• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Сказка
Форма: Миниатюра
как рассказывают, сами демоны вынуждены были откупиться от Пустынного Свинства ценой столь ужасной и непомерной, что никто из живущих не сможет даже произнести ее.

Легенда о Пустынном Свинстве.

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

   Легенда о Пустынном Свинстве.
  
   Когда над пустыней загораются яркие звезды, наступает такая тишина, что даже потрескивание углей в маленьком костре кажется громким, как пистолетный выстрел. Старый Сонги усаживается на цветастый коврик и неспешно закуривает почерневшую от времени трубку из священного дерева цобу, принадлежавшую, говорят, еще его прапрадеду. Это значит: чуть раньше и чуть позже будет рассказана история - такая же древняя, как эта трубка.
   ...Оно явилось в оазис Гофар из самого сердца пустыни, где живут лишь пауки и скорпионы, и где с начала времен властвуют демоны. Но, как рассказывают, сами демоны вынуждены были откупиться от Пустынного Свинства ценой столь ужасной и непомерной, что никто из живущих не сможет даже произнести ее. Людям Гофар предстало Пустынное Свинство, как нечто похожее на маленького толстого человечка с головой не то поросенка, не то бегемота и кожей, розовой, как у новорожденного младенца. Оно неподвижно сидело у водоема, опустив ноги в воду и, казалось, рассматривало свое отражение - но отражения там не было, как не было и тени. Ничто на свете не рискнет отобразить облик Пустынного Свинства и даже самые могучие злые колдуны не осмеливались начертать этот облик на стенах своих тайных пещер.
   Прошел день - последний счастливый день для людей Гофар. На закате Пустынное Свинство шевельнуло своими розовыми ушами, будто ловила какой-то ему одному слышный звук, и тихо, но так внятно, что все слышали, сказало: "этой ночью пальма упадет на шатер табиба".
   Так и случилось. Ночью подул ветер, старая пальма надломилась, упала на шатер и убила табиба.
   И весь следующий день Пустынное Свинство неподвижно сидело у водоема, опустив ноги в воду, а на закате сказало, шевельнув ушами: "через три дня, ближе к полудню, будет самум". Было это не в сезон ветров и самума не ждали. Но ровно через три дня, когда солнце подходило к зениту, вдруг поднялась буря - так иногда бывает в любое время года, хотя и редко. Так погибли, занесенные песком, четверо из людей Гофар, что с утра ушли на охоту.
   И так каждый день, на закате Пустынное Свинство называло какое-то бедствие, которое постигнет оазис Гофар. Оно назвало и нашествие саранчи, и падеж верблюдов, и набег разбойников с раскрашенными лицами - ни одно из названных бедствий не прошло стороной, и все они случились в названный срок.
   Однажды Пустынное Свинство сказало "Через две луны после весеннего равноденствия придет Черный Мор". И был мор. И когда мор прошел, людей Гофар осталось меньше на четверть.
   Через одну луну, когда все, кому суждено было умереть - умерли, а кому суждено было жить - выздоровели, шейх сказал: "Сворачивайте свои шатры, люди Гофар мы уходим из этого проклятого места. Ибо ничего не может жить рядом с Пустынным Свинством, даже змеи и ящерицы, даже пауки и скорпионы, даже демоны, а уж тем более - люди. Мы уходим - и да поможет нам небо успеть уйти до заката".
   Говорят, тогда Пустынное Свинство повернуло голову в сторону людей - и они увидели его глаза: два неподвижных зеленых шара, казавшихся огромными - потому что в них отражалась вся земля и все небо и все, что было, и все, что будет.
   Говорят, люди успели уйти до заката - и не услышали более про те беды, что ждали их в будущем.
   Так опустел оазис Гофар...
   Рассказ заканчивается. Старый Сонги поплотнее закутывается в одеяло и
  - Скажи, почтенный, - спрашивает кто-то, - почему люди Гофар не пользовались тем, что знали все беды наперед?
  - Разве можно предотвратить то, что предначертано? - говорит старый Сонги, задумчиво перемешивая прутиком догорающие угли.
   Его вопрос риторический - здесь все знают, что нельзя изменить записанное в Книге Судеб.
  - Но если бы табиб не спал в своем шатре, разве упавшая пальма убила бы его? И если бы охотники остались дома, разве песчаная буря погубила бы их? - спрашивает кто-то другой.
   Некоторое время старый Сонги молча раскуривает погасшую трубку. Потом отвечает:
  - Было то, что было. Упавшая пальма убила табиба, а песчаная буря - охотников. И будет то, что будет. И нет худшего зла, чем знать будущее - ибо знание будущей беды отравит сегодняшнюю радость, а кто же может сомневаться, что в будущем обязательно случатся какие-нибудь беды?
  - Но некоторые из них можно предотвратить, - замечает кто-то третий.
  - А некоторые предотвратить нельзя, даже если знать о них заранее, - веско говорит старый Сонги, - есть такие бедствия, которые не могут предотвратить даже демоны пустыни, а ведь их могущество известно каждому. Потому демоны и откупились от Пустынного Свинства такой ужасной и непомерной ценой, что знание грядущих бедствий отравило бы жизнь даже им.
  - А ведь про Пустынное Свинство тоже должно быть написано в Книге Судеб? - внезапно спрашивает кто-то.
   Старый Сонги знает ответ и на этот вопрос. Все книги были кем-то написаны. И кем-то была написана Книга Судеб. И кто, кроме Пустынного Свинства, знающего все будущее беды наперед, мог написать такую книгу. Но зачем людям узнавать это раньше времени - думает старый Сонги, - и вместо ответа просто пожимает плечами.
  
  
  
  
  
  
  
  
Cвидетельство о публикации 5576 © Розов А. 08.07.03 02:29

Комментарии к произведению 2 (0)

Мне понравилось, есть смысл для раздумий.:)))

Приятная во всех отношениях вещь, и имечко замечательное.