Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Быль
Форма: Повесть
Дата: 12.10.18 19:03
Прочтений: 65
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
"Ибо мы спасены в надежде. Надежда же, когда видит, не есть надежда; Ибо если кто видит, то чего ему и надеяться? Но когда надеемся того, чего не видим, тогда ожидаем в терпении."
Запахи весны
                                                             
                                                                                                                                                                                                                                                     




Сначала он почувствовал запах цветочного мыла, будто август каким-то неизведанным способом исчез и вернулся май оглушающим цветением сирени. Затем к нему прикоснулся тот предмет, издающий запах весны. Павел проснулся. Дома никого не было, он даже не стал смотреть на подарок. Конечно, он так и знал, опять что-нибудь перешитое от старых рубашек старших братьев.
В избу вошла мама. Павел сначала хотел сделать вид, будто он все еще спит, потом передумал и воскликнул:


- Мама, я когда-нибудь получу новую рубашку, хотя бы на день рождения?


Мама не отреагировала на укол сына, подошла к нему, взяла рубашку:


- Ты посмотри, видишь, тут погоны и пояс на рубашке. Это офицерская рубашка.


Павел поморщился, ему стало обидно, что мама все еще думает, что он такой же маленький семилетний, ничего не соображающий и будет, как тогда, в первом классе ходить в костюме, перешитом из старых брюк отца с гордостью, как дурак, думая, что это китель, так как пуговицы доставали до шеи.


И вообще Паша не виноват, что родители настрогали целых девять детей, и у них не хватает денег даже купить нормальные подарки.


- А вот это вчера папа в Канаше купил для тебя, - мама показала на одеколон. Это был настоящий одеколон «Саша» с профилем настоящего мужчины. Паша был уверен, что он-то никогда не будет носить обноски.


Конечно, выходной мальчику из-за дня рождения родители не стали делать. Он пропустил мимо уха обещание мамы, что папа освободит его от обязанности пасти колхозных коров пораньше.


- Военная выправка есть, - улыбнулся ему папа. Он готовился к отъезду на лошади на луга на берегу Цивиля.


Паше было приятно, он пытался скрыть улыбку от папы, но непроизвольное самодовольство не отпускало его. Все-таки родители постарались. А то, что ему и сегодня придется пасти коров, ну что тут поделаешь, неизбежность. Его тезка Павка Корчагин больной, но все равно вел людей, чтобы делать узкоколейку и спас город от холода. Правда, у Корчагина была Тоня Туманова… но и у Павла Евлампьева есть своя Тоня Туманова по имени Маргарита.


Вчера вечером Маргарита спросила у него:


- Ты будешь моим Мастером?


Павел искренне засмеялся, он вспомнил прошлое лето, когда он работал подсобником на строительстве фермы, которая называлась красиво «Комплекс». У них был на работе мастер по строительству, сутулый, суетливый, постоянно моргающий, по кличке «Тормалла». Тормалла - это по-чувашски «надо вставать». Только сядешь отдохнуть, откуда ни возьмись, появлялся мастер «Тормалла» и никому не глядя в глаза, суетливо и бестолково ходил вокруг ребят и мычал: «Тормалла, тормалла, тормалла».


Павел рассказал Маргарите о мастере, она обиделась, спросила недоуменно:


- Так ты не читал «Мастер и Маргариту»?


- Что это?


- Ты слышал о Булгакове? Кстати, кто твой любимый писатель?


- Николай Островский.


Девочка стала загадочной, она с минуту испытывающее смотрела на мальчика и побежала в дом к своей бабушке, сказав на прощание:


- Никуда не уходи, я скоро…



...
он увидел: почва потемнела, листья сахарной свеклы стали чернеть и впитывать влагу; откуда она бралась, было не понятно. Павел распрямил спину, потянулся, оглядел вокруг. К его удивлению пространство наполнилось лиловым туманом, а солнце исчезало на дюнах около деревни Виспюрт. Голоса, ещё минуту назад гулко звучащие, исчезли. Народ, как в замедленных кадрах фильма, размеренно копошился на грядках. И Павел понял, что наступают сумерки…


   - Ну, хватит!
   - Наработались сегодня от души!
   - Пора и честь знать!!
   - Пошли, ребята!!!
   В разнобой кричали со всех сторон, но никто не покидал свой участок. Так всегда бывает в колхозе: начало работы вялое, никому в лишний раз не хочется наклоняться к грядкам, а когда уже наступают сумерки и пора уходить домой, появляется такое чувство, которое можно назвать вдохновением. Второе дыхание и восторг от самого процесса работы «на миру» не давали остановиться, будто все находились на заводском конвейере. Возможно, это обычное крестьянское кокетство - уж я-то первым не пойду с поля, как лодырь какой-нибудь.

   А всё началось для мальчика в девять часов утра. Он проснулся, увидел часы-ходики напротив своей кровати и счастливо поразился, что уже девять утра, а его никто не будил по обычаю лета в пять часов, чтобы выгнать его пасти коров. Но чуда нет в этом мире. Не успел мальчик даже зевнуть, входная дверь приоткрылась, вошла мама и бодро затараторила: «Ну, Паша, мы тебя сегодня не отправили с папой пасти коров. Он сейчас один там. Старший брат приедет к обеду из Новочебоксарска. Он обещался помочь папе».

   - Спасибо, мама.

   Но нет чуда на свете.

   Мама жизнерадостно добавила замечательные слова: «Давай сегодня для отдыха будем прореживать свеклу на колхозной меже». Павел давно знал известную мудрость своей мамы: она почему-то серьёзно считала, что когда меняешь род и вид работы, - это и есть отдых.

   - Спасибо, мамочка, - сыронизировал мальчик. Мама по своей привычке пропустила мимо ушей укольчик мальчика.

    Почему так получается, что те вещи, которые происходят с нами в детстве и которые казались нам занудными, навязчивыми, глупыми и бестолковыми, во взрослой жизни вспоминаются как счастье. И когда хочешь во взрослой жизни вернуться в состояние счастья, ты приезжаешь в свою деревню и заставляешь себя вспомнить былое. Но почему-то чаще всего ты видишь запустение родной деревни, высокие засохшие кустарники сорняков и к тебе возвращается синдром «когда деревья были большими», то есть, как и в детстве, ты хочешь… Ты стремишься в Большой Город, так как ты уверен, что все события происходят в Городе.
   
    Маргарита была серьезной. Деревенские девушки обычно прореживают свеклу небрежно, бросают погибшую ботву в кучу, не переживают, когда ранят плод. Рита делала все старательно. Это даже заметила мама Павла. «Смотри, Паша, как работает городская», - вполголоса обратилась к сыну и громко спросила у тёти девочки:
   - Смотри-ка, Людка, ну и помощница у тебя, старательная.
   - Да, Раиса, она у нас отличница, не стесняется грязной работы, другая бы сказала, не хочу грязной работы. Я уже перестала дома убираться, всё делает Рита.

   Маргарита зарделась, от Паши не удалось скрыть смущения, которое отразилось на её прекрасном лице и очень шло ей. От смущения она стала ещё аккуратнее работать мотыгой.

   Вдруг её тётя с возмущением заголосила: «Ну, эта Наташка! Как она может при Паше. Парнишка-то уже большой».
   Эта одноклассница на противоположном участке слегка прикрывшись курткой, сидела на корточке и писала сосредоточенно на грядку. Собственно, ничего тут удивительного, сама же тётя Людка за смену не один раз проделывала подобное, а что взять от этой крупнотелой мымры, которая повторяла все поступки деревенских баб. Но почему-то мама у Павла взбесилась и громко начала отчитывать Наташу, что ей скоро замуж, лесопосадка недалеко, уж молодая, сбегала бы.

   Паше вдруг стало стыдно перед Маргаритой. Если бы эти глупые бабы пропустили поступок этой Наташки, никакого скандала и не было.

   Мальчик боялся смотреть в сторону Маргариты. Он так и проработал до ранних сумерек, «не поднимая взгляд» в пространство...



...
Всегда надеешься на чудо. Думаешь, вот сегодня, вот сейчас ты не увидишь своего противника, а вдруг он приболел, или у него какие-то дела, или ему просто не захотелось прийти туда, где развлекается молодёжь села.
   Но нет чуда в этом мире. Об этом даже знают детсадовцы выпускных групп. Паша побледнел, ноги его налились тяжёлым свинцом, а из груди будто что-то вырвалось наружу. Он увидел его. Около ребят, играющих в глубине зала в настольный теннис, ему жизнерадостно оскалился Ванюш. Он подозвал своего шестёрку, показал на Павла, а сам превратился из зрителя в мирного пешехода, размеренно шагающего к выходу, как старая коза на водопой впереди жаждущих овечек.
   Паша оглянулся, удивился новому дизайну клуба, глаза привлёк огромнейший стенд, на котором были изображены актёры и сцены из фильмов. Он увидел его портрет, главного героя фильма «Свой среди чужих, чужой среди своих». Мальчику стало стыдно за свою трусливость. Тот парень из фильма не побоялся один пойти против всех!
   Паша кивнул головой Пушкину, зашагал рядом с ним к выходу.
   На улице было спокойно, зелёная листва деревьев тихо переговаривалась между собой, только изредка тишину нарушали другие звуки лета: животный мир всё не успокаивался после тяжёлого дня и оживлённо переговаривался друг с другом, а возможно, так и должно быть, животные не должны отличаться от людей и деревьев, они тоже на своём языке, очевидно, должны обсуждать пройденный день; и звонкий хохот задиристых девчушек доносился, как будто стая гусей, предчувствуя июльскую грозу и дружно ободряя друг друга, выходит из речки. Мальчик вспомнил сенокос: после долгого изнурительного дня ребята собирались вечером посидеть, поговорить, а голоса деревенских девчонок неугомонно раздавались со всех сторон, каждая хотела, чтобы послушали её. Павел взглянул на звёздное небо, нашёл Большую Медведицу, и это придало ему уверенности в себе, как герою «Свой среди чужих, чужой среди своих».
   «Я не боюсь их!», - повторял он про себя, а в это время Пушкин подкрадывался к нему сзади, готовый схватить за шею, он, наверное, больше ничего не умел.
   - Стукнем пару раз, и дело с концом. Пятнарик, крикни Ванюшу, - возбуждённо приказал Пушкин.
   Ванюш солидно подошёл к ним, ничего нового он не сделал:
   - Ехидный, борзой что ли слишком?
   Неожиданно к ним подбежала Наташка:
   - Ребята, прекратите! Пошли, Пашка, в клуб.
   Брат Наташки самый сильный парень в деревне. Он уже давно работает в Канаше, и когда ребята из соседнего села приезжают в нашу деревню с разборками, ищут Шпоньку. Такое было прозвище у брата.
   - Потом поговорим! Ехидный!
   Ванюшу не понравилось, что его прервали, но побоялся наехать на Наташку.
   В клубе их ожидало разочарование. Крупная девочка Наташка уже, наверное, год дружила со взрослым, студентом первого курса Цивильского сельхозтехникума. Митя ходил по улицам деревни отмытым, в чёрном костюме с белой рубашкой и лиловым галстуком. Он был кумиром бабушек, они ставили Митю в пример чумазым ребятишкам: «Вот он какой серьёзный! Видишь?».
   Митя с Маргаритой кружились в медленном танце, они о чём-то разговаривали, слишком приближаясь друг к другу, им было интересно вдвоём, они счастливо улыбались. У Наташки лицо исказилось: она заметила мило танцующих, стала некрасивой. Импульсивно потянула Пашу за собой: «Пошли!».
   Начали они неловко, танцевали не в такт, Паша несколько раз попадал своим каблуком в её ноги, и она больно натыкалась на него острыми коленками.
   Мелодия и глубокий голос певца, оттенявшие разноголосье клуба, заколдовали их:

   «Когда на ветках листья распускаются…
   Мальчишки безответственно влюбляются…
   Девчонки…
   Такая уж любовь…
   Такая уж любовь…
   Хотя сюжет не нов…».

   Будто впервые он увидел свою одноклассницу. Раньше ему казалось, что она некрасивая, злая, глупая девочка. Мальчик заметил красивые лукавые глаза Наташки, красивый овал лица, распущенные светлые волосы. Пышные губы её притягивали его, и почему-то он был уверен, что Наташка незаметно для него превратилась в принцессу из сказки.
   Они растворились в пространстве, их уже не волновал окружающий мир. Они не замечали ни зрителей, ни танцующих.
   - Паша, - зашептала девочка, - я хочу, чтобы ты меня проводил.
   - Ты не хочешь ещё потанцевать? – мальчику очень не хотелось возвращаться в реальность.
   - Я хочу танцевать… Но я устала.
   К своему удивлению Паша первым взял ладонь девочки и медленно повёл её к выходу, было ощущение, что они герои нового фильма и их снимают в кино. В кадре только Пашка и Наташка, а всё остальное – случайность.
   Мальчик не стыдился, что он при всех идёт с девочкой, держа её за ладонь. Её ладонь была холодной. Менялось настроение, менялись ощущения, и её ладонь становилась то чуть тёплой, затем, как раскалённый металл, пока влажная ладонь не извещала Павлу о том, что девочка всё-таки смущалась…
   Мир будто бы сошёл с ума. Движение во времени и пространстве были очень-очень медленными, но само событие происходило безумно быстро.
   Прошёл миг, мальчик и девочка уже стояли у калитки Наташкиного дома. Когда это и как произошло, они не поняли. Паша не стал удерживать невесту по деревенской привычке: «Ну ещё минуту, ну ещё немного, прошу тебя». У Наташи горели глаза, пылали щёки. Паша бы не удивился, если бы девочка подумала, что и у парня горят глаза, пылают щёки…
   - До свидания, Паша, - будто из другой планеты донеслись её звуки. – Спасибо, что проводил.
   - До свидания, Наташа.
   Ощущение, что во всей Галактике только они - он и Наташа - не покидало мальчика. Паша впервые поцеловал девочку, хотя уже через месяц он понял, что это не было поцелуем. Быстрое прикосновение плотно сжатых губ мальчика и девочки поцелуем не называют. Хотя почему бы и не назвать?



ПОСЛЕСЛОВИЕ

Добрым словом и пистолетом добьешься гораздо большего, чем одним добрым словом или одним пистолетом"... Аль Каппоне.

Дары волхвов". Мила Майская. Критик. Город Чебоксары.

   « Речь людей такова,
   какой была их жизнь.
   Сенека

   Не знаю, зачем я это пишу, скорее, для себя, чтобы понять, кто же такой писатель Павел Евлампьев? Что он чувствует, когда пишет, зачем пишет и для кого?
   Признаюсь, когда начинала читать книгу «Мелодия дождя», думала, что не понравится, но, к счастью, ошиблась. Понравилось, затянуло, заставило задуматься, и наконец, взволновало. Как говорил французский философ Клод Гельвеций, «задача искусства - волновать сердца», и это было достигнуто, отчасти, конечно, потому, что знакома с писателем.
   На вопросы, зачем пишет и для кого, отвечу так. Пишет для того, чтобы понять, что он думает, и потому, что уже не может не писать, так как скажу словами одного из любимейших писателей Евлампьева - Чехова: «Кто испытал наслаждение творчества, для того все другие наслаждения уже не существуют».
   С вопросом «что он чувствует?» дело обстоит куда сложнее. Этот человек до сих пор остаётся для меня загадкой, но, думаю одно, что он одинок. Мотив одиночества, точнее духовного одиночества, сквозит во всей книге. Герой пытается найти собеседника, но не может, его никто не понимает. Он отличается от всех, он - другой. Почти все окружающие его люди, будь то мужчины или женщины, обычные филистеры, они низменны, ничтожны, могут предать и не задуматься. Жизнь превращается в борьбу, он борется за место под солнцем, даже когда ему страшно и он убегает - это всё равно воспринимается как шаг вперёд. Идти вперёд, несмотря ни на что - таков характер героя, а герой является зеркальным отражением самого писателя. Своего рода отдушинами в этой жизни становятся дочки, рядом с которыми он чувствует, что живёт, что есть ещё смысл в жизни.
   Павел Евлампьев - писатель, любящий, чтобы его читатель вместе с ним поразмышлял над ситуацией. Читаешь рассказ и вдруг на самом интересном месте он обрывается, нет конца, но есть какая-нибудь реплика, чаще философская, заставляющая задуматься и самому дальше продолжить произведение. Контакт с читателем - это то, что нужно литературе, чтобы она не погибла.
   Теперь пару слов о сюжете. Жизнь героя на фоне современного города - это и есть сюжет всей книги. Достоверность и художественный вымысел сливаются в единое целое, где первое, пожалуй, побеждает второе. Главное в произведениях Евлампьева - показ человеческих отношений во всей их многогранности. Это отношения учителя с учеником, мужа с женой, отца с дочерьми, родителей с сыном, начальника с подчинёнными, наконец, самые главные отношения - Мужчины с Женщиной. Много женщин встречается на пути у героя, но почему-то создаётся ощущение, что они похожи друг на друга. Во внутренний мир женщин автор пытается заглянуть, но не стремится постичь его до конца. Женщины, как он говорит, продажные, но не стоит ли задуматься, кто их делает такими? Сложно понять, любил ли герой кого-нибудь, а может, он любит всех, или не любит никого, или любит только себя? Не буду отвечать на этот вопрос, пусть каждый читатель сам делает выводы для себя, но что интересно, автор не видит дружбы между мужчиной и женщиной, и женщина в конечном итоге воспринимается как объект удовлетворения природных потребностей мужчины.
   После такого отступления хотелось бы сказать немного о герое = авторе. С его слов понятно, что он - игрок. Жизнь - одна большая игра для него. Если вспомнить слова Шекспира, что «вся жизнь - игра, и люди в ней - актёры», то всё становится на свои места. Но здесь не всё так просто. Герой на самом деле не живёт, а играет в жизнь, заранее обдумывает свои ходы и придумывает их вариации, пусть даже иногда опасные для жизни. Увлекающаяся, жёсткая, порой циничная натура игрока уходит на второй план, когда появляется герой-романтик. Он может сопереживать, понимать, стыдиться, видеть прекрасное. Вот здесь и находит своё отражение такая форма психологизма, как «диалектика души». Прекрасное царит вокруг, и в первую очередь - в природе. Автор умеет показать красоту окружающего мира и заставить читателя восхититься ею.
   Как и начала я свою рецензию словами Гельвеция, так и закончу его словами: «Среди книг, как и среди людей, можно попасть в хорошее и в дурное общество». Я попала в хорошее общество, и этим всё сказано.»
   Мила Майская. Писатель. Город Чебоксары.

Cвидетельство о публикации 557233 © Павел Евлампьев 12.10.18 19:03
Число просмотров: 65
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 296
Из них Авторов: 6
Из них В чате: 0