Голосую
  • Полный экран
  • в избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
О произведении:
Жанр:
Форма:

ДНЕВНИК НАЧИНАЮЩЕГО ПЕДАГОГА 30

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:











  • Цвет фона
  • Цвет текста
19.01.2018

Сон был тяжёлым и мутным. Он растаял, оставив густой осадок тревоги. Там, во сне, я стояла у трёхстворчатого старинного зеркала, по сторонам которого на стенах, в витых подсвечниках, горели витые же красные свечи. И там же, во сне, откуда-то пришёл стих. Странный, пугающий. Никогда не писала стихов. А этот пришёл из ниоткуда и напрочь врезался в память.

А девочка хотела любви,
Хотела нежности и толику счастья,
В его руках сгорать, воскреснув вновь до зари,
И покоряться его чувственной власти.

А девочка хотела семью,
Хотела мужа и смышленого сына.
И, расплетая ночью косу свою,
Гадала со свечой, как учила

Соседка - ведьма. А в больших зеркалах,
Где отражалась даль чужого нам мира,
Стонали все колокола на церквах,
И осыпался край разверстой могилы.

И в погребальном блеске свечей
Восково-бледны были юные щеки,
Не видно блеска чёрных очей,
И плачет дождь, роняя слёзы-потёки

На витражи. Осыпает сирень
Душистых гроздьев лепестки, как награду,
Как утешительный приз, как усладу
Души, ушедшей в вековечную тень...

Бррр... Ну его на фиг, сон этот! Просто одуряюще пахнут лилии, так и не тронутые увяданием, вот и родилось в спящем мозгу такое-эдакое.

Морозит. На градуснике минус восемь. Не люблю зиму. Нет, бывают, конечно, зимние вечера, полные сказочного очарования. Когда не холодно, нет ветра и с неба сыплют крупные снежные хлопья. Они плавно оседают на землю, на лавочки, на деревья и кусты, застревают на ресницах. Словно сказочная птица где-то высоко-высоко теряет кипенно-белые перья свои.  В такой вечер хочется бродить по улицам, освещенным рыжим светом фонарей и мечтать. О счастье, о чем же ещё!

В метро наблюдала, как совсем  молоденькая  беременная женщина с огромным животом, раскачивалась, повиснув на поручне, а на сиденье рядом, заткнув уши наушниками, удобно катил парень лет двадцати. Уступил место пожилой мужчина.
- Не стыдно? - укорил он парня.
- Неа! Я никому ничего не должен! Это её выбор, овуляхи, я -то тут при чём? Не нравится - пусть на машине ездит.
Вот так и живём - никто никому ничего не должен...

Школа встретила тепло! Прямо, можно сказать, жарко!
В духоте холла первым бросился в глаза красочный плакат. Тыкс! Опять мероприятие, а я не знаю о нём?
Разнокалиберные буквы всех мыслимых и немыслимых цветов, косо ползущие по листу ватмана то вверх, то вниз, сообщали мне (именно мне!) о том, что самые бессовестные бессовестники и самые безобразные безобразники из 5 "А" каются, посыпают пеплом головы и накладывают на себя епитимьи, то есть обязуются ежедневно оставаться на дополнительные уроки русского языка и литературы. (Кого, интересно, наказали-то? Может, меня, а не себя?)
Ниже пунцовели буквы в завитушках:

                           МЫ ВАС ОЧЕНЬ ЛЮБИМ !!!

И рамкой по краю шли разноцветные отпечатки детских ладошек.
Весь класс выстроился под плакатом и, не успела я дочитать послание, как Василий начал декламировать:

Вставай,проклятьем заклеймённый,
Класс безобразников ленивых.
Кипит мой разум возмущённый -
Хочет учится во всю силу!

Продолжила Лена:

Это был наш последний
Хулиганский косяк.
Станем мы незаметней
И не сядем впросак!

Брови мои чёрными гусеницами ползли к макушке. Куда они не сядут?

Подхватил Сеник:

Весь мир нахальства мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был ничем - тот станет всем!

И весь класс хором грянул:

Это был наш последний
Хулиганский косяк.
Станем мы незаметней
И не сядем впросак!

А зрителей-то, зрителей сколько собралось! Звёзды таких аншлагов не видывали! Рукоплескания, поначалу жидкие, переросли в бурные овации.

- Мы вас очень любим!

- Кто автор этого чудного "Интернационала"?
- Узнали, да? Это я переделал! - Васька заглядывал мне в глаза, как щенок, клянчащий вкусняшку. - Понравилось?
- Нет, Василий! Вы мне уже однажды клялись! Теперь не прокатит!
И я ушла в класс оставив детей возле плаката. Жестоко? Не знаю! Но надоело, что из-за них постоянно "прилетает"! Уволюсь! Доработаю год и всё! Хотя... Я подумаю.

А ведь предлагали в МИД идти... И чего, дурочка, не пошла?

На большой перемене в класс заглянул маленький оборвыш Митрохин.
- Тебе чего?
- Вас. Мамка велела вас найти и попросить прощения. И это... На пироги вас приглашает с нашей вместе, с Анастасией Сергеевной. С капустой.
Надеюсь, под словом "капуста" он не Настю имел в виду.
На пироги? Я представила муку, в которой рыли норы и откладывали яйца гигантские тараканы, представила капустную начинку, ещё дымящуюся, в которой сварился и сдох самый огромный член тараканьего сообщества, вспомнила мух, навечно оставшихся на окне, и меня затошнило.
- Передай маме спасибо за приглашение, если будет время - зайдем.
- Можно я у вас почитаю? А то у нас уроки кончились, а я домой не хочу, там плохо.
Господи, бедный ребёнок!
- Конечно, проходи! Тебя как зовут?
- Тёмка. Артём.
Я дала мальчику книжку со сказками и начала урок.

Рабочий день закончился. По пути домой зашла в магазин за мясом и рисом. Буду варить плов!
Но у кассы обнаружила, что пропал кошелёк. Странно! Я его даже не вынимала сегодня. Как положила в метро, так и всё. Может в метро и выронила? Нет, я в классе доставала из сумки ручку, кошель был на месте. Очень странно! Денег там было немного, тысячи три. Карты сразу заблокирую. А вот кошелёк жалко! Папин подарок. Итальянской фирмы, ручной работы с тиснением. Куда он мог деться?
Тыыыкс... Сегодня я без плова. Ну ладно, сделаю рагу. Блин, жалко кошелёк!

Спать легла рано, в восемь. Как-то вдруг не оказалось дел, а усталость за неделю накопилась.
Разбудил телефонный звонок. Гришка!
- Привет! - бросил он сухо. Сердце моё колотилось, как у воробья, сбитого машиной.
- Привет...
-Подъезжай в ментовку у гимназии.
-Зачем?
- Узнаешь.
Я мигом собралась, плюхнулась в метро и помчала на встречу.
В предбаннике возле окошка дежурного стоял Гришка и держал за руку Тёмку Митрохина.
Вышел Саша Беляков и пригласил нас троих в кабинет.
- Вы утверждаете, гражданин Долматов, что этот кошелёк принадлежит вашей учительнице. Откуда вам известно, что это её?
- Видел у неё такой же. С таким же игрушечным щенком на замочке. Я допускаю, что в Москве таких кошельков может быть несколько, но не на всех же игрушки!
- Возможно! Микаэла Александровна, узнаёте свою вещь?
- Да, у игрушки еще стёрся левый глаз.
Участковый покрутил щенка:

- Правда! Стёрт! Что было в кошельке?
- Тысячи три денег, карты банков четыре штуки, визитки и маленькая иконка.
- Всё верно! Григорий, поясните, где вы обнаружили кошелёк?
- Он был в руке этого мелкого. Мы зашли в магазин, а этот гаврик к нам: "Дяденьки, купите сигарет!" Смотрю, а у него знакомый кошелёк. Спрашиваю, откуда - он бежать. Поймал и сюда приволок.
В дверь постучались и вошла инспектор ПДН.
- Ну что, Митрохин Артём Игоревич?! Попал ты, милый! На учёт тебя поставим!
Мы дали показания, расписались, где нужно и вышли.
Повалил снег. Именно так, как я люблю - медленно, густыми крупными хлопьями. Мы шли молча по направлению к метро, которое оказалось закрытым - время-то уже второй час ночи!
И мы брели сквозь ночь и город. Молча, каждый думая о чем-то своём. У моего подъезда остановились.
- Скоро утро, - я посмотрела на небо. Снегопад давно закончился, только тучи скользили по небу, да изредка выглядывала из-за них луна.
- Пойдем, я доведу тебя до квартиры, мало ли идиотов ночами отирается.
Он вышел из лифта первым. Я отперла дверь и застыла на пороге.
- До свидания... Спасибо, что проводил.
А Гришка... Гришка обнял меня и стал нежно-нежно целовать, задыхаясь...
- Элька! Что ты со мной делаешь!
Рука его медленно и осторожно  скользила по моей шее, расстёгивала пуговицы шубки, проскальзывала под неё, робко  лаская...
И поцелуи его уносили куда-то далеко-далеко, растворяя реальность...  Кружилась голова, и было печально и радостно одновременно...
Он разжал объятия, посмотрел мне в глаза и пошел к лифту.
Он стоял ко мне спиной и давил на кнопку. Дверцы открылись, приглашая, и сомкнулись...
Гришка ушёл...
Cвидетельство о публикации 558858 © МИКАЭЛА 09.11.18 12:25

Комментарии к произведению 2 (4)

Как всегда вы, Микаэла, на высоте! Жду продолжения!

Что значит, "на высоте"? Яснее выражайтесь. Не кошка на высоту забираться, чтобы казаться крупнее таких писателей, как Лев Толстой, Стендаль, Павел Евлампьев, Антон Чехов, Мураками и др..

Не приеду в Москву. Холодно у Вас там. Тем более писать научилась одна грубиянка. Интригу держать как японская, не помню как их зовут те которые умеют зубы заговаривать. Вспомнил - гейша

"Сон был тяжёлым и мутным. Он растаял, оставив густой осадок тревоги"

Не-не-не! Вы меня не бросайте! Куда я без вас! Пропаду!И вообще, с вами интереснее!!))

Вот такие разумные ответы и комментарии нам симпатичны)