• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ

С дождем в карманах

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Казалось, деревья, обрадовавшись дождю, специально подставляли ему иссушенные летним зноем ветки и благодарили за ласку и внимание. Уставившись в окно, Никитка пытался проследить путь пристеклившихся со стороны улицы капель. Некоторые из них, тяжелея, вытягивались, сползали, а потом устремлялись вниз, рождая подобные вьющимся тонким волосинкам ручейки. Встречаясь и слипаясь с другими, капли превращались в небольшие речушки, которые, в свою очередь, тоже соединялись и образовывали настоящие реки. Некоторым из них, самым крупным, шестиклассник подыскивал "имена", вынимая из запасника памяти известные ему наименования водных артерий. Его не смущало, что настоящая Волга при всем своем желании никогда не пожмет руку Нилу, а Миссисипи не увидится с Ангарой.

Вспоминая названий рек и упражняясь тем самым в географии, он пропускал мимо ушей правила извлечения квадратных корней, которые сейчас вдалбливала в головы шестиклассников учительница математики Светлана Иосифовна. Отличнику - победителю школьных, городских и областных олимпиад - это было не интересно. Ведь он давно расправлялся с такими задачами на ура.

А вообще, Никитка всегда любил дождь и не мог понять, зачем люди пользуются зонтами, капюшонами и прячутся под козырьками подъездов от влажных поцелуев. Каждый раз, когда темнело небо, мальчик спешил выскользнуть на улицу и слиться с льющимся с небес потоком, ощутить себя его частью, рассказать, словно старому знакомому, о своей жизни. Свинцовые тучи представлялись изысканным подарком землянам, поскольку несли в себе свежую, прошедшую несколько природных стадий очистки, воду.

Вот и сейчас, в очередной раз наблюдая за детьми дождя - каплями и ручейками на окне, он полностью перенесся с урока в другой мир - мир улицы.

- Никифоров, повторяю вопрос: чему равен квадратный корень из шестисот двадцати пяти?

- Повторите, пожалуйста, вопрос.

- Перестань смотреть в окно. Я знаю, что тебе не интересно, но это не повод бездельничать. Ты выполнил задание сто сорок восемь под звездочкой? Тогда решай следующую задачу. А все остальные принимаются за …

Дальше отличник отключил антенну своего восприятия реальности и прекратил принимать сигнал, посылаемый радиостанцией учительницы. Погрузившись в решение примеров, он справился с ними так быстро, будто передавил муравьев: по штуке в секунду. Недаром все педагоги хвалили его за невероятные способности. Однако ни одному из учителей не приходило в голову, что постоянной похвалой отличника они невольно вскармливали в душах детей гиену ненависти, зависти и неприятия к нему. В итоге, у Никитки и не было настоящего друга, девочки не восхищались, поскольку он носил очки и не имел достижений в спорте, а мальчишки не принимали в свои игры, прятали сигареты, когда он оказывался за углом школы - вторгался на территорию юных поклонников табака.

Желая добиться расположения сверстников, Никитка всегда и всем давал списывать домашние задания. Только вот учителя безошибочно вычисляли "передравших" и награждали их "неудами" . От этого ненависть одноклассников к отличнику только укреплялась, каменела. Многие злились и обвиняли в том, что он специально выполняет домашние задания не стандартно, как объяснялось на уроках, а подыскивая свои оригинальные решения. А в последнее время отношение ребят с юному таланту и вовсе уподобилось отвесной краеугольной скале. Это произошло после того, как... Впрочем, все по порядку.

После выполнения всех задач на странице Никитка погрузился в размышления о своих странных отношениях с одноклассниками. Дождь за окном усилился, словно вошел в раж как разыгравшийся малыш. Окно теперь было исполосовано полноводными волгами, нилами и ангарами. И тут мальчика осенило: чтобы стать для ребят своим, чтоб его принимали в игры и не чурались, нужно слиться с ними, как это делали робкие ручейки, впадая в реки и образуя водопады. А для этого, подобно большинству, необходимо прогуливать уроки, не выполнять домашних заданий и курить с мальчишками за зданием школы.

После урока математики Никита вышел из школы и отправился за угол, твердо решив принять участие в перекуре. "Стрельнув" лишнюю сигаретку, мальчик сделал одну затяжку и, под всеобщее перешептывание и перемигивание, закашлялся. Приступ кашля поглотил его и не позволил заметить внезапно появившегося, словно выросшего из небытия, учителя физики Семена Семеновича. По-паучьи расставляя руки и приговаривая : "Вот я вас, шалопаи!", он бросился ловить юных курильщиков. Самые заядлые из них привыкли к внезапным визитам в это место учителей и потому не расслаблялись. Они, словно юркие мышки, ловко прошмыгнули сквозь выброшенные "сети" физика. А вот дебютант, не ожидавший охоты, покинуть место преступления не успел и оказался пойманным.

Читая лекцию о вреде никотина для юного организма, физик привел Никиту к классному руководителю. Бурно размахивая руками и не сдерживая эмоций, Семен Семенович рассказал, чем занимался "хваленый отличник". Лицо Светланы Иосифовны перекосилось и выдало состояние глубокого шока, сравнимого с приближающимся обмороком. Трудно было поверить, что гордость школы и города связался со шпаной и опустился до их уровня.

- Почему ты курил? Тебя заставили? - мягко спросила Никитку учительница.

Не получив ответа, как и Семен Семенович, она протараторила лекцию о вреде табака и велела больше так не делать.

На следующий день Никита прогулял без уважительной причины два урока, а еще через день явился с невыполненными домашними заданиями по всем предметам. Все вечера он теперь проводил на спортивной площадке во дворе - готовился к выполнению норм ГТО на уроке физкультуры. Мальчик был уверен: все заметят произошедшие изменения и обязательно изменят отношение к нему.

Однако план не заработал. Учитель физкультуры твердил привычное: "Как всегда, плохо! Каши надо больше есть, Никифоров!" Все же остальные учителя вместо того, чтобы ругать за невыполненные задания, жалели отличника. Они считали причиной его нерадивости нервное перенапряжение и усталость из-за постоянной подготовки к олимпиадам. Нашлись и те, кто винил одноклассников в равнодушии к товарищу, отдающему все силы для защиты чести школы, и призывали относиться к нему с особым вниманием. А Светлана Иосифовна и вовсе заявила, что все должны "сдувать пылинки" с гения. В итоге, дети еще больше отдалились от отличника и теперь сторонились его, считая окончательно свихнувшимся, чокнутым. Одни смолкали, когда он приближался к ним, другие шушукались за спиной: "У нашего всезнайки крыша поехала".

Теперь после уроков Никита выбегал из школы, словно вор с места преступления. Ему хотелось уединиться, спрятаться от одноклассников, вынуть из сочной мякоти плода своей души их ядовитые стрелы. И дождь его понимал. Шепчуший, бормочущий или кричащий, он как будто бежал рядом с Никиткой, сопровождая повсюду и выражая свою поддержку. Путешествующий по морю своих мыслей отличник не замечал, как вода забиралась за шиворот, щекотала его, струилась, извивалась тонкими серебристыми лентами, стекая на землю.

- Что бы я ни сделал, не могу стать таким, как они. Что во мне не так? Почему ребята ненавидят меня? Уроки перестал делать, а все равно знаю ответы на вопросы...И сдержаться не могу, когда учителя вызывают к доске: отвечаю. Как будто внутри меня кто-то сидит и подсказывает, зудит, подстрекает, чтобы я выплеснул знания наружу. Как с этим бороться? - терзался вопросами Никита и понимал, что не знает ответов на них.

Размышляя, он и не заметил, что бежавший рядом дождь, отстал. Заметив под ногами абсолютно сухой асфальт, не знакомый с сегодняшним дождем, мальчик понял, что очутился на другой стороне улицы, куда туча не успела дотянуться.

- Пересек границу другого мира, очутился в другом измерении, - промелькнула мысль в голове.

Оглянувшись, Никитка обратил внимание на то, что огромная всемогущая туча превратилась в застиранную, выжатую досуха тряпку. Мальчик оглядел себя: пропитанный дождевой водой, словно бисквитный торт сиропом,он оставлял на девственно сухом тротуаре незамысловатые мокрые следы.

Вода, стекавшая с его одежды, представилась ему способностями и талантами, которыми он обладал и нес в мир заурядных, духовно нищих посредственностей, не способных совершить ничего полезного. И как бы он не старался утаить, спрятать свои таланты, знания и навыки - в карманах или под одеждой, сделать этого у него все равно не получится: вода всегда просочится, найдет путь наружу и оросит испепеленную зноем пустыню серости, бездарности и обыденности.

-Неужели я создан для того, чтобы превратить засушливый край, в котором ничего не растет, кроме колючек, в благоухающий оазис? Тогда зачем пытаться иссушить себя? Не хотят радоваться моему дождю, тогда не стоит их принуждать, - осенило Никитку.

После внезапного прозрения отличник уверенно продолжил свой путь по обласканной солнцем дороге. А трава и цветы, пробивавшиеся сквозь асфальт, весело приветствовали его кивками: радовались стекавшей с одежды маленького страдальца влаге, которая орошала их иссушенные тела и позволяла выпрямить свои сгорбленные спины. Излеченные, спасенные растения смотрели вслед удалявшемуся мальчику с превеликой благодарностью и сожалели, что он не слышит их безмолвного ликования и слов признательности за подаренную жизнь.

27.09.2018
Cвидетельство о публикации 556147 © Борисова Елена 06.11.18 13:58