной
мужчине, то сотворил из ребра.

Августин Аврелий Блаженный.

Любовь. Даже самая грешная любовь
имеет право на существование.

Джафаров Натик.

Отец Карл.

День близился к концу. На небе появлялись первые звездочки, постоянные спутники путешествующего человека. Вечные несгораемые маячки, манящие к себе планеты.
С Земли, они казались такими маленькими, при виде которых, с трудом верилось в наличии там колоний разумных существ, населяющих планеты и образующих целые инопланетные цивилизации.
По узкой тропинке катила карета, обтянутая черным дорогим сукном, украшенная драгоценными камнями с изображением Святого Распятия, запряженная четырьмя породистыми конями. Одетый в нечто, напоминающее средневековую одежду европейца, кучер лихо гонял их по дикому полю, усланному разнообразной растительностью. Где-то вдалеке стояли многовековые деревья. Старый священник, сидевший в карете, наслаждался свежим воздухом.
- Да, - сказал самому себе старый священник, - там тоже есть свой Бог, управляющий тамошними людьми через своих священников и свою Библию. Там тоже написан свой Ветхий и Новый завет.
Но умелому погонщику пока было не до разговоров. Он спешил домой, тем более, что впереди показался крутой поворот.
- Бог сотворил Небо и Землю, значит, все-то же самое Он сделал и там, во Вселенной, - сказал самому себе священник, поднимая указательный палец кверху.
Вокруг все благоухало. Ароматы цветов и трав нежно проносились мимо путников. Они не смешивались друг с другом, и даже не перебивались, запахи имели свою определенную территорию, за границей которой простирался уже другой, такой же нежный запах. Как будто бы это был один большущий стол, на котором стояли флаконы с дорогими женскими духами и ждали, когда же опробуют. Было прекрасно как никогда. Легкие заполнялись воздухом, дышать было легко.
- Святой Отец, а там, у людей есть свой Бог? – неожиданно спросил кучер.
- Есть сын мой. Он сотворил Небо и Землю, те же законы, что существую тут, действуют и во всей Вселенной. Вот только у людей много Богов, как древних, так и нынешних, - ответил старый священник.
- Ну да, - удивился кучер, - а как это?
- Дело в том, что у людей много религий. И одна из них Христианская, неким отображением коей являемся мы с тобой, - разъяснял тот.
- Поясните, - недоумевал собеседник.
- Как бы это тебе объяснить… Дело в том, что людям показывают не всю планету. А лишь какую-то ее часть. Хотя при этом имеют наглость называть свое измерение трехмерным. А если бы это было так, то люди видели бы не только себя, а еще парочку параллельных миров, каждый из которых изобиловал бы своей жизнью. Нет, сын мой. Любой мир одномерен. И мы лишь некое отражение одного из них. Это, как если бы нас просто сфантазировали, - попытался разъяснить священник.
- Вот это да. Так если бы нас сфантазировали, то мы, значит не настоящие? – удивился кучер.
- Нет. Мы самые, что не на есть настоящие. И многие из нас тоже хотели бы пройтись по миру людей. Мы говорим на тех же языках, что и люди. Носим те же одежды, ведем тот же образ жизни. Только мы живем в ином измерении, в которое нужно пройти через порталы. А это удается не каждому. Мы, в некотором роде, философское исполнение того, о чем думают люди, - продолжил объяснять умудренный долгим опытом старец.
- Тогда все понятно. Значит, как и люди, мы тоже находимся в постоянной борьбе со злом, и всякого рода соблазнами, - как бы пояснил кучер.
- Ты правильно меня понял, сын мой. Все то, что существует в мире людей, существует и у нас. Потому мы чувствуем все-то же, что и они. Мы единая цивилизация, - закончил старый священник.
- Вот и получилось ваше трехмерное измерение. Мы едем по нашему полю. Вы посмотрели на небо и согласились с тем, что и там тоже есть Бог, и мы поговорили о людях, что живут в другом измерении. Чудно все это, - удивился своей находчивости кучер.
- Ты опять поймал меня на слове, сын мой, - сказал старец и рассмеялся.
Карета продолжала накручивать свои километры пути. Сухая земля, что мяли колеса и топтали копыта, не отвечала ни одной пылинкой.
- Как же хочется поскорее в обитель, - устало признался священник.
- Мне тоже. Странно, Отец Карл, еще утром мы с вами были в Карэне. А теперь здесь, посреди безлюдной дороги, - продолжил разговор кучер.
- Ну, ведь был же «Праздник Урожая», отмечаемый всей империей, - пояснил пассажир.
- Да. И ваше присутствие было крайне необходимым. А почему именно Карэн? – вдруг поинтересовался кучер.
- Я стар. А это ближайший к нам город. Да и вообще, нам необходимо уделять больше времени маленьким городкам, а не большим, - разъяснил священник.
В Карэне, под громкий звук великого органа, он провел литургию, прочел проповедь в местной церквушке и ввел в таинство венчания одну влюбленную пару. А затем, провел обряд крещения над несколькими младенцами.
Ничуть не сомневаясь в правильности выбранного им пути, уставший и одновременно радостный он возвращался домой.
В его памяти еще были слышны слова его проповеди, в которой он рассказывал о Деве Марии, что жизнью своей обратила свое внимание Господа Бога, и, Тот подарил ей сына, Спасителя рода человеческого Иисуса Христа.
- А как там моя дочь, - вырвалось из уст священника.
- Да все с ней в порядке. Вернетесь, и как следует, отдерете ее за мягкое место, - весело проговорил кучер.
- Мне бы твой характер, - нежно ответил священник.
В этот день природа проявила себя во всей своей красе. Но неожиданно, под влиянием горного воздуха, запахи, стали перебивать друг друга, и распространяться по всему полю. И стойкий аромат забивал всю носоглотку. Обычно так реагировала природа на скорый приход дождя.
Каждый цветок на полях, травинка на лугах, Отцу Карлу представала в своем индивидуальном качестве. Ведь «весь этот зеленый народ» тоже подчинялся законам Бога.
И даже в лучах заходящего за горизонт Солнца, «весь люд лесной» проявлял себя всеми своими цветами и оттенками. Природа, уходила ко сну. Для того, что проснуться утром и еще раз проявить себя во всем своем величии.
В понимании Отца Карла, это было то самое Царственное Ложе, на котором восседали все Божьи Заповеди.
Если бы Господь Бог сподобил бы меня на написание картин, то я никогда бы не покидал бы этих мест, - подумал старый священник.
Подобное явление всегда вдохновляло того, кто каждый день имел дело с самим Господом Богом.
Отец Карл по-настоящему дышал всем этим, его, может быть, как ни кого другого, заряжала природа. Именно та природа, что живет по своим, Божественным законам, без вмешательства в нее человека.
Небольшие рощицы, что время от времени вырастали из-за горизонта, казались романтическому священнику райскими уголками Эдемского сада посреди пустыни. Потому, как они расположили свои ветви к вершине, до которой еще не дошел человек.
Еще утром, здесь повсюду пели птицы, пчелы собирали нектар с цветов. Летали бабочки. Бегало мелкое зверье. Сейчас же, они спешили залечь в свои подземные норы, свернуться в комочек и быстро уснуть. Ведь завтра им предстоят новые дела и новые заботы.
Небольшие озерца, что частенько бросались в глаза, изобиловали рыбой.
Для этого Великого Мудреца все это было таким же чудом, как если бы сам Христос сошел бы с Неба на Землю, и своими ступнями прошелся бы по зеркальной глади воды.
Его резиденция располагалась в небольшом местечке, что переводится с латинского, как «Возлюби Бога». Там стоял большой Собор, воздвигнутый в честь Апостолов Петра и Павла. Памятник этим двум великим апостолам, в огромную величину, стоял у самых ворот Дома Господня.
Вся жизнь этой обители была у него под контролем даже тогда, когда он находился вдалеке от нее. Через переносное всевидящее устройство.
Огромная соборная территория, распространила свои владения, словно целый город, скрытый от всех. С высоты птичьего полета можно было увидеть множество малых и крупных каменных строений, вымощенных в виде креста, внутри которого размещалось все монастырское хозяйство. Лишь главное каменное строение, где располагался кабинет настоятеля и вся его канцелярия, имела форму огромного монолитного корабля. Своеобразный каменный Ноев ковчег, стоявший на вершине горы и объединяющий вокруг себя весь архитектурный комплекс Божественного строения. Каждая постройка завершала собой главой, увенчанной крестом.
Рядом с храмом, была выстроена большая колокольня со множеством больших и малых колоколов. Они созывали верующих на молитву, для возвещения о важнейших частях совершаемой в храме службы, и он же служил как набат, поднимавший людей на защиту.
Забор, скрывающий от всех это архитектурное великолепие, высотой несколько десятков метров, был выстроен в форме восьмиугольной Вифлеемской звезды.
Высокие толстые стены, созданные из соломы и глины, просыпанные между слоями песком, служили хорошей защитой от нападения, что происходили в древние времена. В глубине собора хранились ценнейшие реликвии всего Великого Острова, и Далеких Миров, чьим духовным форпостом служил сей Храм.
Все это великолепие располагалось почти в центральной части города, и было видно на большие расстояния.
- Отец Карл, вы меня, конечно же, простите, что нарушаю ваш покой, но почему лишь немногие из священников разделяют вашу точку зрения, - неожиданно ворвался кучер.
- Ты это о чем? – не понял Отец Карл.
- Как о чем, по нашим внутренним законам, что завели вы, собор ведет жизнь обители, а не органа высшего управления, - объяснил извозчик.
- Да, ты прав. Понимаешь, мы не можем указывать людям, как жить. Мы лишь распространяем Слово Божье. А, что бы его распространить, необходимо Его понять самому. Понять хотя бы истины каждой проповеди Спасителя Нашего, - стал разъяснять старый священник.
- Понятно. И, что дальше? – продолжил допытываться пройдоха, который и так все это хорошо знал. Просто ему очень захотелось с кем-нибудь поговорить, от скуки.
- К сожалению, в христианах сидит снобизм. Если ты священник, значит, говоришь Устами Бога, если христианин, значит, непогрешим, причем во всех отношениях. А это не правильно. Мы не имеем право на высокомерие. Потому, что именно это нас всех и погубит, - закончил Отец Карл.
- Спасибо, Святой Отец, - ответил кучер.
Священник, лишь перекрестил его в ответ.
Почти никто из служителей собора не знал, что же действительно происходит в его таинственных подвалах и множестве кабинетов, что опутали собор своей каменной паутиной. Они были не вовлечены в бесчисленное число интриг, что велись в этой части планеты.
Подвалы Храма Божьего находились под каждым зданием и соединяли всю каменную архитектуру в одно целое. И располагались на глубине более чем пятидесяти метров. Внутри них вели свои изыскания в разных направлениях монахи, в чьи прямые обязанности входили хранения многих секретов.
В дальней части подвала висел натянутый на всю стену экран, на котором изображались карты тех мест, где были найдены различные артефакты.
- Превосходно, просто превосходно, сегодня, благодаря нашим чревовещателям, Александр Великий раскрыл нам секрет своей победы над Дарием. И даже его взаимоотношения с матерью. Наконец, Хвала Господу нашему Вседержителю, - сказал старый монах, осеняя себе крестным знаменем.
- Вы, правы, мой дорогой брат, но сегодня была, наконец, открыта еще одна тайна, - ответил ему молодой монах.
- Какая же? - удивился старый монах.
- Мы узнали, где был прикован Прометей. Представляете, мы раскрыли еще один эпизод из жизни Люцифера, - признался молодой монах.
- Только тихо. Когда вернется Отец Карл, мы поведаем ему об этом, - сказал старый монах, прикладывая к своим губам указательный палец.
В другой части подвалов занимались алхимией. И потому там было много лабораторий, и вонь стояла, просто неимоверная. Не пренебрегая всеми мерами безопасности, монахи соединяли между собой различные химические вещества, при этом вслух читая ту или иную молитву.
- Если мы правильно истолковали «Карту Красной Розы», то через пятнадцать минут мы получим экстракт, способный разрушить целый город, - сказал один монах другому.
- Великолепно, - ответил другой монах, от удовольствия потирая руками, - значит мы, скоро свалим нашего грозного врага, Кардинала Лодонского.
- Скорее бы, - ответил ему брат во Христе.
Длинная вереница всевозможных скрытых от глаз постороннего подвальных комнат, скрывала в самой себе территорию, равную с целый город. По сути, весь Храм Божий был построен в системе карточной матрицы. Где, скажем, нижний король, с его скрытой эзотерической направленностью, дополнял верхнего, того, кто у всех на виду.
И проходя из одной части подвального помещения в другую, можно было обнаружить еще одну тайную комнату. В ней жили несколько художников, писавшие картины «живыми красками». Они реставрировали старые, давно уже истлевшие полотна знаменитых художников. И создавали свои шедевры.
- Ваша темпера мне нравиться больше, чем моя, брат мой, не поделитесь ли вы своим секретом, - попросил художник.
- Охотно, - с удовольствием ответил второй, - ну а лица на ваших картинах настолько живые, что просто хочется поговорить с ними, жаль только, что я не знаю иностранных языков.
- Почту за честь открыть вам мой секрет, уважаемый собрат по кисти, - с гордостью произнес художник.
Окончательная реставрация картины Врубеля «Демон», положила начало новому чуду. Главный герой картины встал на ноги и заговорил с ними на украинском языке.
- Я сейчас, только переводчика позову, - сказал один художник другому и сбежал со страху.
Подземный тоннель, что был известен исключительно некоторым служителям собора, заканчивался загородным полигоном, где вовсю испытывали неизвестные виды оружия.
Посреди широкого поля всегда было шумно. Что-то взрывалось и ломалось, откуда-то с неба падал тонкий луч и сжигал макеты маленьких домиков. А один монах, державший в руках небольшую горсть песка, проговаривал на него слова на неизвестном языке и разбрасывал ее по ветру. В ту же секунду начинался невероятной силы ураган.
- Ураган, повелеваю тебе, успокойся! – приказал монах.
И ураган на глазах затихал.
По завершению всех сегодняшних дел, монахи, проходя все по тем же тайным коридорам, входили в храм. На молитву. А по окончанию службы, переодевшись простолюдинами, выходили в город, где общались с народом на равных, так, как, если бы это были старые друзья. Они пили вино, ели приготовленные блюда и вели себя так же обыденно, как все остальные.
Вокруг Храма мирно располагались жилые домики и особняки, образующие между собой множество мелких и крупных сел, деревень и городов. Все материальное воплощение достатка хозяев сохранялось со времен средневековья и оставалось нетронутым многие века подряд. Передавая по наследству от родителей к детям, а затем и внукам. Такова была патриархальная среда, внутри которой вращалась жизнь человеческая.
Между двумя карточными половинами Христовой Обители, было невидимое для всех разделение. И тайные монахи никогда не переступали свою черту, за которой кипела та сторона жизни, что выставлялась людям напоказ. И пока скрытая от всех часть занималась раскрытием всевозможных древних тайн и созерцанием каждой проповеди Христовой, в другой части располагался храмовые помещения, где вели свое хозяйство сто сорок три монашки и восемьдесят два монаха, которые так и ни разу не встречались со своими засекреченными собратьями во Христе. Для них во главе угла стояла жизнь затворническая.
Они выходили в город лишь для того, что бы купить все необходимое. И лишь тогда им удавалось немного вкусить мирской жизни.
По рынку они передвигались, молча, лишь пальцем указывая на продукты.
Привычные к их манерам торговцы уже знали, сколько килограммов и чего им нужно.
Звон колоколов со звонницы Великого Собора был слышен по всей округе. А те, кто обладал обостренным чувством слуха, могли их услышать и за ее пределами.
Резкий грохот в воздухе заставил Отца Карла поднять голову. И в воздушном пространстве этого тихого уголка Великого Острова он заметил ослепительно белого цвета комету, играющую по краям своим границ разноцветными огнями.
Комета оказалась слишком длинной. Это очень напугало кучера.
- Господи, спаси и сохрани, - произнес он.
- Готовься к несчастью, - произнес старый священник.
Комета еще очень долго сопровождала проходящую карету, пока не скрылась в куче белых облаков.
В тот момент, целомудренный старик мысленно перенесся во времени и представил себе как одетые в заштопанные костюмы и побитые латы, вооруженные мечами, щитами, боевыми топорами и копьями, его предки на тридцати ладьях, с широкими драконьими парусами высадились на остров-материк
- Назовем его «Непреступные Скалы и Холодные Равнины», - сказал кто-то на языке древних варягов.
- Ты прав Фрэд, так и назовем, - ответил другой.
- А теперь помолимся Всевышнему за то, что Он позволил нам выжить в этом нелегком путешествии и указал нам место нашего дальнейшего пребывания в этом мире, - сказал высокий крепкий мужчина.
Так, эти люди, после короткой молитвы стали возводить небольшой лагерь. Благое дело, скалы оказались богаты лесом.
- Так началась наша жизнь в этом Богом благословенном месте, - сказал самому себе священник.
- Так точно, - ответил ему кучер, - теперь это Великий Остров. А ваше владенье распространилось почти на третьей части его. И называется Великое Герцогство Керсбери.
- Ты, что мои мысли читаешь? – спросил Отец Карл.
- Ну, так я же с вами ни первый год. Знаю, о чем вы думаете, и куда мысленно отправляетесь, - честно признался извозчик.
- Благодарю тебя, дорогой мой, что ты всегда со мной, - ответил умудренный старец.
- Всегда рад. Вы там, занимайтесь своим делом. Я от вас ни на шаг, - приободрился кучер.
Священник рассмеялся в ответ.
- Ей, залетные, - крикнул кучер и ударил лошадей хлыстом, - не видите, что ли, священник домой спешит.
- Не надо так, - одернул Отец Карл.
- Простите, Святой Отец. И вы, дорогие кони, простите меня, - крикнул кучер.
Когда кони сбавили скорость, Отец Карл вновь вернулся к своим воспоминаниям. И мысленно оказался посреди тронного зала, где располагалось множество дворян.
Великая особа, коей была Королева Великого Острова, в своем ослепительном роскошестве зачитывала свое величественное повеление.
- Все члены семейного клана Кересбери, служившие короне, проявили себя как великие полководцы, щедрые меценаты. Они известны в народе как благочестивые общественные деятели и дальновидные дипломаты. Среди них губернаторы провинций. Два степенных представителя рода занимали пост премьер-министра Великого Острова. И управляли им до самого последнего дня своей жизни. Теперь же, избравший путь послушания и любви к Богу, пройдя все иерархические ступени власти, Карл Говард Керсбери рукоположен на настояние Собора Петра и Павла, имеющий стратегическое назначение для всей короны, и Главой Имперской Церкви, - прочитала Королева.
Катаясь по дороге, карета резко ударилась колесом о камень, который вернул старика обратно. Он оглянулся вокруг и глубоко вздохнул.
- Ваше преподобие, много воды с тех пор утекло. Теперь вам далеко за семьдесят, и молодые монашки изрядно подшучивают над вами, - неожиданно ворвался кучер.
- Вы правы, мой друг. Как всегда правы. Ну да ладно с этим. Когда дома будем? – поинтересовался старый священник.
- Уже скоро, совсем скоро, - ответил попутчик.
Пройдя неспешно еще, какое-то количество верст, глубокой ночью, карета, вкатила на территорию храма.
- Прошу вас, Отец Карл, - произнес кучер, открывая дверь кареты.
- Отведи коней в конюшню, сын мой, а потом ложись спать. Завтра нам предстоят большие дела. И я тоже пойду спать, - ответил священник.
- Как прикажите, Святой Отец, - весело ответил кучер.

Сестра Мария.

Ранним утром, своим тихим и неспешным шагом Отец Карл стал обхаживать принадлежащую ему территорию. Обходы своего хозяйства настоятель Собора проделывал каждый день своего пребывания. За исключением тех, которые он находился в дальних командировках. Подобное похождение всегда доставляло ему огромное удовольствие, потому, что он своими глазами мог узреть, как его монашки заботятся об окружающем их мире людей, многие из которых, к его великому сожалению, погрязли в грехе.
Преподобный вошел в огромное помещение пекарни, в котором работало множество монашек. Там они пекли хлеб, булочки, кексы и даже огромные торты на заказ великим вельможам. В помещении всегда стоял приятный запах ванили, различных приправ, и кондитерских изделий.
- Вот документы, Святой Отец. Прошу вас, посмотрите, - попросила пожилая монахиня.
- Любопытно, - произнес Отец Карл.
- Наша сегодняшняя партия хлебных изделий пойдет в город. Есть еще заказы от крупных дворян, - объясняла молодая монашка.
- Что ж, продолжайте работать. Да прибудет с вами Бог, - ответил Отец-Настоятель.
Покинув пекарню, Отец Карл направился в парк, что раскинулся почти в самом центре церковного пространства. Ухаживания за многовековыми деревьями было любимым занятием Отца Карла в пору его молодости. Теперь же, это было самым тайным местом, где любил уединяться старый священник и о чем-нибудь подумать.
Территория парка, по меркам Великого Острова, была такой огромной, что не хватило бы и суток для того, что бы обойти и рассмотреть все виды деревьев, что там росли. Ни один монастырь или церковь на всем Великом Острове, просто не способны были иметь ничего подобного у себя.
Проходя мимо высоких деревьев, он шел к отдельно стоящему зданию. Это была монастырская столовая. Внутри помещения располагалась большая кухня и обеденная комната, расставленная множеством деревянных столов и скамеек.
- Да прибудет с вами Бог, - строго произнес Отец Карл.
- И с вами, Святой Отец, - ответила монашка, лет тридцати.
- Не забывайте, что скоро пост. И, необходимо постепенно сократить рацион для монашек. Это все же женские организмы, они не так переносят резкие перемены, как мужские, - разъяснил Отец Карл.
- Ваше слово закон, Святой Отец, - согласилась монашка, почти ребенок.
- Святой Отец, мы приготовили кое-что для сирот из маленького городка, но наш разносчик сломал ногу вчера и отвозить не кому, - пожаловалась толстая монашка, вышедшая только что из кухни.
- Не беда. Я попрошу моего кучера, и он все сделает, - успокоил старец.
- Благослови вас Боже, Святой Отец, - обрадовалась совсем еще юная монашка.
- Пусть со всеми вами прибудет Бог, - сказал Отец Карл и вышел из столовой.
Следующим объектом его инспекции стал скотный двор, что находился почти на окраине соборной территории. Запах навоза и пота, исходившего от скотины, стоял тут всюду. Длинные фартуки никак не спасали монашек от грязи, что разлеталась в разные стороны.
- Да прославится Бог наш и Иисус Христос в веки веков, - произнес Отец Карл.
- Аминь, Святой Отец, - произнес монах крепкого телосложения.
- Сегодня у нас праздник, наша свиноматка принесла очередное потомство, - радостно произнесла седовласая молодая монашка.
- А как на счет остальной скотины? – поинтересовался Преподобный.
- Полный порядок. И для коров и для овец корма хватает, - произнес престарелый монах.
- Птица тоже в порядке. Мы ее отправили на другую сторону скотного двора. А то иначе ее всю перетопчут, - призналась монах с вилами.
- Я доволен. Благослови вас Боже, дети мои, - сказал Отец Карл.
Обход всех соборных владений было делом не легким, так как Отцу Карлу приходилось прохаживать не малое количество метров. И это в его-то возрасте. После того, как Отец Карл обошел все свое хозяйство, он, наконец, направился в Храм Божий.
Старый священник зашел на паперть, прошел через притвор. Там стояли две пожилые монашки, торговавшие церковными свечками. И несколько прихожан, подающих записки и покупавших свечи и лампадное масло.
- Благословите, Святой Отец, - попросила маленькая девочка.
- Во Имя Отца, Сына и Святого Духа. Аминь, - произнес Отец Карл и перекрестил девочку.
- Спасибо, дядя Карл, - сказала девочка и убежала.
Старый священник долго провожал ее взглядом и наслаждался ее детской наивностью. После, он продолжил свой путь.
Войдя в средний храм, Отец Карл стал на колени.
- Да прославиться Бог и Господин наш Иисус Христос во веки веков. Аминь, - сказал Отец Карл, перекрестился, а затем проследовал в собор.
Там стояло несколько молодых монашек, и, примерно два десятка прихожан и молились.
Священник прошел через все храмовое пространство и вошел за алтарь. Открыв скрытую в стене дверь, он оказался в другой комнате.
За всю свою церковную жизнь, Отцу Карлу не раз приходилось преодолевать многие километры пешком. А подчас и в самых изнурительных природных условиях. Так, что его выносливости могли даже позавидовать самые именитые спортсмены Великого Острова. И знавшие об этом, молодые монашки, просто завидовали его темпераменту и силе его характера. Многие из них, от зависти, между собой подвергали Святого Отца различного рода издевательствам. В основном это была карикатура или шарж. Этого не делала лишь молодая монашка, Сестра Мария. Она очень уважала этого старика и относилась к нему как к родному отцу.
- Благословите, Святой Отец, - тихо произнесла Сестра Мария.
- Христос с тобой, Мария. Дочь моя, ты прочитала очередные главы из книги «Жизнь Рода Керсбери»? – спросил Отец Карл.
- Да Отец-Настоятель, - ответила Сестра Мария.
- Наш род один из самых древних на Великом Острове. Я не хочу, что бы мы с тобой его посрамили, - признался священник.
- Не беспокойтесь, отец, - успокаивала молодая женщина.
- Я просто хочу, что бы мы были достойными их. Жаль, что у тебя не было матери, - опечалился старик.
- Зато у меня есть вы, - продолжала успокаивать Сестра Мария.
- Да. Но если бы она у тебя была, то порассказала бы тебе множество легенд об острове. Об Острове Непреступных Скал и Холодных Равнин, - продолжал Отец Карл.
- Я об этом уже знаю. Из рассказов «Родословной Книги», - призналась монашка.
- Я пойду в кабинет. Надо поработать, - сказал Отец Карл.
Сестра Мария была круглой сиротой. И происходила из беднейшей крестьянской семьи.
Появление этой молодой и красивой девушки в Храме Божьим произошло самым неожиданным образом, как будто само проведение поработало над этим. И началось все с экстренной телеграммы, что была послана одним из священников, в момент бессилия в глазах свалившейся на целую деревню смертоносной болезни.

«Благочестивый Монсеньор!

Простите, что отрываю Вас от столь важных религиозных и государственных дел. Деревню, что была известна Вам под названием «Великие Мельницы» больше нет.
Лихорадка, что напала на ее жителей, унесла с собой их жизни.
Зная стратегическое положение в нашей Короне Вашей Церкви, обращаюсь именно к Вам.

Срочно нужна Ваша помощь.

Настоятель Церкви Святого Фомы
Отец Конрад Гринвич»

Прочитав телеграмму, Отец Карл через одну из своих монашек немедленно подозвал к себе своего секретаря.
- «Великие Мельницы» накрыла лихорадка. Подготовьте людей и все необходимое, я выезжаю туда, - приказал Отец Карл.
- Слушаюсь, Преподобный, - ответил секретарь и тут же поспешил исполнять приказ.
На третьи сутки дороги, Отец Карл и его помощники прибыли в «Великие Мельницы».
Картина, что предстала глазам Отца Карла и его людям оказалась страшнее, чем они думали. В деревне полным ходом велись очистительные работы, по уничтожению последствий невиданной по силе людской болезни. «Черная смерть», так люди называли болезнь, в прямом смысле слова, забрала с собой жизни всех жителей деревни и ее окрестностей.
Крестьянские дома, в которых совсем недавно был слышен детский смех и шутки взрослого населения, обливались керосином и поджигались. Амбары, наполненные зерном, фруктами и овощами, забивались крепкими деревянными досками, тоже подвергались очищению огнем. Зловонный запах разлагающейся крестьянской продукции расходился на всю округу.
На огромном пшеничном поле жгли трупы умерших крестьян. Дым от костров закрыл собой все небо.
На многие километры расходился запах костров и смрад от разлагающихся человеческих тел.
Уверенный в самом себе, Отец Карл, в сопровождении нескольких человек проходил мимо сваленных горой трупов и читал заупокойную молитву.
Неожиданно, проходя мимо очередной горы трупов, Отец Карл услышал дикий плач ребенка. Священник обернулся и, поймав на слух голос, направился в его сторону.
Перед его глазами, на горе мертвых тел лежала голая новорожденная девочка и громко плакала.
- Что вы делаете, Отец Карл. Это опасно, - испугался сопровождающий его крестьянин.
- Ничего. Бог не допустить моей смерти. Еще рано, - произнес Отец Карл, поднимая ребенка.
- Это почти грудная девочка, она все равно умрет. Оставьте ее, - кричал крестьянин.
- Ее мне сам Бог подарил. И я не брошу ее. Я назову ее Марией. Как звали мать Иисуса Христа, - обрадовался Отец Карл.
- Может быть, великий Керсбери еще ее и удочерит? – ехидно спросил полицейский.
- Спасибо. Вы подали мне хорошую идею. Она станет отличной монахиней и выдающейся представительницей рода Керсбери, - ответил Отец Карл.
- Простите меня, Святой Отец, но нам по сану не положено удочерять чужих детей. Может быть, вы ее отдадите в сиротский приют? – спросил местный священник.
- Где же ваше сострадание христианина? Я на следующем соборе поставлю вопрос о вашем отлучении от церкви. Эта девочка, словно птица феникс, восстала из пепла. Поверьте, она еще себя покажет. Именно эта девочка станет спасением всего человечества. Попомните мое слово, - возмущался Отец Карл.
Таким вот образом, день ее спасения, стал днем ее рождения.
Немногим позже, Отец Карл принес новорожденную девочку в свой фамильный особняк.
- О, Карл, а кто эта малышка? – поинтересовался один из представителей древнего рода.
- Эта малышка, последняя жительница деревни «Великие Мельницы». Лихорадка унесла жизни всех ее жителей. Она чудом осталась жива, Густав, - ответил священник.
- Что ж, ты священник, а стало быть, то, что делаешь ты, то делаешь по Божьему Промыслу. Теперь эта малышка станет нам дочерью, - произнесла женщина средних лет.
- Благодарю тебя, Марта, а теперь ее надо умыть и накормить, - ответил Отец Карл.
- Эй, Беатрица, быстро приведите девочку в порядок, - приказала Марта своей служанке.
Та сделала книксен и поспешила исполнить приказание своей хозяйки.
Мария, превращенная самим проведением из бедной крестьянки в высокородную особу, королевского рода, росла добрым веселым ребенком. Она не могла играть, если оказывалась в своей большой детской комнате одна. Ей нужна была компания. А когда она стала произносить первые слова в своей жизни, ее стали обучать грамоте. Для этого наняли самых известных педагогов Империи.
Когда Марии исполнилось тринадцать лет, Отец карл впервые повез ее на бал, проходивший во дворце Ее Величества Королевы Великого Острова.
- Прошу вас, ваше величество, разрешение, представить вам мою дочь, Марию, - тихо произнес священник.
Мария, в свою очередь отдала глубокий поклон и поцеловала край королевского платья.
- Она хорошо воспитана. Какие манеры, - восхитилась королева, - я буду рада познакомиться с ней и видеть ее на каждом свою балу.
- Благодарю вас, ваше величество, и пусть Бог дарует вам многие годы жизни и процветания всей нашей империи, - ответила девочка.
- Я, слыша о тебе, дитя мое, ты Мария Карл Керсбери, Великая Герцогиня Куинби, - произнесла королева.
- Да, ваше величество, - ответила Мария.
- А ты знаешь, как ты стала Куинби? – поинтересовалась королева.
- Да, ваше величество. Куинби, эта область принадлежит роду Керсбери вот уже многие века подряд. Это случилось после того, как один из далеких прадедов, великий сэр Говард, находясь на должности премьер-министра Великого Острова, вошел в интригу со знаменитым и всесильным в свое время герцогом Куинби, который не выдержал особого на себя давления, и просто подарил огромную провинцию своему злейшему врагу, - честно призналась девочка.
После чего все восторженно рассмеялись. Ведь такого честного ответа не ожидал никто из тех, кого пригласили на бал.
- Она действительно хорошо воспитана. Помяните мое слово, достопочтенный Отец Карл, эта девчонка еще заявит о себе. И нам всем будет, кем гордиться, - ответила королева и слегка опустила голову.
Она медленным шагом прошла к гостям. Мария, проводила королевскую особу, в глубоком поклоне. И стояла до тех пор, пока королева совсем не растворилась в толпе придворных.
- Теперь Мария ты настоящая Керсбери, - гордо произнес Отец Карл.
Девчонка в ответ рассмеялась громким звонким смехом, что прошел через весь зал, и на какое-то мгновение приглушил звуки небольшого придворного оркестра.
С момента бала, прошло немного времени, и Отец Карл привел ее в резиденцию, на пару дней. И в тот момент, когда девочка переступила порог обители, как в ее жизни все резко изменилось.
- Отец, вы меня простите, но мне не хочется возвращаться обратно. Я хочу остаться здесь, - твердо произнесла Мария.
- Тогда тебе придется принять постриг, и ты никогда не сможешь выйти замуж, - неожиданно высказал своего опасения священник.
- Что ж, значит на то Воля Божья, - так же твердо ответила дочь.
- Значит, так тому и бывать, - радостно произнес Отец Карл.
И на лице девочки проступила улыбка.
В тот день она в последний раз вошла в родовое поместье Керсбери, для того, что бы собрать небольшой скарб и вернуться в монастырь.
Крестьянские гены девочки сделали свое дело. С первого же дня Мария принялась за монашескую работу. Первое, что сделала Мария, вошла в пекарню.
- Тетя Дильда, научите меня печь, пожалуйста, - попросила Мария.
- Что, дочка, пришла и сразу за работу? – спросила монахиня.
- Да. Мне надо многое успеть, - ответила Мария.
- Что ж, давай. Но учти, работа эта тяжелая, - сразу предупредила пожилая женщина.
- Я работы не боюсь, - ответила девочка.
С того самого момента, началась нелегкая учеба молодой и хорошо воспитанной великосветской дворянки.
Мария училась замешивать тесто, печь хлеб, булочки и другие кондитерские изделия.
- Ну, как наши дела? – спросил Отец Карл.
- Замечательно, - ответила Дильда, - ваша дочь прирожденный кондитер. В ее руках мука сама превращается в тесто, а тесто в пышную булочку.
- Я рад, очень рад, - ответил довольный священник и покинул пекарню.
Через какое-то время, Мария сама испекла первый в ее жизни каравай.
Но этим ее деятельность не ограничилась.
После работы, она входила в храм и молилась.
- Мария, я хотела бы с тобой поговорить, - начала тетя Дильда.
- Слушаю вас, - ответила девочка.
- Ты красивый ребенок. И ты раньше других освоила искусство пекаря. Но вот только ты какая-то скрытная. Почему ты не общаешься с остальными монашками? – спросила женщина.
- Потому, что они только и делают, что словоблудят и издеваются над Отцом Карлом. А это мне не нравится, - честно призналась Мария.
- Я понимаю тебя. Но все же, постарайся найти с ними общий язык, - попросила Дильда.
- Я постараюсь, - ответила девочка и опустила свою маленькую головку.
После того, как она освоила одну специальность, девочка взялась за другую. И пошла на скотный двор.
Тут пахло не так как в пекарни. От запаха ванили и других приправ, животные, первые дни ее даже не подпускали.
- А почему животные меня не подпускают? – разозлилась Мария.
- Потому, что твой запах их сердит. А вот когда твой запах смешается с запахом навоза, вот тогда они тебя и примут. Тут все по-другому, - ответил молодой монах.
- Тогда ладно. Постараюсь с ними подружиться, - успокоилась девочка.
Когда девочка освоила первые две специальности, Отец Карл взял ее с собой в сад. Он взял две лопаты, одну для себя, другую, поменьше, для нее. И девчонка всласть покопалась в земле.
- Ну ладно, - неожиданно сказал Отец Карл, - а теперь я пойду, надо еще монахов проведать.
- Я с тобой, - сказала маленькая девочка и прижалась к нему, - я ведь твоя дочь.
- Да, Мария. Но тут Храм Божий, и все должно быть по закону, - возразил священник.
- Прошу прощения, Святой Отец, - обижено произнесла Мария и отпустила его.
- Ступай в келью и дождись меня. А когда я приду, я почитаю тебе сказку, - по-отечески произнес настоятель.
Девчонка радостно кивнула, бросила лопату и убежала.
Отец Карл направился к монахам. К тайным монахам. Ему хотелось узнать, чего они еще выкопали из недр истории.
А хитренькая Мария не стала дожидаться своего настоятеля, а потихонечку проследила за ним.
Оказавшись в собственном кабинете, Отец Карл открыл потайную дверь, что скрывалась за книжными полками. Он всегда доверял каждой монашке и монаху, вот потому то никогда не закрывал дверь своего кабинета. И именно по этой вот причине, нахальная девчонка вбежала в кабинет и через открытую потайную дверь вошла в секретный лабиринт.
Отец Карл шаг за шагом проходил все ступени и проходы. Делал священник это медленно и спокойно. За ним, потихонечку, следовала Мария.
И, наконец, Отец-Настоятель оказался в просторном каменном помещении, перед выцветшей картины Юлия Цезаря, написанной неизвестным древнеегипетским художником.
- Это нам вчера привезли, - произнес молодой монах.
- Я доволен. Что прикажите сделать? – поинтересовался Отец Карл.
- Пока не знаю. Сейчас мы изучаем структуру картины, - ответил высокого роста монах.
- Там не хватает красного, - закричала Мария и подбежала к картине.
- Святой Отец, в этой части храма пребывания женского пола категорически запрещено, - нервно возразил пожилой монах.
Но девчонке было наплевать на все запреты, она подбежала к столу, засунула кисть в красную краску и принялась раскрашивать ею плащ великого императора.
На глазах у обезумевших монахов, картина стала оживать. И по истечению нескольких минут преобразилась всеми своими сочными красками, как будто бы ее только что написали.
- Вот так вот, - нахально произнесла девчонка.
Отец Карл получил самое настоящее удовлетворения от поступка своей непослушной дочери. Ему, конечно же, хотелось ей всыпать за все ее шалости, но ее волшебные ручки сделали свое дело. И Бог знает, сколько бы провозились монахи с этой картиной, если бы не она.
- Теперь я освобождаю тебя от всех храмовых работ. Теперь твое место здесь, - твердо произнес старый священник.
- Но святой отец, - начал возмущаться высокий монах.
Но Отец Карл лишь махнул на него рукой.
В ответ, все монахи лишь послушно поклонились.
- Я уверен, дочь моя, что к самому концу своего детства, ты получишь образование, намного превосходящее то, что получат твои сверстницы из высшего света, - радостно произнес Отец Карл.
- На счет этого, можете не сомневаться, Святой Отец, - утвердительно произнесла девчонка.
С той самой поры прошло немало лет. И в день ее рождения Отец Карл пригласил Марию во двор церкви, для очень серьезного разговора.
- Мария, дочь моя. Меня беспокоит твое душевное равновесие, - сказал священник.
- Я не давала для этого никакого повода, Отец Мой, - возразила Сестра Мария.
- Да нет. Ты молодая девушка. Ты монашка. Но ты, кроме того, представительница рода Керсбери, - сказал Отец Карл.
- Я не понимаю вас, - призналась приемная дочь.
- Ты должна выйти замуж, - ответил приемный отец.
- Я не готова, - испугалась Сестра Мария.
- Я старый человек. И все мое богатство перейдет к тебе. А к кому перейдет богатство рода после твоей кончины? – размышлял старый священник.
- Церкви. Святой Отец, - призналась девушка.
- Единственное о чем я прошу тебя, не будь затворницей. Священник, это, прежде всего человек публичный. Он должен, не боясь выходить на люди и вести всех за собой к Богу. Именно в этом и заключается предназначение любого священника. За тобой к Богу никто не пойдет, - разозлился Отец Карл.
- Я люблю Бога. Но мне страшно среди людей, - испугалась Сестра Мария.
- В келье от опасности не спрячешься. С тобой даже монашки не разговаривают, - сердито ответил старец.
- Благодарю вас за заботу, Святой Отец, - тихо произнесла женщина.
- Что толку. Лучше скажи, что ты будешь делать сегодня? – спросил старый священник.
- Мне нужно подстричь несколько кустов в нашем саду. Потом помогу сестрам в пекарне. А вечером я подойду на молитву, - ответила Сестра Мария.
- Я ведь тебя еще в детстве освободил от всех работ, что бы ты занималась настоящим таинством. Ну, да ладно. Тебя все равно не изменить. Завтра приедут священники из многих стран мира. Надо подготовиться, - сказал Отец Карл.
Следующий день ознаменовался приездом множества гостей-священнослужителей. И, началась официальная торжественная часть, что проходила за закрытыми дверями, между ними и Отцом Карлом.
Каждый из многочисленных гостей, сидевшие за круглым обставленным всевозможными яствами, столом вручил Отцу Карлу верительную грамоту своей церкви.
- Благодарю вас, дорогие гости за то, что прошли все испытания и оказались в наших краях, - сказал Отец Карл и поднял бокал с красным вином.
В ответ все встали и подняли свои винные бокалы и опустошили их до дна. После чего начался банкет.
- Простите, Досточтимый, - начал арабский христианский священник, - до нас дошли слухи, что вчера в ваших краях пролетела комета.
- Да, Многоуважаемый. К сожалению, древнее пророчество стало сбываться, - ответил Отец Карл.
- И в чем оно заключается? – поинтересовался итальянский капеллан.
- В том, что моей приемной дочери придется пройти множество испытаний и оказать большое влияние на всю нашу жизнь, - ответил старый священник.
- И вы это позволите? – спросил немецкий священник.
- Да, позволю. На то Воля Божья. Или же самого проведенья. Я пока еще сам не уразумел. Но, так или иначе, все должно произойти, - ответил Отец Карл.
- Что ж, если так, - произнес испанский священник.
- Но, все же, хотелось бы знать, в чем состоит древняя легенда, - поинтересовался азербайджанский священник.
- В том, что бы объединить возвышенное с падшим. К сожалению, я не в силах этому помешать, - честно признался мудрый священник.
После того, как банкет закончился, и мужчины покинули трапезную, к ним присоединилась Сестра Мария.
- Дочь моя, теперь ты, на правах радушной хозяйки, должна будешь остаться с нашими гостями, - попросил Отец Карл.
- Как прикажите, Святой Отец, - ответила монашка.
Сестра Мария проводила их в просторный зал, расписанный иконографическими фресками и сусальным золотом.
Каждый иностранный капеллан говорил на своем родном языке. И Сестра Мария проявила себя как самый главный полиглот всех времен и народов.
- Вы написали превосходную статью о временах древних эфиопов, да и языками владеете так, как будто бы родились в тех местах, сестра. Уровень вашего образования превосходит ваших сверстниц, - восхитился французский капеллан.
- Это все благодаря Отцу Карлу, - ответила Сестра Мария.
- Вы знаете, в воскресенье королева-мать дает торжественный бал во дворце. Вы пойдете? – поинтересовался итальянский капеллан.
- Конечно, я не упущу такой возможности, - ответила монашка.
- А в чем вы будете одеты? – спросил немецкий капеллан.
- Я монашка. И приду в своей одежде, - ответила Сестра Мария.
- Мои монашки уже сшили себе шикарные платья для бала. Они хотят найти себе там мужей, - пошутил японский капеллан, после чего все мужчины рассмеялись.
- Грех это. Ваше Святейшество, - ответила молодая женщина японцу.
- Почему? Каждая женщина мечтает о кусочке своего счастья. Я, например, своим монашкам разрешил сшить себе красивые платья, в нашем, национальном стиле и пойти на бал. Если кто-нибудь из дворян влюбится в них, то я благословлю их брак, - возразил арабский священник.
- Может вы и правы, но только, я слишком молода для этого, - ответила Сестра Мария арабскому священнику.
- Вы просто очень боитесь людей. Этого не стоит делать. Поверьте мне. Дитя мое, - сказал азербайджанский христианский священник.
- Сколько людей, столько и мнений, - вновь возразила радушная хозяйка.
- Дело не во мнениях людей, дочь моя, дело в вас самой. Не огорчайте отца своего. Судьба ваша вам этого не простит, - объяснил английский священник.
- Если Отец Карл захочет выдать меня замуж, то я сделаю это с большим удовольствием. И буду, верна своему мужу до конца своих дней, - сказала Сестра Мария.
- Самоотверженность, конечно же, хорошо. Но распятый на Кресте Иисус Христос, после того как отдал себя за грехи наши, попал в Рай, к Отцу Своему, где и прибывает по ныне. А вот, где вы будете, после того, как вас насильно выдадут замуж? – спросил русский священник резким тоном.
- Там, где мне и положено быть. Рядом с моим мужем и детьми, в нашем доме. А потом, в старости, куда Бог призовет, - покорно ответила Сестра Мария.
- Так-то оно так, но если у вас поет душа в церкви, то она должна петь и тогда, когда вы, обнявшись со своим возлюбленным, встречаете рассвет и играете со своими детьми, - добавил вечно молчавший испанский священник.
- Вы абсолютно правы, но мне пока же не куда идти, - неожиданно честно призналась Сестра Мария.
Все высокопоставленные священники были одеты в свои национальные костюмы. Они вели разговоры исключительно светского характера, разговаривали на разных языках, но Сестре Марии, почему-то казалось, что все они на одно лицо. Наверное, потому, что все они были одной веры.

Люди в рубище.

Во время теплой дружеской беседы, неожиданно подошел Отец Карл.
- Слушаю вас, Святой Отец, - нежно произнесла Сестра Мария.
- Дочь моя, прошу тебя, проводи наших уважаемых гостей и их слуг, что прибудут с минуты на минуту в святая святых нашего храма, - попросил Преподобный.
- Я с удовольствием исполню вашу просьбу, - послушно ответила монашка.
Сразу же после этих слов, неожиданно для всех, старинные двери, покрытые сусальным золотом, открылись и сквозь них, прошло множество людей, одетые в национальные одежды тех стран, откуда прибыли высокопоставленные гости несущие тяжелые сундуки.
- Прошу вас, гости дорогие, - произнесла Сестра Мария и подошла к стене.
Она дотронулась до расписного лика Иисуса Христа и стенка тут же раскрылась.
Перед гостями открылся потайной темный коридор, освещенный лишь факелами.
Не секунды не колеблясь, высокопоставленные священники, сопровождаемые своими слугами, проследовали вслед за Марией.
Они шли долго и утомительно. Слуги, уставшие от этого, менялись местами, что бы уставшие от тяжелой ноши руки, немного отдохнули.
Наконец, они оказались в просторном помещении, расположенном на большой глубине, где их уже ждали местных монахи.
- Разрешите сделать вам скромный подарок, - начал французский капеллан, и достал из небольшого кованого сундука старенького оловянного солдатика, - это одна из любимых игрушек Наполеона. Мы поработали с ней немного и узнали кое-что из жизни великого императора. Думаю, вы узнаете больше.
- Благодарю вас, монсеньор, - любезно ответила Сестра Мария.
- А вот это мой подарок, - произнес итальянец, - одеяние великого императора Актавиана Августа. И его меч. К сожалению, мы не знаем, как именно он выглядел, думаю, что если вы поработаете с этим, то многое выясниться.
- Это весьма ценный подарок, уважаемый, - ответила монашка.
- Мы, потомки готов, тех, кто когда-то разорил Великий Рим, - в это время он намеренно задел плечо итальянца, на что тот злобно посмотрел на него.
- Вы еще Гитлера вспомните, - возразил итальянский капеллан.
- А вы Муссолини, - ответил немец.
- Господа, господа, не ссорьтесь. Прошу вас, - попросила Сестра Мария.
Итальянец нервно кивнул и отошел в сторону.
- Я свой подарок сделал первым, – закончил благочестивый монсеньор.
- Благодарю вас, - ответила монашка.
- Так вот, - продолжил нагловатый немец, - я хочу подарить вам портрет Алириха, написанный неизвестным художником в 411 году. Великолепный экземпляр живописи. Отлично сохраненный.
- Весьма вам признательна, - учтиво произнесла Мария.
- Хотел бы, если вас не обидит, подарить вам небольшой кустик волшебной сакуры. Когда-то ее далекие предки чудом выстояли под ударом ядерной бомбы, - стеснительно произнес японский священник.
- Это самое большое чудо, которое я здесь увидела, он займет самое почетное место в нашем саду, - радостно ответила женщина.
Японец учтиво откланялся и отошел в сторону. Больше его не было не видно, не слышно.
- Позвольте преподнести в дар монастырю фреску с изображением Великой Клеопатры, - учтиво сказал араб.
- О, мы уже работали по таким изображениям. С ними легко найти общий язык, - обрадовалась Сестра Мария.
- Я очень рад, - с удовлетворением произнес арабский священник и в поклоне отошел несколько шагов назад.
- Хотелось бы подарить вам этот редкостный экземпляр удивительной поэмы «Лейли и Меджнун», написанной еще в одиннадцатом веке великим Физули. Уже с момента начала прочтения этого шедевра, сразу же появляются видения, позволяющие увидеть все происходящие в книги действия, - благопристойно произнес азербайджанский священник.
- Мы будем хранить ее бережно. И, когда мы будем читать ее, то обязательно вспомним про вас, - трепетно произнесла Сестра Мария.
Он опустился в глубоком поклоне и тихо отошел.
Англичанин лишь подошел как бравый вояка и вручил Сестре Марии копье. На что она учтиво улыбнулась.
- Ух, мне эти англичане, перерыли всю планету, словно кроты, а в артефактах так разобраться и не сумели, - заметил азербайджанский священник.
На что все дружно рассмеялись.
Не рассмеялся лишь англичанин. Он высокомерно посмотрел в сторону своего неприятеля, да и только.
- Мне хотелось бы сделать вам приятное, сударыня, вот потому я дарю вам волшебный самовар, который может самостоятельно приготовить любой чай. При чем говорить ничего не надо, он и так поймает любую вашу мысль, - сказал русский священник.
- Я с большим удовольствием принимаю ваш подарок. Теперь мы с Отцом Карлом будем пить из него чай. Каждое воскресенье, - с восторгом ответила Сестра Мария.
- Я буду рад, - ответил русский и отошел.
- Если позволите, то я хотел бы преподнести в дар три небольших сундука с золотыми монетами, на которых изображены все правители трех известных всем индейских племен.
Они были отчеканены на нашем монетном дворе, для того, что бы посредством волшебной силы, вступать с каждым из них в диалоги, - сказал испанец и его слуги положили сундуки на стол.
- Я буду очень рада с ними познакомиться, - радостно ответила Сестра Мария и гости стали возвращаться обратно.
Уже в городе, все высокородные представители христианского общества, переодетые местными простолюдинами, разбрелись по тавернам, базарам, или просто совершали пешие прогулки для ознакомления с местными достопримечательностями.
С первого взгляда это не вызвало никаких подозрений. Но Сестра Мария, неожиданно вспомнила небольшую перепалку между немцем и итальянцем, и потому, тоже вышла в город.
Ее все знали. И любой, кто встречался ей на пути, в знак уважения опускал перед ней голову, и она отвечала им крестным знаменем.
И не зря.
В городе объявились чужие люди. Их было много, и все они ходили в рубище. У Марии складывалось впечатление, что нищие со всей империи собрались сюда на сборище.
Одетые одинаково, они хромали, ходили на самодельных костылях, просили милостыню.
Не зная, куда идти, Сестра Мария вошла в таверну, где за деревянными столами сидели мужчины и напивались.
- Ну, что происходит в Лотарингии? – спросил испанский священнослужитель.
- Все в порядке. Правда, был небольшой бунт местных сектантов, но мы его подавили, - ответил нищий.
- Каким образом? – поинтересовался испанец.
- Задали несколько провокационных вопросов, и бунтовщики сами по себе рассосались, - ответил нищий.
- Молодец, - ответил испанец и подал ему несколько золотых монет.
Тот откланялся и покинул своего хозяина.
Закончив подслушивать, монашка покинула таверну также незаметно, как и вошла. Теперь она решила пройтись по улицам.
- А, Сестра Мария, - неожиданно ее остановил азербайджанский священник, - рад вас видеть.
- Я тоже очень рада, - приветливо ответила монашка.
- Прошу вас познакомитесь, мой осведомитель, Мусса из Ближнего Востока, только что рассказал принеприятнейшую вещь, оказывается, там, в очередной раз вернулись к подделки христианских и мусульманских реликвий. Придется принимать меры, - сказал азербайджанец.
- Это печалит, - тихо произнесла Сестра Мария.
- Здесь все те, кто принадлежат к нашему высшему ордену. И нет посторонних, идите домой, - успокоил он.
- Спасибо, - радостно произнесла она.
- А главное, несмотря на все наши недоразумения, мы вместе и в любой момент придем к вам на помощь, - сказал, неожиданно подошедший немец.
- Мы, в случае опасности, должны будем спасти святыни и перевести их на засекреченную от всех планету, - сказал русский священник, вставший за спиной азербайджанского священника.
- Ура! – обрадовалась Сестра Мария и весело побежала по знакомым ей улочкам родного городка.
Мусса покинул своего хозяина и пошел в противоположную сторону.

Бедный Городишко.

С той исторической встречи прошло немного времени. Собой сменяли часы, сутки, проведенные в обычных церковных делах. Настало, наконец, раннее утро седьмого дня недели.
К этому дню во дворце Королевы-Матери было все готово к тому, что бы принять именитых гостей со всего света. Дворец Великой Королевы был украшен помпезно. До блеска начищенные люстры, сверкали ярче солнечных лучей. Отреставрированные картины, что были написаны на потолке, поражали гостей. Комнаты дворца были не только обставлены со всем королевским шиком, но так, что бы каждый гость смог преспокойно уединиться в каждом уголке, без всяких стеснений.
Роскошь, удивляла даже самых придирчивых дворян Великого Острова. А прибывших из разных концов света высокопоставленных представителей различной знати, великолепие, просто повергала в шок.
На столах Королевы-Матери царило превеликое изобилие благородных напитков, деликатесов и других яств.
Во дворец Великой Королевы, на бал Сестра Мария вошла, как и принято монашке, в своем одеянии. Она даже не постеснялась предстать в таком виде перед представительницами самых известных фамилий Великого Острова. Из-за чего они прозвали девушку «дурнушкой». Это противное слово, переходило из уст в уста.
Некоторые молоденькие фрейлины даже стали объединяться и создавать заговоры против молодой монашки.
Бедная девушка, она так хотела поделиться своими знаниями со своими сверстницами, но к полному пониманию истинных целей местная аристократия оказалась не готова.
- Слушай, давай подбросим этому найденышу что-нибудь, - предложила одна фрейлина двум своим подругам.
- И, сделаем это прилюдно, - согласилась вторая.
- Тогда быстро на пруд. Наловим там головастиком и бросим ей в бокал, - сказала третья.
Следуя плану своего заговора против бедной монашки, молодые девушки быстро побежали к королевскому пруду, наловили там головастиков и вернулись на бал.
Прилюдно, на глазах у всех они бросили в бокал, из которого Сестра Мария пила вино нескольких головастиков.
Сестра Мария спокойно положила бокал на стол и тихо вышла из толпы.
Где находилась в это время одинокая монашка, не знал никто. Бал был в самом разгаре. Японские монашки, во всем своем великолепии поражали местных кавалеров. Играла потрясающая музыка. Гости веселились. И никому не было никакого дела до молоденькой послушницы.
Кроме ….
Трех задир, которые, под вечер вновь встретились для того, что бы обсудить новый план против монашки.
- Вечером будет званый ужин. Давайте подбросим ей в обед кузнечика? – предложила одна из них.
- Я знаю, где его взять. Я пошлю за ним своего кучера, - сказала вторая.
- Да. И еще крысу. В подвале дворца их много, - добавила третья фрейлина.
Вечером, по общей договоренности, на званом ужине, одна из фрейлин бросила в суп Сестры Марии кузнечика. Кузнечик резко отпрыгнул и облил ее лицо супом. Под самый занавес, другая фрейлина бросила на колени Сестре Марии крысу. И молодая девушка, испуганная грызуном, вскочила на стул и стала кричать.
Увидевшие это гости, стали дружно смеяться.
Они продолжали смеяться вслед Сестры Марии даже тогда, когда она, вся в слезах стала покидать большой зал.
- Почему вы так с ней поступаете? – разозлился Отец Карл на выходку придворных фрейлин.
- Потому, что она найденыш, - призналась первая из фрейлин.
- А вы не только представитель высокого происхождения, но и священник, занимающий стратегическое положение на Великом Острове, - призналась вторая.
- Вас не обойдешь, - добавила третья фрейлина.
Войдя в собор, Сестра Мария заперлась в своей монашеской келье и очень долго не выходила из нее, проведя все время в молитвах и горько плача при этом.
Отец Карл долго стоял за дверью, он не мог помочь своей приемной дочери. Но и постучаться, тоже у него не хватило смелости.
- Преподобный, вот ваш план поездок на следующую неделю, - тихо произнес секретарь, пытаясь как-то отвести внимание старого священника с проблемы его приемной дочери, на, что-то важное.
- Спасибо, - сказал Отец Карл.
- Какие еще будут указания? – поинтересовался секретарь.
- А почему в список включена местность, под названием «Бедный Городишко»? – спросил Отец Карл.
- Дело в том, что там сейчас разврат достиг небывалых размеров. И срочно понадобилась именно ваша помощь, - ответил секретарь.
- Если понадобилась, значит мне именно там и место. Я согласен. Поеду, - сказал старый священник.
- Благодарю, монсеньор, - сказал секретарь.
- Вы свободны, - сказал Отец-Настоятель.
- Слушаюсь, - сказал секретарь, склоняя голову.
На следующий день Сестра Мария вышла из кельи на молитву. Как не старалась бедная девушка скрыть свою печаль, ее опухшие от слез глаза выдали несчастную монашку.
- Завтра уезжаю в командировку. Так, что, ты остаешься за настоятельницу, - ласково сказал Отец Карл.
- Не беспокойтесь, все будет в порядке, - успокоила Сестра Мария.
- Не сомневаюсь, - согласился приемный отец.
Таким образом, впервые за всю свою священническую жизнь, Сестра Мария осталась одна, и приняла на себя все бразды правления и стала, на время, настоятельницей монастыря.
Проезжая в своем экипаже многие мили, проходившие по городам и деревням, Отец Карл к раннему утру оказался-таки, наконец, в другой части Великого Острова, в местечке, что переводится с французского как «Бедный Городишко».
Его экипаж катил по набережной, откуда была видна непонятная ему сцена.
К старому порту подошли два больших корабля, оттуда выгружали бочки, тюки и выходили женщины, сопровождаемые вооруженными мужчинами.
Но, что, же происходило на самом деле, высокопоставленный священник так и не понял. Он решил не вмешиваться, посчитав, что ему необходимо заняться более важными делами.
На фоне грязного порта была отчетливо видна одна важная молодая дама, выходившая из кареты, одетая, словно царица. Вокруг нее суетилось большое количество людей. Молодая женщина направилась в сторону маленьких рыбацких домиков, из которых исходил запах, свежей селедки и соли.
Неподалеку от домиков сидел седой рыбак и готовил уху.
- Здравствуйте, госпожа Ивет, какими судьбами? – поинтересовался старый рыбак.
- Как дела? – спросила Ивет.
- Замечательно, госпожа Ивет. Как вы и просили, пираты привезли двадцать красивых, молодых женщин. Прикажете их показать? – спросил рыбак.
- Твои ребята на месте? – поинтересовалась женщина.
- Как всегда, - радостно ответил старик.
- Да, тогда для начала, пусть они разденут их. Мне нужно увидеть, тот ли это товар. А уж потом вы получите свои деньги, - командным голосом произнесла она.
- Слушаюсь, - сказал рыбак и свистом позвал своих.
Рыбаки быстро выскочили на улицу и поспешили исполнить приказ своей повелительницы. Они схватили пленниц и втащили их в один из домиков.
Вскоре, там исчезли, и рыбаки, и оттуда раздался крик старого рыбака.
- Всем раздеться. На вас хочет посмотреть наша госпожа, - услышала Ивет отдаленный крик пирата.
- Какой он все-таки, грубый, - призналась Ивет самой себе вслух.
Вслед за приказом, отданным рыбаком, Ивет услышала женский плач и стоны девушек. Но это никак не повлияло на грубияна, он стал размахивать своим длинным хлыстом по воздуху. И плач прекратился.
Спустя некоторое время из избушки вышли два десятка абсолютно голых молодых девушек.
Ивет подошла поближе и рассмотрела каждую из них.
- Как тебя зовут? – спросила Ивет у одной из них.
- Зарика, я из Восточных колоний Великого Острова. Пожалуйста, верните меня домой, - сжалилась девушка.
- Нечего скулить. Попалась, терпи. Твоими любовниками будут самые вельможные дворяне Великого Острова. Ты должна гордиться этим, - ответила зазноба.
Пройдя до конца и изучив последнюю из девушек, Ивет обратилась-таки к пожилому, только что подошедшему пирату.
- Молодец Вальтазар, сегодня ты меня особенно порадовал. Ты сию же минуту получишь свои деньги, а девушек, привези ко мне. Сейчас же, - приказала Ивет.
- Как скажет моя несравненная королева, - ответил пират и принялся за исполнение приказа.
- Госпожа Ивет, оружия, драгоценности, все как вы просили, - отрапортовал другой пират.
- Спасибо, дружочек, – ответила Ивет.
Раздетые девушки, что провели несколько дней полуголодного плавания, грязные, издающий зловонный запах, вновь заплакали.
- Через неделю мы снова прибудем. И привезем еще кое-что, - произнес пират.
- Спасибо, конечно. Но ваша предыдущая партия девушек мне весьма не понравилась. Я с трудом смогла пихнуть их высокородным джентльменам, - строго произнесла богатая женщина.
- Простите, сударыня, но полиция наступает нам на пятки, - попытался оправдаться пират.
- Вы были у меня в борделе? – злобно спросила Ивет.
- Да. Мэрия и полиция у вас под самым окном, - честно признался морской разбойник.
- А вы говорите, - опустила свой тон женщина.
- Да, кому расскажи, не поверит, дочь знаменитого на весь мир пирата, великого капитана Дракона, что бесстрашно нападал и уничтожал целые военные флоты, теперь хозяйничает в борделе, - издевательски произнес мужчина, на что тут же получил хлесткую оплеуху от Ивет.
- В следующий раз привезешь самых красивых девушек, иначе, я убью тебя, - резко произнесла Ивет.
Пираты продолжали суетиться вокруг. Они складывали бочки и тюки в грузовые машины, созданные по подобию вагона. Туда же заталкивали девушек.
- В один из дней своей великой славы, капитан Дракон захватил военный корабль «Афина Паллада» и захватил в плен герцогиню Феофанию Македонскую, которую тут же обратил в рабство, - неожиданно вырвалось у женщины.
- Да, ее красота свела его с ума. И он изнасиловал ее. А через девять месяцев родилась ты, унаследовавшая от матери внешность, манеры и знания языков, - добавил пират.
- А от отца вероломство и жадность, - закончила Ивет.
- И все это оказалось беззащитным перед каким-то карточным шулером. Не ожидал я этого от тебя, - признался мужчина.
- Что делать, - вздыхая, ответила женщина.
По истечению некоторого времени Великого Дракона все же удалось посадить в кандалы и публично вывести на казнь.
- Жители Бедного Городишки, - зачитывал вердикт глашатай, - именем закона и по повелению Ее Величества Королевы-Матери, пират сей, именуемый как Великий Дракон, за произвол свой, проводимые им бесчестья, приговорен к сожжению заживо. Да свершиться великое правосудие.
В тот день на глазах изумленной толпы был сожжен один из великих пиратов своего времени. Нагоняющий страх и ужас, и доводящий до полного отчаяния.
Там же на площади, Феофания Македонская отдала свою дочь местному бургомистру.
- Прошу вас, позаботьтесь о ней, - попросила Македонская.
- Простите, но ведь это ваше дитя. Неужели вы хотите бросить ее на произвол судьбы, - негодовал бургомистр.
- Нет. Просто отправьте ее в приют. А я вернусь к себе во дворец, - сказала женщина и покинула город со своей придворной свитой.
Но годы плена не оставляли герцогиню в покое.
- Господи, второй год свободы и на тебе, - проговорила служанка.
- Да. Болезнь так и не оставила ее, - ответила вторая.
- И это в день Святой Пасхи, - сказала гувернантка.
К вечеру сего дня герцогиня предстала перед Господом.
Через два года после того, как Ивет попала в сиротский приют, друзья отца ее оттуда украли. Множеством контрабандных путей перевезли ее на Барбадос, где отдали на воспитание в «Приют Странников». Там находились дети знаменитых пиратов, что чудом оставались в живых.
- Здравствуй, Ивет. Я владелица приюта, мадам Генриетта де Сазан, урожденная баронесса рода Кромвель, - представилась пожилая стройная женщина.
- Я знаю кто вы, мадам. Вы в ранней своей молодости влюбились в дезертировавшего офицера Великого Острова, что впоследствии стал предводителем одной из банд. И сбежали с ним из, отчего дома. А меня, вот, мама бросила, - ответила девочка.
- Очень оригинальный ребенок, - нервно произнесла баронесса, - а теперь, если ты уже здесь, мне придется припадать тебе урок и научить благородным манерам, для того, что бы уже во взрослой жизни ты сумела стать великосветской дамой и с нашей помощью влиять на политические и экономические события всей жизни планеты, - разъяснила мадам Генриетта.
- Слушаюсь, мадам, - ласково произнесла маленькая Ивет.
Они долго смотрели на море, молодая и богатая куртизанка и старый засоленный пират. И в тот момент им ровным счетом не было ни до чего.
- Ладно, поговорили. Мне торговать пора, - произнесла Ивет притихшим голосом.
Пират лишь глубоко поклонился ей, словно заправский лакей.
- Я дам тебе немного своих ребят, в помощь. Когда торги закончатся, ты мне их вернешь, - сказал пират.
Ивет радостно кивнула.
Самый разгар торгов, происходил именно там, где их просто никто не ожидал. В одной из отдаленных от Бедного Городишка деревень. Деревенька располагалась недалеко от порта. Откуда частенько приходили разные дорогие товары контрабандным путем.
В самом ее центре стояла сцена, построенная наскоро. На нее приводили девушек. По одной. И после недолгих криков, она переходила к своему пожизненному хозяину.
- Опять придется делиться с бургомистром, - злобно произнесла Ивет.
- Что делать, он здесь главный, - жалобно ответил старейшина деревни.
- Привет, Ивет, - хамски произнес мужчина в рваном дворянском одеянии.
- Привет Ирвинг, - тихо ответила Ивет.
- Ну, какова сегодня выручка у Ванна Глейэнду? – поинтересовался «дворянин».
- Маркиз Джон будет доволен. Два мешка золотых монет, не считая одной смозливенькой красотки, - ответила Ивет.
- Превосходно, - сказал тот и пошел бродить по деревне.
- В один прекрасный день, известный на весь Великий Остров дворянин, маркиз Джон Нойдл, был обвинен членами парламента в том, что является главой целого преступного синдиката, занимающейся контрабандой ценных пород деревьев, - неожиданно стал рассказывать старик в лохмотьях.
- И, что было дальше? – поинтересовалась Ивет.
- Как что? Один ствол денег стоит. Да и еще каких, - продолжил старик.
- Я это поняла. Что дальше? – продолжала допытываться женщина.
- В общем, что бы ни говорил аристократ, все доказательства рушились под тяжестью прямых и косвенных улиц. Не повезло бедняге. Его вздернули, - продолжал старик.
- А чего же было дальше, - поняла, в чем дело Ивет.
- Так, его место в парламенте занял Ванну Глейэнду. Впоследствии выяснилось, что именно он и сфабриковал против Нойдла все улики. С трудом, откупившись от правосудия, Ванну купил себе должность бургомистра маленького городка и никогда больше его не покидал. Но прозвище «маркиз Джон» закрепилось за ним до конца, - сообщил бродяга.
- И, чего же ты хочешь за свое повествование? – спросила Ивет.
- За рассказишку, да сущий пустяк. Монетку на спиртное. А вот за доказательство его незаконного рождения, прошу много, - съязвил старик.
- Давай доказательство. Получишь ты свои деньги, - сказала Ивет.
И старик протянул ей папку с документами, которую достал из-за спины.
- Я тебе верю. Ты еще никогда не обманывала. Сама меня найдешь, если захочешь. Я тут живу, - сказал бродяга и был таков.
- Зарику я забираю, - в приказном тоне объявила на торгах Ивет.
Все торгующиеся дворяне в ответ застонали. Ведь ее уже подвели на торги. И кое-кто закусал себе губы.
Высокопоставленный священник остановился в местной маленькой церквушке, которая, как ему показалось, вот-вот рассыплется на глазах, словно сделанная из песка.
- О-о, Святой Отец, как я рад вас видеть, - подхалимски произнес местный священник.
- На вас такая дорогая ряса, а храм находится в полном запустении. Как это понимать? – не выдержал Отец Карл.
- Кризис, - произнес священник, словно пойманный за руку алкаш.
- Я покажу вам кризис, - всерьез разозлился Преподобный.
На что священник просто развел руками.
Отец Карл вошел в небольшой кабинет местного настоятеля и ужаснулся изрядно обшарпанной мебели. Он был готов увидеть все, что угодно, но только не это!
- Понимаете, Святой Отец, дело в том, что тут есть один пройдоха, Витольд Крампс, так вот, он деньги ворует. Эта сволочь, просто обыгрывает всех в карты, - продолжал местный настоятель.
- В церкви не ругаются. А вы, как полагаю, игрок, - рассержено заметил Отец Карл.
- Да что вы. Так, по маленькой, - честно признался священник.
- Я отлучу вас от церкви, - гневно заявил высокопоставленный священник.
- У меня не убудет, - нашкодивши, признался местный священник.
- Вы так спокойно к этому отнеслись, - заметил Отец Карл.
- Если что, пойду в услужение к Ивет. Знатная зазноба, - тем же тоном ответил священник.
- Я вижу, вы все тут во грехе погрязли, - задумчиво произнес высокородный священник.
Тот, только развел руками, давая понять, что мол, ничего такого плохо я в этом не вижу, а вы, как хотите.
Этот город давно заслужил славу самого ворующего и излагающего все виды вредоносного для человека запаха, места на всем Великом Острове.
Не очень широкие городские улицы резко сменялись узенькими улочками, на которых промышляла местная преступность. А на пересеченных между собой кварталах, друг друга сменяли толпы дешевых проституток, издающих жуткий запах дешевых духов.
В маленьких квартирках низеньких двухэтажных домиков люди никогда не забывали о собственной безопасности. И потому никто и никогда не видел в окошечке чьей-то квартирки зажженной свечки. Так как местное население находилось в постоянном страхе подвергнуться вооруженному нападению и грабежу.
По всему городу были расклеены рисунки разыскиваемых воров и бандитов, под которыми была непременно указана цена за каждого особо опасного преступника, живого или мертвого.
Здесь было небезопасно жить, но, а гулять, это вообще верх экстремальных приключений. Проходя через каждый квартал маленького города, можно рискнуть наткнуться, на чей-нибудь острый нож, или даже, на револьверную пулю.
Люди выливали помои с балкончиков вторых этажей, прямо на улицу. Так, что любой прохожий мог быть «помыт» этими отходами с ног до головы. Маленькие квартирки бедных горожан, разделяла между собой тонкая и непрочная перегородка из старых кирпичей, с которых давно уже осыпалась вся штукатурка. Да и остатки цемента лишь подчеркивали обездоленное состояние местного населения.
Кроме того, этот город славился тем, что здесь жил себе ни о чем не ведал карточный шулер и аферист, по имени Витольд Крампс. Его лицо можно встретить на каждом втором рисунке, с постоянным повышением цен на его голову. Он прожигал свои годы, сидя за карточным столиком, обманывая тех, кто думал легко получить деньги в азартные игры. Обычно такое он проделывал в тавернах.
На сей раз, его жертвами оказались шесть игроков, что хотели поживиться деньгами, как говорят – по легкому.
- Слушай, Крампс, ты опять меня надул, - признался полицмейстер.
- Что делать, господин полицмейстер, ваше дело жуликов ловить, а мое жульничать, - нагло ответил Витольд.
- И почему Витольд, я не изловлю тебя? – спросил проигравший.
- А если вы это сделаете, то кто же тогда вас будет обыгрывать тут? – ответил вопросом на вопрос Крампс, после чего все игроки дружно рассмеялись.
- Ох, и задам же я тебе перцу, когда ты ко мне в камеру попадешь, - сказал полицмейстер.
- Не дай Бог, господин полицмейстер. Не дай Бог, - ответил шулер.
- Эй, Витольд, ты, что стал верить в Бога? – спросил один из игроков.
- Нет. Так, это присказка, - ответил Витольд.
По окончанию игры, Витольд спокойно вышел из-за карточного стола, пересел за бар и приступил к подсчету очередного барыша.
Подобная процедура всегда доставляла ему огромную радость.
- Ну, как сегодня? – поинтересовался бармен.
- Так себе, две тысячи фуллеров. – ответил Крампс.
- Ничего себе. Что пить будешь? – вновь спросил бармен.
- Немного виски. Ночью у меня еще игра. На кону пол лимона, - признался Витольд.
- Молодец. Вот твой виски, - ответил крупный мужчина.
- Спасибо дружище. Вот тебе за виски. Сдачи не надо, - сказал шулер.
- Благодарю, - ответствовал бармен.
- А с кем ты играть собираешься? – поинтересовался бармен ему во след.
- Я приглашен к Великому Магистру, - крикнул ему Крампс.
- Господи, спаси, - произнес бармен и несколько раз нервно перекрестился.
После того, как Витольд вышел из бара, он направился к своей подружке, к проститутке.

Кардинал Лодонский.

Витольд пробирался к прекрасной блуднице для того, что бы насладиться ею, а потом, полный сил и энергией прийти ко двору Великого Магистра Секты Круглого Стола, который называл себя Кардиналом Лодонским сэром Артуром Кромвелем, и разгромить его в пух и прах.
Ее звали Ивет. Знатная заноза.
По ней сходили с ума все самые богатые и именитые люди Великого Острова. Многие из них даже хотели запереть ее у себя в доме и заниматься с ней любовью все двадцать четыре часа в сутки. Но ее образ жизни и ее репутация владелицы публичного дома, заставляли всех именитых дворян и простолюдинов прокладывать себе дорожку к ее сердцу тем, что прокрадываться сквозь улочки и тайком приходить к ней и получать море сексуального удовольствия.
Это не всегда удавалось. Ее бордель находился почти в самом центре Бедного Городишки. С другой стороны здания располагалась мэрия, а напротив нее, полицейский участок. И любого, кто выходил от Ивет, хватали стражи порядка и отправляли в тюрьму.
Не могли поймать лишь Витольда Крампса, которому сама хозяйка дома показала черный ход, который начинался в подвале заброшенного дома, что стоял у самой таверны, и заканчивался подвалом публичного дома. Так, что Витольду приходилось проделывать довольно таки большие расстояния «втемную». А ведь так хотелось полицейским взять этого афериста.
- Госпожа Ивет, наша сигнализация засекла продвижения Витольда по тайному тоннелю, - произнесла вбежавшая в покои своей хозяйки проститутка.
- Спасибо Изабель. Можешь идти, - строго произнесла Ивет.
- Госпожа, а почему вы до сих пор не выйдите за него замуж? – поинтересовалась Изабель.
- Я хорошо знаю этот тип мужчин. Они долго копят деньги и проматывают их за одну секунду. Более того, в последнее время жертвами разбоя стало очень много шулеров, - объясняла хозяйка публичного дома.
- Ваша, правда, хозяйка. Вот недавно еще одного зарезали. Да и полиция, еще объявила на них настоящую охоту, – добавила молоденькая жрица любви.
- Вот видишь. И, если бы я вышла бы замуж за него, то очень скоро стала бы не только вдовой, но и пожизненной каторжанкой. А там с нами не церемонятся. А подобной участи мне бы не хотелось, - честно призналась Ивет.
- Спасибо вам большое. Я побегу встречу его, - сказала Изабель и быстро покинула свою хозяйку.
Изабель быстро сбежала по широкой лестнице древнего особняка и спустилась в глубокий подвал. Она открыла старую дубовую дверь, и оттуда вышел Крампс.
- Хозяйка ждет вас, - сказала девушка.
- Благодарю, - нахально ответил картежник.
Когда они вышли из подвала, люди быстренько отряхнулись, и каждый из них пошел по своим делам. Изабель подошла к одному из гостей, повертелась перед ним и села ему на колени. А картежник к Ивет.
Поднявший на первый этаж, Витольду предстал большой мраморный зал, в котором бесновались вельможи вместе с прелестницами легкого поведения. Раздетые девушки бегали по всему залу, убегая от приставучих мужчин. Не обращая на это никакого внимания, Крампс быстро поднялся по широкой лестнице на второй этаж и оказался в личных апартаментах своей давней знакомой.
Личные покои Ивет имели два этажа, что фактически оказывались вторым и третьим этажом древнего и респектабельного здания. На первом этаже располагался ее широкий с высокими потолками кабинет. А на втором этаже небольшой холл, разделяющий просторную спальню и изысканную ванную комнату. В углу третьего этажа располагался и будуар знаменитой на весь Великий Остров проститутки Ивет.
- Здравствуй, милый, - радостно встретила его Ивет.
- Здравствуй, любимая моя, - ответил Витольд.
Молодые люди крепко обняли друг друга, жарко поцеловались, после чего аферист взял ее на руки и поднял по лестнице на следующий этаж.
Оказавшись в спальне, они быстро разделись и прыгнули в постель, где начали заниматься любовью.
Любил ли Витольд Ивет, так же как она любила его? Наверное. В отношениях между мужчиной и женщиной многое зависит именно от женщины. Быть может, если бы девушка призналась бы ему в своих чувствах, он, может быть, бросил свое занятие. Взял бы ее за руку и увез прочь из этого города, или, даже из страны.
Но она так и не открылась ему.
Этот чудовищный мошенник, прекрасно знавший о ее к нему чувствах, просто нагло использовал эту молодую и красивую женщину, которая, не смотря на свою профессию, была очень наивной. Потому, приняла в очередной раз из его рук бокал шампанского, куда он своими умелыми руками бросил таблетку со снотворным. После чего она уснула. А он в свою очередь, кинулся в угол ее просторного будуара, и проверил хранящееся там оружие, нечестно выигранные деньги и украденные им драгоценности.
- Да, Ивет, - сказал он самому себе, - как дурой ты была, так дурой ты и осталась. Ради меня собственной безопасностью пренебрегаешь.
Затем он достал оттуда небольшое ожерелье и вернулся в спальню, положил его ей на грудь, лег в постель и стал дожидаться, когда Ивет проснется.
Да-да. Даже проститутки умеют любить и хранить верность своим любимым мужчинам. За долгие годы их знакомства, Ивет его так и не разу не предала.
- Любимый, а ты меня любишь? – неожиданно спросила Ивет.
- Что за вопрос. Конечно же, люблю, - ответил Витольд.
- Тогда увези меня отсюда, - попросила блудница.
- Куда? – поинтересовался шулер.
- Куда-нибудь. Я не могу больше видеть эту публику и отдавать им то, что дарила бы тебе, - неожиданно произнесла девушка.
- А, что ты мне дарила? – издевательски спросил Крампс.
- Ты нахал. Свое тело. Красоту. Негодяй, - разозлилась Ивет.
- Я пошутил. Вот разорю этого великого магистра. Тогда и уедем, - успокаивал Крампс.
- Это он тебя разорит. И, по-моему, ты со мной прощаешься, - тихо произнесла слегка напуганная девушка.
- Что ты такое говоришь. Это просто моя очередная игра. И только, - возмутился Витольд.
- Это твоя последняя игра. Поверь, женское сердце не обманешь, - сказала девушка.
- Глупости, - крикнул Крампс.
- Нет. Лучше давай сбежим сейчас. Пока еще не поздно, - попросила Ивет.
- Поздно. Великий Магистр приставил ко мне несколько своих соглядатаев. Так, что уже не спасешься, - объяснил аферист.
- Какая же ты сволочь, Витольд. Если бы ты действительно любил бы меня, то, мы с тобой давно уже жили на каком-либо из необитаемых островов и воспитывали наших четырех сыновей, - сказала девушка.
- Четырех, я и одного то не могу сделать. Ладно, ладно. Ухожу. Успокойся только, - удивленно произнес Витольд.
Очень скоро Крампс покинул бордель и вышел на улицу, где и перевел дух.
По истечении нескольких минут в покои своей хозяйки вошла Изабель.
- Представляешь, я принимала его в любой день и час. Развлекала его своими изысканными манерами высокородной аристократки, красивым телом, выхаживала его после очередного побоища. А ведь это часто бывало, - со слезами на глазах говорила Ивет.
- Эти мужчины всегда были неблагодарным народом, вот поэтому они всегда охотники, а мы всегда жертвы, - добавила Изабель.
- Да. Ты права. А били его часто. Как же мне все это надоело, - продолжала плакать Ивет.
- Простите, хозяйка, Зарика уже готова. Что делать будем? – поинтересовалась девушка.
- Выпускай к гостям. Пусть она их насладит своим танцем живота, а там видно будет, - ответила хозяйка и служанка тот час покинула ее.
Луна озаряла своим отраженным светом всю улицу. И его глазам открылся весь ужас любимого городка. Мимо него прошли три пьяных мужчины, которые вошли в бордель. Рядом сидело несколько нищих, и просили подаяния.
- Да, - сказал самому себя Крампс, - сегодняшний вечер действительно станет последним. Если только…
Витольд остановил проезжавшую поблизости карету.
- В замок Великого Магистра Круглого Стола, - объявил Крампс кучеру.
- К Кардиналу Лодонскому. Сэру Артуру Кромвелю? – уточнил тот.
- Да любезный, и побыстрее, - потребовал Витольд.
- А вы хоть знаете, к кому едите? – поинтересовался извозчик.
- Знаю, к самому главному магу нашего Острова, - ответил прохиндей.
- А хотите, я немного расскажу о нем? За отдельную плату, конечно, - поинтересовался кучер.
- Ну, если это меня развеселит, - предложил карточный шулер.
- Поговаривают, что далекий предок Великого Магистра занимал высокопоставленное положение в одном из государств Европы, откуда вместе с научной экспедицией отправился покорять Тибет, - начал кучер свой рассказ.
Но по дороге, произошло одно «чудо». Экспедиция сделала остановку у самого подножья Гималаев, что бы отдохнуть и устроиться на ночлег.
- Зигмунд, возьми паек, - протянул офицер банку с тушенкой.
- Спасибо, Ганз, - ответил человек в гражданской одежде.
- Сегодня быстро темнеет, нужно выставить посты, - сказал пожилой мужчина.
- Уже сделано, господин Файнзерберг, - ответил полковник.
- Тогда я спокоен, ваши солдаты всегда отличались особой дисциплинированностью и бдительностью, словно горный орел, - ответил Файнзерберг.
- Благодарю вас, - ответил полковник, - через полчаса всем спать, - произнес он и отправился в палатку.
Ночью, когда все спали, Зигмунд вышел из палатки. Ему не спалось. Он подошел к тлеющему костру и раздул его. Сидя у огня, он смотрел в небо и разглядывал свет далеких миров. Как вдруг под самым носом пролетел огромный орел и клюнул его в самое сердце.
На следующее утро друзья, молодого ученого нашли с перебитым телом и принялись оказывать ему первую медицинскую помощь. А потом его отправили в ближайшую больницу.
- Что случилось потом, никто не знает, но вот только он превратился в большого орла и вылетел из больницы. А через сорок лет, человек, с внешностью Зигмунда, оказался на Великом Острове. И стал он называться Кардиналом Лодонским, - закончил свое повествование кучер.
- Спасибо тебе. Сегодня ты как никто другой поддержал меня, - сказал Крампс, - и вот потому, прими от меня десять фуллеров. И выпей за мое здоровье. Сказал Витольд и был таков.
А кучер еще долго провожал его своим жалостливым взглядом.
В замке, похожим скорее на крепость, нежели на уютное гнездышко высокопоставленного представителя высшего сословия, был званый вечер, на котором присутствовали все самые именитые и богатейшие представители лодонской аристократии.
На званый вечер был приглашен и Отец Карл, приехавший в город на инспекцию по делам религии. Не поехать на раут, Отец Карл не мог. Великий Магистр Секты Круглого Стола слыл в кругах элиты как черный маг, и долгом чести священника являлось предотвращения всего сатанинского, что проповедовал магистр.
К замку великого вельможи все прибывали гости – представители высших аристократических фамилий в своих дорогих, украшенных золотом и драгоценными камнями экипажах.
В замке все было обставлено по всем законам средневековой европейской моды, что придавало рауту особую изысканность.
Кардинал Кромвель даже пригласил к себе в замок знаменитую оперную певицу из Италии Сельвину Мотичелли, чей голос растекался по всей гостиной, словно трель райского соловья.
- Вас ждут, - обратился слуга к карточному шулеру.
- Вы меня знаете? – удивился Витольд.
- Вас все знают, - подтвердил слуга.
Лакей проводил афериста в замок и указал ему на гостиную.
- Вас скоро примут, - доложил слуга.
- Вижу, мне тут рады, - произнес Крампс.
Витольд оказался единственным из гостей, кто был одет не по случаю. Его старый и поношенный пиджак, мятые брюки и рубашка, поверх которой был надет жеваный галстук, резко отличали его от всех. В своем наряде Крампс бросался в глаза, словно какая-то замарашка.
Витольду в голову не пришла мысль о том, что если его вызывает к себе великий вельможа, да и еще в субботу, то это означает лишь одно, будет званый вечер, и ему придется развлекать гостей, игрой в карты.
Витольд сам мнил себя королем, правда, всего преступного мира.
Да и вообще, если тебя приглашают в гости, будь добр, оденься по-человечески.
После того, как голос знаменитой певицы стих, Кромвель взял за руку Витольда и подвел его к центру гостиной, к тому месту, где стоял черный, очень дорогой, отполированный рояль
- Прошу вас господа, познакомьтесь, это известный аферист и карточный шулер Витольд Крампс. Так, что если кто этого очень хочет, тот может испытать свою судьбу, - произнес неожиданно Кромвель.
К такому повороту событий никак не был готов Крампс. Этот ход специально использовал Кромвель для того, что бы поколебать уверенность в себе этого карточного хулигана. Кромвель был знаменит в своем кругу как человек, постоянно бросающий вызов не только людям и Богу, но и всему азартному.
- Дорогой Витольд, - обратился Кромвель к Крампсу, - будьте моим самым уважаемым и желанным гостем. И чувствуйте себя как дома. А меня прошу простить, у меня есть еще гости. Сейчас, и здесь, все равны друг перед другом.
Кардинал, проявляя уважение высокому сану священника, подошел к Отцу Карлу и попросил его выйти с ним в уединенную комнату.
- Слушай Карл, молю тебя, благослови меня, - попросил Кромвель, стоя на коленях уже в другой комнате.
- Ты ради этого меня позвал? – спросил Отец Карл.
- Да. Ради этого. Я должен, слышишь, должен выиграть. От этого зависит моя репутация, - сказал Кромвель.
- Ты мерзавец, - разозлился священник.
- Ой, не пристало священнику ругаться. Ты меня удивил, - сострил монстр.
- Прости. Но я тебя благословлять не буду. Ты хочешь обобрать этого мальчишку до нитки. И все ради твоей сатанинской репутации, - ответил мудрый старец.
- Глупец, - сказал Кромвель, вставая с колен, - Я ведь все равно, как ты говоришь, сумею обобрать мальчишку.
- Ты маньяк, - тихо произнес Отец Карл.
- Да. А чего же ты пожалел этого проходимца? Он даже в церкви ни разу не был, - сказал кардинал.
- Все равно, он человек. Падший. Грешный. Но человек, - объяснил священник.
- Дурак, - сквозь смех произнес Кромвель, - даю тебе слово, он уведет из твоей церкви, какую либо из твоих монашек. А может быть даже и твою дочь, которой ты так дорожишь.
- Значит на то Господня воля, - сказал приемный отец.
- А ведь ему принадлежат лишь проститутки. И то, за деньги. А монашки принадлежат даже не тебе! А Богу! – попытался достучаться лодонец.
- Если ты так в этом уверен, то помоги мне избежать этого бесчестья, - съязвил Отец Карл.
- Шутка? Ладно. Тогда благослови меня. Нет. Тогда я ему помогу обесчестить твой монастырь, - разозлился Кромвель.
- Каждый из нас идет своей дорогой, - произнес Отец Карл, после чего покинул кабинет и направился к гостям.
Пока недруги выражали друг другу свои отношения к азартным играм, посреди гостиной выставили небольшой карточный столик. За ним уселись шесть человек. Среди них, был и Крампс.
Последним, седьмым игроком, к компании присоединился, Кромвель.
- Ну, что ж господа, начнем по маленькой? – спросил Кромвель.
Все разом кивнули.
Перед игрой Крампс надел свои любимые белые, резиновые перчатки.
Витольд не знал, с чем или с кем на самом деле ему придется столкнуться. Вот поэтому, потеряв бдительность, карточный шулер проиграл первые две партии. За то короткое время, его охватило сильное чувство, которое происходит с тем, кого ободрали, словно липку.
- Удача сегодня на моей стороне, господа. Я выиграл две партии у самого Крампса, - обрадовался Кромвель.
Крампс догадался, что все игроки смотрят ему в карты. При помощи черной магии, игроки узнавали каждую его карту и перебивали ее.
Витольд ужаснулся их выходки и схватился за сердце.
- Вы мошенники, господа. Вы применяете магию. Это запрещено, - возмущался Витольд.
- Нет, молодой человек. Вы применяете свою магию, а вот я свою. И каждый и нас при деле, - ответил Кромвель.
- Тогда держитесь, - ультимативно произнес Крампс.
В ответ, все игроки рассмеялись.
- Они вторгаются в мое сознание. Мне надо смотреть на мои карты, а в голове называть совсем другие. И тогда третья партия моя, - произнес про себя карточный шулер.
Выбросив несколько карт на стол, он выиграл третью партию. Да и еще с наваром.
- Ну, как господа, вам моя магия? – радостно произнес Крампс.
- Прекрасно. Но это просто неприятная для всех нас неожиданность, - успокаивал Кромвель.
- Вы так думаете? Что ж, тогда посмотрим, как вы сумеете меня надуть, на сей раз, - огрызнулся Крампс.
Витольд, незаметно для других заложил за рукав пару тузов и выбросил их в самое подходящее время. Благодаря этому, он выиграл и четвертую партию.
Отец Карл не выносил азартных игр. Но на этот раз ему очень хотелось, что бы выиграл именно Витольд. И он внимательно следил за каждым движением этого ловкого авантюриста.
Витольд, на глазах старого священника, с легкостью выигрывал одну партию за другой. Так, что еще три партии были за ним.
- Ну, господа, как? Я выиграл еще три партии, - издевательски говорил Крампс.
Это начало по-настоящему злить Великого Магистра.
Кромвель, проделывая различные трюки, пытался залезть ему в мозги. Он исчезал на мгновение и заходил картежнику за спину, что бы рассмотреть карты, что были в руках Крампса. Затем, благодаря своим хитростям, он оказался на одной из карт, что держал в руках, лихой катала, в образе пикового короля. Но наблюдательный игрок заметил это и плюнул на короля.
Неожиданно появившийся за столом Кромвель, вытирал платком плевок со своего лица.
Затем, кардинал снова исчез на мгновение и превратился в клеточку мозга.
Почувствовав что-то неладное в своей голове, Крампс вздрогнул, срыгнул и выплюнул лодонца.
Оказавшись на полу, Артур Кромвель прокатился колесом несколько метров и оказался у дорогого полированного рояля.
- Фу, такого я никогда не видел, - испугано произнес кардинал.
Он встал с большим трудом и, проделывая восьмерку, дошел до карточного стола. Он сел и некоторое время не вытворял своих магических глупостей.
Так, что все проделки знаменитого мага толку не принесли.
Но, немного успокоившись, Кромвель принялся за старое.
Опытный глаз Витольда мгновенно реагировал на каждый выпад своего противника.
И когда Магистр пытался влезть Витольду в мозги, используя телепатию, тот в свою очередь начинал напевать хулиганские песенки. А когда Кромвель пытался разглядеть его карты, своим внутренним зрением, Крампс просто прятал их в свой карман.
Отец Карл просто поражался стремительным и ловким движениям этого изощренного афериста.
Великий Магистр же, наоборот. Злился. И вскоре он, в буквально смысле, вышел из себя.
На глазах у всех игроков и гостей замка, Кромвель сменил свой внешний облик великосветского дворянина и превратился в страшное чудовище с огромными черными крыльями.
- Что, не выносишь обмана? – тихо спросил Крампс.
- Ты меня не боишься? – продолжал злиться Кромвель.
- Зачем? Меня столько раз били, и я столько раз видел смерть, что такая букашка как ты меня никогда не испугает. Лучше сядь и продолжи игру. Или встань и дай поиграть другим, - ответил Витольд.
Кромвель вынужден был успокоиться и вернуть себе человеческий облик.
Гостей уже не было. Посреди огромной гостиной стоял Отец Карл, за столиком сидели Витольд Крампс и Артур Кромвель.
Недалеко от них горел очень дорогой рояль, возле которого стояла испуганная итальянская знаменитость в прогоревшем вечернем платье.
- Играем в последний раз, - с угрозой произнес Кромвель.
- Да хоть в предпоследний, - нагло ответил Крампс.
- Я тасую и раздаю, - пригрозил Кромвель.
- Пожалуйста, - сказал Крампс, протягивая карты.
Кромвель долго тасовал колоду карт. Так долго, что не заметил, как она загорелась в его руках.
- Вот вам другая колода. Смотрите, не сожгите и ее. Каждая подобная колода стоит почти две тысячи фуллеров. Для вас это пустяки, а для меня, мой хлеб, - сказал Крампс.
- Играю на все. Ты труп, - крикнул Кромвель.
Нервы у Кромвеля были на пределе, и он проиграл последнюю на этом вечере, партию.
Из замка Витольд вышел довольный. Впервые в жизни он играл в дорогом доме и выиграл почти восемьдесят миллионов фуллеров.
Крампс быстро, как только мог, поспешил в публичный дом. К своей любимой проститутке.
Витольд прошел через черный ход и вскоре оказался в публичном доме. Он быстро побежал по лестнице и оказался в спальне.
На глазах изумленного картежника, Ивет ублажала своего гостя. Именитого испанского гранда.
- А ну, пошел отсюда, это моя женщина, - закричал Крампс, прогоняя испанца.
Перепуганный Испанец выбежал на улицу абсолютно без всякой одежды.
Вскоре его нашли и зверски избили несколько люмпенов, что жили поблизости.
Так нашел свою смерть тот, кто вместе с немногочисленными представителями, управлял одной из богатейших стран мира.
- Вот, тут почти восемьдесят миллионов фуллеров. Я их честно выиграл, - сказал Крампс и бросил деньги к ногам Ивет, - Поехали на необитаемый остров.
Бедная девушка онемела. Она просто не знала, что ему ответить. Ивет стояла перед ним, словно памятник.
- А ты говорила, что я проиграю. Что мне не жить. А я вот он. Жив, здоров, и богат. И я хочу весь мир положить к твоим ногам. Выходи за меня замуж. И мы с тобой навсегда покинем эту жуткую страну, - продолжал говорить Витольд.
- Витольд. Неужели ты сделал это? Он же самый черный маг на свете, - сказала Ивет.
- Значит я самый черный шулер на свете. И я его переиграл. Ну, собирайся, - радостно произнес Крампс.
- А, что будет с моими девушками. Ты же знаешь, что их убьет мой сутенер и криминальный хозяин города. Маркиз Джон, - завопила Ивет.
- Маркиз Джон, маркиз Джон. Он только с виду грозный. Хочешь, я его убью. Они даже сумеют честно выйти замуж, - признался Витольд.
- Я. Для меня это как-то неожиданно, - произнесла блудница.
- Еще несколько часов назад ты уверяла меня в том, что я тебя не люблю. Ты дура! Собирайся. Живо! – командовал Крампс.
- Нет. Я не поеду. Я всегда буду проституткой, - призналась Ивет.
- Дурой ты будешь, - разозлился Крампс, - У тебя изысканные дворянские манеры. Ты знаешь множество иностранных языков. Да ты будешь самой, что ни на есть, герцогиней. Собирайся, давай.
- Нет. Я лучше уйду в монастырь, чем с тобой, - возразила проститутка.
- Почему? - удивленно спросил Крампс.
- Ты все равно будешь играть. И рано или поздно тебя убьют. А я стану вечной каторжанкой, - сказала Ивет.
- Слово даю. Не буду, - взмолился Витольд.
- Уходи. И деньги свои забери. Все, до последней бумажки, - сквозь слезы произнесла Ивет.
Ответ, что получил Витольд от любимой женщины, оказался для него все равно, что нож в сердце. Такое убийственное к нему отношение со стороны проститутки он не ожидал. Витольду ничего больше не оставалось делать, как собрать деньги, поцеловать свою ненаглядную в последний раз в своей жизни и быстро покинуть бордель.
Куда шел Витольд, он сам не знал.
Крампс думал, что больше в этот город он больше не войдет.

Бойня.

В замке известного на всю округу чудовища начался переполох. Кромвель хватал попадавшихся ему под руку слуг и избивал их, сколько было сил.
Через некоторое время, кардинал поднялся на крышу своего замка, распростер руки и стал кричать.
- Эй, монстры, все сюда. Нападем на город, - крикнул Кромвель.
На зов своего хозяина, Кардинала Кромвеля стали собираться различного вида демоны и готовиться к нападению на город.
Крылатые, ползающие и пешие монстры постепенно собирались вокруг замка Кромвеля. Через небольшой промежуток времени, их стало так много, что все крылатые чудовища закрыли собой Луну и все ночное небо.
- Спасибо, что откликнулись на мой призыв. Приказываю, уничтожить Бедный Городишко, - крикнул Кромвель.
Монстры, исполняя приказ своего хозяина, стали окружать Бедный Городишко со всех сторон. Закрывая собою небо, сатанинские отродья накрыли тьмой весь город.
-Люди, спасайтесь, монстры Кромвеля налетели, – кричали друг другу испуганные горожане.
Люди разбегались в разные стороны. Они искали себе хоть какую-то возможность для спасения своей жизни. Многие из них укрылись в своих домах, закрывая все окна.
- Сатанинское отродье, да когда же сдохнешь, гад, - кричали горожане.
Монстры налетали на город, словно ураган. С каждой минутой их становилось все больше. Твари нападали на людей, хватали их своими когтями и поднимали вверх. Там людей ждала неминуемая гибель от разрывания тел на части.
- Пошлите кого-нибудь за отцом Карлом. Пусть он поможет, - умоляли друг друга люди.
Дома, построенные из камня, горели словно спички.
- Детей, спасайте детей. Пусть хоть они уцелеют, - кричали люди.
Ситуация вынуждала людей выбрасывать из домов своих маленьких детей, думая спасти их. Но вместо этого, каждого младенца отлавливали цепких когти хищников и поедали их. Мгновенно. На глазах их родителей.
Людям ничего не оставалось делать, как спрятаться в глубоких подвалах, что были построены под домами каждого горожанина.
- Вроде бы должно наступить утро, - сказал горожанин.
- Тут такой пожар, что утро никогда не наступит, - плакала горожанка, - бедный мой ребенок. Его убили эти проклятые монстры.
Если судить по времени, то должно было наступить утро. Но солнце так и не восходило. Все небо было заполнено тьмой от летающих тварей и заревом, исходящих от горевших домов.
Летающие монстры все еще висели над городом и внимательно взирали сверху вниз, выискивая свою очередную человеческую жертву.
Местный старейшина вынужден был обратиться к Кромвелю. Но прежде, среди оставшихся в живых людей, нужно было найти Ивет. Эта проститутка, по замыслу старейшины, должна послужить в качестве платы за жизнь оставшихся чудом в живых горожан.
- Быстро найдите мне эту проститутку Ивет. Разденьте ее догола и приведите ко мне, - приказал старейшина своим слугам.
Прокравшись по темным улочкам, вскоре слуги старейшины влетели в публичный дом и схватили Ивет. Там же они раздели ее догола и насильно увели с собой, к старейшине.
Пробираясь, вместе со слугами по темным улочкам городка, Ивет, сквозь слезы упрашивала их отпустить ее.
- Люди, прошу вас, умоляю, отпустите меня. Ведь я не в чем не виновата, - молила девушка.
Но слуги ее не слушали, и связанную, тащили за собой.
- Видишь, что твой паскудник сделал? – обратился старейшина к Ивет.
- Я тут причем? – рыдала Ивет.
- Привязать ее к палке, словно дикое животное. Что бы спасти остальных, я ее отдам за откуп, - сказал старейшина слугам.
- Не надо. Прошу вас. Пожалейте меня. Ведь я приносила вам много счастья, - молила Ивет.
- Помню, - обратился к девушке старейшина, - Но сейчас другое время. Надо спасать собственную шкуру.
Слуги безжалостно свалили голую женщину на землю и привязали ее по ногам и рукам к огромному, толстому шесту.
Через час, тайно пробираясь через пепелища сожженных домов и сваленным повсюду трупам, пойманную девушку доставили в замок Кромвеля.
- Ваше преосвященство, разрешите вам преподнести подарок. Это Ивет, она проститутка. Она является возлюбленной карточного шулера Витольда Крампса, - раболепно произнес старейшина.
- Это ты мне угодил. Людей трогать больше не будут, - с восторгом ответил Кромвель.
Слуги Кромвеля тот час же приняли от горожан девушку и отнесли в спальню своего господина.
О том, что произошло в городке, стало известно Отцу Карлу. Священник в этот момент находился в маленькой церквушке, что стояла в соседнем городе.
- Святой отец, Кромвель совсем разбушевался. Он нагнал все свое сатанинское войско. И одну девушку увел с собой в плен, - говорил монах, стоя на коленях и трясясь от страха.
- Сейчас я призову на помощь Бога, и мы вместе с Ним очистим город от скверны, - сказал Отец Карл.
Не мешкая, Отец Карл, встал со стула, быстро покинул церквушку и направился в замок Кромвеля.
Проехав небольшое расстояние в карете, старый священник приехал в Бедный Городишко. Там он быстро направился к замку своего пресловутого врага.
- Ты что делаешь, изверг? – обратился Отец Карл.
- Беру реванш, за мой проигрыш. Ты же знаешь, деньги для меня тьфу, но вот репутация. Это все! – ответил Кромвель.
- Отпусти девушку, - приказал Отец Карл.
- Нет. Обмен. Ты мне отдаешь карточного шулера. Но, а я тебе, шлюху. Одного безбожника я меняю на другого. По-моему, это справедливо, - возразил Кромвель.
- Ты играешь с жизнями и душами тех, кто тебе не принадлежит, - объявил Отец Карл.
- Дорогой святоша, а кто мне принадлежит? – поинтересовался Кромвель.
- Никто, - категорично ответил священник.
- Тогда почему же твой Бог не объяснит мне это? – спросил сатанист издевательским тоном.
- Он послал меня, - ответил священник.
- Ой, нет. Ты восходишь из очень древнего дворянского рода. И, кроме того, ты очень слаб, что бы противостоять мне, - произнес Кромвель.
- Не правда, - возразил священник.
- Правда. Если я схвачу тебя и начну пытать, ты, конечно же, не откажешься от Бога. Но источником твоей силы будет не Царь Небесный, а твое упрямство и настырность. А это все родственницы другого порока, - Гордыни. А вот тут ты уже мой. Как я тебя? – с восторгом спросил Кромвель.
- Ты хочешь испробовать силу Бога? – спросил Отец Карл.
- Хочу! – потребовал Кромвель.
- Тогда посмотри в окно. Но, перед этим, ответь мне на один вопрос, сколько, по-твоему, продлиться эта сатанинская ночь? – спросил священник.
- Как минимум, сутки, - ответил Кромвель.
- Уверен? – еще раз поинтересовался Отец Карл.
С чувством настороженности, Кромвель посмотрел в окно.
Перед его глазами, небо стало окрашиваться в естественные небесные цвета.
В мгновение ока перестали бушевать пожары над городом, и исчезла тьма.
- Ты мне отдашь девушку? – спросил Отец Карл.
- Отдам, - испуганно ответил Кромвель.
- И усмири свое войско, иначе я лично займусь тобой! – ультимативно произнес старый священник.
- Понял, реванш не удался, - подавленным голосом произнес Кромвель.
- Реванш. А ты поймай шулера и попробуй у него выиграть, - приказал Отец Карл.
После того, как девушку привели в большой зал замка, она, связанная, лежала в широкой кровати, и ждала своей участи вечной пленницы. Но на сей раз, Ивет повезло, вмешательство Святого Отца спасло ее от бесконечного числа унижений. Войдя в спальню, Отец Карл приказал слугам Кромвеля развязать ее, после чего, надел на измученную девушку свой христианский балахон, взял ее за плечи и тихо увел из замка подлого монстра.
Кромвель вновь остался с носом.
Через некоторое время Отец Карл, вместе с Ивет вошел в публичный дом.
- Святой Отец, что мне делать? Я отвергла любовь мужчины. Я продавалась за деньги. Меня предали люди. Я хочу умереть, – говорила девушка сквозь слезы.
- Еще успеешь. Ты главное держись Бога. Он тебя не предаст, - успокаивал ее старый священник.
Отец Карл тихонечко уложил бедняжку в постель, укрыл ее теплым одеялом и пошел на кухню, что бы приготовить специальный отвар из трав и растений.
- Осторожно пей. Отвар горький и горячий. Потом ты заснешь. И все будет в порядке. А юных и заблудших душ в обиду не даст не Господь наш, ни я, грешный, - произнес Отец Карл.
- А вы в чем согрешили? – спросила Ивет.
- Бог знает. Пей, - сказал Отец Карл.
Девушка, не спеша, выпила отвар. Весь, до капли и быстро заснула.
Грехом, Отец Карл, посчитал свое короткое пребывание в борделе, в месте, куда верующему христианину входить строго запрещено. Он немного посидел с Ивет, затем тихонечко вышел из ее комнаты и покинул публичный дом.
После того, как Отец Карл вернулся в церковь, которую покинул в спешке, он все последующие сутки провел в молитвах.

Столица.

Наутро Ивет собрала все свои вещи, драгоценности, что когда-то дарил ей Витольд, деньги и покинула Бедный Городишко в неизвестном направлении.
Она уж точно знала, что в этот город девушка точно не вернется уже никогда.
Девушка со слезами вспомнила те последние минуты, что провела со своим любимым мужчиной и с горечью пожалела о том, что не послушалась тогда этого карточного шулера.
По истечении некоторого времени, Ивет оказалась за пределами города, точнее того, что от него осталось. Она брела по пустынной территории, то и дело, спотыкаясь о камни. Как вдруг ей повстречался пожилой мужчина в рубище.
- Дорогая фея, правильно ли иду в Бедный Городишко, - устало поинтересовался путник.
- Да уважаемый. Вот только от него уже ничего не осталось, - еле слышным голосом ответила Ивет.
- Жаль. А, что же с ним случилось? – спросил мужчина.
- Его только что уничтожил кардинал Лодонский. Я единственная, кто чудом спасся, - призналась она.
- Не повезло же мне. А я туда шел с миссией. Как же мне после этого моему господину на глаза показаться, - раздосадовал он.
- Не знаю. Мне самой теперь не куда идти, - с трудом произнесла женщина.
- Не беда. Ступай в Гольдрум, отыщи там бургомистра и передай ему вот этот амулет, - произнес мужчина, передавая ей небольшую вещицу, сплетенную несколькими кругами из соломы, - он тебе поможет.
- Спасибо вам, добрый человек, как мне вас отблагодарить? – спросила Ивет.
- Ты уже отблагодарила меня. Ведь этот городишко должен был уничтожить я. А стало быть, моего греха в гибели этих людей нет. Эта самая лучшая благодарность, - вздыхая, произнес человек в рубище.
Ивет не на шутку испугалась.
- Напрасно. Хочешь, я предскажу тебе твою судьбу. И судьбу твоего любимого мужчины, которого ты не послушалась, - поинтересовался пожилой мужчина.
- Хочу, - сбираясь силами, произнесла Ивет.
- Так вот, слушай. В скитании ты проведешь почти два года. И однажды окажешься в маленьком захолустном городке Гардиджэ. Это, все равно, что попасть в деревню, - начал пожилой мужчина и достал из своего старого мешка большую тарелку.
Тарелка была такой же старой, как и сам мешок. Опытный глаз Ивет, привыкший к роскоши и богатству сразу определил, что некогда, тарелка была изысканно расписана древнегреческими миниатюрами. Но теперь кобальтовая посуда была ничем иным как старым, обшарпанным блюдом, чей цвет уже не возможно было определить. Как будто бы его очень долго обжигали солнечными лучами.
Пожилой мужчина произнес несколько слов на незнакомом ей языке, провел ладонью по всей поверхности, и женщина увидела тот самый город.
Зрелище было то еще. Бедный люд ходил по грязным дорогам, на которых лежали коровы и свиньи. Весь его запах дошел до ее носа, и она несколько раз чихнула.
- Будь здорова, - сказал мужчина.
- Спасибо, - ответила Ивет.
- Там ты проживешь всего два последних месяца своей жизни. А потом… - дальше мужчина уже не продолжал.
Ивет увидела себя. Она была уже не той красавицей, которую обнимал Витольд. В свои молодые годы, женщина казалась почти старухой. Да и одежда на ней была уже крестьянская, старая, серая.
Ивет увидела себя прохаживающей по рынку и выбирающей продукты.
- Это день твоего рождения, самый трогательный и счастливый для каждого человека, день, - добавил старик.
По рынку не спеша, шли люди. Там продавали и покупали овощи, фрукты, живых поросят и телят.
И в тот момент ее узнал местный полицейский.
- Черт меня возьми, это же Ивет, знаменитая проститутка, - сказал полицейский.
Эти слова услышала Ивет и спешно стала покидать рынок.
Мимо нее в обе стороны тихо проходили люди. Они торговались с продавцами, расплачивались за продукты и клали в корзины купленные фрукты и овощи.
- Эй ты, блудница, а ну стой, - крикнул полицейский.
- В чем дело, господин полицейский? – спросила напуганная девушка.
- Ты проститутка Ивет. Сейчас я отведу тебя на базарную площадь, и тебя забьют камнями, - закричал полицейский.
- За что, я честная девушка, - сказала Ивет.
- Пошли шлюха, - приказал полицейский и схватил Ивет за руку.
Применив силу, полицейский тащил ее по всему рынку и выводил на базарную площадь.
- Ну, что импотент, еще одну блудницу ведешь на казнь? Как тебе не стыдно? Она еще молоденькая, а ты ее жизни лишаешь, - кричали в след полицейскому проходящие мимо люди.
- А вы еще поговорите, я и до вас доберусь, - кричал в ответ полицейский.
Преодолевая сопротивление толпы, полицейский, наконец, привел беззащитную девушку на базарную площадь.
- Эй, люди, это знаменитая на весь Великий Остров проститутка. Приказываю, забить ее камнями, иначе все вы окажитесь в тюрьме. И я покажу вашим женам, дочерям и матерям кто в этом городе импотент, - кричал полицейский.
После угрозы полицейского, люди, с большой неохотой брали в руки камни и стали бросать их в Ивет.
- За что, люди? Чего плохого я вам сделала. Сжальтесь надо мной. Прошу вас, - сквозь слезы молила Ивет.
- Так будет с каждой блудницей в нашем городе. Это говорю вам я, Бронкс, - сказал полицейский, который не отрывал глаз с угасающей на глазах девушке.
Ивет заплакала. Она просто зарыдала от горя.
- Вот так вот ты и умрешь, - закончил пожилой мужчина в рубище.
- А Витольд, как же он? – сквозь слезы, спросила Ивет.
- Витольд Крампс, знаменитый карточный шулер, как же я сразу не догадался. Ты знаменитая на весь Великий Остров зазноба Ивет, - рассмеялся мужчина.
- Вы угадали, - притихшим голосом призналась женщина.
- Тогда все ясно. А я думал, что такие знаменитые люди всегда вместе. Оказывается, нет. Что ж, это мой огромнейший промах, признаю, - разозлился на самого себя он.
- Так, что же будет с ним? – продолжала вопрошать блудница.
- Покинув свой родной городок, Витольд Крампс начнет свою гастрольную деятельность карточного жулика по всем мелким и крупным городам Великого Острова. Для развития своего таланта, он даже покинет родину. Побывает в Европе, Африке, Индии. Затем, снова вернется. Но все эти события, ровным счетом ни как не окажут на его память никакого влияния. Они просто пройдут сквозными эпизодами в жизни жулика. Ни на одном из них он так и не зациклился. И спустя пять лет, он окажется в столице Великой Короны, в городе Лодоне. В городе своей мечты, - рассказал мужчина.
- А можно на него будет посмотреть. Ведь это произойдет в последний раз в моей жизни, - умоляюще попросила Ивет.
- Нет, дорогая, не в последний, - ласково произнес он.
- Как же не в последний, я же умру. И больше его никогда не увижу, - сквозь слезы причитала Ивет.
- Бог знает, Бог знает, - ласково произнес чародей и указательным пальцем ткнул в небо.
От этого чуда она вскочила.
- Вот видишь, ты и успокоилась. Я покажу его тебе, - ласково произнес он.
Чародей вновь произнес незнакомые ей слова и еще раз провел рукой по тарелке.
Ивет резко посмотрела в нее и увидела своего любимого, лежащим в постели с прекрасной незнакомкой.
- Это Николь, сестра одного из главарей лодонской банды, - разъяснил человек в рубище.
- Значит, я умру, а он будет нежиться со всеми проститутками мира. Негодяй, мерзавец! – закричала Ивет.
Она раскидала свои вещи по сторонам и убежала прочь.
Вместе со своими вещами, она выбросила и амулет, что дал ей чародей.
Он подобрал амулет и с улыбкой посмотрел ей в след.
- Бог с тобой, дочь моя, - сказал чародей и перекрестил ее в след.
Затем постепенно начал исчезать.
По истечении нескольких минут после этого, на то место, где стоял человек в рубище, напал ураган. Он сносил все вокруг. Развалины Бедного Городишка исчезли с лица земли.
И все пять лет отсутствия Вительда Крампса, на Великом Острове царствовала воздушная стихия. Ветры, ураганы, торнадо неожиданно резко появлялись в любом из городов и так же неожиданно резко исчезали.
Неожиданно резко появился ветер и в тот самый день, когда на пароходе знаменитый карточный шулер возвращался на родину.
Витольд еле сошел с трапа и с трудом пробирался к станции, что стояла сразу же за портом.
- Мне необходимо в Лодон, - кричал Витольд.
- Нет ничего проще, заплатите и садитесь вон в тот двухэтажный дилижанс. И он домчит вас быстрее ветра, - пошутил станционный смотритель.
Витольд расплатился и, преодолевая воздушные потоки, дошел до дилижанса.
Вскоре ветер затих. И люди облегченно вздохнули.
Кони встали на дыбы, погончик несколько раз ударил длинным кнутом и дилижанс пошел своим неторопливым шагом.
В нем было душно, но люди открывать окна не собирались. Они громко разговаривали, жестикулировали, некоторые разговоры перерастали в кратковременную драку. Среди путешествующих находился изысканно одетый Витольд Крампс. Он ехал в Лодон.
В своем воображении, Витольд представлял его как самый красивый, волшебный и величественный город в мире. А главное, во что постоянно верил Крампс, это город, в котором сбываются все мечты. Даже самые дерзкие.
- За те годы, пока я находился внутри преступного сообщества, в моем мозгу теплилась мысль о том, не стать ли мне проповедником в мире воров и убийц. Ведь даже они заслуживают хоть капельку тепла и нежности. Особенно преступное сообщество нуждается в красивых словах, которые на какое-то мгновение превращают их в человека, - говорил самому себе карточный шулер.
Дилижанс продолжал катить по пыльной дороге. Крампс достал из саквояжа маленький кусочек жареной курицы, хлеб, флягу с вином и стал обедать.
- Сейчас я один из самых богатых людей Великого Острова. У меня банковские счета на очень большие суммы. А, главное заключается в том, что они являются частью Глобальной Экономики Великого Острова. Я давно мог себе купить замок, а вместо этого, тайком пробираюсь в столицу, как те подлые дворяне, что тайком шли в бордель к Ивет. Жизнь ничуть не изменилась, только мы все стареем, - продолжил Крампс разговор с самим собой.
А дилижанс все катил и катил по дорогам, накручивая очередные километры долгого пути.
Но, приехав в Лодон, Витольд Крампс разочаровался в нем с первой, же секунды. Потому, как Ему, а говорил он о себе теперь исключительно в высокой степени этого слова, в глаза бросились все те же не очень широкие улочки, какие были в его Бедном Городишке. Все-то же развешанное на улицах белье. Бандитские кварталы. А главное, такие же узенькие улочки, что и везде, на Великом Острове.
Так, что разница между Столицей Империи и его Бедным Городишкой, оказалась, не столь велика. Только, если территориальными масштабами. А так, все-то же самое.
Богатый и респектабельный Витольд Крампс от безделья прогуливался по городу, как вдруг наткнулся на респектабельный отель «Лодонбругк».
- Можно ли здесь снять номер? – спросил он у швейцара.
- Если за деньги, за большие деньги, то можно. А так, проваливай, - сказал высокий широкоплечий мужчина.
- Что значит проваливай. Не видишь, с кем разговариваешь, лакей, - разозлился Витольд.
- Вижу. С карточным шулером. Твой респектабельный наряд никогда меня не обманет, - ответил тот.
Витольд все же вошел в гостиницу и по широкому, почти королевскому холлу дошел до портье.
- Анри Карбас, могу ли бросить тут свой якорь, - поинтересовался Витольд.
- Конечно, месье Карбас, вот, только заполните анкету. Вы к нам надолго? – спросила молоденькая девушка.
- Да так, денька на три-четыре. Дела, - вальяжно ответил шулер.
После того как он оформил документы, слуга принял его небольшой чемодан, взял ключ от номера и на лифте проводил его в номер.
И получив на чай, покинул нового постояльца.
Роскошный номер имел просторные двухэтажные апартаменты. На первом этаже роскошный холл с царственными диванами и раздельным санузлом. А на втором этаже спальня в стиле ампир и небольшой угловой будуар.
- Как будто бы к Ивет попал. Помяни, Господи душу ее, - сказал самому себе Крмапс, перекрестился и тихо заплакал.
На следующий день он покинул отель и пошел бродить по бандитским кварталам города. Там он наткнулся на небольшое заведение, под названием «У Николь». Почему-то, в самом начале он прочел «У Ивет», но когда опомнился, то прочел название правильно.
Витольд вошел в обшарпанный подъезд и поднялся по старой винтовой лестнице. И каково было его удивление, оказаться в поистине величественном месте.
- Да, а тут научились прятаться от полиции. С виду отхожее место, а поднимешься чуть выше и королевские апартаменты блудниц. Тут надобно держать ухо остро, - сказал самому себе Крампс и постучался в дверь.
Ему открыла девушка, лет двадцати, слегка присела, словно заправская горничная и впустила его.
Каким было его удивление, лицезреть диковинную лепнину на потолке, изображающую космические войны, или дорогие обои, с узорами в виде голых девиц.
- Что, господин хороший нигде не видел такого великолепия? – поинтересовалась с ухмылкой, девица.
- Нет, - удивленно произнес Краампс.
- Скоро мадам Николь вас примет, - сказала она и отошла от него.
Но Витольд во время поймал ее за руку и подарил ее золотую монету.
Девушка была в восторге.
Через некоторое время вошла высокого роста, стройная женщина, одетая, словно великая княгиня. От блеска ее ювелирных украшений у Витольда забилось сердце. Столько рубинов, бриллиантов и золота он не видел не на одной женщине.
- Разрешите отрекомендовать себя, Анри Карбас, - учтиво произнес Витольд.
Она лишь улыбнулась. Сложив руки, взяла паузу.
- Я приехал из Индии, и решил познакомиться тут с уважаемыми людьми. И потому решил навестить ваше уютное гнездышко, - продолжил шулер.
В ответ женщина не произнесла ни слова. Она продолжала стоять в прежней позе и мило улыбаться.
- Дело в том, - почувствовав свою неловкость, продолжил Крампс, - что даже в тех далеких краях я был наслышан о вашем гостеприимстве и мне посоветовали посетить именно этот чудесный уголок.
Продолжая хранить прежнее молчание, женщина, лишь с легкостью спустила с себя платье и оказалась перед ним совершенно голой. Затем взяла его руку и повела в спальню.
Такого ответа, он никак не ожидал.
В спальне он быстро разделся и бросился в объятье незнакомки.
Через какое-то время, она подала ему бокал с шампанским. Он принял его дрожащими руками, и выпил его до дна.
В тот момент, он почему-то подумал, что сумел найти нужный подход к этой женщине и подобрал к ней желанный ключик. Ведь она сама разделась перед ним, и даже ни сказала, ни слова.
- Как тебя зовут, детка? – спросил Витольд.
- Николь, - ответила проститутка.
- Слушай Николь, а ты бы могла мне помочь? – спросил Крампс, лежа в постели.
- Смотря в чем? – поинтересовалась девица.
- В небольшом предприятии, - пояснил Витольд.
- Я сразу поняла, что ты приезжий. И, что тебе нужно? – поинтересовалась Николь.
- Самую малость, создать свою группировку, - ответил Витольд.
- Ты слишком откровенен, - сказала Николь.
- Ну, ты же меня не сдашь полиции, - пошутил Крампс.
- Может, и сдам, - ответила проститутка.
- Я Витольд Крампс, - представился гость.
- Зашибись. Сам мэтр карточной игры, - ложно удивилась проститутка.
- Не знал, что я так популярен, - сказал Крампс.
- Да за тебя полиция такую награду назначила. Сразу миллионером станешь, - рассказала Николь.
- Не знал, - испуганно произнес Крампс.
- Да ладно. У меня есть старший брат. Он известный в городе разбойник. Он поможет. Я сейчас выйду и позвоню ему. Через пять минут он будет здесь, - сказала Николь.
- Как зовут твоего брата? – спросил Крампс.
- Главр, - ответила проститутка.
Николь быстро вышла из комнаты и направилась к телефонному аппарату.
Крампс встал с постели, достал из кармана своего пиджака сигареты, лег в постель и закурил.
И как обещала проститутка, она поднялась в комнату уже в сопровождении нескольких бандитов.
Витольд продолжал лежать в постели и смотреть в потолок, куда поднимались кольца дыма, исходящие у него изо рта.
- Это ты хотел меня видеть? – спросил высокого роста, крепкий мужчина.
- Я. Если ты Главр, - ответил Крампс.
- Да. Это я. Чего нужно? – спросил бандит.
- Я Витольд Крампс. Слышал? Я хочу создать тут что-то вроде профсоюза бандитов, - ответил Витольд.
- Ну, слава Богу, хоть один нормальный главарь будет. Я помогу тебе, - сказал Главр.
Таким образом, Витольд Крампс нашел себе не только банду, которой он будет руководить, но и крышу над головой. Его поселили в одной из отдаленных комнат борделя.
Уголовный мир, развивающийся по своим, определенным законам, за все время отсутствия Крампса, создал нечто вроде послужного списка всех положительных и отрицательных качеств на каждого представителя аристократического рода Великого Острова. И Витольда сразу же осведомили о каждой, даже невинной шалости великосветских дворян.
Главр лишь положил огромную тяжелую толстую книгу на стол Витольда.
- Хозяин, вот вам весь компрометирующий список на всех великосветских вельмож Великого острова. Тут все. Их сильные и слабые стороны, - объяснил бандит.
- Спасибо, друг, - сказал Витольд и тут же принялся за чтение.
После этого, Главр покинул Крампса.
- Значит так, это продажная девка дала мне неизвестного настоя, и я его выпил. Отчего у меня развязался язык. Да. Умеют тут выворачивать человека, еще как умеют. Ну, я их перехитрю, - признался самому себе Витольд, шепотом.
Крампс принялся за чтение. Он читал все подряд. Его незаурядная память впитывала всю информацию, как губка. И после того, как он закончил читать все содержимое книги, он мог точно узнать каждого героя этой «эпопеи», хотя его не разу и не видел.
- Если ты будешь нас слушаться, то безбедно проведешь всю оставшуюся жизнь и не разу не попадешь под бдительное око полиции. Тут она свирепствует как нигде на Великом Острове, - разъяснил тихо вошедший Главр.
- Хорошо, друг мой. Я так и поступлю. Можешь на меня положиться, - доверительно произнес Крампс.
- Это ты можешь на нас положиться. Потому, что ты карточный шулер, а мы вооруженные до зубов бандиты. И мы тебя не сдадим полиции, а будем использовать, - сквозь громкий смех признался бандит.
- Простите, я ничего не понял, - произнес Витольд, разыгрывая труса.
- Николь сразу поняла, кто ты, и потому решила сыграть с тобой. Здесь, главная она, моя родная сестра, а остальные, лишь ходят под ней. Ну а я, на правах родной крови, распоряжаюсь этой кучкой подонков, - разъяснял ситуацию Главр, - а ты, что действительно возомнил себя героем.
Тут Главр расхохотался еще больше. От смеха он свалился на пол и катился по дорогому паркету.
- Да, - сказал самому себе Крампс, - меня одурачили.
- Еще как, - продолжал хохотать Главр.
В тот же момент в комнату вошла Николь. И Главр в тот миг перестал смеяться, резко поднялся и встал перед ней по стойке смирно.
- Ну, что, братик, все ему разъяснил? – поинтересовалась сестричка.
- Все, дорогая. Он теперь наш, до последней косточки, - отчеканил братец.
- Ну, вот и хорошо, - ответила она, - ну-с, дружочек, - обратилась она к Витольду, - как собираешься нам на жизнь зарабатывать?
- Я тут вашу книгу прочитал, - дрожащим голосом проговорил шулер, - и решил вот тут одного из пэров Великого Острова обчистить.
- Что ж, пэр, так пэр. Приступай, а Главр тебе поможет, - тихонечко произнесла Николь и покинула комнату.
- Ну, не дрейфь, все будет тип-топ, - сказал Главр и ударил его в плечо своей огромной лапой.
- Прошу не бить меня. Я от этого могу потерять свою квалификацию, - с трудом произнес каждое слово шулер.
- Ладно. Прости, больше не буду, - ответил бандит и покинул комнату.
Крампс с трудом сел на пол и стал переводить дух. Его сердце колотило с бешеной скоростью. И когда оно успокоилось, Витольд уснул. На полу.
- Просыпайся, соня, - нежно произнесла Николь, легонечко толкая его в бок.
- Что, уже утро, - стал просыпаться Витольд.
- Да. Я вот, тебе кофе принесла. Просыпайся, и приступай к работе. У нас мало времени, - также нежно сказала Николь и стала покидать комнату.
Она шла таким красивым шагом, от которого Витольд так и не смог оторвать своего взгляда. Он смотрел на нее так долго, что не заметил, как остыл его кофе.
Витольд спустился на улицу, там его ждал Главр и пятеро его подручных.
- Значит так, нашей жертвой будет один из ста тридцати пяти пэров Великого Острова, сэр Арнольд Джефри Куинби. Вот этого вот гада мы с вами и сделаем, - командным тоном произнес Крампс.
- Командуй, мы все в твоем полном распоряжении, - ответил Главр и посмотрел на своих подручных так, что каждый из них вздрогнул и поднял руку так, как будто бы отдают честь высокопоставленному генералу.
- Вот так вот, - сказал Витольд, увидевший всю эту картину.
Витольд Крампс знал о нем практически все, за исключением одного, Куинби был двоюродным братом известного на Великом Острове священника и настоятеля одного из главных монастырей Империи, Отца Карла. Но ни самого Отца Карла, ни всей родословной этого великого и достопочтенного рода Империи, Витольд не знал.
- Руководи, брат, - дружески произнес Главр.
- Мы готовы, - отрапортовал один высокого роста подручный.
- Начнем это в субботу, ровно в семь часов утра, в таверне «У трех утят», а кстати, где это? – резко спросил Крампс.
- Это в рыбацкой части Великого Острова. А зачем именно там? – поинтересовался Главр.
- Туда он захаживает каждую субботу, что бы отведать местных расстегайчиков в винном соусе и порезвиться с одной очаровательной мордашкой, - пояснил шулер.
- А, знаем, - ответил низкорослый подручный, - эту мордашку зовут Сьюзи.
- А причем тут пэр, ведь ее дерет Иероним Клайд, - не понял полноватый бандит.
- А ты, что хотел, что бы он входил в таверну в своей роскошной одежде. И все ему честь отдавали, - ответил Крампс.
- Разрази меня гром, ты прав, - наконец понял полноватый бандит.
- Подожди, - настороженно произнес Главр, - он же сотрудничает с полицией. Об этом здесь каждый знает, ты на кого прешь!
- Это даже интереснее. Как я сказал, так и будет, - возразил Крампс.
- Ничем хорошим это не кончится, - возмутился низкорослый бандит.
- Прикид будет полицейский! Он очень любит малолеток иметь. А вот мы его на этом сами и поимеем, - сказал Крампс и вернулся в бордель.
- Суббота завтра, мы пойдем готовиться, - сказал ему в след Главр.
Крампс лишь махнул на него рукой.
Хоть Главру и не понравилась затея этого негодяя, он все же начал готовиться к операции.
Так, в работе над очередным бандитским проектом, мало кто заметил, как настала суббота. Семь часов утра.
Не вызывая к собственной персоне никакого подозрения, в таверну вошел некий простолюдин, каких захаживало туда в большом количестве.
Он сел за маленький деревянный столик и заказал местных расстегайчиков в винном соусе.
Крампс со своими бандитами сидел неподалеку от него, и ждал удобного случая для начала своей операции.
После того как пообедал, простолюдин стал подниматься на второй этаж.
- Сьюзи, мордашка моя. Ты там? - спросил простолюдин.
- Там-там. Иди скорее, - сказал любезница.
Бандиты, продолжали, не торопясь, поедать местные блюда и запивали их местным, дешевым вином, своим вкусом, напоминавший уксус.
Примерно через двадцать минут, взяв с собой четырех подручных, Крампс, под видом полицейского инспектора, поднялся в покои, где Клайд развлекался со своей малолетней блудницей.
Дверь резко распахнулась, и в комнату влетели два шантажиста с огромными фотоаппаратами, снимающими при помощи марганцовой вспышки. Они сделали несколько снимков и мгновенно исчезли.
Вслед за ними влетело еще пару головорезов с револьверами.
- Иероним Клайд, великий пэр Великого Острова, сэр Куинби? – спросил Крампс.
- Да, - испуганно произнес Клайд, - с кем имею часть разговаривать?
- Так меня имеет сам пэр Великого Острова, и платит мне по самым низким ценам. Ах ты, скотина, - разозлилась Сьюзи.
- Заткни рот, - приказал ей Крампс.
- Что? – вновь возмутилась проститутка.
После этих слов, Витольд ударил сильно по лицу проститутку и жестами, дал понять своим людям, связать ее.
- Поговорим, господин пэр? – спросил Витольд.
- Поговорим, - согласился Клайд.
- У вас непогрешимая репутация… - начал Крампс.
- Теперь уже не очень, - перебил его Клайд.
- Этот факт в вашей биографии можно и опустить. Мне нужно попасть в высшее общество. И вы мне в этом поможете, - продолжил Крампс.
- Никогда. У нас честные люди, - сказал Клайд.
- Особенно вы, - съязвил Крампс.
- Я согласен. Каждое воскресенье я устраиваю прием, званный вечер. На него стекается весь город. Можете приходить и вы, - сказал Клайд.
- А пригласительный билет? – поинтересовался Крампс.
- Я пришлю его вам сегодня вечером. Только скажите, куда и на чье имя, - сказал Клайд.
- На мое. На имя сэра Витольда Крампса. А за пригласительным билетом я сегодня же пришлю своего человека, - сказал Витольд.
- Хорошо, - тихо произнес Клайд.
Все произошло именно так, как договорились. Поздно ночью, в комнату одного из борделей, которую занимал Витольд Крапмс, пришел низкорослый вор-карманник и доставил ему пригласительный билет.
Крампс ликовал.
Витольд стал мечтать о красивом и дорогом доме на берегу Легендарной реки, о лакеях, кучерах, дорогих и элегантных экипажах. О костюмах, расшитых золотом. О балах, на которых он будет танцевать под ручку с самой королевой-матерью.
У карточного афериста оставалось всего несколько часов, для того, что бы приготовиться к такой важной, изменяющей все его жизнь, встрече.
- Ура! Скоро у меня будут лакеи, огромный особняк и я даже смогу потанцевать на балу с королевой-матерью, - неожиданно вырвалось у него изо рта.
Но ликование быстро сменилось унынием, а чуть позже и слезами на глазах.
- Ивет! Где ты? Я потерял любимую подружку. Прости, если сможешь, - кричал Витольд в своей, закрытой от посторонних, комнате.
Все происходило примерно так же, как это происходило ровно пять лет тому назад. Когда он уходил от Ивет.
- Ивет, бедная Ивет. Она ждала моей смерти, а я тогда по-крупному выиграл. И потерял мою дорогую подружку. Где она теперь? – сказал Витольд самому себе.
Витольд не знал, куда уехала Ивет. После того, как она покинула свой маленький город. Но в один прекрасный летний день, в одном из ресторанчиков Старой Праги, он встретился с тем самым полицейским, который заставил людей забить на базарной площади забить на смерть Ивет.
Это произошло в маленьком уличном ресторанчике.
Оба были выпившие.
- Пойми брат, мне так плохо, - сказал пьяный Бронкс.
- А, что так, - удивился Крампс.
- Больше года назад, в своем городишке я заметил Ивет, - продолжил полицейский.
- Какую еще Ивет? – не понял шулер.
- А, ты не знаешь. Она была знаменитой в Бедном Городишке. По ней сходили с ума все. А я ее увидел в своем, занюханном и проклятом всеми дерьме, - выкрикивал каждое слово палач.
- И, что же случилось? – продолжил расспрос Витольд.
- Я заставил все местное население забить ее камнями. И она долго и печально умирала. Теперь я не нахожу себе места, - закончил полицейский.
- Ну и правильно, - сказал Крампс, и пьянчуги разошлись.
На следующее утро, проснувшись в дешевом номере гостиницы, с больной головой, Крампс стал вспоминать, что же случилось с ним прошлось ночью.
В своем городишке я заметил Ивет…. Я заставил все местное население забить ее камнями, - услышал Крампс слова своего собутыльника.
Эти слова были повторены несколько раз.
- Значит Бронкс, этот чертов легавый, повинен в ее смерти. Ну, я тебе отомщу, - сказал Крампс самому себе и вошел в ванную комнату.
Он несколько дней плутал по городу, выискивая полицейского. И вот, когда ему удалось найти убийцу, сидевшего в дешевом ресторанчике и напивающемся в доску, Крампс решил довести Бронкса до какого-нибудь темного переулка и убить его.
Поздно ночью, когда полицейский проходил сквозь узенькие улочки Старой Праги, сзади, на него напал Витольд и длинным острым ножом отсек ему голову.
Сделал это Витольд, единственным взмахом руки.
Нож блеснул в отражении лунного света и отсек голову тому, кто сам не раз отсекал голову другим.
Пока Витольд вспоминал всю свою жизнь, его подручные готовили ему соответствующий имидж очень богатого и респектабельного вельможи, который должен выглядеть ничуть не хуже всех остальных гостей.
Бандиты, в количестве шести человек, тайком вошли в королевскую конюшню. И тихо вскрыли пудовый замок, что висел на центральных воротах.
Незаметно, для многочисленной охраны вошли внутрь. Потом, забрались в стойла. Охрана даже ничего не почувствовала. Все происходило так, как будто бы конокрады были одеты в плащи невидимки.
Обвязав конские копыта толстым слоем мешковины, и накрыв головы мешком, бандиты, не привлекая к себе никакого постороннего внимания, покинули конюшню, вместе с дорогими, породистыми лошадьми.
Выйдя наконец, на улицу, воры поставили пудовый замок на место и закрыли его, не оставляя никаких следов взлома.
Затем, воры влезли в другую часть королевской конюшни. Там мирно стояли дорогие, расшитые золотом и драгоценными камнями, в форме королевского герба, экипажи.
Там, конокрады проделали точно такую же операцию, благодаря которой, один из дорогих экипажей, оказался просто похищен на глазах у многочисленной вооруженной охраны.
Когда они закрыли пудовый замок в этой части конюшни, подручные Витольда Крампса поспешили в свою мастерскую, где они собирались переделать карету под стиль своего хозяина.
Один из бандитов разработал дизайн совершенно нового герба, который стали вшивать в корпус дорогого экипажа.
В считанные часы, умельцы сорвали с кареты всю обшивку и позолоту, драгоценные камни, что принадлежали еще несколько часов назад королеве-матери, и инкрустировали карету в новой форме, во французском стиле, времен Наполеона.
В своей работе, разбойники использовали драгоценные камни, что представляли королевские привилегии во всем остальном мире людей.
Одевшись добропорядочным гражданином, Витольд Крампс покинул свою комнату в борделе и спустился на узкую улочку.
Там его уже поджидал абсолютно новый экипаж, от которого еще пахло, свежей краской.
Все происходило как в знаменитой сказке Шарля Перо. Теперь, простой картежник, превратился в персонажа, что очень сильно напоминал сказочного Маркиза де Карабаса. Так досконально был соблюден внешний интерьер весьма богатого господина.
Родовое поместье Иеронима Клайда представляло собой огромный дом. И, если судить о хозяине, исходя лишь из внешнего вида, то можно было с уверенностью определить его положение в его семье и в роле в обществе.
Это безошибочно смог сделать Крампс. У него на это глаз был уже наметан.
- Значит, Клайд оказался из тех, кого принято называть бедным родственником. Но, у титулованной особы. Так-так, - сказал самому себе Крампс.
Перед входом в богатый дом известного вельможи, Крампса встретил слуга.
- Как изволите доложить о вас, сэр? – спросил слуга.
- Сэр Витольд Крампс, вот мой пригласительный билет, милейший, - надменным тоном произнес Витольд.
- Благодарю вас, сэр. Пожалуйте в залу, - попросил слуга.
Каким-то своим, непонятным чувством, Витольд почувствовал нахождение на рауте нескольких полицейских. Ему пришлось приложить немало усилий для того, чтобы взять себя в руки.
- Успокойся Витольд, это всего лишь охрана крупных государственных персон. Ты здесь званый гость. И тебя не тронут, - успокаивал Крампс самого себя.
Витольд Крампс прохаживался по залу с бокалом дорогого шампанского в руках. Но, не смотря на его стать, ноги все равно продолжали дрожать.
Витольд, своим наметанным глазом, видел как ловко, и элегантно подкрадываются к нему полицейские. Ему даже захотелось сбежать. Но не тут, то было. Все двери во время званого вечера были наглухо заблокированы широкоплечими констеблями, которые мило и учтиво возвращали несчастного афериста к гостям.
- Мне конец. Это ловушка. Меня обвели вокруг пальца, - кричал Витольд внутренним голосом.
Неожиданно к Витольду тихонечко, почти на цыпочках, подошел Клайд. Пэр захотел проверить реакцию карточного шулера. Но Крампс даже глазом не повел.
- Как дела? – спросил Клайд.
- Замечательно. Но, не могли бы вы, сэр, убрать отсюда полицию. Они действуют мне на нервы? – попросил Витольд.
- Нет. Это моя охрана, - возразил Клайд.
- Благодарю вас, - ехидно произнес Крампс.
- Пожалуйста. Хотел бы вам заметить, сэр, что вас хочет видеть начальник Имперской Полиции. Генерал Станислав Стрэнтон просто мечтает сыграть с вами в карты, - льстиво произнес Клайд.
Сэр Куинби взял под руку своего гостя и принялся учтиво провожать его в другую комнату. По пути, сэр Куиби и Витольд встретили Отца Карла и его приемную дочь.
- О. Карл. Дорогой родственник. Как хорошо, что ты пришел, дорогой, да и еще свою дочь-затворницу из кельи вытащил. Как же я рад тебя видеть, - обрадовался Клайд.
- И я тебя очень рад видеть, брат, - ответствовал Отец Карл.
- Благослови вас Бог, дорогой родственник, - тихо произнесла Сестра Мария.
- Бог, как вас зовут, о прекрасная? – спросил Крампс.
- Сестра Мария, – тихо ответила монашка.
- У меня сегодня невероятно счастливый день, - обрадовался встрече Крампс.
- Рада за вас, сэр, - ответила Сестра Мария.
- Ну, пошли, - сказал Клайд, пытаясь сдвинуть с места картежника.
Витольд продолжал стоять как вкопанный. Он не мог оторвать глаз от монашки. Ему хотелось овладеть ею. Но не так, как если бы это была Ивет. В одно мгновение его страсть к деньгам и карточным играм была смята и раздавлена вселившейся в него любовью.
- Так вот, что это такое, Любовь? Так вот это, какое чувство? Когда ты, ради совершенно незнакомого для тебя человека готов совершить любой подвиг, - признавался самому себе Витольд вслух.
- Что с вами? – спрашивала Сестра Мария, краснея.
- Я в вас влюбился. И меня теперь лихорадит от этого. Скажите, что мне сделать для вас? – спросил Витольд Марию.
- Так, Витольд, тебя полиция ждет, - резко оборвал Клайд.
- Опять нашел для своего генерала преступника? – резко спросил Отец Карл.
- Да брат. Он лидер одной из самых крупных организованных преступных группировок Лодона. Карточный шулер, между прочим, - уточнил Клайд.
Но эти слова никак не отразились на внешнем виде Витольда. Он, как и прежде стоял прикованным к полу и не отрывал глаз от монашки.
- Я вас вспомнил. Лет пять назад вы обыграли Кромвеля. Подчистую, - произнес Отец Карл.
Монашка продолжала стоять и краснеть.
- Крупно. Вот это бандит. Кого я в свой дом привел? – испуганно спросил Клайд.
- Да господа. Это именно я. Лидер крупной преступной группировки и карточный шулер, который разорил сектанта сатаниста, - подтвердил Крампс.
- Мне бы очень хотелось, что бы вы исправились, – тихо произнесла Сестра Мария.
- Теперь это уже невозможно. Меня скоро схватят. А в тюрьме не перевоспитаешься, - сказал Крампс, направляясь в другую комнату.
- Жаль мне этого парня. Очень жаль, - сказал Отец Карл.
- Тебе это по твоей церковной должности положено. А вот мне таких, не жалко. Их надо давить, - возразил Клайд.
- Всех не раздавишь, - возмутился Отец Карл.
- Я очень рад, что ты жив и здоров, дорогой. Это для меня главное, - сказал Клайд.
- Бог с тобой, - сказал Отец Карл, перекрестив своего родственника.
- И с тобой, что бы прибывал Всевышний, - ответил Клайд, целуя руку священнику.
Когда Отец Карл обернулся, то рядом с собой он увидел пустое пространство. Сестры Марии уже не было.
Быстро пройдя сквозь толпу гостей, старый священник нашел таки свою дочь.
Она стояла в углу гостиной и тихо молилась.
- Что с тобой? – испуганно спросил священник.
- Отец, исповедуйте меня, ибо я согрешила, - сказала Сестра Мария.
- В чем? – поинтересовался отец Карл.
- Я влюбилась, - сквозь слезы отвечала Сестра Мария.
- В кого?- удивился Отец Карл.
- В этого карточного афериста. Я не могу теперь без него жить, - призналась Сестра Мария.
После этих слов, девушка заплакала еще сильнее. И старый, добрый священник понял, что ничем он ей больше не поможет.
Дочь, наконец, выросла и стала женщиной. И ей теперь нужен не старый и мудрый отец, а молодой мужчина, который должен будут стать ей опорой на всю ее жизнь.
Тот, от кого она рано или поздно будет рожать детей.
Тем временем, Витольд резко открыл дверь в комнату для игроков. И перед начальником Имперской Полиции предстал не дрожащий от ужаса, воришка, а уверенный в себе мужчина.
- Я знаю, кто вы. Вы генерал Станислав Стрэнтон. Человек, весьма смелый, а от того и безрассудный. Вы занимаете свой пост вот уже семь лет подряд, - начал Крампс.
- Да. Это так, - подавленным голосом, заявил генерал.
- Вы получили его по наследству, от своего отца, что возглавлял Имперскую полицию на протяжении восемнадцати лет. А он, в свою очередь, от своего деда. Я ничего не перепутал? – поинтересовался на последок шулер.
- Да, нет, - продолжил тушеваться полицейский.
- Замечательно. Вот видите. Вы все знаете про меня, ну а я, про вас. Так, что мы теперь ровня, - заявил Витольд.
- Этого никогда не будет, - собрав последние силы, завопил Стрэнтон.
- Посмотрим, - уверенно произнес шулер, - ваши дела идут хорошо. Даже великолепно. Вы при своей должности еще владеете целым портом, откуда идет контрабанда на Великий Остров. И после этого вы продолжаете утверждать, что мы не ровня?
- Нет. Я полицейский. А ты вор. И я тебя посажу, - громогласно заявил полицейский.
- Мне сказали, что вы мечтали сыграть со мной в карты? – спросил надменным тоном Крампс.
Такого тона явно не ожидал опытнейший полицейский. Подобное отношение не только загнало в угол генерала, но и даже, подавило его морально.
- А деньги у вас имеются? Я по безналичному расчету не играю, - продолжил Крампс.
- Имеются, - испуганно ответил начальник полиции.
Витольд сел за карточный столик, и как водится, надел свои любимые белые резиновые перчатки и приступил к игре.
- Впервые вижу картежника в перчатках, - озадачился генерал.
- Это мой любимый атрибут, - пояснил Крампс.
Игроки достали из своих карманов деньги и принялись за игру.
- Во что будем играть? – тасуя карты, спросил первый игрок.
- Мне все равно, - ответил второй.
- Начнем господа, по маленькой, - вставил третий игрок.
После того, как игроки получили на руки свои карты, игра началась.
Каждый по очереди бросал карты, получая свой выигрыш.
Вокруг стояла толпа зевак, и наблюдали за игрой.
- Что господин начальник полиции, несколько часов в карты и у вас не фуллера? Ну-с, на что еще играть будем? – осведомился Крампс.
Рядом стоявший Клайд, просто трясся от страха.
- Ну, как мордашка, господин пэр? – подтрунивал над Клайдом Витольд.
Клайд краснел, словно девица на выданье.
Игроки не выходили из-за стола несколько часов подряд. Он пили крепкие напитки, курили сигары и длинные сигареты, внимательно следили друг за другом.
Постепенно все подходило к своему логическому концу.
Развязка оказалась неожиданной, но только лишь для генерала Стрэнтона.
- Все промотал, годовой бюджет полиции промотал, - злобно произнес начальник имперской полиции.
- Разрешите получить выигрыш? – попросил Крампс.
- Вот ваш чек, деньги по нему вы можете получить в любом банке Империи, - сказал начальник полиции, протягивая финансовый документ.
- Всего хорошего, - откланялся Крампс.
По прошествии нескольких часов игры подряд, за столом их сменили другие игроки, которые стали, бросать карты на стол. Теперь они не встанут со своих мест на очень долгое время.
Все закончилось лишь поздно ночью.
Крампсу повезло и на этот раз.
И вновь ему помогла женщина. Пять лет назад, ею была проститутка Ивет. Сейчас же, обыкновенная и трогательная до слез, монашка.
Витольд забыл ее имя. Но он помнил ее лицо и ее, наполненные слезами, глаза.
Такого чуда, великий мошенник не видел не разу.
- О Боже, если бы ты знал, как мне плохо. Как мне тошно от всего этого. Как же я хочу умереть, - кричал Крампс на ступенях богатого дома.
Его истошный крик заставил всех гостей обратить на него внимание.
- Что с ним? По-моему он напился, - раздались голоса в толпе дворян.
- Нет, не напился. Я просто хотел войти в ваше поганое общество. Но оно еще хуже, чем наше. Вы только делаете вид, что благородны. На самом деле, вы такие же твари, как и мы, - выкрикивал Крампс в сторону толпы.

Секта Незваных Льстивых Оборотней.

Витольд шел по пустынной ночной улице Лодона. Он постоянно думал о случайно встретившейся монашке. Как ему хотелось прижаться к ней. И что только он для этого был готов сделать. Да хоть черту душу продать.
Его внешний вид заметили мошенники, плуты, дешевые воры, и различные проходимцы, что целой толпой стояли у дверей борделя и дожидались возвращения своего крутого босса.
Витольд вошел в самый центр толпы и злобно посмотрел на окружавших еще недавно его людей.
- Чего ждете? – поинтересовался Крампс.
- Ваших распоряжений, - сказал кто-то из толпы.
- Моих распоряжений, - сквозь злобный смех произнес Витольд, - моих распоряжений. Идите, вы все в тюрьму, господа жулики. Там вам самое место. А еще лучше, на вечную каторгу. Ничтожества.
- Ты не прав, босс. Мы на тебя столько горбатились. И теперь ждем вознаграждения, - кричали воры.
- Вознаграждения. Нет. Нет у меня ничего. Я даже за ночлег в этом борделе заплатить не смогу. Меня обобрали до нитки. Я еле свой смокинг унес, - говорил Крампс.
Не выдержавшие издевательств в свой адрес, уголовная братва начала избивать, сколько было сил своего обанкротившегося босса.
- Эти идиоты думают, что я их обобрал. Пусть. Они не знают, что осатаневшие от безденежья полицейские, очень скоро накроют всю их малину. А мне нужно спастись, - говорил про себя Крампс.
Бандиты набили ему не только все подлое лицо, и весь его остальной прогнивший мир души и тела.
В голове у Крампса было преогромное количество планов. Он хотел стать богатым и уважаемым человеком в Лодоне и продолжать заниматься своими грязными, скрытыми от глаз посторонних делами.
Но вместо этого, он отдал себя на растерзание толпе. Толпе, что еще минуту назад смотрела ему в рот и ловила каждое его слово.
Наутро, потерявшего сознание от боли Витольда, посреди улицы, подобрали мимо проходившие монахи. Они шли на базар за продуктами. Добрые люди положили тело Витольда в нечто, похожее на плащ-палатку, взяли ее с четырех концов, подняли и потащили его в свой монастырь.
Монастырь, из которого вышли монахи, принадлежал так называемой Секте НЛО – Незваных и Льстивых Оборотней.
Их символом была комета, внутри которой сидел астронавт. Именно это и было изображено на памятнике, что был водружен у самых ворот монастыря многие века тому назад. Этот памятник, для монахов, служил чем-то вроде иконы, на которую все они молились.
Именно подобную комету, несколько лет тому назад по возвращению из Карэна и увидел Отец Карл вместе со своим кучером.
Вскоре, Крампс обнаружил себя лежащим в келье. Он не мог встать, так как ему это сделать мешали бинты и крепкие, прямые палки, что поддерживали в недвижимости перебитые кости. Со стороны, Витольд напоминал древнеегипетскую мумию фараона.
- Где я, святой отец? – спросил Витольд у монаха.
- Я монах, сын мой. А святой отец, это настоятель монастыря. Он примет тебя, как только тебе станет лучше. А пока, молись Богу, чтобы он отпустил все твои грехи, - ответил монах.
- Я не умею, - сообщил Крампс.
- Ничего, научишься, - нежно утешал монах.
- Вы знаете, кто я? – спросил Витольд.
- Нет, сын мой. Не знаю. Для нас ты человек, которому Бог даровал жизнь в очередной раз, для того, что бы ты исправился, - рассказал монах.
- А если я не исправлюсь? – поинтересовался Крампс.
- Бог сам знает, что с тобой делать. А ты усмири свою гордыню и лечись от всех твоих недугов, - продолжал успокаивать монах.
О том, что Витольд Крампс разорил главного Имперского полицейского, узнали буквально на следующие сутки. Из местных газет, в которых дворяне опубликовали свои статьи, досконально поведавшие об этом. Можно сказать, рассказали во всех подробностях.
Это очень разозлило всех полицейских Великого Острова.
По этому поводу, в каждом полицейском участке Великого Острова были собраны стражи правопорядка для того, что бы выяснить, что же делать им дальше.
- Господа офицеры, в течение этого года мы не получим ни фуллера, - проинформировал комиссар полиции.
- Какого хрена. Что за шутки? Требуем объяснений, - возмущались полицейские.
- Дело в том, что господин Стрэнтон проиграл весь годовой бюджет Витольду Крампсу, - объяснил комиссар.
- Тогда он не оставил нам никакого выбора. Мы будем бесчинствовать. Нам на что-то надо содержать наши семьи, - кричали полицейские.
- По-моему, именно для этого Стрэнтон и проиграл все деньги, - предположил комиссар.
- На штурм всех воровских малин. Уничтожим всех преступников до последнего карманника. А Крампса как следует, вздрючим, - в один голос крикнули полицейские.
Витольд Крампс во второй раз в своей жизни стал причиной трагедии огромного масштаба. В первый, когда он обыграл Кардинала Кромвеля. Тогда, после публичного поражения главного чудовища, монстры напали на Бедный Городишко, и стерли его с лица Земли. Во второй, сейчас. По прошествии пяти лет. Когда карточный шулер обыграл самого шефа Имперской Полиции.
И в том, и в другом случае, ему удалось спастись.
Вооруженные полицейские, втайне от жителей города стали стекаться к кварталам, в которых обитала столичная преступность. Они стали окружать квартал за кварталом и незаметно для бандитов, либо убивали их, либо брали их в плен.
Но в одном из кварталов их заметили. Тогда, не жалея никого, стражи правопорядка открыли по всем огонь на поражение.
- Атас. Ребята. Фараоны. Спасайтесь, - кричали друг другу воры.
Преступники, что пытались бежать, получали порции свинца в спину или в другую часть тела.
Полицейские врывались в дома и устраивали повальные погромы и обыски. Попутно с этим, они грабили тех, кто сам был призван красть.
Люди в камуфляже, словно ураган, влетали в бордели. Они выволакивали проституток, вместе с их клиентами на улицу и забивали абсолютно голых и беззащитных людей на смерть.
- Господин полицейский, пожалуйста, не убивайте меня. Вот вам тысяча фуллеров, - упрашивал вор.
- Ладно. Ты арестован, – отвечал полицейский.
- Спасибо. Я согласен, - радостно отвечал вор.
Те из них, кому чудом удавалось избежать ареста или смерти, в спешном порядке покидали страну. Морем.
- Вот тебе рубин. Вывези меня из этого острова, - обратился вор к владельцу судна.
- Сколько вас? – спросил владелец.
- Шестьдесят человек, - отвечал вор.
- Рубин с носа. Или оставайтесь все, - поставил условие владелец судна.
- Идет, - радостно согласился вор.
Среди схваченных преступников Витольда Крампса не оказалось.
- Сволочь, собака. Ему и на сей раз, удалось скрыться. Ну, ничего. Это не надолго, - кричал начальник Имперской Полиции в собственном кабинете.
Поиски карточного афериста продолжались.
Витольду Крампсу даже в голову не приходило, куда он попал.
Витольд лежал неподвижно. Оглянувшись вокруг, он неожиданно вспомнил один из европейских городков, по улицам которого ходили облаченные в различную одежду монахи. Но монах, разговаривающий с ним, был одет как-то не обычно. Вроде бы тот же балахон с капюшоном. Но что-то в нем было не так.
- Что же с ним не так, почему мне так не хочется верить ему? – спрашивал у самого себя Крампс, - и вид у него благопристойный, да и сам весьма интеллигентный. А, все-таки веры у меня к нему нет.
А в это время поиски Крампса продолжались по всему городу.
В полицейские участки доставлялись подонки различных мастей и подвергались унизительным допросам.
- Пусть загрызет меня собака, если я не прав, - начал комиссар.
- А, в чем дело, босс, - неожиданно спросил полицейский.
- Кажется, я знаю, где Крампс, - ответил комиссар.
- Ты только скажи, где, а мы и там достанем, - крикнули четверо полицейских.
- Там не достанете, - остановил комиссар.
- Не тяни кота за хвост, - крикнул полицейский.
- Дело в то, что для карточного шулера, ни разу, не бывавшего в церкви, все храмы одинаковы, - начал комиссар.
- И для них нет никакой разницы, что твориться у них внутри, - подхватил констебль.
- Точно. А ведь у нас на Великом острове происходит чудовищная метаморфоза по части религии, - продолжил еще один из полицейских.
- В точку, парни. И потому, одетые в приличные балахоны священнослужителей, с позволения сказать, люди, могут поклоняться сатане. Балахон, ряса, все это лишь одежда, которая скрывает истинное предназначение его хозяина, - закончил комиссар.
- Значит, он в ордене незваных и льстивых оборотней. Да, туда мы не можем добраться. Если они сами нам его не отдадут, - согласился сержант.
И полицейские тут же стихли.
В глубинах монастыря, в его замаскированных подвалах-лабиринтах скрывались те, кого называли инопланетянами. Огромных размеров панно, сложенное «живыми квадратиками» рассказывало о том, как в доисторические времена они, жители звезды Кальвадос, созвездия Хищный Нос, на множествах космических кораблях прилетели к людям. И люди встретили своих незваных гостей шквалом огня из гигантских мушкетов. Из-за чего большая часть пришельцев погибла, другая часть улетела обратно, а остальные спрятались в первом, попавшемся на пути монастыре. Затем, они, по ночам выбирались за стены собора и крали людей, что бы провести над ними свои изуверские опыты и выяснить, как они устроены, постепенно приобретая сходство с человеком.
Неизвестно, произвели ли на них хоть какое-то впечатление Великий Будда, Иисус Христос – Сын Божий, или Пророк Магомет, но таинства, что закрыты сенью религии, они так и не постигли.
Они каждую ночь вылетали из своих многокилометровых подвалов, на ступе, что ими были захвачены в далекие времена у ведьм, и отправлялись на поиски новых жертв.
Инопланетяне проводили над ними нечеловеческие опыты. И многие из людей, кто не выдержал их, становились слугами пришельцев. Так, постепенно образовался Орден Незваных и Льстивых Оборотней.
Почему Незваных, наверное, люди это уже давно поняли. Все современное человечество, привыкло к тому, что бы жить с себе подобными. И никого кроме людей рядом с собой видеть не хотели.
Льстивых, потому, что, обнаружив у человека огромные залежи неистраченной силы и энергии, пришельцы стали понимать, что лишь одним оружием человечество не возьмешь. Необходимо применить еще хитрость, и даже чародейство.
Об этом еще можно легко судить по литературным произведениям и снятым бесчисленным числом художественных фильмов. Огромное количество произведений описывают сверхъестественные, даже сверхчеловеческие способности инопланетян, которые ставятся против самых обыкновенных манер поведения людей. И «литературные гении», написавшие такое, берут на себя не просто смелость, а хамскую дерзость, утверждать, что подобные соотношения не чуть не мешают людям побеждать злобных пришельцев.
Хотя, если быть честными перед самим собой, и трезво рассматривать именно этот вопрос, можно наткнуться на всевозможные документы, в основном религиозного содержания, в которых детально описывается все сверхспособности человека. Особенно те, что помогают ему преодолевать огромные космические пространства, оказываться на других планетах, и даже входить в другие измерения. К ним же относятся и способности человека видеть будущее. И даже книги о переселениях душ, тоже входят в мировой человеческий опыт, которые используют нечистоплотные писатели, для того, что бы присвоить его пришельцам.
И все это, ради материальной выгоды.
А Оборотнями их прозвали потому, что они с легкостью могли превращаться, во что угодно и в кого угодно. Они долго проживали вместе с людьми и потому, благодаря своим методам, смогли соединить свои гены с генами многих людей и даже животных.
В этом деле был один изъян, превращаясь в человека, они не могли впитать в себе не одной индивидуальной черты характера того, в кого они превращались. Даже в человеческом образе, они оставались такими же инопланетянами, как и до своего перевоплощения.
В то самое время, когда Витольд лежал в келье Ордена, Сестра Мария влетела в кабинет Отца Карла как угорелая.
- Святой Отец, исповедуйте меня, - попросила Сестра Мария и встала на колени.
- Да как же я могу исповедовать тебя, когда ты моя родная дочь, - удивился Отец Карл.
- Я обращаюсь к вам не как ваша дочь, а как невеста Господа, - пояснила Сестра Мария.
- Ну, раз так, - неохотно согласился Отец Карл.
- Я знаю, где он, - произнесла Сестра Мария.
- Кто? – поинтересовался Отец Карл.
- Картежник, - разъяснила Сестра Мария.
- И где? – спросил старый священник.
- В монастырском приходе ордена незваных и льстивых оборотней, - ответила Сестра Мария.
- Откуда ты об этом знаешь? – удивился Отец Карл.
- Я чувствую, - призналась монашка.
- Как же его любишь, что чувствуешь его местонахождение? Ответь, дочь моя, - попросил старый священник.
- Не знаю, Отец мой, - в очередной раз призналась Сестра Мария, - Не знаю. Но я знаю, что ему угрожает опасность.
- Если ты действительно правда, то угрожает, - согласился Отец Карл.
- Правда, правда, Отец мой, - продолжала настаивать Сестра Мария.
- Иисус терпел и нам велел, - ответил Отец Карл.
- Как прикажите, Святой Отец, - произнесла Сестра Мария, вставая с колен и целуя руку священнику.
- Ступай к себе, дочь моя, - сказал Отец Карл.
Сестра Мария поклонилась и покинула его кабинет.
Старый, умудренный богатым опытом священник, поднялся со стула и начал прохаживаться по своему кабинету. Он не мог найти себе место.
Неожиданно, Отец Карл вспомнил ту самую комету, что он видел однажды, когда возвращался из одной из командировок. И почувствовал скорую развязку всей этой истории. В форме театра военных действий.
- Как же мне оградить тебя, дитя мое? Ведь он действительно испортит всю твою жизнь. Ты будешь навек опозорена, - говорил вслух самому себе старый священник.
Члены Ордена воспользовались своей магией и создали несколько экстрактов и монахи потихонечку, так, что бы не вызвать лишнюю боль, обмазывали ими раны неудачливого шулера. Таким вот образом, по истечении шести дней, Витольд Крампс освободился от тяготившей его болезни.
За все время его пребывания там, никто ему ни разу не признался в том, куда он в действительности попал.
- Выздоровел. Молодец. Сегодня тебя примет наш глава Ордена Незваных и Льстивых Оборотней, господин Де-Лоттор. Будь с ним повежливей, - нежно попросил монах.
- Хорошо. Тем более что я вам обязан жизнью, - с радостью согласился Крампс.
- Полно тебе, сын мой. Главное, не греши больше, - попросил монах.
После того, как он окончательно встал на ноги, его, в своем личном кабинете, принял настоятель монастыря, Глава Ордена незваных и Льстивых Оборотней, монсеньор Де-Лоттор.
- Благодарю вас, ваше преосвященство, за то, что вы не оставили умирать одинокому страннику, - начал Крампс.
- Да ладно, - наглым тоном ответил Де-Лоттор, - ты ведь известный карточный шулер Витольд Крампс. И теперь ты мне обязан.
- Готов отработать свой долг, – ответствовал Крампс.
- Ты приведешь ко мне одну девушку, - потребовал Де-Лоттор.
- Простите, но я карточный шулер. А не бандит, который занимается похищением людей, - возразил Крампс.
- Да действительно похищение. Но ты мне обязан. Иначе, мы просто сдадим тебя в Имперскую Полицию, – с угрозой произнес Де-Лоттор.
- Вы не священник, вы мерзавец, - разозлился Крампс.
- Конечно. Подлость так здорово прижилась здесь, что стала просто своей в человеческом обществе, - согласился Де-Лоттор.
- Можете сдавать. Если даже хотите, я сам туда пойду, - сказал Витольд.
- А ха. Пойдет он. Как же, - с сарказмом произнес Де-Лоттор.
- Я хотя могу узнать, кто это девушка? – спросил Витольд.
- Можешь. Это дочь преподобного Отца Карла. Монашка, по имени Сестра Мария, - ответил Де-Лоттор.
- Мерзавцы, - разозлился Крампс, - Это ведь совсем невинная девушка.
- Именно. Нам необходимо узнать, как она устроена. И если ты не доставишь к нам ее, то она сама к нам придет, - сказал Де-Лоттор.
- Откуда такая уверенность? – удивился Крампс.
- Откуда. Во-первых, она монашка, и ее долг спасти всех заблудших овец Божьих. А во-вторых, она в тебя влюблена, как кошка. И сделает все, что бы спасти своего любимого мужчину. Да и ты, дерьмо, тоже в нее влюблен, - разъяснил Де-Лоттор.
- Я согласен привести ее, - согласился Крампс.
- Нет. Ты меня не обманешь, - отказал ему Де-Лоттор.
Де-Лоттор взмахнул рукой, после чего Витольда схватили и стали заковывать в цепи.
Эту игру, карточный шулер проиграл.

Страдания.

Наутро следующего дня, один из людей Ордена пришел в Собор Петра и Павла для того, что бы встретиться с Отцом Карлом и его дочерью, Сестрой Марией.
- Чего вам нужно? – злобной спросил Отец Карл.
- Самую малость, вашу дочь, - ответил посыльный.
- Всего то? – игриво спросил Отец Карл.
- Да. У нас Витольд Крампс. И если ваша дочь не пойдет сейчас со мной, то его убьют мои братья по вере, - ответил посыльный.
- Какая у вас там еще вера? Безбожники, - возмутился Отец Карл.
- Этот вопрос философский. Так, что Сестра Мария пойдет со мной? – наглым тоном спросил посыльный.
- Да. Пойдет, и сейчас же, - ответила Сестра Мария.
- Нет, - приказным тоном произнес Отец Карл, - я не отпускаю тебя. Ты невеста Бога, и останешься тут.
- Простите, Святой Отец. Но я пойду, - твердо произнесла монашка.
К вечеру Сестру Марию привезли в Орден.
На ее глазах полиция уводила Крампса в тюрьму.
- Вы же обещали… - возмутилась Сестра Мария.
- Мы обещали, что не убьем его. А вот на счет всего остального, простите. Теперь вы наша пленница, - сказал Де-Лоттор.
- Не будет этого, - гневно произнесла Сестра Мария.
- Увидим, - сказал Де-Лоттор.
Когда, наконец, Крампс покинул пределы Ордена и был отправлен в полицию, Де-Лоттор взмахнул рукой, и на Сестру Марию напало восемь сильных мужчин. Они пытались раздеть ее на гало. Но у них так ничего и не получалось. Монашеская одежда наотрез отказывалась покидать тело бедной девушки.
После того, как первая часть их плана провалилась, испытывая злость, слуги Де-Лоттора стали скручивать ей руки, и силой повели в подвал.
Бедная монашка никак не ожидала увидеть внутри подвала две сотни крупных и высоких существ, ослепительно белого цвета, похожих на ходячих надутых воздушных шариков. Ими оказались, чудом, уцелевшие инопланетяне. Они ни разу не покидали своих подвалов. Потому, что технически они контролировали всю территорию Великого Острова.
Монашку посадили на стул и связали.
Сестра Мария продолжала молиться.
Пришельцы выкатили все свои установки для того, что бы начать свой, исполненный нечеловеческим отношением, опыт. Аппараты чем-то напоминали рентгеновские, демонстрировали на своих экранах не внутреннюю структуру человеческой конституции, а другие показатели. Прежде всего, техника показывала умственные способности и критерии жизнеспособности человека по отношению к климатическим особенностям планеты.
- Эта чертова монашка нам ничего не говорит. Все приборы молчат, - злился инопланетянин.
Третьей фазой в исследовании человека, стало скачивания данных мозга монашки на специальный датчик, который обрабатывал все биотоки мозга и давал анализ его реагирования на различные перегрузки. Для этого, пришельцы надели на голову бедной монашки железный колпак, закрепленный проводами к машине, и пытались выкачать из нее все содержимое ее мозгов. Но у них ничего не получалось. Аппараты лишь издавали звук, напоминающий крик котенка.
Тогда они стали бить монашку током, для того, что бы заставить ее расслабиться и заговорить. От сильной боли, ее трясло. Но она молчала и на этот раз.
- Надо вывести ее на улицу и забить, пока она все не расскажет, - предложил другой инопланетянин.
Слуги пришельцев, что состояли из людей, выволокли монашку во двор и начали ногами избивать ее.
Но и на этот раз она не сказала, ни слова.
Почти одновременно с Сестрой Марией, на допрос к начальнику Имперской Полиции привели Витольда Крампса.
- Ну, карточный шулер, где мои деньги? – спросил генерал полиции.
- Промотал, - ответил Витольд.
- Я тебе покажу, промотал, отвести его в подвал и забить до смерти, приказал начальник полиции надзирателям.
- Не получиться, меня уже забивали. И я, как видите, остался в живых, - признался Крампс.
- У нас, сдохнешь, - пообещал начальник полиции.
Крампса повели в подвал, где шестеро здоровых полицейских стали разом избивать каталу.
Глубокой ночью в ворота Ордена постучался Отец Карл. С ним было около тысячи человек в рубище, вооруженных большими автоматами. Недалеко от церковного здания разместили двадцать крупнокалиберных пушек.
В небе парило два десятка ковров-самолетов, готовые в любой момент сбросить малогабаритные бомбы на головы врагов.
Испугавшись вооруженных до зубов людей, слуги ордена подняли монашку и у самых ворот своего монастыря, вернули ее отцу.
На теле монашки не было ни одного живого места.
- Святой Отец, я им ничего не рассказала, - тихо произнесла Сестра Мария и упала в бессознательном состоянии.
- Я знаю, дочь моя, - ответил Отец Карл.
Когда монашка была спасена, Отец Карл отдал приказ штурмовать Орден.
Приказ его являлся не актом мести со стороны разгневанного отца, а наоборот. Уничтожением всего сатанинского, что еще осталось на Великом Острове.
По приказу командира батареи, все двадцать пушек одновременно произвели выстрелы по разным участкам инопланетного монастыря.
После артиллерийская канонада затихла, пушкари меня снаряды, и в тот момент с неба посыпались бомбы.
Пришельцы открыли ответный огонь из своего оружия. Но не один человек не был ранен или убит.
В ответ, со склонов горы, люди открыли по ним огонь из автоматов.
По второй команде, был произведен очередной залп из всех орудий. И очередной сброс авиабомб.
Пришельцы, и их слуги, что еще оставались в живых, вышли сдаваться.
Бой, что длился всего несколько минут, закончился полным поражением инопланетных сущностей.
Оставшихся в живых инопланетян и их слуг вывели во двор и расстреляли. Их здание, внешне напоминавшее церковь, сожгли дотла.
Под их каменный символ, что на протяжении многих веков инопланетянам служил иконой, подложили динамит и взорвали его.
Бедную девушку вернули в Собор Святых Апостолов Петра и Павла.
Сестра Мария лихорадила около недели. За это время ее отпаивали различными настоями из трав и других смесей. Но результатов это не принесло. Бедная женщина продолжала испытывать физическое недомогание.
Однажды даже Отец Карл в конец отчаялся.
- Господи, ну ты однажды спас эту бедняжку от мора, спаси ее и в этот раз. И я даю слово, что она ни разу не покинет нашу обитель, - молился Отец Карл у Святого Распятия.
Услышав мольбу Отца Карла, к нему с Небес спустился Архангел.
Архангел выдал себя не сразу. Он некоторое время наблюдал за священником. И, когда Воин Господень, наконец, убедился в подлинности чувств Отца Карла, Он ответил на молитву.
- Однажды Сам Бог послал на Землю Сына Своего. И Его распяли. А ты хочешь спрятать дочь свою? – спросил Архангел.
- Да. Хочу. Слишком много бед выпало на голову этой бедняжке, - ответил Отец Карл.
- Согласен. Но запираться в келье, это не поступок христианина. Он должен ходить в народ и распространять Слово Божье. Иначе, упадок. Ты согласен? - вновь спросил Воин Господень.
- Согласен, - признался Отец Карл.
- Так откуда же источник твоей слабости, друг мой? – удивился Архангел.
- От стыда. От стыда за то, что не уберег ее. Что не пошел за ней в орден, - признался Отец Карл.
- Ты осознал свой поступок. Завтра твоя дочь встанет на ноги. И будет прежней. Встань с колен, и ничего не бойся. Мы, рядом, - успокоил Архангел.
- Спасибо, Господи, - радостно вымолвил Отец Карл.
Отец Карл встал с колен, отряхнул сутану и побежал к дочери, словно мальчик на свое первое свидание.
Наутро Сестра Мария самостоятельно встала с постели и отправилась умываться. Вскоре, она вместе с другими монашками вошла в церковь на утреннюю молитву. На ее теле ни осталось, ни единого синяка, что достались ей от долгих побоев.
Что не скажешь о карточном шулере. Он, еле дышавший, лежал связанным в подвале тюрьмы и медленно умирал.
Что бы узнать о судьбе своих проигранных денег, Станислав Стрэнтон приехал в тюрьму.
- Ну, как, заговорил этот упрямец? – спросил генерал полиции у надзирателей.
- Никак нет. Молчит, гад, - ответил старший надзиратель.
- Вот это, сволочь. Обобрал меня до нитки и молчит. Что он сейчас делает? – злился генерал полиции.
- Умирает, господин начальник Имперской Полиции, - громко ответил старший надзиратель.
- Как умирает? – удивился генерал.
- Прошу простить, мы перестарались. Тюремный врач говорит, что ему осталось жить считанные часы, - утвердительно произнес старший надзиратель.
- Ко мне этого врача! – закричал генерал.
- Слушаюсь, - ответил надзиратель и побежал за доктором.
Через полчаса доктор вошел в кабинет начальника Имперской Полиции. Это был человек роста выше среднего, лысоватый, плотный. И, угнетенный в своей работе.
- Господин начальник полиции, я тюремный доктор, - сказал человек в белом халате.
- Какого состояние нашего подопечного? – ласково спросил генерал полиции.
- Никакое, - утвердительно произнес доктор, - через несколько часов он скончается. Если не верите, убедитесь сами, когда войдете в тюремный подвал.
- Спасибо. Я так и сделаю, - успокаивая самого себя, произнес Стрэнтон.
Генерал последовал совету врача и спустился в подвал. То, что увидел генерал, было не похожим на человека. Это было, скорее, кусок разрубленной телятины, нежели венец Божьего промысла.
- Зовите священника, и пусть Бог упокоит его душу. Как человек верующий, я вас простил, Витольд Крампс, - тихо сказал генерал.
- Как благородно, - через силу издевательски произнес шулер.
- Ах, ты, еще не сломлен, - разозлился генерал и надавал еще несколько ударов ногой по телу Крампса.
От ужаса, доктор забился в угол и тихо заплакал. Он уже не мог выносить всего того, что происходило в тюрьме. Бедный-бедный доктор, он давно уже стал законченным алкоголиком.
Через пару часов надзиратель предстал перед Отцом Карлом.
- Ваше преосвященство, у нас в тюрьме умирает карточный шулер, Крампс, прошу вас, проводите его в последний путь, как того требует Христианская Церковь, - попросил надзиратель.
- Как благородно. Вы убиваете людей, а мы их должны в последний путь провожать. Это напоминает мне конвейер смерти, - разозлился Отец Карл.
- Прошу прощения. Но это наша работа, - попытался объяснить надзиратель.
- Я согласен, - тихо произнес Отец Карл.
- Я с вами, Святой Отец, - сказала Сестра Мария.
- Зачем? – спросил Отец Карл.
- Вам же нужна помощница, - произнесла Сестра Мария.
- Я возьму другую монашку, - возмутился Отец Карл.
- Нет. Пойду именно я, - возразила Сестра Мария.
- Ты ведь хочешь в последний раз посмотреть на твоего возлюбленного? – тихо спросил Отец Карл.
- Нет, Святой Отец, я хочу исполнить свой христианский долг, - возразила Сестра Мария.
- Ты впервые солгала мне, дочь моя, - произнес Отец Карл с отцовской нежностью.
- Солгала, - призналась монашка и опустила голову.
- Ты ведь хочешь его спасти? – спросил Отец Карл
- Хочу, - призналась Сестра Мария.
- Но зачем, ты, же никогда не станешь его женой. Ты принадлежишь Богу. А не людям, - попытался объяснить Отец Карл.
- Принадлежу. Но я все равно сделаю это, - с уверенностью сказала Сестра Мария.
- Будь так, как ты этого хочешь. Пошли со мной, - перестал сопротивляться Отец Карл.
Взяв все необходимое, Отец Карл вместе с Сестрой Марией покинули Храм Божий, и направился в сторону тюрьмы. Так, во дворе тюрьмы оказались Отец Карл, Сестра Мария и надзиратель, который держал под уздцы запряженную в телегу лошадь.
На телеги мирно покоился гроб.
Несколько солдат сняли гроб с телеги и вместе с церковнослужителями спустились в подвал.
- Развяжите его, - приказала монашка.
- Но он все еще остается опасным преступником, - возразил генерал.
- Для нас все, преступники и законопослушные граждане Великого Острова, являются детьми Божьими, - произнес Отец Карл.
- Как вам будет угодно, развяжите его и оставьте их одних, - приказал генерал своим подчиненным, и тот час же покинул каземат.
- Это вы, как я рад вас видеть, сестра, - произнес еле дышавший Витольд, - значит, смерть моя будет легка.
- Может быть, но не скоро, - возразила Сестра Мария.
- Переложите его в гроб, - приказал Отец Карл.
- Простите, Святой Отец, но еще живой, - возразил один солдат.
- Делайте. Ему осталось несколько минут, - повторила приказ Сестра Мария.
Повинуясь приказу священнослужителей, солдаты аккуратно подняли избитого картежника и бережно уложили его в гробу и тут же отошли в другую часть подвала.
- Возьмите это в рот и проглотите, - сказал Отец Карл картежнику.
Витольд открыл рот, и нечто, похожее на таблетку, оказалось в его пасти. Он с трудом проглотил ее. И через секунду отключился. Последняя мысль, что промелькнула в голове у Крампса, - сейчас я умру.
- Солдаты, сюда, - приказал Отец Карл.
Солдаты тут же подошли и увидели бездыханное тело бывшего картежника в гробу.
- Да Святой Отец, вы действительно хорошо чувствуете жизнь и смерть рода человеческого, - удивился старший надзиратель.
- Это наш христианский долг, сын мой, - возразил Отец Карл.
- Раз так, то я обязан повиноваться. Что прикажите дальше делать? – спросил старший надзиратель.
- Отправьте его в собор. Его надо помыть и причастить, - ответила Сестра Мария.
- Как прикажите, матушка. Эй вы, свиньи, исполнять приказ Сестры Марии, - крикнул старший надзиратель солдатам.
- И зачем я это только делаю? – спросил Отец Карл.
- Не зачем, а во имя чего? Во имя любви, - ответила Сестра Мария.
- Но ты, же все равно останешься монашкой, - возразил Отец Карл.
- Все равно. Все равно, - тихо согласилась сестра Мария.
Во второй половине дня, Витольд Крампс оказался в Соборе Святых Апостолов Петра и Павла.
Вечером, вернулся к жизни. У него болело все тело.
А недалеко от собора, кладбище пополнилось новой могилой. В которой, если верить надгробной доске, покоилось тело знаменитого игрока в карты Витольда Крампса.
На похороны приехал лично начальник Имперской Полиции, для того, что бы самому удостовериться в том, что погребли именно Крампса – его злейшего врага.
- А почему крышка гроба забита гвоздями? – спросил генерал.
- Так положено. Что бы душа мертвого не беспокоила царство живых, - ответила Сестра Мария.
- А я могу полюбопытствовать, что лежит внутри гроба? – спросил генерал.
- Ни что, а кто? Нет. Так как вы оскверните тем самым христианский ритуал, который был проведен над телом усопшего, - возразила Сестра Мария.
- Как прикажите сестрица, как прикажите. Но, там точно, лежит этот разбойник Крампс? - не веря собственным глазам, переспросил генерал.
- Для нас все дети Божьи. Там действительно покоиться тело Крампса. От частых побоев его тело стало разрушаться. И нам было очень трудно соблюсти все законы христианской церкви, - ответила Сестра Мария.
- Простите матушка, простите. Просто эти скоты, я говорю о надзирателях, слишком перестарались, - тихо произнес генерал.
- Даже очень, - произнесла Сестра Мария, посмотрев с глубокой укоризной ему в глаза.
Не выдержав взгляда монашки, генерал отвел свои глаза и быстро покинул кладбище.
- Негодяй, ушел из жизни, так и не вернув мне мои деньги, – произнес генерал, сел в свой экипаж и быстро укатил прочь.

Проверка на прочность.

За все-то время, пока болел Витольд, Сестра Мария не отходила от него не на минуту. Она меняла бинты на его теле, делала ему уколы, поила отварами и давала лекарства.
Подобным образом, Милостью Божьей, Витольд Крампс встал на ноги.
Он медленно прохаживался по келье, думая, что в очередной раз попал в Орден Незваных и Льстивых Оборотней. И думал об одном, как же отсюда выбраться. И когда шулер увидел вошедшую в келью Сестру Марию, Витольд успокоился. Наконец он среди своих, - подумал Витольд. Своих, поймал он себя на мысли. Но кто они? Ведь Крапмс никогда не ходил в церковь. А его полная ограниченность в Мире Религий чуть не стоила ему жизни.
- Спасибо матушка за то. Что выходили меня и не дали умереть, - произнес Крампс.
- Снимите свой шутовской колпак, господин карточный шулер. Я вам не верю, - твердо сказала Сестра Мария.
- Но я и в правду рад этому, - возразил Крампс.
- Может быть. Только тот, кто сам перенес страдание, скорей поймет другого, - произнесла Сестра Мария.
- Значит, эти чертовы инопланетяне, выманили вас из этой обители, что бы надругаться над вами? – спросил Витольд.
- Так значит, вы догадались, что это инопланетяне? – возмутилась Сестра Мария.
- Да. Догадался. И пытался спасти вас, - признался Витольд.
- Ваши усилия оказались тщетны. Вы не подходите на роль спасителя одинокой и беззащитной женщины, - ответила Сестра Мария твердым голосом.
- Вы не беззащитны. У вас есть Бог, - произнес Крампс.
- Изыди, сатана, - потребовала Сестра Мария.
- Как вам будет угодно, - тихо сказал Крампс.
К вечеру этих суток в Собор пришли высокопоставленные священники Христианской Церкви, вместе со своими людьми, одетые в рубище.
- Святой Отец, говорят, что карточный шулер здесь? - спросил немецкий капеллан.
- Да, сын мой, здесь, - честно ответил Отец Карл.
- И, что вы собираетесь делать с ним? – поинтересовался итальянец.
- Вы же знаете пророчество, чего спрашиваете? – ответил Отец Карл.
- Войско нужно? – спросил азербайджанский священник.
- Нет. У вас много людей, и потому разделитесь между собой и быстро соберите и увезите отсюда все реликвии, - приказал Отец Карл.
- Все будет исполнено, Святой Отец, вот только мы предпочитаем драться, а не бежать, - ответил русский.
- Вы русские только и умеете, что драться. Потерь много, толку ни на грош, - ответил Отец Карл.
Священники откланялись и поспешили исполнить приказ своего духовного наставника.
Предметы колдовства, древние гадальные карты, ведьменый шар, старинная одежда и доспехи, складывались в специальные формы, что уже находились в ящиках.
«Живые картины» «усыпляли» маслом. Особым веществом, созданное на основе лесных орехов. И тут же укладывали в специальные рамы, похожие на контейнеры.
Алхимические вещества укладывали в железные саркофаги, на корпусе которых были выбиты специальные защитные заклинания.
Экран, демонстрировавший древние и современные географические карты свернули в рулон и поместили рядом с артефактами.
Сворачивали работу и на загородном полигоне. Там, некоторые тайные монахи вместе с людьми в рубище демонтировали все свои установки и упаковывали в кованные из толстого листа железа саркофаги и уносили в глубины своих таинственных подвалов. Откуда они уходили по подземным пространствам. А сам полигон взорвали, посыпали толстым слоем песка и забросали колдовским порошком. И по истечению нескольких часов на месте полигона цвела небольшая рощица.
На следующий день Витольд Крампс самостоятельно спустился во двор и направился в храм.
Его поразила глубина зала и росписи на стенах.
Особенно его тронул купол, что находился в самом центре храма. На нем были изображены лики святых.
- Кто это? – спросил Витольд.
- Это те, кто ради Бога отдавал свои жизни, и кто сделал так, что бы у человека, наконец, появилось право выбора. Без которого человек не человек, - ответил Отец Карл.
- Здорово, - обрадовался Витольд.
- Вы говорите по-французски? – спросил Отец Карл
- Да, я в совершенстве владею французским и испанским языками, - ответил Крампс.
- Очень хорошо. Совсем недавно у нас скончался барон де Крюшон, мы не стали регистрировать его смерть в своей приходской книге. Вот вам его документы. Очень скоро вы должны будете покинуть Великий Остров, навсегда, - потребовал Отец Карл.
- А как же сестра Мария? Она не поедет со мной? – спросил Крампс.
- Нет. Она останется в обители. И будет верно служить Господу нашему, Иисусу Христу, - твердо произнес Отец Карл.
- Понятно. Спасибо вам за все, - тихо произнес Витольд.
- Я это сделал отнюдь не ради вас. Вы мне противны, - сказал Отец Карл.
- Почему, Святой Отец? – удивился Крампс.
- Вы надеваете белые резиновые перчатки, потому, что ненавидите карты. А ведь лучше вас в карты не играет никто. Вы ведете постоянную двойную жизнь. Вы даже здесь, в Доме Божьем, пытаетесь переиграть Самого Создателя. А ведь это невозможно. Зачем вы это делаете? – поинтересовался Отец Карл.
- Мне просто не хватает приключений, - признался Крампс.
- Приключений. Вы множество раз расставались с жизнью, и каждый раз Бог возвращал ее вам. Возвращал в надежде на очищение и искупление. Вы же, продолжаете вершить свои грязные и скверные дела, - разозлился Отец Карл.
- Вы хороший проповедник, - сказал Крампс.
- Нет. Не хороший. Я сам сейчас грешу, - сказал Отец Карл.
- Так верните меня полиции. Или, что вы боитесь полиции? – предложил Витольд.
- Нет. Полиции я не боюсь. Мой сан священника и благородное происхождение спасут меня, - сказал Отец Карл.
- Благородное происхождение, говорите. У вашего двоюродного брата то же, благородное происхождение. Однако я поймал его, как ловят глупого зайца. Я переиграл самого начальника Имперской Полиции и на целый год оставил всю полицию Великого Острова без зарплаты. Да, я игрок. Я сильный игрок. И, все, что я выигрываю, оставляю самому себе. А вы играли хоть раз в карты? Вы знаете, каково это, изучать психологию совершенно незнакомых тебе людей? И выигрывать у них. Это, скажу я вам, тоже, великая наука. Но все свои деньги, страсти и подлости я готов положить к ногам одной женщины, Сестры Марии. Положить и растоптать это. Когда-то я уже хотел сделать это. Но моя любимая женщина отвергла это. Знаете, в мире шлюх и преступников тоже умеют любить и быть верными своей любви до конца. Мы тоже люди. И мы тоже хотим любви. Прошу вас, позвольте жениться на вашей дочери. Я так ее люблю, - пытался достучаться до ума священника Крампс.
- Жениться? Хорошо. Но только, если вы пройдете одно испытание, - предложил Отец Карл.
- Испытание. Какое? – спросил Крампс.
- Вы должны подойти к моей дочери. И, если она действительно должна принадлежать вам, то вы ее увезете отсюда. Если же нет, то, вот вам ваши документы и убирайтесь-ка вы, восвояси, - выдвинул условие Отец Карл.
- Это ведь так просто, - обрадовался Витольд, - я согласен.
- Я, даже сделаю больше. Я дам вам фору. Вы сможете несколько минут постоять вместе. Что бы вы, как профессиональный карточный шулер, сумели постичь логику творения, - сказал Отец Карл.
- Простите, какого еще творения? – удивился Отец Карл.
- Божьего. Неуч, - с улыбкой сказал Отец Карл.
Отец Карл пальцем подозвал к себе одну из монашек.
- Сестра Джорджия, прошу вас, приведите сюда Сестру Марию. Срочно, - приказал Отец Карл.
Монашка быстро покинула соборное помещение и направилась искать Сестру Марию.
- Дочь моя, прошу тебя, объясни этому невежде, что собой представляет этот купол, что венчает храм, - попросил Отец Карл, вошедшую Сестру Марию.
- Хорошо отец. Я исполню вашу просьбу, - сказала Сестра Мария.
Монашка подошла под купол и пальцем позвала Витольда.
- Этот купол является чем-то вроде окном, через которое мы входим в Мир Божий, - объясняла Сестра Мария.
- И, что вы там делаете? – спросил Витольд.
- Отдыхаем. Богатые люди отдыхают на Канарах, на Кипре, а мы там, в Царстве Небесном, - объяснила Сестра Мария.
- Так вот, что это такое? И, что дальше? – продолжал расспрашивать Крампс.
- Через этот купол мы посылаем сообщения о том, что происходит в Христианском Мире и просим Бога лишь об одном, об искуплении наших грехов, - продолжала объяснять Сестра Мария.
- Прости меня, Боже. Я так и не разгадал Твоей Логики, - произнес Витольд и просто напал на Сестру Марию. После чего, какая-то невидимая сила ударила Витольда, и отбросила его к дверям Храма.
- Вы дурак, Витольд. Этот карточный шулер даже терпением не запасся, - закричал Отец Карл, во весь Храм.
- Возьмите ваши документы и убирайтесь, - закричала Сестра Мария.
Витольду ничего больше не оставалось делать, как подняться, подойти к Отцу Карлу и взять из его рук документы.
В этот момент, неожиданно для всех, купол собора резко открылся и откуда-то сверху проступил свет. Вначале он показался тоненьким лучиком, но потом, он стал увеличиваться в своих размерах и превратился в огромный световой поток, очень плотный, исходящий не понятно откуда.
- Это инопланетяне. Больше не кому, - сказала самой себе Сестра Мария.
И это в тот самый момент, когда космического корабля никто ни видел.
Луч полностью накрыл Витольда.
- Нет, Боже, нет! Я больше не буду! Я хочу остаться на Земле. Пусть самым грешным из всех! Я еще недолюбил! – кричал Витольд во время того, как его поднимал наверх луч света.
- Святой Отец, благословите, - сказала Сестра Мария и упала на колени.
- Зачем, он же показал, какой он на самом деле? – спросил Отец Карл.
- Да, я монашка. Я невеста Божья, но я люблю этого грешного человека. Очень люблю, - взмолилась Сестра Мария.
- Иди. Ступай за своей судьбой, - благословил Отец Карл.
Сестра Мария набралась сил и прыгнула на луч, который мгновенно втащил ее в себя и поднял вместе с Витольдом.
Хозяевами космического корабля были те из инопланетян, кто еще в давние времена покинули Землю, но сохранили постоянный контакт с теми из своих сородичей, кто остался на планете. И теперь, они хотели взять реванш за свой проигрыш Отцу Карлу.
- Сейчас мы разберемся и с карточным шулером, что всех провел и с его любимой монашкой, - радостно прокричал первый инопланетянин.
- Идиот. Неужели ты не видишь, что здесь мы бессильны. Здесь силен их Бог. Лишь на нашей планете мы сможем разделаться с монашкой, - постарался объяснить второй инопланетянин.
- Ты прав. Как всегда. Сейчас я заведу двигатель на полную мощность. И, через сутки мы окажемся на нашей планете, - согласился третий пришелец.
Но и на сей раз, у них что-то произошло не так, как они задумали. В то самое мгновение, когда они поднялись к облакам, зарядил крупный дождь. Свод собора закрылся, и ни одной капли дождя не попало во внутрь храма.
Опечаленный этим происшествием, Отец Карл медленной поступью удалился в свой кабинет. Там, он сел в глубокое кресло и стал размышлять над всем тем, что произошло.
- Мы все собрали и покидаем Храм Божий. Что вы еще прикажите? – поинтересовался азербайджанский священник.
- Вы сделали все. Можете быть свободны, - ответил Отец Карл.
Священник откланялся и покинул кабинет Преподобного.

Катастрофа.

Из-за всех событий, что произошли в жизни Святого Отца, старый священник забыл о том, что должен выступать с очередной речью в Церкви Христова Воскрешения. Там, утром должен был происходить Собор всех Церквей Великого Острова. А он, - Отец Карл, является главой Церкви, которая имеет стратегическое значение.
Так же Отец Карл не предал значение и тому, какой резонанс, и какую панику вызовет в обществе его рассеянность.
Церковь Святого Христова Воскрешения славилась на весь Великий Остров своим огромным разноцветным панно, что стояло у самых ворот Храма Господня.
В центре всей панорамы стоял одетый в набедреннике Иисус Христос с распростертыми руками. Без креста. Вся левая часть панно была украшена рисунками, изображающими уничтожения Храма и воссоздания его в течение трех дней.
Вся правая часть панно была занята упавшими на колени перед Иисусом Христом людьми, одетые в различные национальные одежды.
Внизу, у самых ног Иисуса, стоял воскресший Сыном Божьим Лазарь, обнимающий Адама.
Весь живот Иисуса закрывал собой большой белый голубь.
Внутри сердца Иисуса Христа сидели и смотрели друг на друга Ева и Змея-Лилит.
Над самим Иисусом горел нимб, на который опустился Божественный Луч.
Наступило утро.
Все священники Великого Острова прибыли в Церковь на очередной Собор. Но среди них не оказалось Отца Карла.
Собравшиеся священнослужители ждали его очень долго. Но все бело безрезультатно.
Началась паника.
- Отца Карла похитили. Монстры его украли, - кричали толпы верующих у Храма.
Священники вышли на улицу, для того, что бы успокоить людей. Но, неожиданно город накрывала тьма. Причиной тому стало, неожиданное солнечное затмение. Черные облака окутали Солнце своей пеленой, и с той поры уже ничего не было видно.
Не заметив среди пришедших, Отца Карла, священники, переглянувшись между собой, решили создать защиту для Великого Острова.
- Если среди нас нет Достопочтимого Отца Карла, то значит, его украли, - вырвалось у одного из них.
- И украсть мог только Кромвель, - подозрительно произнес другой.
- Надо поднимать людей на вооруженное восстание, - согласился высокого роста кардинал.
- Согласен, - подтвердил епископ.
Среди собравшихся находились и те из священников, что в тайне от всех, под контролем Отца Карла занимались раскрытием тайн и загадок истории. И отойдя от остальной толпы своих собратьев, провели свои переговоры.
- Значит так, скоро начнется смута, - сказал пожилой монах.
- Совершенно с вами согласен. И, что будем делать? – поинтересовался молодой художник.
- Нам надо, как можно быстрее оказаться у себя в соборе и спрятать все наши реликвии, - предложил пожилой монах.
- А как же война с Кромвелем? – вырвалось у монаха-алхимика.
- Наше дело, сохранить историю, и мы сделаем это. А потом разбежимся. Бог Сам нас найдет в трудную минуту. Нам необходимо создать свой, собственный резерв, на случай особой конфронтации, - сказал пожилой монах.
- А как же быть с Отцом Карлом? – поинтересовался молодой художник.
- Он глава Церкви, и лицо легализованное, сам справиться, - ответил пожилой монах.
- Но, а как быть с Сестрой Марией? – вырвалось у монаха-алхимика.
- Она сможет постоять за себя. Мы ее всему научили. И Отец Карл был прав, когда говорил, что именно она спасет всех нас, - сказал пожилой монах и направился к остальным священникам.
Он шел неторопливой и спокойной походкой, как будто бы что-то обдумывал.
- Дорогие отцы, позвольте и нам откланяться, что бы поднять народ нашей глубинки на борьбу с тираном, - произнес пожилой монах, подойдя к толпе священников.
- Идите, сын мой, да прибудет с вами Бог, - сказал старый кардинал и осенил его крестным знаменем.
Священники направились каждый, в свой приход и стали выступать перед толпами народов, призывая их на борьбу с нечистью, что представлял собой Кардинал Лодонский Артур Кромвель.
- Братья и сестры, сатана совсем обнаглел. Сейчас он обратился к нам лицом. Не дадим на поругание Великий Остров, - обратился один из священников.
- Граждане Великого Острова, - подхватил другой священник, - в самый тяжелый для нас час, нам необходимо собраться вместе и нанести наш решающий удар по сатане и его чудовищным прихвостням.
- Христиане, изгоним, наконец, с наших земель сатану и все его воинство. Соберемся на Крестовый Поход против него. И очистим души наши от скверны, - поддержал третий священник.
Услышав наставления Святых Отцов, люди вернулись, каждый в свой дом. Но не для того, что бы спрятаться в них от нависшей опасности. А лишь для того, что бы, попрощаться со своими родителями, женами и детьми, взять оружие и уйти на войну.
Вскоре люди вновь стали собираться у Церквей.
Их голоса, с каждым разом становились все сильнее и громче.
Через какое-то время их стало настолько много, что их можно было услышать у замка Кромвеля.
Каждое произнесенное людьми слово, эхом доходило до ушей кардинала.
Артур Кромвель с каждой минутой становился все мрачней и подавленней.
- Эти мелкие людишки меня не бояться. Даже зная, что я монстр, - от страха говорил Кромвель.
Монстры, служившие Кардиналу Лодонскому, даже не собирались нападать. Им вполне хватило того, что сделал с ними Отец Карл, невидимо сопровождаем Богом. Но волнения людей, постоянно поддерживаемые священниками, не оставили им никаких шансов. И они стали собираться.
Так, Витольд Крампс стал виновником еще одной крупной трагедии.
Улицы некоторых городов Великого Острова охватили бесчинства монстров. Они скапливались в воздушном пространстве, под землей, и на ее поверхности. Чудовища поднимались, что бы в очередной раз сразиться с людьми.
Каждый христианин оказывал мощное вооруженное сопротивление. Люди без страха прыгали на монстров и голыми руками душили их.
Граждане городов и деревень, что располагались вокруг замка великого чудовища вместе с их союзниками, что постоянно приходили к ним на помощь из других городов Великого Острова, не страшились ни внешнего вида грозных солдат, ни их рыка, ни чудовищной силы вампиров.
Христиане просто ломали им кости.
Многие из людей вовсе не имели в руках никакого оружия. Но это им ничуть не мешало нападать на хорошо вооруженных и подготовленных монстров и убивать их голыми руками.
Кардинал Кромвель своими глазами наблюдал за ходом боевых действий. Численный состав монстров уменьшался с каждой минутой. Победа, которая, казалось, была так близка, уходила из рук коварного человека-чудовища.
Кромвель вынужден был подняться на крышу своего замка. Он мгновенно превратился в чудовище и громко закричал.
- Эй, Глава Льстивых и Незваных, приди ко мне на помощь, мои монстры не справляются с христианами. Подними свои машины и уничтожь их. Я приказываю, - крикнул Кромвель.
И тут, на глаза удивленного Кромвеля, показался Де-Лоттор.
Такой быстрой реакции подлое чудовище не ожидало.
- Ну, что дружище, без меня не можешь? – поинтересовался Де-Лоттор.
- Могу. Но сейчас ты мне очень нужен, - признался Кромвель.
- Тогда давай заключим договор, - предложил Де-Лоттор.
- Какой еще договор? – разозлился Кромвель.
- Мне практически ничего не нужно, кроме пленных. Мужчин, женщин, детей, - объяснил Де-Лоттор.
- Чего ты хочешь, инопланетный выродок? – продолжал злиться Кромвель.
- Я хочу открыть секрет их религиозности, - ответил Де-Лоттор.
- Ненормальный. Этот секрет даже я, сатанинское отродье, разгадал не смог. А тебе и подавно не разгадать, - сказал Кромвель.
- Или договоримся, или, я ухожу, - предъявил ультиматум Де-Лоттор.
- Согласен. Давай твой манускрипт. Я распишусь на нем своей кровью. Все равно я его вскоре нарушу, - издевательски произнес Кромвель.
- Нет уж. Ты этого никогда не сделаешь. Мы инопланетяне здесь живем настолько долго, что давно уже научились управляться с вами, монстрами и сатанистами. Это людишки не знают, как вас на место ставить. А мы знаем, - объяснил Де-Лоттор.
Внимательно посмотрев в глаза Кромвелю, Де-Лоттор достал манускрипт и протянул его чудовищу.
Кромвель принял манускрипт. Порезал свою лапу и поставил свою кровавую печать на древний документ.
- Ну, что доволен? – спросил Кромвель.
- Вполне, - удовлетворился Де-Лоттор.
Сделав паузу, Де-Лоттор достал из кармана маленький прибор, похожий на карманный фонарик и лучом, исходящим из него, сильно прожег кровавую печать.
Не выдержав боли, Кромвель заорал, как будто бы его жгли.
- Ну, а теперь нарушишь? – нагло спросил Де-Лоттор.
- Нет. Прости. Я был не прав. Раскаиваюсь, - переводя дыхание, произнес Кромвель.
Дослушав раскаяние до конца, Де-Лоттор достал из своего кармана рацию.
- Поднять на воздух все наши машины, сжечь тут все до основания. Если будет возможность брать пленных, то берите. И побольше, - приказал по рации Де-Лоттор.
Пока события вокруг Кромвеля нарастали с чудовищной силой, монахи из тайного монастыря спешили к себе домой. Они преодолели немало километров, прежде чем достигли своей цели.
- На Великом Острове бунт, все поднялись против лодонца. Нам необходимо все спрятать. И как можно скорее, - закричал ворвавшийся в тайные подвалы пожилой монах.
- Но, что станет с людьми? – спросили у него братья во Христе.
- Они прорвутся. Наша задача, сокрыть христианские реликвии. И как можно дальше, - крикнул он им в ответ.
- Вы опоздали, их уже спрятали люди с противоположной стороны портала, - сказал низкорослый монах.
- Ну, слава Богу, - произнес пожилой монах.
- Тогда нужно запаковать храмовую утварь, - предложил монах-алхимик.
И все разом утвердительно кивнули.
Подняв все свои силы, монахи стали аккуратно запаковывать всю церковную утварь в деревянные и железные ящики.
Им еще предстояло сделать еще много других дел.
Две планеты приближались друг к другу. Астрофизики заметили, в свои телескопы, как Марс сближался со звездой малой величины из созвездия Бесы.
В один момент со звезды слетелись множество маленьких и больших космических кораблей, которые взяли курс на планету Земля.
Вскоре, инопланетные машины ворвались в атмосферу планеты.
Долетев до Собора Святого Христова Воскрешения, инопланетные корабли открыли из своих бойниц огонь по местному населению. И вся округа покрылась пожарами и усыпалась развалинами домов.
Но даже весь охвативший всех людей ужас, не смог заставить горожан отступить ни на миллиметр.
Нескольким монахам, тайком, удалось проникнуть в кабинет Отца Карла. Для этого, им пришлось пройти по многочисленным подземным лабиринтам и проникнуть к своему Отцу-Настоятелю по засекреченному ходу.
- Святой Отец, в городе паника, что прикажете сделать? – спросил один из них.
- Кромвель не раз причинял вред людям. Да тут еще и дочь моя влюбилась в этого пройдоху, - ответил Отец Карл.
- Мы собрали всю нашу утварь, теперь необходимо собрать все то, что есть здесь, - сказал молоденький монах.
- Да-да, делайте, что хотите, - тихо произнес Отец Карл.
- Святой Отец, вы так спокойно сказали об этом, - удивился монах лет сорока.
- Как не покажется все это богохульно, но каждый истинно верующий человек мечтает побыстрее умереть и попасть в Рай. Каждому человеку хочется не только приблизиться к своему Создателю, но и стать, хоть на мгновение равным Ему. Именно Гордыня заставляет нас так беспечно относиться к земной жизни, - сказал Отец Карл.
- И, что, - недоуменно произнес пожилой монах.
- Людям нужны перемены. А мы требуем от них, неукоснительно соблюдать Заповеди Божьи. Рано или поздно это надоедает, и тогда нам на смену приходят секты, инопланетяне, сатанисты и многие другие, кто с удовольствием окрутит мозги простым людям. Да и еще получат от этого неплохой навар, - признался Отец Карл.
- И, что вы прикажете сделать? – поинтересовался молоденький монах.
- Время никогда не будет стоять на месте. Людям всегда захочется, что-нибудь изменить. И это их право. Наше же, сохранить все исторические и христианские реликвии в целости и сохранности, для того, что бы передать их будущим поколениям. Тем, кто отнесется к этому как к Дару Божьему. Так, что дети мои, делайте, что делаете, и да поможет вам Бог, - сказал Отец Карл.
Старый священник подошел к своему письменному столу, переложил его содержимое на книжные полки и открыл крышку. Под ней оказался пульт управления. Нажав несколько кнопок, он дал ход целой череде изменений в Храме Господнем.
На глазах у изумленных монашек, древние иконы, что бы врезаны в стены, сменялись другими. На них были все те же росписи и рисунки, но только написаны они были уже современными художниками. Золотые кресты, коим был не один десяток веков, куда-то исчезали и на их места вставали точно такие же, но только из позолоты. Так был обновлен весь оклад Храма.
- Теперь опустите вашу часть собора в земные глубины и разбегайтесь. Спасайтесь, - приказал Отец Карл.
Поклонившись до земли, монахи покинули кабинет своего духовного лидера.
Вскоре, словно разборные, отделения глубоких подвалов сходили, один в другой. И когда весь процесс был завершен, под Храмом открылась глубокая земная бездна, большая часть соборной территории стала опускаться вниз, по винтовым механизмам.
Гора скрыла в себе огромное количество исторических секретов. А на месте когда-то роскошного строения, появились высокие деревья, трава и цветы.
Кромвель продолжал стоять на крыше своего замка и взирать на то, что происходит внизу. В городских кварталах.
- Эй, полиция, на помощь. Уничтожьте их. Это приказываю я, Артур Кромвель, - кричало чудовище.
Обезумившие от собственного террора, полицейские, в своих участках, стали превращаться в разного рода монстров, вампиров, вурдалаков и прочею нечисть.
Очень скоро монстры-полицейские стали страшней и опасней настоящих чудовищ, что служили верой и правдой Кромвелю.
Монстры по рождению, в этом убедились, в ходе длительных городских боев.
Полицейские нападали уже не только на плененных бандитов и проституток, и, вцепившись, выросшими острыми клыками им в горло, выпивали из них кровь, но уже и на тех, кто, ни разу не совершил, ни одного преступления.
На улицах города монстров становилось все больше. Но им все еще оказывалось ожесточенное сопротивление, потому-то они с большим трудом захватывали один городской квартал за другим.
Часто происходило, что квартал, что был только что взят монстрами, тут же отбивали горожане. И тогда, монстры вновь объединялись и набрасывались на тот же квартал с новой силой.
Используя свой подавляющий перевес в живой силе и воздушной технике, сатанинские чудовища и их союзники – инопланетяне и монстры-полицейские, убивали и захватывали в плен жителей маленьких и больших городов и деревень.
В боях время летит не заметно. Сменяя друг друга часы, сутки, недели, завершили первый месяц войны.
Начался второй.
- Христиане воюют без продыху сорок дней подряд. На нашей планете такого просто не могло бы случиться, - поразился Де-Лоттор, стоя на крыше замка.
- Почему? - удивился Кромвель.
- В нас нет религиозности и патриотизма, - ответил Де-Лоттор.
Монахи из тайного монастыря переоделись в одежды простолюдинов, сделали на своих аппаратах новые документы и разошлись в разные стороны.
Вскоре, монахи смешались с убегающими с Великого Острова людьми и морским путем покинули их родину.
Навсегда.
Наблюдая за бегством братьев во Христе, человек в рубище, достал из своей сумы тяжелую книгу и гусиным пером записал, - «На чужбине, они станут такими же беженцами, как и все остальные. Они владеют множеством профессий, и потому, быстро адаптируются к местным условиям жизни. Спаси их, Господи».
После чего, мгновенно исчез.
Постоянные, изнурительные бои на улицах маленького городка уносили последние силы его защитников. Одни умирали в бою от полученных ран, другие от голода и усталости, третьи заживо сгорали в полыхающих огнем жилищах.
Инопланетяне убили всех монахов и настоятелей церквей. Раздев монашек на гало, увели с собой в рабство.
Многие из дворянок и простолюдинок, для того, что бы ни оказаться в лапах захватчиков, вынуждены были покончить свою жизнь самоубийством.
Но это смогли сделать не все.
Очень много людей, - мужчин, женщин и детей, все же удалось взять в плен и теперь, они покорно следовали в летающие тарелки.
После того, как очередной инопланетный корабль заполнялся пленными, аппарат взмывал вверх и исчезал из поля видимости.
Три подлых победителя продолжали стоять на крыше замка кардинала и взирать на побежденный ими народ.
- Спасибо вам за помощь, - радостно произнес Кромвель.
- Пожалуйста. Мы схватили очень много пленных и теперь уводим их в себе на планету, - проинформировал Де-Лоттор.
- Уводите. Не возражаю. Только Отец Карл и его дочь, мои, - потребовал Кромвель.
- Не возражаю. Из-за них у меня было слишком много проблем, - согласился Де-Лоттор.
- А как вы расплатитесь со мной? – поинтересовался начальник Имперской Полиции.
- Ни как. Ты цепной пес и твое место подле моих ног, - гневно ответил Кромвель.
- Не согласен, - разозлился полицейский.
- Пиши жалобу Господу Богу. Он рассмотрит, - издевательски произнес Кромвель.
Абсолютно подавленным, Стрэнтон спустился вниз, на улицу. Де-Лоттор исчез.
- Что ж, Отец Карл, ты не стал благословлять меня на моем рауте, - говорил самому себе Кромвель, - теперь распрощаешься со своей дочуркой.
Смех, что вырвался из чудовища, разошелся эхом по всей территории уничтоженной территории.
Вскоре у ворот Собора Святых Апостолов Петра и Павла появился Кромвель со своей армией монстров.
- Джорджия, открой дверь Собора. И впусти мою армию, - приказал Кромвель телепатически.
- Как прикажешь, мой повелитель, - с удовольствием вслух произнесла Джорджия.
Монашка, незаметно от всех вышла во двор Собора, подошла к воротам и предательски отворила их.
В ту же секунду во двор собора влетели монстры и стали уничтожать всех, кто попадался им на пути.
Кромвель быстро поднялся по ступеням Собора и вскоре оказался в кабинете Отца Карла.
- Здравствуй, дорогой друг, - поздоровался Кромвель.
- Что тебе надо, чудовище? – твердо ответил Отец Карл.
- Самую малость, твою дочь, - ответил Кромвель.
- А разве ты не знаешь, Де-Лоттор ее похитил у меня на глазах. Вместе с картежником Крампсом, - ответил Отец Карл.
- Негодяй. Он и тут меня перехитрил, - разозлился Кромвель.
И тут, легкий на помине Де-Лоттор, неожиданно появился в личном кабинете старого священника.
- Не беспокойся, дорогой друг, - сразу успокоил Де-Лоттор Кромвеля, - я лишь по присутствую и полюбуюсь на зрелище.
- Обманщик, разозлился Кромвель на Де-Лоттора, - ты, почему украл Сестру Марию.
- Какие же вы черти бестолковые. Неужели вы так и ничего не поняли? Вся сила человеческая в женщине, - ответил Де-Лоттор.
- Брось врать, - продолжал злиться Кромвель.
- Когда луч нашего корабля поднял Крампса и Сестру Марию, Сам Господь Бог ударил по нашему кораблю. И корабль сгорел. А земляне попали в гиперпространство. Так, что ты их найдешь. Когда-нибудь, - рассказал Де-Лоттор.
- Схватить Отца Карла и доставить в мое тайное место, - приказал своим монстрам Кромвель.
- Ты видно забыл, что Бог на моей стороне? – протестовал старый священник.
- Тогда пусть продемонстрирует чудо. Мы находимся в Соборе. Это его территория. Так, что пусть Он нас выгонит, - предложил Де-Лоттор.
- Согласен, - сказал Кромвель.
- Во Имя Господа Нашего, Иисуса Христа. Сатана, Изыди из Церкви, - громко произнес Отец Карл.
В ответ раздался дружный смех заклятых врагов Церкви.
В это время, на улицах городов и деревень начало происходить самое настоящее Божественное Чудо. Души умерших, но не сломленных Христиан стали покидать тела и подниматься вверх. Что бы продолжить бороться.
Это был хитрый тактический ход Отца Карла. Он прибегнул к этому вынуждено.
Отец Карл был настоящим священником, а не тем нудным проповедником, что постоянно на кафедрах выговаривает заученный ими текс. Или отвечают на любой вопрос выдранными из Библии фразами. Старый священник знал настоящее предназначение Великого Христианства и Его Силы.
Отцу Карлу нужно было спасти тех, кто остался в живых. А души покойных, в свое время, отправятся к Богу.
В кабинете Отца Карла все оставалось по-прежнему.
Де-Лоттор и Кромвель продолжали смеяться и даже подшучивать над старым священником.
- Схватить старика, - вновь приказал Кромвель.
- Я же говорил. Вся людская религиозность лишь в женщине. Но, не торопись, я хочу, что бы Отец Карл прочитал нам проповедь, - предложил Де-Лоттор.
- Что за блажь у тебя в голове? – разозлился Кромвель.
- Нет у меня в голове ничего. Я просто хочу узнать, почему Иисус пришел на Землю, - ответил Де-Лоттор.
- Мы об этом говорим на каждой проповеди. Иисус пришел на Землю за своим братом, Адамом. Адам отрекся от Отца Небесного и сбежал на Землю. Но Бог простил его и захотел вернуть его обратно, - ответил Отец Карл.
- А, что же стало с Евой? – поинтересовался Де-Лоттор.
- Когда Каин убил Авеля, Ева не выдержала этого и растворилась в пространстве. Ее Иисус уже вернуть не мог, - ответил Отец Карл.
- Скажи, только правду, ведь людьми движут инстинкты? – трусливо спросил Де-Лоттор.
- Это инопланетянами движут инстинкты. Людьми движут их собственные мысли и желания. Признаюсь, не все они исходят от желания, что-либо сделать хорошего. Разрешите и мне задать вопрос? - попросил Отец Карл.
- Сколько вам будет угодно, - согласился Де-Лоттор.
- Почему вы напали на людей, на Церкви? – спросил Отец Карл.
- Что бы узнать все ваши христианские таинства. За Великие Секреты, Святой Отец всегда шла Великая и кровавая охота, - ответил Де-Лоттор.
- Разве вы не хотите романтики? Разве вы не хотите превратить вашу повседневную, серую жизнь во что-то прекрасное? Таинства существуют именно для этого. А не для того, что бы скрывать секреты. Сам Бог обратил свой взор на людей. И помогает им жить как можно лучше и разнообразнее, - объяснил Отец Карл.
- Значит, нужно было просто подойти и спросить, - догадался Де-Лоттор.
- Да. Просто подойти и спросить, - ответил старый священник.
- Простите, а как на счет Лилит? – вновь спросил Де-Лоттор.
- Превратив ее в змею, Бог отправил ее на Землю, для того, чтобы она приглядывала за Адамом. Она и сейчас приглядывает за людьми. Ведь из змеиного яда делаются большинство лекарств, - ответил старый священник.
- Я узнал, все, что хотел. Я отпускаю пленников. А ты Кромвель, делай, что хочешь. Спасибо Святой Отец, и простите меня, - сказал Де-Лоттор.
- Ну что, ты закончил? – спросил Кромвель у Де-Лоттора.
- Нет. Есть еще вопросы, - словно дорвавшись до вкусных блюд, произнес Де-Лоттор.
- Слушаю вас, - произнес Отец Карл.
На улицах городов и деревень продолжало действовать Чудо Господне.
Души Христиан стали воспарять к небу. Вскоре после того, как душа последнего убитого горожанина присоединилась к своим единоверцам, небесные сущности стали выстраиваться в некое очень плотное состояние.
В личном кабинете, старого священника продолжал допрашивать пришелец из далекой планеты.
Два захватчика так и не поняли, что Отец Карл, своими проповедями всего лишь отвлекает их внимание оттого, что происходило на данный момент в небе над Великим Островом.
Ни Кромвель, ни его союзник Де-Лоттор уже не контролировали ситуацию.
- Если женщина может родить, значит, она равна Богу. А почему же вы позволяете себе насиловать тех, кто равен Богу. Вы, таким образом, нападаете на самого Бога, - поинтересовался Де-Лоттор.
- Все знали, что Спаситель наш Иисус Христос, являлся сыном Бога, но, не смотря на это, все равно подняли на него руку, - ответил старый священник.
- Но все же, ответьте. Прошу вас, - продолжал дознаваться Де-Лоттор.
- А ты вот у него спроси, - произнес старый священник и указал пальцем на Кромвеля.
- Прошу вас, конкретнее, - злился Де-Лоттор.
- Как же еще может быть конкретнее. Сатана. Вот кто творит такое с людьми, - ответил старый священник.
- Что делает сатана, нам известно лучше, чем вам, людям. Меня интересуют конкретные герои и их судьбы, Святой Отец, - потребовал Де-Лоттор.
- Каин и Авель родились на Земле и не видели Бога, потому, они появились на свет вопреки непорочному зачатью. Ведь в Эдемском Саду Адам и Ева ходили без одежд. И радости плотских утех им были неведомы. А когда мужчина хоть раз познает женщину, ему хочется этого еще больше. И к этому он прикладывает большие усилия. И даже проявляет чудеса изобретательности и подлость. После гибели одного из сыновей, Ева сошла с ума и растворилась. Эта прекраснейшая из женщин может вернуться обратно к Богу, лишь через любовь, - ответил старый священник.
- Все это сказки, Святой Отец, - продолжал злиться Де-Лоттор.
- Нет. Не сказки. Особенно, если учесть, что Лилит и Ева договорились между собой о том, что они обе покинут Землю в один момент, - ответил Отец Карл.
- Как это? – усомнился Де-Лоттор.
- А так, две жены одного мужчины. Бывшая и настоящая. Иисус был отправлен лишь за Адамом, потому, что он умер своей смертью. И его можно будет отыскать среди мертвых. Но нельзя отыскать тех, кто не числится не среди живых, не среди мертвых, - ответил старый священник.
- Такого не бывает, - возмутился Де-Лоттор.
- Случается. Разное случается. Поверьте священнику, - лукаво произнес Отец Карл.
- Могу ли я предположить, что таким образом возникает многоженство и среди христиан? – тихонько спросил Де-Лоттор.
- Вполне возможно. Хотя я не сторонник этого. Но не только пастух определяет жизнь своего стада. Но и стадо тоже иногда преподносит свои сюрпризы. И, если христианин будет по-настоящему любить и заботиться о всех своих женах, а не выменивать душу каждой перед Господом Богом за каждый свой грех, то я, может быть, благословлю каждый такой союз, - объяснил старый священник.
Дискуссия между старым священником и инопланетянином продолжалась.
И это ничуть не мешало продолжению развивающихся событий, которые были удалены от глаз инопланетного захватчика.
Де-Лоттор не мог контролировать души умерших в боях Христиан, которые, за время разговора сумели создать мощную стену из себя самих и препятствовать прохождению сквозь себя инопланетных кораблей.
Христианские души, тем самым помогали своим собратьям, что оставались по другую сторону мироздания не попасть в рабство.
Инопланетные корабли, находясь, еще в атмосфере планеты Земля, застопорили ход и повисли, словно елочные игрушки, на ниточках.
Этого никто, из находившихся в кабинете старого священника не знал.
- Разговорился. И это в тот момент, когда твоих монашек в данный момент убивают, - произнес Кромвель.
- Тоже мне, заступник нищих и обездоленных, - иронично произнес Отец Карл.
- Я так и не понял твоего спокойствия, - тихо признался Кромвель.
- И не поймешь, - ответил старый священник.
- Ну, все-таки, - попросил Кромвель.
- Моя дочь, словно Лилит, спустившаяся от Бога, пошла за Крампсом, и любит этого павшего мужчину бескорыстной любовью Девы Марии к своему сыну Иисусу. Она теперь находится в самом сердце разврата. И она спасет нас. Именно благодаря ней, все те, кто умирал в эти дни, воскреснут, - объяснил старый священник.
Окончательно подавленный и опустошенный, Де-Лоттор покинул Собор. Теперь все его видение на религию и на людей, наконец, обрело новый смысл.
Надолго ли?
Монстры в это время стали насильно уводить из Собора, Отца Карла.
Выйдя во двор собора, старый священник заметил, как на его глазах слуги Кромвеля добивали последних монашек.
- Святой Отец, помогите, - кричали монашки.
Но совершенно обессиленный, старый священник, просто опустил глаза и покидал территорию любимого им Собора в окружении монстров.

Перевоплощения.

Два молодых человека, втянутые космическим лучом, исходящим от кораблей пришельцев, поднимались вверх, над всеми происходящими событиями. Он летели в неизвестный им мир, для того, что бы начать свои отношения с самого начала.
Несколько громовых раскатов потрясли корабль. А два удара молнии, разнесли его на части.
Два человека, Витольд Крампс и Сестра Мария, чудом остались в живых. Они падали сквозь облака, и вскоре оказались на узкой улице.
Крампс упал на помойку. Он весь был в бытовых и пищевых отходах. По сути, карточный шулер оказался там, где и должен быть.
Сестра Мария упала кварталом раньше. Но на сей раз, она нашла себя не в монашеском одеянии, а в одежде неизвестного ей покроя и фасона. На ней были элегантные брюки и красивая белая дамская рубашка.
Бедная монашка сидела и закрывала свое надетое тело руками так, как будто бы ее раздели на гало. Ей было стыдно в своей новой одежде.
Лил дождь. Оба они были насквозь пропитаны водой.
Два любящих человека, смотрели друг на друга, не отрываясь. Как будто бы в последний раз.
Они разговаривали между собой, не открывая ртов. Люди общались лишь глазами и при помощи мысли. Тем, что принято считать телепатическим разговором.
- Мария. Я ведь люблю тебя. И не могу жить, не имея возможности прикоснуться к тебе. Не почувствовав твой женский запах. Не услышав твоего слова. Ты самый главный идеал всей моей жизни. Именно ты озаряешь всю мою серость. И каким же я негодяем был, когда не понял этого и напал на тебя там, в церкви, - признался Витольд.
- Наконец, ты это понял милый мой. Если бы ты мне сказал все это там, в церкви, то Бог не ударил бы тебя. Наоборот, он благословил бы наш с тобой супружеский союз. Бог был бы просто рад этому. Потому, что Он любит всех нас. А теперь поздно, - пыталась объяснить Сестра Мария.
- Почему поздно? – удивился Крампс.
- Потому, что мы с тобой в другом мире. Здесь все не так, - сказала Сестра Мария.
- Мы, что, мертвы? – вновь удивился Витольд.
- Нет, - успокоила монашка.
- А в чем же тогда дело? Я ведь все осознал, - попытался убедить Крампс.
- Ты пока еще ничего не осознал, - остановила его Сестра Мария.
- А что еще такого я должен еще осознать? – спросил Крампс.
- Существование Бога, - объяснила Сестра Мария.
- А зачем мне это? Если я люблю монашку, значит, я и Его люблю, - возражал карточный шулер.
- Ты любишь не монашку. Ты любишь женщину, - пояснила Сестра Мария.
- Но каждая монашка, это и есть женщина, - возражал Крампс.
- Нет. Это послушница, - не согласилась Сестра Мария.
- А раз так, то послушай меня… - пытался достучаться до сознания Сестры Марии Витольд.
- Ты свое уже сказал, - оборвала его Сестра Мария.
- А если ты не хочешь стать моей женой, тогда почему же ты полетела со мной на этом чертовом космическом корабле? – удивленно осведомился Крампс.
- Мой приемный отец, настоятель Собора Святых Петра и Павла, взял меня еще маленькой грудной девочкой. Он воспитал меня и дал мне самое лучшее образование. Больше того, он передал мне свой дворянский титул. И вскоре я сама бы управляла огромной провинцией нашего Великого Острова. Но, даже не смотря на это, я все еще оставалась бы той самой бедной крестьянкой, которой я родилась много лет назад. Вот, почему меня влечет к тебе. Я чернь, и ты тоже, чернь. Хоть и играешь в карты в белых резиновых перчатках. А теперь я постигла духовную культуру. Я теперь монашка. И я хочу, что бы ты полюбил именно монашку. Потому, что именно монашкой я теперь и являюсь, - рассказала ему Сестра Мария.
- Значит, я должен измениться. И сам стать монахом, - сделал вывод Крампс.
- Значит так, - ответила Сестра Мария.
- Тогда мы с тобой до конца дней своих останемся духовными братом и сестрой. А это меня не устраивает. Я хочу, что бы ты стала моей женой, - не согласился Витольд.
- Тогда ты сам сотвори чуда. Что бы Сам Бог тебе поверил, - растолковала Сестра Мария.
- Поверит Он, как же. Зная, что я профессиональный шулер, - продолжал удивляться Витольд.
- Поверит. Если будешь искренним, - твердо произнесла Сестра Мария.
Витольд встал и пошел по дождливой улице куда-то прочь от своей любимой женщины. Неожиданно он ударился о большой, железный мусорный бак. И разбил себе лоб.
Сидевшая на мокром тротуаре Сестра Мария сочувственно вздрогнула. Так, как будто бы она сама ударилась об этот мусорный бак.
Каждый из них пошел в свою сторону.
Каждый из них попал в мир, который оказался не подвластный их собственной логике.
Витольд Крапмс, вышел из длинного лабиринта узких улочек и оказался посреди широкой улицы. Напротив него стояло казино, в которое он вошел.
Сестра Мария, пройдя свои лабиринты узких улочек, набрела на старый, двухэтажный домик и постучала в его дверь.
- Сестра Мария, входите же скорей, как только вас угораздило на патрули не попасть, - сказала молодая девушка и рванула монашку в дом.
- Вы меня узнали? – удивилась монашка.
- Разумеется. Столько всего произошло после того, как вы пропали. Вся Имперская Полиция с ног сбилась, разыскивая вас, - объяснила незнакомая пока, женщина.
- А кто вы? – продолжала спрашивать Сестра Мария.
- Вот морковка. Ты, что меня действительно не узнала? – разозлилась женщина.
- Нет, простите, - наивно призналась Сестра Мария.
- Я стояла сразу же за вами, двумя рядами позже, - призналась женщина.
- Сестра Джорджия, как я рада, - рассмеялась монашка.
- Тихо. Это было в прошлой жизни. Теперь я Рассмия. Танцовщица живота, - открылась женщина.
- Как танцовщица? – напугалась монашка.
- Да-да. С момента, когда вы пропали, милая леди, прошло, без малого, двести лет. Сейчас уже другая жизнь и другая эпоха, - пыталась открыть глаза Рассмия.
- А церковь. Где же церковь? – осведомилась Сестра Мария.
- Какая еще церковь? Последнюю церковь разрушили пятьдесят лет тому назад. Когда умер последний на Великом Острове священник. Теперь все мы материалисты. Есть деньги, значит ты человек. Нет денег, значит ты просто падаль. Кстати, а у вас есть деньги? Мне за жилье завтра заплатить надо, - сказала Джорджия.
- Нет, - призналась Сестра Мария.
- Жаль. Значит, придется их зарабатывать, - сказала Джорджия.
- Я согласна. Ты же знаешь, я никакого труда не боюсь, - призналась Сестра Мария.
- Этого, испугаешься. Тебе надо будет зарабатывать своим телом, - твердо произнесла Джорджия.
- А это как? – испугалась Сестра Мария.
От этих слов, у Джорджии разразился дикий истерический смех.
- Да Мария, ты всегда была дурой и затворницей. А вот я нет. Мне всегда не хватало свободы. Потому-то я всегда ездила по нашему Великому Острову, под видом исцелительницы и отпускательницы грехов, а на самом деле, блудила. На полную, - сказала сквозь смех, Джорджия.
- Как ты могла обманывать Отца Карла? Распутница, - разозлилась Сестра Мария.
- А то Отец Карл был дурак? Он сам происходил из знатного дворянского рода, и хорошо знал, что все в нашем мире взаимосвязано. Меня очень долгое время покрывали великие вельможи. В том числе и его двоюродный брат, которого так легко обобрал до нитки этот плут, Витольд Крампс. Кстати, а где он? – поинтересовалась Джорджия.
- Он умер. Много лет назад, - ответила Сестра Мария.
- Так я тебе и поверила. А что ты в нем нашла? – наглым тоном произнесла Джорджия.
- Ты о чем? – прикинувшись наивной, спросила Сестра Мария.
- Значит так, голубушка, или ты будешь торговать своим телом, или мне придется тебя связать. И тогда, с тобой будут развлекаться, в связанным виде. Говорят, это пикантно, - ультимативно произнесла Джорджия.
- Ничтожество, - закричала Мария и попыталась сбежать из дома.
Но ей не повезло. Физически сильная Рассмия схватила ее сзади, скрутила ей руки и связала их. Потом она связала ей ноги и засунула кляп в рот.
Все время борьбы, бедная девушка кричала и звала на помощь Бога. Но все было напрасно.
Потом, связанную девушку, Рассмия взяла на плечи и спустила в подвал.
Витольд прохаживался по казино и наблюдал за играющими.
- Если вылезет пиковая шестерка, то игрок проиграл, если крестовый туз, то игрок получит весь банк, - говорил самому себе Витольд внутренним голосом.
Вышел крестовый туз, и игрок радостно закричал.
- Выиграл, выиграл. Пятьсот фуллеров мои.
- Пятьсот фуллеров, козел, на какую мелочь покусился, - вновь внутренне, сказал самому себе Витольд.
Витольд вышел из казино. Перед его глазами, в обе стороны мчались, откуда не возьмись, летательные машины. Да и еще с такой скоростью, что дух захватывал.
Вокруг стояли огромные небоскребы, построенные из легкого металла.
Люди шли в разные стороны неторопливым шагом. И одеты они были как-то непонятно. Вроде те же пиджаки и брюки, но фасон у них был какой-то непонятный.
Город, что предстал его глазам, произвел на Витольда впечатления, территории захваченной, но кем, тоже было не понятно. Люди, что сновали туда-сюда, казались ему подавленными и уставшими, и все потому, что местные жители находились в постоянной беготне. Двести лет тому назад, на Великом Острове все было совсем другим. Умиротворенным, тихим и спокойным.
А здесь, все было по-иному.
В этом городе не было полиции.
Но, не смотря на это, люди улыбались друг другу, особенно, если встречали своего знакомого.
Люди находились в постоянном общении между собой.
И, никто не выливал помои на улицу. Тротуары были чисты, газоны ухожены.
Вся система неизвестного ему города оказалась основана на спокойствии, и это не смотря на стремительный ритм человеческой жизни.
Крампс, наконец, понял, что такое свобода.
Окна домов были красиво оформлены занавесками. А главное, из них постоянно бил свет.
На небольших балкончиках стояли люди. Кто-то из них смотрел на дорогу, кто-то наверх. На некоторых балкончиках стояли молодые мужчины и женщины, и у всех на виду целовались. На таких людей, Витольд смотрел с глубокой завистью.
Так же хотелось Витольду целовать свою Сестру Марию, на глазах у всего мира.
- Такси, - крикнул Витольд.
Перед ним остановился мини автомобиль, похожий на железного ската. Он висел над землей, примерно на метровой высоте.
- Деньги есть? – спросил таксист.
- А то, - ответил Витольд.
Таксист опустил машину и Крампс влез в нее.
- Куда летим? – поинтересовался водитель.
- В банк, - ответил Витольд.
- Что, опять в казино проигрался? – с издевкой спросил водитель.
- Твоя правда, - сквозь смех ответил Крампс.
- Да. Это действительно, правда. Я лично туда не хожу, - признался водитель.
- Почему? – удивился Крампс.
- А как, по-вашему, можно выиграть у всесильного игрока Артура Кромвеля? – разозлился водитель.
- Кромвеля? – испуганно спросил Крампс.
- Да, Кромвеля, - подтвердил водитель.
- Кардинала Кромвеля, руководителя секты Круглого Стола? – вновь переспросил Крампс.
- А вы его знаете? – удивился водитель
- Вот это удача. Приехал в ваш красивый городок и узнать о том, что здесь поселился мой старый друг, Артур Кромвель. Ты даешь, - пытаясь успокоить самого себя, произнес Крампс.
- А он отсюда не уезжал, - удивленно проинформировал водитель.
- Та это тот самый Бедный Городишко? – переспросил Крампс.
- Так точно, сэр. Но так его называли двести лет назад. Сейчас, это Кромвель Сити, - уточнил водитель.
- Как двести лет тому назад. Вот это занесло меня, - испугался Крампс.
- Не бойтесь сэр, здесь всех заносит, - с юмором ответил водитель.
После того, как водитель доставил Витольда до банка, Крампс расплатился с ним оставшейся у него в кармане брюк последней золотой монетой старой и дорогой ему сердцу эпохи.
- Вот это да. Да действительно богатый человек, господин… - обрадовался водитель.
- Господин барон де Крюшон, - представился Витольд.
- Простите, господин барон. Простите. Разве я мог предположить, что буду подвозить одного из самых богатых людей Великого Острова, - нервно произнес водитель.
От испуга, шофер рванул с места и очень быстро скрылся за поворотом.
Этот растяпа выронил монету, которой с ним расплатился Витольд.
Крампс поднял с пола монету, поцеловал ее и спрятал в кармане брюк.
Витольд спокойно вошел в банк и попросил управляющего.
Управляющий вышел.
- Я Клод Левентур, управляющий банком, чем могу служить? – произнес толстый, лысый мужчина, ужасно похожий на того монаха из ордена.
- Вот мои документы, - надменно произнес Витольд.
Крампс протянул управляющему древний, но очень хорошо сохранившийся документ, который заверял, что податель сего документа, является бароном Шарлем де Крюшоном.
- Господи, Твоя Воля, - произнес управляющий и перекрестился, - еще один долгожитель. Сколько вас нынче развелось?
- А кто еще? – спросил Витольд.
- Вот, господин Артур Кромвель, например, - трусливо произнес управляющий.
- Так нас всего двое. А я-то думал, что нас целая куча, - съязвил Крампс.
- И даже если один, все равно, вы нам осточертели! Ой, простите, ваша светлость. Прошу вас, в операционную систему. Будьте так любезны, - испуганно произносил управляющий.
Через два часа своего времени, Витольд Крампс вышел из банка в новом своем статусе. Теперь он был французским бароном Шарлем де Крюшоном, обладателем огромнейшего состояния в пятьдесят триллионов фуллеров.
Такой победы мелкий мошенник не одерживал еще ни разу.
В честь подобного события, банк предоставил ему свой автомобиль, на котором он укатил в свое гнездышко. Но каким образом оно появилось, он не знал.
По прошествии нескольких минут Витольд Крампс оказался в своем имении. Это был очень крупный особняк.
Заметив своего господина, слуги встретили его по всей форме, отдавая ему уважение, они проводили карточного шулера в его личные владения.
Мечта Витольда, наконец, сбылась.
Крампс прыгнул на мягкую постель, накрытую шелком, и мгновенно заснул. Ему никогда в жизни не спалось так спокойно и сладко. Витольд спал, как младенец. И он впервые в жизни увидел сон.
Во сне он обнимал Сестру Марию.
Но это был всего лишь сон. И ничего более.
Наутро, Витольд проснулся, принял ванну, лакеи приготовили ему завтрак, помогли одеться.
Витольд Крампс, торжественно стал прохаживаться по всем комнатам и коридорам своего особняка.
Этот чертов нувориш, трогал руками мебель, оставляя на ее поверхности отпечатки своих мокрых пальцев. И не мог поверить, что все это принадлежит ему.
Слуги оборачивались друг к другу, и взглядом пытались выяснить между собой, тот ли это барон, или его подмена.
Потом он спустился вниз, в просторную столовую. Он думал спокойно позавтракать. Но тут случилось неописуемое, в центральной части стены, Витольд увидел свой собственный портрет в полный рост. Но на нем, он почему-то был одет в ту самую изжеванную одежду, в которой он в первый раз вошел в замок Кромвеля, что бы обыграть его в карты. Бедолага подумал, что сходит с ума. Этот портрет, ему богатому и всемогущему, будет постоянно напоминать, кто он есть на самом деле.
Взяв себя в руки, он, наконец, уселся за стол и принялся за поедания всего, что ему приносили.
- Куда можно пойти, что бы с удовольствием провести время? – спросил Крампс у слуг.
- В «Дом Свиданий». Так называется самый элитный ресторан в нашем городе, - ответил один из слуг.
- Замечательно, готовьте карету, - радостно произнес нувориш.
И он отправился в «Дом Свиданий». Там происходили постоянные встречи местного бомонда.
Чопорные представители местной аристократии не обращали на Витольда ровным счетом никакого внимания. Этого и было надо молодому повесе.
Витольд подошел к барной стойке и заказал себе стаканчик виски.
- Ба. Да это мой старый друг Витольд Крампс, - услышал он знакомый голос за спиной.
Витольд обернулся. В стоявшем напротив него мужчине, он сразу же узнал своего старого знакомого. Это был Кардинал Лодонский Артур Кромвель.
- Привет старина, - тихо ответил Витольд.
Старые враги, как ни в чем не бывало, подошли друг к другу и обнялись.
- Ой, как хорошо. За двести лет увидеть хоть одного своего старого знакомого. Посидеть с ним и повспоминать прошлое, - с удовольствием произнес Кромвель, - как дела, старина, каковы успехи.
- Я теперь не Крампс, - утвердительно произнес Витольд.
- А кто? – удивленно спросил Кромвель.
- Я теперь барон де Крюшон, - представился Витольд.
- Ах, вот кто это? Мне всю ночь уши прожужжали этим бароном. А им оказался ты. Ну, ты и пройдоха. Даже титул себе купил. Каким образом? – удивленно произнес Кромвель.
- Долгая история, - пытаясь отгородиться, произнес Витольд.
- Опять, кого-нибудь в карты надул? – спросил Кромвель.
- Надул, - подтвердил Крампс.
- Пошли. Пошли у меня в этом ресторанчике свой столик имеется, - радостно произнес Кромвель.
- Пошли, - согласился Крампс.
Старые знакомые поднялись на крышу ресторана и уселись за столик, что располагался у перил. Отсюда был шикарный вид на весь город, который теперь назывался Кромвель Сити.
Недалеко располагалась эстрада. Там пела молодая и очень красивая певица.
Все происходило точно так, как и мечтал Крампс.
- А ты, еще прибегаешь к своим устрашающим монстрам? – спросил Витольд.
- Нет. Давно уже нет. Но квалификацию не потерял, - ответил Кромвель, и старые знакомые засмеялись.
- А чем ты занимаешься? – спросил Витольд.
- Продаю наркотики. Разные там травки, уколы, колеса. Знаешь, мне даже как-то скучно стало. Примет, какой-нибудь хулиган или маменькин сыночек колесико, и все, тут ему и монстры появляются и чудища разные. Порой я сам думаю, может, кто-нибудь владеет магией сильнее, чем моя? – разочаровано сказал Кромвель.
- Может быть. Только я не уважаю все это. Вот в наше время было самое то. И монстры были настоящие и играли мы с тобой по-крупному, - сказал Витольд.
- Это да. Что верно. То верно, - с долей ностальгии произнес Кромвель.
- Артур, а почему ты не едешь в Лодон? У вас ведь и должность столичная. А вы все тут обитаете, - поинтересовался Крампс.
- Да, знаешь. В столице свои монстры имеются. К ним лучше не соваться, - признался с досадой Кромвель.
- Ясно, - тихо произнес Крампс.
- А как провел ты все эти двести лет? – поинтересовался Кромвель.
- В спячке, - ответил Крампс.
- То есть? – не понял Кромвель.
- Постоянно играл в карты, - пояснил Кромвель.
- Неужели? А я грешным делом думал, что в карты сейчас уже никто не играет, - удивился Кромвель.
- Играет. Здесь, на Великом Острове, в Европе, Индии, даже в Африке есть еще люди, которые не прочь проиграть мильенчик другой в картишки, - уточнил свой ответ Крампс.
- Здорово. А может, как-нибудь сыграем? – предложил Кромвель.
- Я бы сыграл. Но вот после своего проигрыша ты вновь начнешь разорять город? – напомнил Крампс.
- Начну. Кстати. На счет разорения города. А ты помнишь милашку Ивет? – неожиданно вспомнил Кромвель.
- До сих пор помню, - признался Крампс.
- Я знаю. Прости. Ты ведь любил ее. Так вот, через два года, после того как ты ушел… - начал было Кромвель.
- Я знаю. Ее забили камнями на базарной площади, - резко оборвал его Крампс.
- Кстати, полицейский, который узнал ее, теперь начальник моей охраны. Старший констебль Бронкс, - резко произнес Кромвель.
- Стравливаешь? – тихо спросил Крампс.
- Стравливаю. Хочу новых приключений, - согласился Кромвель.
- Понятно. Как получилось, что здесь больше не стало ни одной церкви? – сделав небольшую паузу в разговоре, спросил Крампс.
- Как-как? Не стало и все, - попытался объяснить Кромвель.
- Ладно тебе. Расскажи, - попросил Крампс.
- Да все очень просто. Помнишь, Отца Карла? – спросил Кромвель.
- Помню, - подтвердил Крампс.
- У него каким-то таинственным образом исчезла дочь. После этого он долго болел и, наконец, умер. А все его денежки, которые он мог бы передать по наследству своей дочери, вместе с Собором, оказались бесхозными. За них началась драчка, между всеми настоятелями храмов и их всесильными боссами. И под самый занавес, сэр Куинби, в доме которого ты обобрал начальника Имперской Полиции, по праву самого ближайшего родственника присвоил их себе. К тому времени, этот долбанный пэр разорился в пух и прах. И деньги его родственника, оказались, как не нельзя кстати. Куинби стал создавать сеть ресторанов, публичных домов. И таким образом стал самым богатым человеком Великого Острова,- соврал Кромвель.
- Не понял, - недоуменно произнес Крампс.
- Он применил твою же технологию. Он шантажировал всех великих вельмож, что корчили из себя образцы великой добродетели, наслаждаясь с его красотками. И в один прекрасный день, его нашли зарезанным в собственном доме. Его голову водрузили на кочергу. Оказалось, что большая часть денег, что имелась в распоряжении церкви, шла именно из прихода, которым руководил Отец Карл. А после его смерти, приход распался. Так, постепенно стала распадаться и церковь. Вот, в общем, то и все, - вкратце рассказал Кромвель.
- Страшно, - сделал вид, что поразился сообщением Крампс.
- Нет. Закономерно. Коль ты священник, будь добр, занимайся душами. А если ты мирянин, то занимайся бизнесом. Бизнес и Бог не совместимы. Дорогой друг, - попытался успокоить Кромвель.
Кардинал не знал, каким на самом деле образом пропала Сестра Мария. А пустить пыль в глаза, он любил.
И это понял Крампс.
- А как же жить в храме, если денег нет? – продолжал притворяться удивленным Крампс.
- А церковные наделы, а жертвоприношения, в конце концов, продавайте Библии, - предложил Кромвель.
- Библии. Это ведь Слово Божье. Его продавать запрещено, - по-настоящему поразился Крампс.
- Я вижу, ты здорово изменился за эти двести лет, - удивился Кромвель.
- Нет, Артур, я все еще остаюсь тем самым карточным шулером, что и был. Но вот чего я действительно никогда, ни делал, это не лазил к Богу в карман, - честно признался Крапс.
- А вот я с удовольствием бы залез, - проявил цинизм Кромвель.
- Дурак, - разозлился Крампс.
- Нет, ты действительно изменился. Двести лет назад ты бы точно пошарил в Кладовых Божьих, - продолжал удивляться Кромвель.
Утром, к танцовщице Рассимии пришел ее сутенер со своими тремя подручными.
Трое подручных были одеты в черные пиджаки и брюки, под пиджаком у них была надета морская тельняшка. Сутенер был одет во фрак малинового цвета, с большими пуговицами из чистого золота.
Она встретила его абсолютно голой.
- Ну. Где твои деньги за ночлег? – спросил сутенер.
- Нет денег, - тихо ответила Рассмия.
- Ты же знаешь, что с тобой будет, если ты не выплатишь во время, - стал угрожать сутенер.
- Знаю. Но у меня есть большая компенсация, - сказала Рссмия.
- Какая же? – заинтересовался сутенер.
- Монашка. Сестра Мария. Затворница, - ответила Рассмия .
- Ой, ты же знаешь, что я устал от твоих рассказов, с переселениями душ, монастырей и прочей чепухе, - разозлился сутенер.
- Тогда просто спустись со мной в подвал. У тебя от этого же не убудет? – предложила танцовщица.
- Не убудет, - согласился сутенер.
Сутенер спустился в подвал, где на мешках с картошкой лежала крепко связанная Сестра Мария, с кляпом во рту. От крепких узлов на теле, бедная девушка не могла произвести ни одного движения.
- Вот это экземпляр, - не поверил своим глазам сутенер.
- Ну, как, я прощена? – спросила Рассмия.
- Теперь ты целый год можешь не платить за квартиру. Разрешаю, - расщедрился бандит, - эй свиньи, а ну сюда, - обратился сутенер своим подручным.
Все подручные быстро спустились в подвал и глазам свои не поверили. Такой красивой женщины, они еще никогда не видели.
Единственное, что они сделали в тот момент, открыли ей рот.
Сестра Мария, догадалась, что будет потом.
Неожиданно для всех, в подвале доме Рассимии появился пожилой мужчина, одетый в джинсовый костюм. Он слегка прихрамывал на правую ногу.
- Джон, это ты? – удивилась Сестра Мария.
- Да, Ваша Светлость, это действительно я, - ответил пожилой мужчина.
- Вот это да. Не ожидала тебя здесь встретить, - призналась монашка.
- Честно говоря, я тоже, - ответил ей Джон, - эй, козявка, сколько раз тебе говорить, что бы ты ни приставал к Рассмии. Что, хочешь досрочно червей кормить?
- Простите, господин, я больше не буду, - испуганно ответил сутенер.
- Вот так вот, - сказал Джон и повернулся в сторону старой знакомой, - Сестра, пока вы со своим Отцом Карлом всех Божьим Словом увещевали, я на своих козлах по всему Великому Острову разъезжал. Занимаясь разным незаконным промыслом. А сестра Джорджия мне во всем помогала. И своего не упускала. Все в ней хорошо, - продолжал Джон, посмотрев на опускающую голову, Рассимю, - только одно в ней я никак не могу исправить. Транжира она. Великая транжира. А если бы не эта черта ее характера, то давно уже жила в замке.
- Прости Джон. Ты же знаешь меня. Я тебя не брошу. Помоги мне еще раз, - попросила проститутка.
- Ладно. Одевайся и пошли за мной. Теперь ты у меня будешь жить. Ты такую зазнобу прихватила, что теперь я тебя буду всю твою жизнь обеспечивать, - сказал Джон.
- Спасибо, - крикнула Рассимя, - я быстро.
Взяв под руку женщину, Джон медленно стал покидать халупу. Лишь перед дверью он посмотрел в сторону монашки и махнул рукой бандитам.
- Взять, - приказал сутенер.
Бандиты быстро исполнили приказ своего главаря. Подручные подняли девушку и вытащили ее из подвала.
Связанную, совершенно беззащитную монашку перевезли в дом сутенера. Там ее развязали, но, что бы, она не убежала, несколько здоровых мужчин крепко держали ее за руки, ноги, и даже недели удавку на шею.
Домом, жилище сутенера не назовешь. Это был скорее сарай, стены которого были обклеены фотографиями голых женщин.
- Ну, что монашка, будешь танцевать передо мной голой? – спросил сутенер.
В ответ, женщина плюнула ему в лицо.
- Жаль, – произнес сутенер и сильно ударил женщину по лицу, - если так, то на продажу ее. В ресторан господина Кромвеля.
- Кромвель, а кто это? – спросила испуганная монашка.
- Теперь, это твой господин. Монстр, каких вы монашки с роду не видывали, - ответил сутенер.
- Он-то тебя вывернет наизнанку, - дополнил один из подручных.
Пока девушку везли к Артуру Кромвелю, демон продолжал разговаривать в ресторане со своим старым недругом Крампсом.
- Слушай, а ты, как относишься к женщинам легкого поведения, как раньше? – заискивающе спросил Кромвель.
- Как раньше, - подтвердил Витольд.
- Ну, что кутнем? – поинтересовался Кромвель
- Давай, - согласился Витольд.
Мужчины встали и направились на первый этаж ресторана. Но их остановил один из сутенеров Кромвеля.
Сутенер поклонился Кромвелю и нижайше попросил его пройти за ним.
- Очень срочное дело, монсеньор. Поверьте, по пустякам вас беспокоить я не буду, - раболепно произнес сутенер.
- Ах, времена, ах нравы. Твои слуги все еще в ретро играют, - пошутил Витольд.
- Не говори. Прости меня, мой друг. Я оставлю тебя лишь на минуту. А пока сядь за стол и подожди меня. Только не обижайся, - вежливо попросил Кромвель.
- Твое слово закон, дорогой, - сострил Крампс.
- Спасибо барон, - галантно произнес Кромвель.
- Так это и есть барон де Крюшон? - с удивлением спросил сутенер.
- Да, это тот самый барон де Крюшон, мой старый и верный друг, - подтвердил Кромвель.
- Приветствую вас, ваша светлость, - поздоровался сутенер.
- Здравствуй, милейший, – ответил Витольд.
Разве мог себе в тот момент представить карточный шулер, что по прошествии всего нескольких минут ему вновь придется встретиться со своей любимой монашкой. Да и еще в такой обстановке. Но пока, Витольд подчинился просьбе Кромвеля и вернулся за столик.
Кромвель спустился в подвал ресторана. И ту, кого он увидел, заставила о многом его вспомнить.
- Черт возьми. Сестра Мария. Дочь Отца Карла, вы? – изумился Кромвель.
- Так это действительно монашка, вот хорошо. Потешимся, - обрадовался сутенер.
- Я первый, - разозлился Кромвель.
- Как прикажите, - испугано произнес сутенер.
С каждым шагом своего приближения к монашке, Кромвель чувствовал, как внутри него началась подниматься температура. А когда он находился от монашки на расстоянии двух шагов, Кромвель неожиданно загорелся и превратился в монстра.
Это здорово напугало Кромвеля, и он шарахнулся от монашки. Вскоре он вернул себе человеческий облик.
- Вам даже и в этом мире меня не взять, - гордо произнесла Сестра Мария.
- Не взять. Это точно. Отправить ее на эстраду и выставить на торги. Первоначальная цена один миллион фуллеров. Она девственница. Но это вы сделаете тогда, когда я окажусь за своим столиком. Я не хочу обижать моего дорогого гостя, - сказал Кромвель.
Монстр вышел из подвала и по лестнице поднялся на крышу ресторана. Там, он веселый и наглый сел за столик. Витольд, в этот момент сидел и смотрел в небо.
- Ну, когда пойдем к девочкам? – спросил Витольд.
- Скоро сюда приведут одну девочку. Можешь попробовать, - предложил Кромвель.
- С удовольствием, - согласился Крампс.
И в ту же секунду, на эстраду, связанную, доставили Сестру Марию.
- Кто это? – спросил Крампс.
- Не узнал? – удивился Кромвель.
- Нет, - обманул его Крампс.
- Это Сестра Мария, дочь Отца Карла, - сказал Кромвель.
- Здорово, - обрадовался Крампс
Не понятно, каким образом, но увиденная Витольдом женщина, заставила внутри него самого проснуться всем его порокам и способностям. В то самое мгновение, азарт охватил карточным шулером, и он рванул со столика и быстрыми шагами направился на эстраду.

К Богу в карман.

- Дорогие братья и сестры, - начал Крампс, - меня зовут барон Шарль де Крюшон. Я один из богатейших граждан Великого Острова.
- Ура! Знаем! – раздались крики в толпе.
- Я пришел сюда, для того, что бы построить церковь, в которой вы будете отмывать все свои грехи, - продолжил Витольд.
Когда Сестра Мария и Витольд Крампс встретились глазами, между ними вновь завязался телепатический разговор.
- Не богохульствуй, любимый, - произнесла монашка.
- Любимый, ты меня так еще не называла, - ответил Витольд.
- Прекрати, - потребовала монашка.
- Нет. Иначе они обесчестят тебя. А мошенничать. Это мое ремесло, - попытался ей объяснить Витольд, - я пришел сюда, что бы собрать деньги на храм, в котором вы будете утолять свою жажду к возвышенному! – крикнул толпе Витольд.
- Молодец. Настоящий мошенник. И тут меня провел. Да, Витольд ты все же залез в Кладовые Бога. Ты перешел все границы, - смеясь и радуясь, говорил самому себе Кромвель.
Все присутствовавшие на вечере люди, принялись доставать свои авторучки и подписывать чеки на очень крупные суммы денег, передавать друг другу, так, что бы на их глазах Витольд сумел получить каждый из чеков.
- Да Витольд, ты и тут меня обскакал. За что только я тебя люблю, дорогой мой? – продолжал злорадствовать Кромвель.
А толпа все ликовала. Она выкрикивала «Ура!» новоявленному святоше. И уже ничего не могло ее остановить.
- Пойманная мной монашка достается тебе, о великий кормчий, - произнес сутенер, не выдержав такого эмоционального давления.
- Отлично. Принимается, - крикнул Витольд.
Толпа крикнула «Да здравствует новая жизнь в новом храме». Выйдя из-за своих столиков, люди пополняли ее и, оказавшись под влиянием стольких людей, достали свои чеки.
- Ну, это уже слишком, Бог в очередной раз забирает у меня женщину, - разозлился Кромвель.
Вечером, в своем огромном доме, Витольд сидел и подчитывал свои барыши. В углу комнаты, все еще связанная, сидела Сестра Мария. Бедная женщина сидела и плакала на взрыт.
- Круто. Ровно семьдесят миллионов фуллеров. И все это, за каких-нибудь полчаса моего трепа, - обрадовался Витольд.
Монашка продолжала плакать.
- Чего ревем? – спросил Витольд.
- Ты нарушил все границы, все нормы морали. И я согрешила, - призналась Сестра Мария.
- А ты в чем согрешила? – удивленным тоном спросил Крампс.
- В том, что позволила себе прийти сюда, - ответила Сестра Мария.
- Так тебя же могли доставить силой, - объяснил ей Крампс.
- Все равно. Я этого не должна была допускать, - возражала монашка
- Дура. Если ты не перестанешь плакать, то я тебе открою одну тайну, - разозлился карточный шулер.
- Какую? – спросила Сестра Мария.
- Один вопрос, если я тебя развяжу, ты не сбежишь? – спросил карточный шулер.
- Нет, - ответила молодая женщина.
- Почему? – вновь спросил Витольд.
- Потому, что теперь я твоя пленница, - ответила монашка.
- Замечательно, - произнес Витольд и быстро развязал девушку.
- Какую тайну? – вновь спросила Сестра Мария.
- Я знаю, что Отец Карл жив. Но вот где он находится, я пока не знаю, - ответил Крампс.
- Откуда? – удивилась Сестра Мария.
- Я немало сыграл карточный партий и научился понимать человеческую и демоническую психологию. Отец Карл находится в плену у Кромвеля, - объяснил хозяин дома.
- Так давай спасать его, - предложила наивная женщина.
- Ты не забыла, кто ты есть? – повелительно спросил Крампс.
- Нет. Я твоя пленница, - сердито ответила Сестра Мария.
- Нет. Рабыня. Тебя мне подарили. И не забывай об этом. Потому, что если ты выйдешь за порог этого дома, тебя точно, изнасилуют. И меня при этом может не оказаться рядом. Поняла? – гневным тоном произнес новоиспеченный барон.
- Поняла. Но даже у рабыни есть своя гордость. Я все еще монашка. И ты не забывай об этом, - гневно произнесла Сестра Мария.
- Черт побери. Помню, - разозлился Крампс.
Витольд отвел Марию в комнату, уложил ее в постель и связал ей ноги и руки к кровати.
- Зачем ты это делаешь? – спросила Сестра Мария.
- Затем, что бы, ты не натворила глупостей. У нас сейчас есть лишь один путь. Это выкупить тот самый холм, на котором стоял Собор Святых Петра и Павла, и построить там храм. Таким образом, мы сумеем пробить энергетическую дыру и вернуться в наше время. И в конец, уничтожить всех наших врагов, - разъяснил Крампс.
- Почему ты так думаешь? – спросила Сестра Мария
- Ты, что исповедуешь меня? – начал злиться игрок.
- Нет. Просто спрашиваю, - ответила женщина.
- Дело в том, что если в руках Кромвеля в плену сидит Отец Карл, то это означает лишь одно. Кромвель знает, как открыть дорогу в прошлое и выпустить оттуда всех наших врагов, - ответил Крампс.
- Откуда у тебя такая уверенность? – удивилась Сестра Мария.
- Ты, я вижу, сменила место работы. Теперь ты стала следователем, - злился Крампс.
- Как же я это могу сделать, если ты связал меня, - огрызалась женщина.
- И правильно сделал! Когда-то, двести лет назад, я покинул этот городишко. И отправился в далекие странствия по Великому Острову, а вот когда я узнал о том, что старший констебль Бронкс убил мою Ивет, я нашел его и отрезал ему голову, - кратко рассказал Крампс.
- Зачем ты мне об этом рассказываешь? – продолжала интересоваться Сестра Мария.
- Затем, что эта сволочь Бронкс, сейчас работает начальником охраны у Кромвеля. Кромвель не только вернулся в прошлое, он еще и воскресил эту сволочь. Кромвель, единственный, кто не поверил в мою мнимую смерть. Он ждал меня. И готов сразиться со мной еще раз, - ответил Витольд.
- Развяжи меня! – приказала монашка.
- Заткнись. Ты моя рабыня. И скажи спасибо за то, что я тебя до сих пор не изнасиловал. Спать. Пока не врезал, - окончательно разозлился Крампс.
Витольд еще раз проверил все свои связанные на Марии узлы, выключил свет и отправился в холл, где просидел всю ночь в долгих размышлениях.
Утром Витольд без церемонна, вошел в комнату и разбудил Марию.
- Приготовишь мне поесть, - в повелительном тоне произнес «барон».
- Слушаюсь. А что именно? – спросила Сестра Мария.
- На твой вкус, - ответил Крампс.
Сестра Мария пошла в кухню, быстро приготовила яичницу, тосты и сварила кофе.
- Ну, как тебе твое низшее происхождение? – поинтересовался Крампс.
- Терпимо, - тихо ответила Сестра Мария.
- Терпимо. И чего ты так лезла в это дерьмо. Любой нормальный человек выбирается наверх. У тебя было все, знатное дворянское происхождение, Отец-Настоятель, Храм, Бог, наконец. И все это ты променяла на рабство. Ты чуть шлюхой не стала, - злился Крампс.
- Но не стала же, - ответила Сестра Мария.
- Не важно. Чего тебе дома не сиделось? – успокоился Витольд.
- Потому, что я рассчитывала на любовь мужчины, которого сама люблю, - ответила Сестра Мария.
- Ты даже здесь, в этом аду не можешь принадлежать своему любимому мужчине, - разъяснил ей Крампс.
- Да. Это и есть самый настоящий ад, - согласилась Сестра Мария.
- Настоящий ад будет потом. Когда мы вцепимся друг другу в глотку, - сказал Крампс.
- Бог нас не оставит, - утешала монашка.
- Дело не в Боге. Он дал нам свободу в действиях. А за каждый поступок надо дорого платить, - продолжал объяснять Крампс.
- Я готова заплатить лишь своей жизнью – утвердительно заявила Сестра Мария.
- Твоя жизнь никому не нужна. Инопланетянам нужна была твоя религиозность, Кромвелю твоя девичья честь. А вот, что нужно мне? Я пока так еще и не понял, - ответил Крампс.
- Ничего. Времени много. Еще поймешь, - успокаивала молодая женщина.
- Нет Мария. У меня времени больше нет. Уверен, что меня ожидает начальник Имперской Полиции Стрэнтон и глава Ордена Незваных и Льстивых Оборотней монсеньор де Лоттор, - тихо произнес Крампс, затем он подошел к Сестре Марии и крепко связал ее.
Витольд вышел из дома, поймал такси и отправился к дому Кромвеля.
- Мне нужен дом Кромвеля. И побыстрее, дружище, - попросил Крампс.
- Будет исполнено. Только через мой бортовой компьютер запрошу его адрес. И мы в миг домчимся, - ответил водитель.
Летучая машина в мгновение око доставила Витольда по назначенному адресу.
На сей раз, все было так же, как происходило двести лет назад
На своих летучих машинах, к дому Великого Магистра Круглого Стола, Кардинала Лодонского сэра Артура Кромвеля, съезжалась вся местная знать.
Местные аристократы резко отличались от тех, к которым привык карточный шулер. Городские лорды, пэры и бароны носили джинсы, легкие платья, и даже в майки с коротким рукавом и шорты.
Крампс и тут выделился среди гостей, одевшись по всем стандартам средневековой моды.
- Здравствуй дорогой друг, как я рад тебя видеть, - произнес Кромвель.
- Что, все эти гости не что иное, как твои перевоплощенные монстры? – спросил Витольд.
- Ты угадал, Витольд, - радостно произнес Кромвель.
- Что, пошли играть в карты? – предложил Крампс.
- Пошли, - согласился Кромвель.
Кромвель проводил Крампса в маленькую темную комнату, посреди которой стоял маленький карточный столик. За ним сидело два монстра.
- Тот, что справа Стрэнтон, а тот, что слева Де-Лоттор? – спросил Крампс.
- И тут ты угадал. Господа, разоблачайтесь, - радостно произнес Кромвель.
Два разоблаченных хищника в человеческом одеянии мгновенно вернули себе первоначальный образ.
Внешне они не изменились. К сожалению, время их никак не коснулось.
Пройдя немного дальше, Витольд обнаружил в углу стоящего старшего констебля Бронкса.
Витольд с призрением посмотрел на это отвратительное создание полицейского искусства.
- Я двести лет ждал этого случая. Я убью его, - закричал Бронкс.
- Заткнись, шушера. Это мой гость. И если с его головы упадет, хоть волос, ты у меня тут же останешься без того, без чего оставил тебя Крампс, двести лет назад, - в приказном тоне ответил Кромвель.
- Прошу простить, мой господин, - ответил Бронкс Кромвелю, - прошу вас, господин Витольд садитесь. Я вам подам стульчик.
- То-то, - гневно произнес Кромвель.
После того, как все игроки собрались, четверка давних неприятелей принялась за старое.
- Я вижу, господа, вы целых двести лет только и знали, что играть в карты, - сказал Витольд.
- Вот за что я люблю тебя, так за то, что ты такой догадливый. Скажи, ведь это монашка тебя заставила деньги на церковь собирать. Теперь ты в нее влюблен. Что ж, на нее и сыграем, - сказал Кромвель.
- Ты же знаешь, на женщин я не играю, - возразил Витольд.
- А на что сыграем? – спросил Кромвель.
- На чистосердечное раскаяние, - предложил Крампс.
- Как это? – не понял Кромвель.
- А так. Выиграю, ты отвечаешь мне на вопрос. Если нет, то называешь сумму, и я тебе ее выплачиваю, - объяснил Крампс.
- Идет, - согласился Кромвель.
Как всегда, перед игрой, Витольд надел свои любимые белые резиновые перчатки.
Игроки начали играть.
Сбрасывая с рук карты, неприятели не заметили того, как Витольд обыграл их.
- Как в старые добрые времена. Вы проиграли монсеньор, - удовлетворенно произнес Крампс.
- Задавай вопрос, - предложил Кромвель.
- Где Отец Карл? - спросил Крампс.
- Ты действительно многому научился. У меня в подвале этого дома, - радостно сообщил кардинал.
Вскоре Крампсу еще раз повезло.
- Что стало с его храмом? – спросил Витольд.
- Я его разрушил. Вместе с начальником Имперской Полиции и главной Ордена НЛО.
Крампсу повезло и на третий раз. Но тут он понял, что игроки просто поддаются ему. И ждут нужного момента, что бы собраться втроем и хорошенечко обыграть его.
- Вы, что поддаетесь мне? Но, все равно. Вопрос. Ключ от врат времени, где он? – нервно спросил Крампс.
- У меня на шее, ну, что все спросил? – поинтересовался Кромвель.
- Нет, остался еще один вопрос, - ответил Крампс.
- Считай, что ты выиграл и эту партию, - согласился Кромвель.
- Как произошел разгром церквей по всему Великому Острову? – вновь поинтересовался Крампс.
В тот момент, когда Кромвель начал свой рассказ, он воочию представил себе, картины минувших лет. Он вспоминал самые тяжелые моменты своей жизни.
- До сих пор не могу понять, как священники Великого Острова догадались о том, что я собираюсь похитить Отца Карла. Они собрали свое войско и организовали на меня Крестовый Поход. Это меня поразило. Ведь все на Великом Острове знали, что я монстр. И не смотря на это, никто не дрогнул. Каждый верующий Христианин воевал с моими воинами на смерть. Они не боялись ни внешнего вида моих солдат, ни их грозного рыка, ни их чудовищной силы. Христиане просто ломали им кости. Эти верующие люди, не имея в руках абсолютно ничего, нападали на хорошо вооруженных и подготовленных монстров и убивали их голыми руками. Глава Ордена Незваных и Льстивых Оборотней вынужден был прийти ко мне на помощь. И тогда мне стало легче. Их сатанинские машины, нападавшие сверху, сжигали дотла любое тело любого Христианина. Но даже тогда, ни один Солдат Божий, ни на миллиметр не отступил. Мне пришлось вызвать начальника Имперской Полиции, и он помог мне своими солдатами и полицейскими. К тому времени они так обезумели от неимения денежных средств, что сами стали превращаться в монстров, - вкратце рассказал Кромвель.
- Подонок, - разозлился Крампс.
- Не больше чем ты, - ответствовал Кромвель.
- Что было дальше? – вновь спросил Крампс.
В тот момент его глаза покрылись красным цветом. Неожиданно проступила черная пелена, и кардинал закрыл глаза.
- Как что, наступление Христиан стало захлебываться. Воевать без всякого передыху в течение сорока дней подряд, занятие не из приятных. Они стали уставать. Одни умирали в бою от полученных ран, другие от голода, третьи от бессилья. Так я одержал свою трудную и гнусную победу. Потом было все просто. Монахов и настоятелей монастырей и церквей я убивал, а монашек обращал в рабство. Многие из благородный женщин кончали жизнь самоубийством, и это, не взирая на то, что по Канонам Христианской Религии, самоубийство запрещено. Другие же, не выдержав давления на них, покорялись, - продолжал свой рассказ Кромвель.
- А как же королева-мать, она ведь защитница религии? – переводя дух, спросил Крампс.
- Ты меня поражаешь. Что может сделать эта старая женщина. Она сама передо мной каждую субботу танец живота танцевала. Великий Остров давно уже отдан нам – монстрам. А ты дурак думал, что все в порядке. Да разве ты, карточный шулер, смог бы выиграть хотя бы один раз, если бы на нашем Великом Острове царила справедливость. Нет. Не смог бы. Если бы у нас царила бы справедливость, ты даже не смог бы сыграть в «подкидного дурака». Потому, что карты и прочие азартные игры были бы запрещены. И ты бы в поте лица своего трудился, где-нибудь на каменоломнях. И очень скоро умер, от нехватки сил. А не сидел бы рядом с нами и не играл бы в карты, - объяснял Кромвель.
- Но, как, же надежда на лучшую жизнь? – разочаровано спросил Крампс.
- Надежда умирает последней. Поражаюсь тебе, ты ведь ненавидишь карты. Поэтому ты и надеваешь свои перчатки. А сидишь и играешь в них. И даже сколотил себе невероятное состояние. Поверь, даже я на своем сатанизме не смог сколотить и половины того, что сколотил ты, на своем мошенничестве. Давай, я тебе говорю серьезно, переходи на нашу сторону, выдай нам монашку. И живи припеваючи. Это твой последний шанс. Мы тут все двести лет именно тебя и ждали. Тебе у нас не выиграть, - ответил Кромвель.
- Нет, - противился Крампс.
- Что ж, тебе придется биться как рыба об лед, - пытался разъяснить ему Кромвель.
- Извини, еще можно тебе задать один вопрос? – попросил Витольд.
- Сколько угодно, - милостиво согласился монстр.
- Спасибо. Зачем вам монашка?- поинтересовался Крампс.
- Я никогда не понимал монсеньора Де-Лоттора. Этот инопланетный сумасшедший пытается понять религиозность людей. Чушь это все, - признался Кромвель.
- Но почему, - возразил Де-Лоттор.
- Заткнитесь. Я разговариваю, - одернул его Кромвель.
- Простите, - произнес инопланетянин.
- Нет в человеке религиозности. Есть только инстинкты, которые достались человеку в наследство от природы. Не от обезьяны, как пытаются объяснить ученые, или от какого-нибудь еще животного. Ученые, это тупорылые сволочи, которые пытаются ограбить Бога. Но это им никогда не удастся. Ибо нельзя ограбить того, чего нет на планете Земля, - сказал Кромвель.
Во время своей «пламенной речи» Кромвель прибегнул к тому же оружию, какое применил много лет назад Отец Карл, спасая взятых в плен христиан. Он, с помощью своих друзей, стал усыплять бдительность карточного шулера. И Витольд впал в неизвестное ему состояние, в котором он увидел первых на земле людей, коими были Адам и Ева. Они находились в непонятном месте. Вроде бы, это была пустыня, но на ней росли фруктовые деревья, трава, пшеница, в небольших огородиках зелень и разнообразные овощи. Вдали были слышны блеяния овец. Это очень его удивило.
Затем картина сменилась, словно это была поверхность воды, в которую бросили камень. И Витольд увидел двух сильных мужчин, он понял, что это были Каин и Авель. Один пахал поле, другой кормил овец.
Когда показалась полная Луна, один из них напал на другого. И между ними завязалась драка. Боролись они долго, до тех пор, пока кто-то из них не ударил большим камнем по голове своему противнику. И тот мгновенно скончался.
- И драка произошла из-за простой зависти. Просто у одного бараны жирнее, а у другого поля тучнее, - послышался откуда-то голос Де-Лоттора.
Внимая, не известно, откуда, доносившемся словам, Витольд не заметил, как оказался на горе Синай. Оттуда сходил Моисей со своими скрижалями.
- А на скрижалях всего-то десять заповедей, что люди до сих пор исполнить не могут, а они еще множество других законов понаписали, придав им юридический и государственный статус, - услышал он голос Кромвеля.
- Да-да, Кромвель говорит правду. А главное заключается в том, что никаких обезьян тогда и помине не было, - добавил Стрэнтон.
Витольду открылся Гефсиманский сад, под одним из деревьев спали несколько мужчин. А не ветке того же дерева лежала жирная змея. Это Лилит, понял он, вот только что она тут делает.
Затем, он увидел прошедшего мимо спящих мужчин Иисуса. Он прошел куда-то вглубь, стал на колени и стал молиться.
- Лилит, стала причиной большой трагедии. Это существо не выдержало, когда узнало о том, что Адам нашел ей замену в лице человека. Ею оказалась Ева. Она, через нее же и соблазнила Адама, и тот съел запретный плод, а Иисус вернул его обратно. В Лоно Бога, - вновь послышался голос Кромвеля.
Иисус пришел спасти своего старшего брата, - подумал Крампс, - значит, его должны распять. И его догадка не заставила себя долго ждать.
Витольд увидел небольшой городок, где проживали евреи. Их было много. И как все того же Иисуса, окровавленного, ведут на Голгофу. Он нес на себе большой деревянный крест. Где-то в узком переулке, Иисус упал, его крест поднял и потащил на себе один из горожан и донес его до высокой горы. Там, вместе с двумя мужчинами, и распяли Христа.
- Именно в тот самый момент, Христос расставался со своей Божественной энергией, которая потекла вниз. В саму гору, - послышался голос Де-Лотора.
- Адам не имел ни тела, ни той самой энергии, которую передал ему Христос. И таким образом, Адам высвободился от земных оков и устремился к Создателю, - добавил Стрэнтон.
- Его долго терзали. Почему-то все думали, что таким образом Он откажется от Отца Своего, но Иисус становился лишь сильнее, - произнес Кромвель.
- В том самом саду, где молился Иисус незадолго до пленения, перед ним появился Бог и Сатана. И противник всего лучшего и божественного раскрыл страшную тайну. Оказывается, еврейские первосвященники захотели провести тайную мессу, и воскресить Адама. С целью захвата всего мира и уничтожения Римской империи. А после этого Адам станет сильнее самого Сатаны и Бог знает, что натворит, - произнес Де-Лоттор.
Тьма окутала все вокруг, раздался гром и молнии. Подул сильный ветер, что стал разметать все вокруг. С дикими криками, люди побежали в город. Теперь понятно, почему Де-Лоттор проводил свои нечеловеческие опыты над людьми, - подумал Витольд, - если мучили Христа, и еврейский народ после этого все еще остался жить, то значит, можно и дальше заниматься тем же самым, и безнаказанно. Не плохо придумано. А главное, есть чем оправдать произвол и насилия.
Сестра Мария лежала на диване. Она не могла развязать крепкие узлы на ее руках и ногах. Да и позвать на помощь ей было не кого. Кроме нее в огромном доме не было ни одной живой души. И уставшая и обессиленная, монашка уснула.
Проснулась она, по истечении нескольких минут. Монашка с удивлением заметила отсутствие веревок на ней. Женщина поднялась с дивана, помассировала свои руки и ноги и встала. Каким-то невероятно фантастическим образом, Сестра Мария обнаружила на себе монашескую одежду. Ей предстояло сражаться. И теперь она поняла, почему оказалась именно в этом мире, и в это время.
- Из того, что вы мне показали, я сделал лишь один вывод, - произнес Витольд, находясь в сознании и в окружении не дружественной ему компании, - вы сами завидуете всем. Особенно ты, Кромвель, - продолжал он твердым голосом, - тебе ведь не терпеться вернуться обратно, домой, к Богу, откуда ты ушел. Ведь любой солдат сатаны, это, прежде всего падший, падший, но ангел, которому хочется тепла и ласки.
- Ты угадал. Иисус сделал свое дело. И за ним пришел сам Господь Бог. А Он не за каждым приходит. Это действительно Великая честь. Но вот будешь ли ты ее достоин? – спросил Кромвель.
- Я, нет. После смерти я попаду в ад. И мне это хорошо известно. А вся твоя жизнь и есть ад. От него тебе не скрыться, - честно признался карточный шулер.
- Он прав, - согласился Де-Лоттор.
- Заткнись, - крикнул кардинал, - ты лучше мне скажи, Витольд, зачем тебе Сестра Мария. Она монашка. И не будет твоей никогда.
- Сам знаю. Но я влюблен в нее. Не в монашку, не в Сестру Марию, а просто в эту женщину, - ответил карточный шулер.
- Женщина, это один сплошной комок инстинктов. Ей всегда хочется кому-то помочь, о ком-то позаботиться. Вот потому то она и соглашается на все то, что предлагает ей мужчина, - сказал Кромвель.
- Ты хоть с одной из них был, что так утверждаешь, - сквозь смех, поинтересовался Крампс.
- Нет, не был, - честно ответил Артур.
- Тогда чего же ты клевещешь на них? – спросил Витольд.
- Потому, что хочет погубить много жизней, - ответил Де-Лоттор.
- Когда мы поймаем Сестру Марию, мы начнем истязать ее, так же, как истязали Христа, и посмотрим реакцию Бога на это, - сказал Кромвель.
- Вандалы. Как вы только додумались до этого, - разозлился Крампс.
- У Бога есть своя Троица. У нас своя. Тебе у нас не выиграть. Сегодня банкуем мы, - сказал Кромвель.
- Я отказываюсь играть, - закричал карточный шулер.
- Уже ничего не изменить. Хочешь ты играть, или нет. Ты уже проиграл. И твоя монашка тоже, - попытался объяснить Де-Лоттор.
- У меня много денег. Я готов их отдать тебе. Только не трогай монашку, - предложил Витольд, - попытался откупиться Крампс.
- Твои фантики оставь себе. Ты их честно выиграл. А вот твоя монашка скоро прибудет сюда сама, - убедительно произнес кардинал.
- Нет. Я ее дома связал, - растеряно произнес Крампс.
- Глупец. Она все равно развяжется, - наглым тоном произнес Кромвель.
- И что вы будете с ней делать? – судорожно спросил Крампс.
- Не беспокойся. Ее девичья честь нам не нужна, - успокоил Де-Лоттор.
- Она вам все равно не раскроет ни одного Христианского Секрета, - кричал карточный шулер.
- И это нам не нужно, - тихим тоном произнес Стрэнтон.
- А, что тогда? – окончательно растерялся Крампс.
- Тебе же было сказано, провести эксперимент, - попытался достучаться до сознания карточного шулера Кромвель.
- А, что будет со мной? – в конец испугался Крампс.
- О себе побеспокоился, – отметил Де-Лоттор.
- Да, - испуганным голосом произнес Крампс.
- Ничего страшного, - продолжал успокаивать Стрэнтон.
Неожиданно для всех, Сестра Мария, облаченная в монашескую одежду, пришла в дом, где проходили гулянья монстров. Об этом, испуганные слуги быстро доложили своему хозяину.
Кромвель был вне себя от радости.
- Вот видишь, она же развязалась и даже пришла сюда в монашеской рясе, - ликовал Кромвель.
- Но откуда у нее монашеская одежда? – удивился Крампс
- Спрятала. Она знает, что ее ждет. И, готовая к этому, пришла сюда, - ответил Кромвель.
Через минуту Сестра Мария, в сопровождении крепкого телосложения мужчин, вошла в комнату, где сидели игроки.
- Я готова отдаться в жертву, - произнесла сестра Мария.
- Ну, зачем же так самоотверженно. Мы просто проведем эксперимент, - сказал Кромвель.
В окружении хорошо вооруженных полицейских, Сестра Мария спустилась в подвал. За ней спустился Кромвель, за ним проследовали Стрэнтон, затем Де-Лоттор. Последним спустился Крампс.
В одной из подвальных камер стояла огромная электромагнитная установка, способная расщепить человека на молекулы и атомы.
- Мне туда? – указывая пальцем на установку, спросила сестра Мария.
- Туда. Туда, - тихо произнес Кромвель.
Полицейский открыл дверцу и помог сестре Марии войти в камеру, что находилась внутри установки.
- Благодарю вас, - сказала монашка полицейскому.
Полицейский закрыл дверь и проверил крепления.
- Ну, что, начнем, что ли? – спросил Кромвель, потирая руки.
- Может не надо? – попросил Крампс.
- Надо, - утвердительно заявил Кромвель.
- Тогда без меня, - сказал Крампс и попытался выйти.
- Теперь я понял, почему ты надеваешь перчатки. Ты хочешь сделать грязное дело чистыми руками. Не выйдет. Ты остаешься, - ликовал Кромвель.
Кромвель, улыбаясь всем подряд, продолжал потирать друг о друга руки. Пританцовывая, он подошел и включил рубильник, и по всей электромагнитной установки пошел невероятной силы, ток.
Сестра Мария, держалась изо всех сил. Бедная женщина тряслась от боли, и на пятой минуте ее разорвало на мельчайшие, разноцветные частички, что были похожи на маленькие конфетти, которые вылетели из установки и наполняли собой все вокруг.

Суд Небесный.

Маленькие кружки стали вылетать из установки на улицу. Очень скоро они взметнули в открытое, ясное небо. И тут начался процесс, что называется перерождения человеческой сущности в нечто потустороннее.
В облака вошли первые кружочки, некогда бывшие частью биологического организма Сестры Марии. Войдя в воздушное пространство планеты, они заставили его вздрогнуть. После чего вниз пошли первые капельки дождя.
Атмосферу продолжало лихорадить. Раннее утро следующих суток ознаменовалось собой большим количеством громовых раскатов и сверкающих молний. Громовые раскаты трясли планету. Молнии освещали всю небесную поверхность, словно салют в честь дорогого гостя.
Дождь все усиливался. По истечению восьми часов, ливень накрыл всю планету.
Маленьких разноцветных частичек с каждой последующей секундой становились все больше. И если раньше между ними не было, ровным счетом, никакой связи, и они вели себя исключительно хаотично. То теперь все их поведение стало подчиняться каким-то правилам. Частички, постепенно, стали накапливать свою массу и структуру.
К концу суток потоки небесной воды стали смывать на своем пути все. Припаркованные летучие машины, магазины, и даже, целые военные базы.
- Паводок, - кричали мужчины, - спасайтесь.
- Боже, помоги, - кричали женщины, - спаси наших детей.
Наконец, к основной части элементарных частиц, присоединились и другие. И дождь усилился с новой силой.
Дождь, не переставая ни на одну секунду, шел трое суток подряд.
За это время, в космосе, стали происходить изменения, которым астрономы и астрофизики так и никогда не смогут найти объяснений.
Неожиданно все планеты Солнечной системы выстроились в ряд. Вслед за Меркурием встала Венера, затем Земля, Марс, Юпитер, Сатурн, Уран, Нептун и Плутон.
С каждым часом, планеты приближали друг к другу свои орбиты. Но при этом, ни одна из планет не испытала никакого колебания, или какого иного влияния в отношении себя со стороны других планет.
По прошествии нескольких дней, планеты поменялись между собой местами. Как будто бы их кто-то тасовал, словно карточную колоду.
Подобное явление заставило возмущаться атмосферы всех планет Солнечной системы.
Поверхности небесных тел покрылись черной краской.
Внутри подчиненных Солнцу тел начались бури, которые в считанные часы пробудили внутренние силы планет, и организовали всепланетные землетрясения.
Все прекратилось по истечению нескольких дней.
Черная поверхность быстро сменилась белым цветом.
С каждой планеты Солнечной системы вылетел пучок света. Девять разноцветных световых пучков мгновенно приобрели ангельскую оболочку.
В считанные секунды оболочки ожили. И в космосе появилось девять Ангелов. Двое из них были женского пола. Они прибыли из Венеры и Земли. Остальные, мужского происхождения.
Солнце выдало огромный пучок света, который окутал всю территорию Солнечной системы.
Из пучка света появился Архангел, который быстро подлетел к Ангелам.
Объединив свои энергии, Воинство Божье успокоило Землю. И словно воскресшая, из атмосферы Земли вышла Сестра Мария и, сквозь космическое пространство поплыла к ним.
Космическое пространство, в котором расположились Ангелы, во главе со своим Архангелом, почти мгновенно превратилось в небесное. На этом участке космического пространства главенствовали облака.
- Как прикажите с вами разговаривать? – спросил Меркурианский Ангел.
- Я умерла монашкой, - ответила Сестра Мария.
- Хотим вам сказать сразу, вы попали на суд, - заранее предупредила Ангел с Венеры.
- Я это уже поняла, - ответила Сестра Мария.
- Вы совершили большой грех, который позволил вам сбежать из монастыря без Божественного благословения, - произнесла Земной Ангел.
- Я это знаю. Но я не жалею об этом, - ответила Сестра Мария.
- Витольд Крампс. Неужели этот аферист заслужил такого? – спросил Марсианский Ангел.
- Да. Заслужил, - согласилась Сестра Мария.
- Чем же? – поинтересовался Юпитерианский Ангел.
- Тем, что разглядел во мне женщину, - ответила Сестра Мария.
- Ввести первого подсудимого, - приказал Архангел.
Исполняя приказ Архангела, на суд пришел начальник Имперской Полиции, генерал Станислав Стрэнтон.
- Звали? – твердым голосом спросил генерал.
- Звали, - ответил Архангел.
- Слушаю вас, - продолжил тем же тоном генерал.
- Стрэнтон, вы на Суде Небесном, а не у себя в полиции, - возразил Юпитерианский Ангел.
- Знаю. Но даже среди вас святош я буду таким, какой я на самом деле, - огрызнулся генерал.
- Хорошо. Как вы докатились до того, что стали преступником? – спросил Ангел с Сатурна.
- А знаете, анекдот? – усмехаясь, начал генерал, - один другого спрашивает, чем отличается полицейский от бандита. Другой отвечает, не знаю, бегут в одну сторону, это я видел.
- А по конкретней, - потребовал Ангел с Урана.
- Изучая преступный мир, полицейский, рано или поздно перенимает их повадки. Очень скоро он сам становится бандитом, только в погонах, - честно ответил генерал.
- Что вы можете сказать в качестве вашего последнего слова? – спросил Архангел.
- Только одно. Система Министерства Внутренних Дел сама по себе является предательской по отношению к людям. Ведь полицейский требует от людей жить по закону. А человек всю свою жизнь живет по привычке, - ответил генерал.
- Ваш момент смерти еще не пришел. Вы возвращаетесь на Землю и получите наказание, - приговорил Архангел.
- Давно пора. Я бы всех полицейских на каторгу послал, - ответствовал генерал.
- Что ж, вы сами себе назначили наказание. После того, как вы покинете Землю, вы уйдете в полный покой, - сказал Архангел.
- Ради этого я пойду на любую каторгу, - удовлетворенно произнес генерал.
Стрентон покидал место Небесного Трибунала.
Архангел проводил его взглядом, полным сочувствия. Он не довел до смерти того, кто был создан Богом. И того, кому было дано право на выбор между добром и злом.
- Введите Де-Лоттора, - приказал Архангел.
На сей раз, перед ясными очами Архангела предстал Глава Ордена Незваных и Льстивых Оборотней. Представитель из другого, космического мира.
- Здравствуйте, братья, - тихо произнес Де-Лоттор.
- Здравствуйте, пришелец, - ответил Архангел.
- Я отказываюсь себя так называть, - возразил Де-Лоттор.
- Почему. Вы же являетесь пришельцем, - возмутился Ангел с планеты Нептун.
- Когда я встретился с Отцом Карлом, я резко изменился. Помните, как в Библии рассказывается о том, как два вора, которые вместе с Иисусом были распяты. Один из них ругал Иисуса, а другой Его защищал. Так вот, со мной произошло нечто подобное. Теперь я считаю себя Христианином. Хотя для вас я все еще остаюсь пришельцем, - закончил свою тираду Де-Лоттор.
- Ваше пребывание на Земле продолжается. Но вам нужно искупить все ваши грехи, - приказал Архангел.
- Согласен. Только, если в моем сердце будет Иисус, - ответил Де-Лоттор.
- Согласен. Вам придется прожить на Земле не одну жизнь. Начнете вы это в облике странствующего нищего, - приказал Архангел.
- А вы мне поможете? – спросил Де-Лоттор.
- Поможем. Только позовите. И не делайте ничего плохого. Пожалуйста, - попросил Архангел.
- Благослови Вас Боже. Спасибо, - ответил Де-Лоттор.
- Идите, вы свободны, - тихо произнес Архангел.
Де-Лоттор неспешно покидал суд.
Провожавший его взглядом Архангел, поймал себя на мысли о том, что только что этот ловкий льстец его провел. Но было уже поздно. Приговор начали приводить в исполнение.
- Введите Отца Карла, - приказал Архангел.
Настоятель Собора Святых Апостолов Петра и Павла, Отец Карл, стал третьим по счету подсудимым на Небесном суде. Но равным среди равных, он не был.
- Отец Карл, здравствуйте, - радостно произнесла Сестра Мария.
- Здравствуйте, Сестра Мария, - равнодушно произнес старый священник.
- Почему он меня не узнает, - растеряно произнесла Сестра Мария.
- Потому, что вы сами задали такой тон, назвавшись Сестрой Марией, а не простой женщиной, - объяснил Архангел.
- Извините. Я забылась, - сквозь слезы произнесла Сестра Мария.
- Одиночество так тяготит. Не правда ли? – нежно спросил Архангел.
- Очень. Так хочется … - начала Сестра Мария.
- Договаривайте, - нежно попросил Архангел.
- Нет. Не буду. Я монашка, - оборвала сама себя Сестра Мария.
- Вы так считаете? Ладно. Это обсудим чуть позже, - улыбаясь, произнес Архангел.
- Какова причина сатанинского переворота на Земле? – строго спросил Ангел с Плутона.
- По причине моей слабости, - четко ответил Отец Карл.
- Объяснитесь, - грубо потребовал Архангел.
- После того, как Сестра Мария сбежала из монастыря с Крампсом, я расслабился и уединился в своем кабинете. До этого времени я с легкостью расправлялся и с Де-Лоттором и с Кромвелем, - честно признавался Отец Карл.
- Могу ли я, с ваших слов, считать, что Сестра Мария изменила своему монашескому долгу, - спросил Меркурианский Ангел.
- Да. Можете, - твердо ответил Отец Карл, - я когда-то удочерил ее и хотел выдать замуж за достойного великосветского дворянина. Но в окружении королевы-матери ее не приняли. Ее унижали. А Крампс увидел в ней женщину. Вот она и побежала за ним.
- Вас не просили оправдывать действия Сестры Марии. Вас просили ответить честно. На поставленный вопрос, - отреагировала Ангел с Венеры.
- Да. Сестра Мария изменила своему монашескому долгу, - твердо произнес Отец Карл.
- Значит, это и отметим на докладе у Бога, - лениво произнесла Ангел Земли.
- Пока этого делать не будем, - остановил Архангел.
- Простите. Но слово священника для нас является весомым, - возразила Ангел Земли.
- Весомым оно является на Земле. Мы же обязаны разобраться в самой сути вещей. Меня лишь беспокоит фривольная трактовка Библии, - обеспокоился Архангел.
- А зачем же Иисус появился на Земле, - удивленно спросила Ангел Земли.
- Если бы знать весь замысел Божий. Я боюсь, что за нашу бесчеловечность, Сам Бог начнет суд над нами, - произнес Архангел опечалено.
- Отец Карл просто пожалел сиротку, - сказала Ангел Земли.
- Ценность Христианства не в жалости. В любви, - крикнул Архангел.
- Может быть, выслушаем Ангела-Хранителя Сестры Марии, - интригующе поинтересовалась Ангел Земли.
- Вы хотя и отвечаете за Землю. Но вы на Небесах. Тут не интригуют, - разозлился Архангел.
- Отец Карл, что вы еще можете добавить по существу вопроса? – спросила Ангел Земли.
- Только два пункта. Во-первых, Де-Лоттор раскаялся, и я просил бы за него перед вами. Прошу вас, дайте ему шанс. И, во-вторых, даже в сане высшего священнослужителя, мужчина все равно остается слабым и беспомощным, без женщины. Я всегда думал о том, что Сестра Мария дана мне и всем людям Богом. Что в самый трудный час именно она и станет спасать всех нас, как чудотворная икона. Вот поэтому я всегда служил не в полную силу. В этом я раскаиваюсь перед собой и вами, - закончил старый священник.
- Вы свободны. Ваш миг смерти еще очень далек от вас. Возвращайтесь на Землю и служите Богу и людям в полную силу. Ибо Сестры Марии с вами больше не будет. Ее заключат в Небесную тюрьму. Навечно, - произнес Архангел.
От этих слов, Сестра Мария вздрогнула как ошпаренная. Ей стало страшно. Ведь вечность, это так долго и невыносимо. Особенно, если рядом с ней не будет ее любимого мужчины. Ведь в тюрьме нет ни радостей жизни, которые они видела в общении с монашками, ни книг, что любила она читать. Ничего, что так долго грело ее женскую душу.
Не выдержав давления, Сестра Мария стала тихо плакать. Ее тело дрожало, но никакого звука не было слышно.
Украдкой, ее рев заметил Архангел. И этот слуга Божий сделал вид, что не заметил этого.
- Как прикажите, Архангел, - тихо произнес Отец Карл и заплакал.
Отец Карл удалялся.
Архангелу на мгновение показалось, что обошелся с этим стариком слишком жестоко. И он очень пожалел об этом.
- По возвращению, Отцу Карлу обеспечить спокойную жизнь. И, все, что касается его грехов, вычеркнуть из его памяти, - приказал Архангел, пытаясь хоть как-то загладить свою вину перед этим трогательным священником.
- И факт его удочерения Сестры Марии тоже? – удивленно спросила Ангел Земли.
- Да, - твердо ответил Архангел.
Сестра Мария опять вздрогнула. Бедная, молодая девушка осталась круглой сиротой. В самом начале своей жизни она осталась одна, без своих родителей и односельчан. Потом ей повезло. Ее удочерили, и даже приняли в богатом доме, так она получила титул. Следующим этапом в ее жизни стала Церковь, которую они приняла как свой родной дом. А отца-настоятеля признала своим родным отцом.
Теперь же, бедная девушка, осталась и без дома и без своего приемного отца. И, ко всему тому, в самой ближайшей перспективе бывшую монашку ждала вечная тюрьма.
- Теперь у меня нет даже отца. Что же я наделала? – сказала самой себе Сестра Мария.
Архангел и в этот раз заметил ее испуг. Неизвестно, что он там себе подумал. Но Воин Господень в очередной раз сделал вид, что ничего не заметил.
- Почему? – спросила Ангел Земли.
- Память. Человеческая память. Это один из множества способов, что приводит человека к греху. Тем более что он делал все это не через злобу к людям, а через любовь к ним. Глупый священник, - ответил Архангел.
- Всепрощение? А почему вы хотите заключить в тюрьму Сестру Марию? – не на шутку рассердилась Ангел Земли.
- Суд еще не закончился. Остался еще один, главный свидетель, - громко произнес Архангел.
- Ввести Крампса, - приказала Ангел Земли.
Знаменитый на весь Великий Остров карточный шулер Витольд Крампс вошел в Небесный Суд своей обычной, неторопливой походкой. Он-то точно знал, что каждому человеку причитается все то, что он заслужил. А он, кроме того, что обманывал людей, больше ничем другим и не занимался. Так, что причитающиеся ему возмездие карточный шулер, обязательно получит. Так, зачем же за этим спешить.
За этим внимательно наблюдал Архангел. Ему было больше всего интересно то, как же будет вести себя этот лживый сукин сын в окружении персон Божественной Класса. Что будет творить этот машенек среди тех, кто никогда не играл в азартные игры, не воровал, и не обманывал.
Немногим позже, Архангел обратил внимание и на Сестру Марию. Эта красивая девушка, вся в слезах, не отводила глаз со своего любимого мужчины.
Если такое можно сказать про Великого Воина Господа, то у Архангела, сердце кровью обливалась, когда он смотрел на Сестру Марию.
- Кто вы? – строго спросил Архангел.
- Иисус Христос, - наглым тоном ответил Крампс.
- Здесь не цирк, - разозлилась Ангел Земли.
- Ну, а если вы и сами все хорошо знаете, чего на нервы действуете? – невозмутимым тоном произнес Крампс.
- Любимый, спасай свою душу. Прошу тебя, - сквозь слезы попросила Сестра Мария.
- Поздно, любовь моя. Что сделано, то сделано, - невозмутимо ответил карточный шулер.
- Мы нашли вашу возлюбленную, Ивет. Ровно через секунду она войдет сюда для того, что бы попрощаться с вами, - невозмутимым тоном произнес Архангел.
- Почему так? – дрогнувшим голосом спросил Крампс.
- Она грешница. Ивет продавала свое тело за деньги. Кроме того, побывала у Кромвеля, а он высший сатанинский воин. Вы ведь это хорошо знаете? – продолжал в том же тоне Архангел.
- Знаю. А куда ее? – совсем опустившимся голосом спросил Крампс.
- В ад. Навечно. Как и положено блудницам, - равнодушно ответил Архангел.
- Зря. Она очень несчастна. Да и я тоже пользовался ее добротой, - тихо произнес Крампс.
- Это к делу не относится, - самоуверенно ответил Архангел.
- А мне говорили, что вы добрые, - от безысходности произнес Крампс.
- Здесь правит закон, - объяснил Архангел.
- Тогда наказывайте и меня тоже. Ибо, если женщина стала шлюхой, то в этом виноват мужчина, - потребовал Крампс.
- Да, я забыл, - с ухмылкой произнес Архангел, - За свою дерзость, Сестра Мария, ведь она сбежала с вами из церкви, тоже отправиться в чистилище.
- Это подло. Она уж точно совсем невинна. Как дитя, - разозлился карточный шулер.
- Что делать. Закон требует. А вы вернетесь на Землю, и будете продолжать играть в свои карты. Мы вам даже память не сотрем. Вы будете помнить абсолютно все. Даже этот суд, - разъяснил Архангел.
- Это не справедливо, - с трудом произнес карточный шулер.
- Это все, что вы можете сказать? Странно. А на Земле вы производили впечатление очень изворотливого человека. Играли сразу со многими. А тут, просто беззащитный ребенок, - удивился Архангел.
- Так вы хотите, что бы я действительно покаялся? – поинтересовался Крампс.
- Хочу, - согласился Архангел.
- Единственное, что меня удерживает, это слова Сестры Марии. Если бы ни ее слова, может быть, я сжульничал. Женщину я увидел бы даже в самой Деве Марии. Я ведь прекрасно знал, что собой представляет жизнь монашки. Отвратительное зрелище. В ней нет места для любви. Так, один постриг и послушничество. Ивет, бедная девушка разгадала меня. Я играл бы всегда, - признавался карточный шулер.
- Каждое слово, которое вылетает из ваших ртов, долетает до Бога. И это тоже является свидетельством ваших поступков. Вы рассказали честно о себе. Потому, и я буду честен. Вам у нас не выиграть. Вы оказались не способны играть на двух карточных столиках стразу, - разъяснил Архангел.
- Архангел, хотел бы вам заметить, что это Небеса Обетованные, а не игральная комната, - одернула Ангел Земли.
- Спасибо. Я это помню. Дело в том, что Крампс израсходовал всю свою энергию на Земле. Потому-то он и беспомощный, - объяснил Архангел.
- Если у нас всепрощение царит, то я бы дала карточному шулеру маленький шанс, - произнесла Ангел Земли.
- Отец Карл однажды сделал то же самое. И Сам Бог ударил Крампса, - напомнил Архангел.
- Дайте ему выбор, - попросила Ангел Земли.
- Идея. Крампс, вы хотите жениться? – спросил Архангел.
- Хочу. На Сестре Марии, - признался Крампс.
- Отлично. Я отменяю приговор. Сестра Мария отправляется к Богу, в вечное служение, а вот Ивет, действительно отправляется в вечный ад, - объявил Архангел.
- Я хочу жениться на Ивет, - вырвалось у Крампса
Услышать такое из уст любимого мужчины, было выше ее сил. И Сестра Мария вздрогнула от ужаса. Бедная женщина не знала, куда ей спрятаться.
- Почему? – поинтересовался Архангел.
- Сестра Мария давно заслужила этого права. Ей самое место около Бога, а вот красивее Ивет, женщины я больше не найду, - неожиданно признался Крампс.
- Даже так. Хорошо. Вы отправляетесь на Землю. Там, в скором времени вы найдете Ивет, - ответил Архангел.
Карточный шулер удалился с опущенной головой. Смотревший ему в след Архангел, качал головой. Он пытался дать возможность этому негодяю спасти не только себя, через свои раскаяния, но и помочь Сестре Марии обрести, наконец, свободу.
Но Крампс ничего не понял. Каким он был мошенником, таким он и остался.
- Что за шутки? – возмутилась Ангел Земли.
- Смятения. Они есть не только у людей. Но и у нас, - ответил Архангел.
- Остался лишь один свидетель, - произнесла Ангел Земли.
- Кто же это? – удивился Архангел.
- Кромвель, - ответила Ангел Земли.
- Подо, что только не маскируется сатана, что бы войти в Царство Небесное, - сказал Архангел.
- Приказать его вызвать? – спросила Ангел Земли.
- Нет, - категорически ответил Архангел.
- Почему? – спросила Ангел Земли.
- Разве вы не понимаете, что все свои бесчинства он творит лишь с одной целью. Что бы вернуться домой, к Богу. Он хоть и падший, но все же ангел. И вы ангелочки все за своих хлопочите. Что бы быть подле Бога, нужно измениться. Он даже покаяться не хочет. Нет. Не сделаю, я ему такого подарка. Будет на Земле гнить. Пока не поймет все, - отказал Архангел.
- Что прикажите делать с Сестрой Марией? – спросила Ангел Земли.
- А, что бы вы сделали на моем месте? – обратился Архангел к Сестре Марии.
- Упекла себя в тюрьму, - твердо ответила Сестра Мария.
- Почему? – с удивлением спросил Архангел.
- Потому, что заслужила, - сквозь слезы ответила Сестра Мария.
- А теперь правду. Здесь вам не земной суд, а Небесный, - разозлился Архангел.
- Прошу прощения. Потому, что меня предал мой любимый мужчина, - продолжая плакать, объяснила Сестра Мария.
- Вы же, монашка? – спросил Архангел.
- Монашка. Но я еще и женщина, - настаивала Сестра Мария.
- Вначале было слово. И слово это Бог. Если жизнь выпирает из этой женщины, то я не имею никакого права ее останавливать. Приказываю, создать на планете Земля необитаемый остров и поселить там Сестру Марию и этого пройдоху Крампса. Она вымолила его прощение, - утвердительно произнес Архангел.
- Спасибо. Спасибо, Архангел, - радовалась Сестра Мария.
- Но вам придется вернуться в Церковь, - ласково произнес Архангел.
- Как прикажите, - продолжала радоваться Сестра Мария.
- И каждый ваш с Крампсом ребенок тоже будет отдан в Церковь, - приказал Архангел.
- Никогда! Уж лучше вечная тюрьма, - оказала сопротивление Сестра Мария.
- Здесь решаем мы! – громко возразил Архангел.
- Но своей жизнью распоряжаюсь я. Я же буду распоряжаться своими детьми, - продолжала сопротивляться Сестра Мария.
- Что вы предлагаете? – смягчился Архангел.
- Мои дети пойдут во служение Богу, но прежде, каждый из них найдет свою любовь, - предложила Сестра Мария.
- Что хочет Женщина, то хочет Бог. Так и поступим. Отправляйтесь на Землю, - согласился Архангел.
С этими словами, Архангел отпустил Сестру Марию на Землю.
- Наконец, хоть одна из женщин станет, по-настоящему счастливой, - крикнул в след Архангел.

Бегство.

На Земле в это время, начались очередные землетрясения.
Люди в паники бросали все нажитое ими и убегали, куда глаза глядят.
- Боже, за что? Почему разрушаешь дома? Армагеддон! – кричали люди во всех концах планеты.
Все, что стояло на земле, разрушалось, словно карточный домик.
Мир, который создавал Кромвель в течение последних двухсот лет, стал распадаться на мелкие частички. Люди превращались в монстров и рассыпались на глазах. Превращались в ржавую труху летательные машины, дома ломались, словно построенные из песка. Мгновенно взорвался на атомы Де-Лоттор и куда-то исчез Кромвель.
Время пошло вспять.
Начальник Имперской Полиции и карточный шулер оказались на скамье подсудимых.
- Начальник Имперской Полиции Станислав Стрэнтон лишается всех привилегий гражданина Великого Острова и приговаривается к пожизненной каторге за расхищение государственной собственности. За многолетнее жульничество, Витольд Крампс приговаривается к вечной каторге. Приговор окончателен, и обжалованию не подлежит, - объявил на весь Великий Остров Верховный Судья.
Сколько времени прошло с той минуты, Крампс и Стрэнтон уже не помнили.
За это время бывший полицейский подрастерял весь свой прежний лоск, а руки, в прошлом, карточного шулера превратились неизвестно во что. Вечная каторга, тут ничего уже не поделаешь.
- Ну, как вам эксперимент? – спросил Крампс уже на каторге.
- Да пошел ты, - ответил бывший полицейский.
- А ну сонные твари, работать. Камни таскать, вам не людей обманывать, - крикнул надзиратель.
- Как прикажите, - ответил Витольд.
Среди каторжан прохаживались монахи и предлагали питье и небольшие бутерброды с сыром и колбасой. Преступники с жадностью их хватали и запихивали себе в рот.
- А кто эти монахи? – поинтересовался Крампс.
- Это люди главной Церкви Великого Острова, - ответил надзиратель.
- Благодарю вас, а что это за церковь? – вновь спросил шулер.
- Что, хочешь передохнуть, и потому заговариваешь мне зубы? – спросил надзиратель.
- Хочу, - честно признался он.
- Тогда слушай, это люди Прихода Ордена Женщин Жертвоприносящих. Конфессиональный государственный институт, имеющее огромное стратегическое значение для всей нашей короны, - ответил надзиратель.
- Да ну. А как же Собор Святых Апостолов Петра и Павла, настоятелем которого является Отец Карл? – недоуменно спросил Крампс.
- Ух, ты, - удивился надзиратель, - а для карточного шулера ты не плохо ориентируешься в этом. Не знаю, как раньше, вот только сейчас, это просто один из множеств соборов империи. Да и только. А теперь все, работать. Отдохнул уже! – крикнул надзиратель и ударил Витольда длинным кнутом.
- Да иду я, иду, - подчиняясь насилию, ответил Крампс.
Перед самым входом в Храм стоял большой памятник женщине-монашке, что была распята на кресте. Ее сердце было заколото копьем. А копье держал ярко красный черт.
Настоятельницей Прихода Ордена Женщин Жертвоприносящих была Сестра Мария.
Эта молодая и по-прежнему, красивая женщина, как и в ее прошлой жизни, очень любила уединяться, на сей раз, в своем собственном кабинете.
Сестра Мария любила вспоминать свои ушедшие годы и мечтать о встрече со своим любимым мужчиной.
- Вот уже год прошел. А где мой любимый мужчина, я так и не знаю. Как же я по тебе с ума схожу, мой дорогой. Мой любимый карточный шулер, - говорила самой себе Сестра Мария.
Неожиданно в дверь кто-то постучал.
- Войдите, - крикнула Сестра Мария.
Стучавшей, оказалась престарелая монашка.
- Здравствуйте, Сестра, - обратилась монашка.
- И вам не хворать, - ответила Настоятельница.
- Сегодня воскресенье. И вам необходимо быть на открытом заседании нашего Ордена. Все собрались и ждут вас, - ответила послушница.
- Да-да, сейчас буду, - ответила молодая женщина и вышла из кабинета.
Сестра Мария прошлась по широкому коридору, спустилась вниз и предстала перед своими подданными. Все находившиеся в зале встали и поклоном поприветствовали свою госпожу.
- Ну, как у нас идут дела? – спросила Настоятельница, после того как села в широкое кресло.
- Замечательно, - обратился высокий полный мужчина, - доходы от наших поместий растут. И в этом месяце уже составили более 17,5 процентов. Это рекордная цифра, по сравнению с тем же периодом прошлого года.
- Превосходно. Что нам скажут соглядатае, - поинтересовалась молодая женщина.
- В этом году бунтов не будет. В особенности, если разговор касается нашего Ордена. Любовь людей к нам лишь растет. И ряды наших верующих только пополняются, - ответил высокого роста мужчина в военном мундире.
- Это радует. Что нам скажут служители Собора Святого Варфоломея, - обратилась она к пожилому монаху.
- Ваше Высокопреосвященство, мы разгадали очередные тайны, связанные с Варфоломеевской ночью. Кроме того, оживили знаменитую Сикстинскую капеллу. Этот памятник старины рассказал нам много интересного. Еще, наши алхимики нашли так называемый «марсианский эликсир», который был известен еще во времена фараонов. Благодаря нему, можно беспрепятственно проходить сквозь время и космическое пространство, - ответил тот.
- Ваш собор продолжает нас удивлять. Надеюсь, я могу заглянуть туда в самое ближайшее время? – весело поинтересовалась Сестра Мария.
- Мы готовы принять вас в любое время суток. Можете оставаться у нас навсегда, - обрадовался пожилой монах.
- Отлично, - по-детски обрадовалась женщина, - какие у нас отношения с христианскими орденами. Меня в особенности интересуют Католики, Православные и Собор Святых Петра и Павла.
- С собором у нас никаких конфликтов нет. Отец Карл занимает по отношению к нам исключительно нейтральную позицию. Его сторонники оказывают нам широкомасштабную помощь. Но, а с остальными, пока туго. Каждый из них видит именно себя прародителями всего христианства, - ответил светловолосый юноша.
- Понятно, - ответила Сестра Мария, - значит так, и поступим, обеим конфессиональным группам мы отправим наши предложения об объединении. Каждый его пункт мы давно уже обговорили. Тайному собору увеличить денежное довольствие вдвое. А с людьми обращаться мягко. Каждый из них, существо ранимое. И обижать их тяжкий грех. Что у нас на сегодня еще?
- Больше ничего, - ответил долговязый монах.
- Тогда все. У меня дела, - сказала Сестра Мария и стала удаляться из зала. Все остальные поднялись и глазами проводили до двери.
- Ура, как хорошо, - вполголоса закричали подданные, после того, как она удалилась.
Сестра Мария в очередной раз заперлась в своем кабинете. Сидя в глубоком мягком кресле, женщина продолжала мечтать о своем любимом. Она закрывала глаза и видела его лицо. Ей так хотелось прикоснуться к Витольду, что не было никаких сил. А тут, как назло все та же престарелая монашка.
- Госпожа настоятельница, к вам пришел господин барон де Крюшон, - проинформировала монашка.
Бедная женщина вздрогнула. Сестра Мария никак не ожидала увидеть этого человека.
- Зови. Тем более что я его никогда не видела, - приказала Сестра Мария.
Вскоре перед Настоятельницей предстал высокого роста дворянин. По его манерам, Сестра Мария быстро поняла, что этот мужчина оказывается, религиозен.
- Разрешите представиться? Барон Шарль де Крюшон, - произнес дворянин.
- Очень рада. Чем могу помочь? – поинтересовалась Сестра Мария.
- Собственно ничем. Просто я хотел бы попросить вашего благословения. Я отправляюсь на проверку колоний Великого Острова, - объяснил барон.
- Я тронута вашим вниманием. А вы не знаете, кто за последний год попал немилость к светской власти? – игриво произнесла Сестра Мария.
- Простите матушка, но я не хочу становиться пешкой в игре между светской и церковной властью, - твердо произнес барон.
- Да-да. Простите. Благословляю вас, сын мой и вот вам мой подарок, - сказала Сестра Мария.
Барон стал на колени.
Сестра Мария подошла к дворянину, приколола на его камзол камею с ее портретом.
- Благодарю вас, Матушка-Настоятельница. И пусть со всеми нами прибудет Бог, - произнес барон.
- Ступайте, сын мой. И ничего не бойтесь. Бог вас не оставит, - произнесла Сестра Мария.
Через год каторжных работ, в каменоломню приехал барон Шарль де Крюшон. Он был опекуном этой колонии со стороны государства. И спонсировал все работы внутри нее. Это был очень добрый и очень наивный человек, для него любой проходимец был все равно, что сын Божий.
И это заметил Крампс.
Витольд, поначалу не знал, что на сей раз, провести инспекцию именно в этой колонии, его попросила сделать сестра Мария. Зато он хорошо понял, что это именно его шанс на свободу. При чем, единственный.
Ведь, когда-то он сам – Витольд Крампс, был им – бароном Шарлем де Крюшоном.
- Господин барон, спасибо вам за вашу постоянную опеку над нашими подопечными, - улыбаясь, говорил начальник каменоломни.
- Это мой христианский долг, господин начальник, - ответил барон.
- Вот отчеты за прошедший год. Истрачено все до фуллера, что вы нам прислали. За жизнь этих подонков, ой простите, заключенных, не беспокойтесь. Все меры безопасности соблюдаются, - проинформировал начальник каменоломни.
- Поймите, господин начальник, для меня нет подонков. Для меня все дети Божьи, - возразил дворянин.
- Этот чертов дворянин, Отца Карла наслушался. Ох, сколько вас таких идиотов на мою голову сваливаются, - сказал про себя начальник каменоломни.
Затем, начальник каменоломни, обратился к барону.
- Простите, господин барон. Виноват. Больше этого не повториться, - извинился начальник каменоломни.
Во второй половине дня барон де Крюшон и начальник каменоломни стали проводить обход всех заключенных. А когда они прошли мимо Витольда Крампса, тот заметил на груди барона портрет Сестры Марии.
Вот это удача, понял Витольд и начал действовать.
- Господин надзиратель, я хотел бы поговорить с бароном, - попросил Крампс.
- Не хрена. Иди и работай, - ответил надзиратель.
- Нет, что вы. Этот человек имеет право на то, что бы пожелать что-либо, - возразил барон, - пройдемте к моей карете.
Надзирателю ничего не оставалось сделать, как подчиниться.
Витольд, в сопровождении барона, подошел к карете.
Крампс вытащил заточку и наставил ее к горлу барона.
- Одежду, снимай одежду, - приказал Крампс.
- Что вы делаете, - испугался барон и снял свой камзол.
Крампс оглоушил стоявшего рядом кучера, надел камзол барона и запрыгнул в козлы. Ударил кнутом по лошадям и стал удирать из колонии.
За ним в погоню отправились около пятидесяти всадников.
Солдаты гнались за ним по всем дорогам Великого Острова.
Оказываясь в тавернах или в постоялых дворах, Крампс, подчас с риском для жизни, воровал там лошадей и продолжал удирать от погони. За это время в него множество раз стреляли, Крампс попадал в драки, и даже срывался с лошади.
По прошествии нескольких суток погони, Витольду, наконец, удалось уйти.
Однажды ночью, он оказался у ворот Собора Святых Апостолов Петра и Павла.
- Наконец то, спасибо Боже, - сказал Крампс и потерял сознание.
Его, бездыханного, подобрал Отец Карл. Он понял, кто лежит перед ним. На теле Витольда был надет побитый камзол барона, а под ним арестантская роба. В руках у беглеца был портрет Сестры Марии.
Отец Карл обратился к Витольду лишь тогда, когда он выздоровел.
- Вы болели несколько дней. И Славу Иисусу, вы выжили, - сказал Отец Карл
- А где сестра Мария? – спросил Витольд.
- Какая еще сестра Мария? И откуда у вас портрет Матушки-Настоятельницы? – удивился Отец Карл.
- Ваша дочь. Она ваша дочь, - ответил Крампс.
- Я священник, у меня нет дочери. Я даже не женат, - разозлился Отец Карл.
- Но вы, же происходите из знатного рода Керсбери, - пытался разобраться в положении Крампс.
- Откуда вы об этом знаете? Ведь жизнь любого священнослужителя на Великом Острове закрыта тайною из тайн, - возмутился Отец Карл.
- Теперь так вы закрываетесь от всего злого и сатанинского. Отлично, - догадался Крампс.
- Вы о чем? – не понимая, что происходит, спросил Отец Карл.
- Кого из настоятельниц зовут Мария? Она молодая и очень красивая женщина, - ответил Крампс.
- Я знаю лишь одну священнослужительницу с таким именем. Это Настоятельница Мария, Глава Ордена Женщин Жертвоприносящих. Но. Откуда вы ее знаете? – поинтересовался старый священник.
- Она меня знает, и я, ее знаю, - признался Крампс.
- Хорошо, я попрошу ее приехать. Но если это даже и произойдет, то случится это не раньше, чем через трое суток, - согласился Отец Карл.
- Ее я готов ждать вечность, - признался Крампс.
Потом Крампс встал и пошел по знакомым ему местам. Витольд вошел в храм и встал под сводом. Он вспомнил слова сестры Марии.
- Вы отдыхаете на Канарах, на Кипре, а мы там, в Царстве Небесном, - услышал голос Сестры Марии Витольд сквозь время и пространство.
- Там у вас Царство небесное. Там вы отдыхаете, да? – испуганно просил Крампс Отца Карла.
- Это ее любимое выражение. Где вы могли познакомиться? Она же никогда не выходит из монастыря, - закричал Отец Карл.
- В другой жизни. Там я был карточным шулером, - разоткровенничался Крампс.
- А здесь? – удивился Отец Карл
- Здесь, вечным каторжанином. Позовите ко мне Сестру Марию, молю, позовите! – крикнул Крампс.
- Хорошо. Только успокойтесь, - вынужденно согласился Отец Карл.
Отцу Карлу пришлось проделать нелегкий путь в другой конец Великого Острова для того, что бы увидеться с Настоятельницей Марией.
Это было сделать непросто. Настоятельница практически не принимала никого из мужского сословия.
Но на этот раз, она сделала исключение. Отец Карл был принят раньше других. И это, не смотря на то, что перед ним, на прием к Настоятельнице стояло несколько дворян из самых известных фамилий и более трех десятков мелких настоятелей монастырей, которые подчинялись различным Христианским Орденам.
Подобное поведение Настоятельницы здорово озадачило Отца Карла.
- Благословите, Матушка, - произнес Отец Карл и склонил колени.
- Христос с вами, Отец мой, - ответила Настоятельница, - что привело вас в нашу обитель?
- Я даже не знаю, как сказать. Дело в том, что в наш Собор попал беглый каторжанин. Мы его выходили, и через двое суток он встал на ноги, - начал свой рассказ Отец Карл.
- Он всегда возвращался с того света, - тихо, улыбаясь, произнесла Сестра Мария.
- Вы, что-то сказали? – спросил Отец Карл.
- Нет-нет, Святой Отец, продолжайте? – ответила Сестра Мария.
- Так вот, его зовут Витольд Крампс. И, он утверждает, что вы моя дочь, и что он вас очень хорошо знает. Не ужели вы знаете каторжан? – удивился Отец Карл.
- Не всех. А только одного, - честно ответила Сестра Мария.
- Я потрясен, - удивился старый священник.
- А я вот, нет. Где он? – парировала Сестра Мария.
- У нас, в обители, - ответил Отец Карл.
- Поехали, - потребовала Сестра Мария.
- Но, у вас прием, Сестра Настоятельница, - поразился Отец Карл.
- Прием подождет. Эти сукины дети сами заставляют людей ждать их появления помногу времени подряд. Так пусть же они на себе ощутят, как это, ждать чужой милости, - гневно произнесла сестра Мария.
- Я вас, просто не узнаю, - в подавленном состоянии произнес Отец Карл.
- Я себя тоже. Где ваш Крампс? – спросила Сестра Мария громогласно.
Священники сделали несколько шагов в направлении двери.
- Скажите, Святой Отец, неужели вы действительно ничего не помните? – спросила Сестра Мария.
- О чем вы? – удивился Отец Карл.
- О том, что я когда-то была вашей усыновленной дочерью? – ответила Сестра Мария.
- Вы ненормальная, - категорически ответствовал Отец Карл.
- Еще какая, ненормальная, - крикнула Сестра Мария от радости.
Через трое суток Витольд увидел Сестру Марию.
Она была одета в одеяние настоятельницы, с весьма богатой вышивкой и драгоценными камнями.
- Разрешите познакомиться, Сестра Мария, барон Шарль де Крюшон, - тихо произнес Крампс.
В ответ Сестра Мария рассмеялась.
- Что вы смеетесь, неужели и вы не помните всего того, что случилось с нами? – испуганно спросил Крампс.
- Помню. Конечно, помню. Мой дорогой, мой любимый карточный шулер, - ответила Сестра Мария и протянула к нему свои руки.
Витольд не знал, что ему делать. Он упал на колени и крепко обнял ее за ноги.
- Что он делает, матушка? – недоуменно спросил Отец Карл.
- Он, любит меня. Не смотря ни на что, любит именно женщину, а не монашку, - ответила Сестра Мария.
- А вы его? – продолжал недоумевать Отец Карл.
- И я его. И не как монашка. А как женщина. Наконец я это поняла. Я женщина. И потому хочу любви. Пусть самой грешной, но любви, - кричала Сестра Мария на весь Собор.
Упавший на колени Крампс, смотрел на нее снизу и плакал.
- А деньги у тебя есть? – спросила Сестра Мария.
- Есть. У меня триллионы фуллеров. Их мне, почему-то оставили,- тихонечко ответил шулер.
- За миллионера, я бы вышла, - игриво произнесла Сестра Мария.
Стоявший рядом, Отец Карл не мог поверить своим глазам и своим ушам.
- Единственная девственница на всю Церковь Великого Острова, оказывается, влюблена в каторжанина, - не понимая, что вокруг него происходит, произнес старый священник.
Такое легкомысленное поведения Настоятельности, умудренный опытом священнослужитель счел просто сатанизмом каким-то.
- Любимый. Пойдем со мной. Я устрою тебя в один дом. А потом мы с тобой уплывем на необитаемый остров, - нежно сказала Сестра Мария Крампсу.
- К вашему сведению, все острова давно уже открыты и изучены, - возразил Отец Карл.
- Вашими устами да водку пить, Святой Отец, - возразила Сестра Мария.
Так, словно только что, поженившись, два молодых и влюбленных друг в друга человека, стали покидать церковь, что бы вместе вершись свою новую жизнь.
- Простите Матушка-Настоятельница, я исполнил свой христианский долг. А теперь я вынужден обратиться в полицию, - объявил Отец Карл.
- Делайте, как сочтете нужным, Святой Отец. Только полиции нас уже не достать, - ответила Сестра Мария.
Сестра Мария привела своего любимого мужчину в заброшенный домик, что некогда принадлежал одному бедному рыбаку.
Было чудесное утро. Солнце светило как-то по-особому. Все казалось таким чистым и прекрасным.
- Значит так, здесь тебя никто не найдет. А я скоро приду, - сказала Сестра Мария.
- Как прикажешь, любимая, - согласился Витольд.
- Ну, как тебе положение беглого каторжника, - издевательским тоном произнесла Сестра Мария.
- Терпимо, - ответил Витольд, опуская голову.
- Не скучай, любимый. Днем нас здесь уже не будет, - пообещала Сестра Мария и быстро покинула рыбацкий дом.
Вечером, Сестра Мария вернулась в Орден Женщин Жертвоприносящих.
- Матушка-Настоятельница, к вам люди, - доложила монашка.
- Пусть подождут, - приказала Сестра Мария.
Сестра Мария быстро вошла в свой кабинет, открыла ящик секретера и достала оттуда альбом с фотографиями.
- Здесь вся моя жизнь, здесь все мое детство, - призналась самой себе молодая женщина.
Архангел проявил верх благородства, Он не только не стер ее память, Архангел оставил ей документальные свидетельства ее прошлой, уже невозвратимой жизни.
Сестра Мария открыла альбом с фотографиями и начала рассматривать их.
Молодая женщина увидела пшеничное поле, сплошь уложенная кострами. Фотографию с Отцом Карлом, который стоит у иконы вместе с маленькой девочкой. Сестра Мария в двенадцатилетнем, затем и в семнадцатилетнем возрасте.
Неожиданно воспоминание прервала вошедшая монашка.
- Матушка-Настоятельница, к вам на прием посланник Королевы-Матери. Просит принять, - произнесла монашка.
- Неужели я не могу побыть одна со своими воспоминаниями? Проси. Что теперь сделаешь, - сказала Сестра Мария, закрывая альбом.
В ту же секунду вошел растрепанный дворянин.
- Матушка-Настоятельница, так как ваш орден является самым уважаемым на Великом Острове, королева-мать просит вас завтра явиться во дворец, - попросил дворянин.
- Что, опять эта старуха не может урезонить своего внука? – тихо произнесла Сестра Мария.
- Так точно. Не может, - признался дворянин.
- Мне это уже надоело. Я устала. Королева-мать является бабушкой этого балбеса, вот пусть она с ним и мучается. А мне о себе подумать надо, - ответила Сестра Мария.
- Так, что передать Королеве-Матери? – уточнил дворянин.
- Передайте, что я не приду, - категорично ответила Сестра Мария.
- Тогда мне придется обратиться во второй по значимости орден. К Отцу Карлу, - вынуждено произнес дворянин.
В ответ, Сестра Мария рассмеялась. Такой глупости она не слышала давно.
- Простите, что здесь смешного? – удивился дворянин.
- Этот трухлявый старик прочтет трехчасовую проповедь и ничего не сделает. Просто этого внука выпороть надо. Да как следует, - посоветовала Сестра Мария.
- Прошу прощения, но это королевская кровь, - поразился этим словам дворянин.
- Тогда понятно, почему на Великом Острове такой бардак твориться. Свободны, - приказала Сестра Мария.
- Слушаюсь, - сказал в конец подавленный дворянин.
- Я с ними с ума сойду. Бежать. Пока не поздно. Бежать, - сказала самой себе Сестра Мария.
Сестра Мария быстро зашла за ширму и переоделась в платье, затем вышла через черный ход и быстро покинула церковь.
На следующий день Сестра Мария пришла в заброшенный рыбацкий дом.
- Спит. Мой любимый, спит, - с любовью произнесла Сестра Мария.
- Мария, ты на каторге. Как это умудрилась? – сквозь сонное состояние сказал Крампс.
Неожиданно вспомнив, где он находится, Витольд вскочил и оглянулся.
- Любимая. Фу. Слава Богу. Это ты, - произнес Крампс.
- Да. Это я, - нежно произнесла Сестра Мария.
- Что будем делать? – спросил Крампс.
- Скоро сюда подойдет корабль, который пройдет мимо одного, очень нужного нам острова. Там мы и будем жить, - рассказала Сестра Мария.
- Превосходно, - сказал Крампс.
- Тогда вставай, и быстро иди за мной, - сказала Сестра Мария.
- Надеюсь, Отец Карл еще не успел заявить в полицию, – с юмором поинтересовался Крампс.
- Нет, любимый. Да и если так, нам с тобой теперь опасаться нечего. Скоро мы будем долеко отсюда, - объяснила Сестра Мария.
- Я согласен, - сказал Крампс.
Во второй половине дня они уже находились в морском порту.
У берега стояло небольшое рыбацкое судно. На его палубе приспокойнинько стоял рыбак.
На берегу, неизвестно, откуда, появился Кромвель.
Не обращая ни на кого внимания, мимо рыбацкого судна влюбленные молодые люди пробежали, словно спасаясь от пожара.
- Сестра Мария. Вы куда, если не секрет? – спросил рыбак.
Знакомый голос заставил Сестру Марию обернуться в сторону моря.
- Архангел. Здравствуйте, - радостно произнесла женщина.
- Тихо. Прошу вас. А то вас сочтут тут за сумасшедшую. Тогда вы не попадете на свой остров, - сказал Архангел, прикладывая указательный палец к своему рту.
- Как хорошо, - продолжала радоваться Сестра Мария, - я тут просчитала координаты острова и купила билет на один из кораблей.
- А остальной путь вы хотели преодолевать вплавь? – ехидно заметил Архангел.
- А как вы догадались? – удивилась Сестра Мария.
- Вы люди просто чертовски непрактичны. Если вам дают координаты таинственного острова, значит, вам дадут и провожатого. А плавать столько миль так утомительно, – продолжал ехидничать Архангел.
- Простите, господин Архангел, а что происходило после того суда? – встрял в разговор Крампс.
- Не знаю. Во всяком случае, после этого суда Бог меня на ковер не вызывал, - ответил Архангел.
В ответ все рассмеялись.
Молодые люди взошли на судно, и оно вышло в открытое море.
А на берегу остался Кромвель, глазами провожающий людей в далекое и увлекательное путешествие.
Вокруг была одна вода и ни одного, даже маленького суденышка вокруг.
- А почему мы одни в море? – спросил Крампс.
- Потому, что этим маршрутом не ходит ни один корабль, - ответил Архангел.
Через какое-то время, на горизонте показался остров. Посреди небольших лесов стоял белый домик. С каждым приближением он становился все больше.
- Домик, с первого взгляда такой маленький, а по приближение к нему, он становится все больше, - радостно произнесла Сестра Мария.
- Да, - согласился Витольд, - как звездочки с Земли. А когда приблизишься, то видишь их истинный размер.
- Вы, я вижу, начинаете философствовать. Это хорошо, значит, любовь все больше вселяется в ваши души, - заметил Архангел.
Остров оказался райский. Небольшие разнообразные леса закрывали двухэтажный беленький домик со всех сторон от ветра. Яркое солнышко дарило тепло. Прелестный садик, разбитый в виде клумб, создавал аромат цветов, радуя глаз колоритными изысками. А огород, что имелся с задней части дома, мог круглый год кормить хозяев фруктами и овощами.
- Нас поселили на одном из самых отдаленных островов планеты и позволили жить тут до самой старости и умереть в один день. Мы не покинем его никогда. Скоро. Очень скоро начнется самый величественный момент в нашей жизни. Я рожу тебе четверых прелестных мальчиков, ты увлечешься литературой и научишься жить как нормальные люди. Я же начну возиться с детьми. Они вырастут, и каждый из них найдет свое счастье. Такое же прекрасное, как и наше. Затем они пойдут в Церковь, и будут служить там Богу, до конца жизни. Мы будем встречать каждый раз рассвет, и провожать закат. Будем заботиться друг о друге. И все у нас будет хорошо, - сказала Мария своему любимому мужчине.

Женщина. Именно женщина сможет договориться с Богом.
Ибо, порождающая одну жизнь, всегда будет равна Тому,
Кто Порождает превеликое множество других жизней.

Джафаров Натик




Cвидетельство о публикации 561806 © Джафаров Н. М. 29.12.18 08:17