• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
В каждой шутке есть...

ШЕДЕВР

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Я — художник. Я пишу картины маслом, но могу и карандашом, и акварелью, и гуашью, чем угодно, хоть веточкой на песке. Дело не в этом, а в том, что художник, как творческая личность, не может не творить. Вот я и пошёл на крутой берег реки, чтобы написать шедевр.

А живу я в небольшом живописном городишке, таком маленьком, что и упоминать название не стоит, всё равно мало кто знает.

А городишко и в самом деле живописное, и как же ему таким не быть, если оно стекает с высокого холма прямо к реке, название которой тоже можно не упоминать по той же причине.

А раз городок живописный — вот я его и зафиксирую таковым на холсте.

Вот я и пошёл… нет, вначале я дома переоделся так, как положено художнику: белые парусиновые мятые брюки и просторный крупно вязаный свитер и, конечно, обязательно берет. Все художники так одеваются, я в книжках видел, в кино. Вообще-то я зря свитер надел: лето же. Но ничего, на крутом берегу реки всегда ветер дует, можно и простудиться.

Так вот, я и пошёл на крутой берег реки. Речка как речка, но красивые берега, речка кустами и ивами по берегам обросла, плотва играет: так сверкнёт на солнце, по глазам как бритва полоснёт!

Поднялся я по тропинке на высокий берег, огляделся: а я не один, народ разный гуляет, воскресенье же.

В городке развлечения разные есть: кино, театрик, выставка народного творчества… что ещё? Не помню, главное — есть у нас салон живописи, где можно и продать, и купить какую-нибудь картину или набросок.

Моя соседка Света принесла в салон набросок своей трёхлетней дочки, продать хотела, а ей отказали, говорят, что это абстракционизм, а он не в моде.

Света им доказывала, что это самый настоящий реализм, неужели они не видят, как замечательно получилась собачка?! А ей возразили: а почему, если это собачка, у неё пять лап? Вообще-то, говорят, эта собачка больше похоже на вымя. Может, говорят, ваша дочка корову хотела нарисовать, а получился абстракционизм?

Света повертела-повертела рисунок дочки: и впрямь — не собачка. Не заплатили ей.

А мне иногда платят. Потому что я — художник, весь город в этом убеждён, к тому же я единственный художник в городишке, и если меня таковым не признать, то городок лишится одной из немногих достопримечательностей. Ну как же не быть хоть одному художнику в живописном городке?!

Вот я и пошёл на крутой берег реки, чтобы создать шедевр. Я напишу речку, добавлю кусты и ивы вдоль реки, а потом дорисую домик дачный или так, сарайчик.

А на следующей картине домик уберу, а пририсую лодку — вот и новая картина получится.
Вариантов много, на следующих картинах я уберу домик, лодку и пририсую мостик. Правда, мостика там нет, но это неважно, это же творчество.

Итак, я в берете поднялся на крутой берег, по тропинке. И, как уже говорилось: огляделся: а я не один, народ разный гуляет, воскресенье же.

Гуляет народ по большому проспекту… ну, конечно, это не настоящий проспект, как в большом городе, а так, асфальтированная тропинка со скамейками, но гуляет.

Парочки ходят разные: и молодые, и сутулые пенсионеры с палочкой. Мелкота детсадовская устроила гонки на трёхколёсных велосипедах, родители — рядом, любуются спортивными успехами ребёнка.

Я берет поправил, треногу расставил — вот тут ко мне стал народ проявлять любопытство: окружили на приличном расстоянии, ждут шедевра.

Я человек совсем не старый, даже можно сказать, совсем молодой, но звание художника обязывает к солидности, вот я и поправил берет и треногу расставил: мол, сейчас начну.

И начал. Быстренько так, привычно речку написал, которая обросла кустами и ивами, и вдруг застопорился шедевр: домик (сарайчик?) я уже пририсовывал, лодку тоже. Чего бы ещё такое присочинить?

Раздумываю, и вдруг пятилетняя Катя (мы же все в городке маленьком друг друга знаем) говорит:

— Ой, дядя Валя, а киска где?

— Какая киска может быть в речке?

— А ты её на травке нарисуй.

А я кисок не рисовал никогда. На, говорю Катеньке, кисточку, вот тебе краски, нарисуй кисю сама.

А она и нарисовала! Правда, красную, ну ничего.

Тут вперёд протискивается участковый Валера:

— Валентин, — говорит участковый, — это хорошо, что кися на травке бегает, но на твоей картине явно не хватает забора вокруг дома… Всё-таки частная собственность, надо соблюдать…

На, говорю Валере, я в заборах не мастак, это тебе не речка, обросшая ивами и кустами. Сам, говорю, рисуй.

А он и нарисовал! Правда, забор такой высокий получился, что за ним домика (сарайчика?) не стало видно.
Я снова поправил берет, задумался опять: чего ещё не хватает нашей речке?

Вдруг деликатно выходит из толпы пенсионер Иван Сергеевич, он полненький, в сером плаще с хлястиком и в шляпе.
Гордится Иван Сергеевич, что его, как Тургенева, зовут. И так сильно и уверенно гордится, что всем стало казаться, что это писателя Тургенева назвали в честь нашего Ивана Сергеевича.

Так вот Иван Сергеевич и говорит, что картина вроде получается, но! Какая же картина без пастуха и пастушек?
На, говорю, Иван Сергеевич, дорисуй сам, мне больше делать нечего, как пастухов с коровами рисовать, да ещё на берегу речки, обросшей кустиками и ивами. Сам давай рисуй.

А он и нарисовал! Славненько получилось, только не очень понятно, где коровки, а где пастушки? Ну ничего, это же как бы издалека смотришь.

Вот так все, кто обступили меня с моей треногой, все хотели помочь. И помогли!

Надежда Александровна, учительница, нарисовала на берегу речки школу, кубик получился коричневый;
Васька-оболтус — футбольный мяч, правда, рядом с коровами, будто это они играют в спорт;
молодая мамочка Ириночка — детский садик с забором, немного на тюрьму похоже, но ничего, сойдёт;
плоховато видящая, в очках, учительница Александра Семёновна книжку у кустиков нарисовала, раскрытую.

Я говорю: а книжка-то причём, на берегу речки-то? А вот именно, говорит, молодёжь должна много, очень много читать, я вот прочла много книжек, и вот — в очках…
И вздохнула.

Словом, многие поучаствовали, прямо народное творчество получилось.

И мы все вместе пошли в салон, где покупают картины.

Денег нам не дали, зато повесили картину на стенку, чтоб все собою гордились!

Ведь такой шедевр получился!
Cвидетельство о публикации 556510 © Ирина Голубева 01.10.18 15:40

Комментарии к произведению 2 (0)

Очень здорово, шедевр о "Шедевре". Не один раз заставили улыбнуться.

Требую продолжения банкета!)))