Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Психологический роман
Форма: Повесть
Дата: 14.09.18 10:22
Прочтений: 10
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Дом самоубийц (Все главы)
Дом самоубийц (Начало)

Дом самоубийц.

Действующие лица:
Грета - оперная певица, потерявшая голос. Общается шепотом.
Марта - женщина, у которой от болезни умер муж.
Грегори - писатель потерявший вдохновение.
Джонни - пианист, который не имеет композиторского таланта.
Роберт - мужчина, потерявший семью в аварии, которая произошла по его вине.
Брайан - молодой человек, алкоголик.
Уилл - пожилой миллионер, потерявший вкус жизни.
Джессика - девушка, подвергшаяся изнасилованию.
Натали – смертельно больная девушка, с изуродованным лицом. Все ее лицо перебинтовано, видны только ее глаза и рот. 25 лет.

Вступление.
Из интервью Брайана.

- Скажите, Брайан, вы еще так молоды...у вас все еще может наладиться в жизни...вы можете бросить пить...устроить свою жизнь...разве не так?
- Если бы я думал также, как и вы, то, наверное, не желал бы сделать, то что собираюсь...
- Вы полны решимости? Не передумаете?
- Это вряд ли...
- В каком смысле?
- В смысле: я вряд ли передумаю...
- Скажите, а зачем по вашему люди совершают самоубийство? Не проще ли дождаться смерти?
- Наверное, хочется сделать ей сюрприз...нанести более ранний визит...как-то так...
- А вы не думали, что объявлять о своем желании покончить с собой - это такое заигрывание с самим собой...игра на публику...
- Нет, это скорее последний крик...вопль...
- Вопль о чем? Это желание, чтобы тебя заметили? Чтобы обратили внимание?
- Возможно, но скорее...это желание, чтобы тебя попытались отговорить...и сделали это очень убедительно...
- Вы хотите, чтобы вас отговорили?
- Я не знаю...возможно...
- Но вы же понимаете, что когда вы зайдете в дом, то обратного пути уже не будет...дверь вам уже не откроют?
- Понимаю...
- И тем не менее...
- Да...я войду в этот дом...

Из интервью Греты.

- Вы не хотите передумать? Обратного пути уже не будет, вы это понимаете?
- Я все прекрасно понимаю, и если кто-то и остановится в его дверях в раздумьях, то это буду не я...
- Всегда можно передумать, но если вы зайдете в дом...
- Вы уже несколько раз повторили эти слова в разных формах...почему?
- Я думаю, что если человек хочет совершить самоубийство, то он просто делает это без особых раздумий...раз и его уже нет...разве не так?
- Откуда мне знать? Я еще этого не делала...
- Видите, вы даже не пытались...но войдя в дом вы точно обречете себя на это...
- Будь что будет...я приняла решение...

Из интервью Роберта.

- Зачем вам это, Роберт?
- Я уже пытался покончить с собой, но у меня ничего не вышло...говорят, там будут предложены разные варианты...выберу себе тот, что покажется мне самым подходящим...
- Например?
- Сейчас не могу его привести...приму решение уже в самом доме...
- И не передумаете? Сейчас самое время? Вам не кажется, что в вашей жизни уже было достаточно смертей? Ваша жена, ваша дочь...простите, что напоминаю...
- Возможно, там...я присоединюсь к ним...
- Вы в это верите?
- Я очень хочу в это верить...
- А если вдруг это всего лишь собачья чушь, придуманная людьми, чтобы не было так страшно умирать?
- Я считаю свою жизнь невыносимой...я не могу жить...я уже перестал это делать...я - живой труп...
- Вы не сможете выйти из дома...вы это осознаете?
- Я этого желаю...

Глава первая.
Дом без выхода.

Автобус остановился возле огромного двухэтажного дома, двери его были открыты. На пороге стоял пожилой мужчина со скорбным выражением на лице. Группа по одному покинула автобус, который сейчас же уехал.
- Приветствую вас, - пробормотал скорбный мужчина, - сейчас у вас есть последний шанс, чтобы передумать...как только вы пересечете порог дома, обратной дороги уже не будет...осознайте сказанное мной и в последний раз задумайтесь...у вас есть минута на размышление...
Не смотря на общую уверенность в правильности и твердости своего решения, все члены группы остановились на пороге. Каждый казался задумчивым, и даже немного сомневающимся...
Темнота за дверью была настолько полной, что, казалась, какой-то нереальной, будто бы перед тобой разверзлась сама бездна...
- А! Да пошло оно все! - бросил Брайан, и первым вошел в темный коридор.
По одному за ним последовала вся группа. И только Марта задержалась у входа дольше остальных. На глазах ее сперва показались слезы, но вдруг взгляд ее наполнился злобы и она вошла в дом.
- Прощайте, дамы и господа! - проговорил скорбный мужчина и затворил входную дверь.
На мгновение группа оказалась в полной темноте, как вдруг впереди загорелся свет. Это была огромная комната с камином, обеденным столом, на котором уже был накрыт обед, телевизором. В комнате было множество кресел, диванов, на стенах висели картины и оружие. В углу расположился черный рояль. Огромная люстра висела точно посередине комнаты. Ото всей комнаты пахло роскошью и стариной.
- А тут довольно уютно, - проговорил Грегори.
- Не то слово, дружище! - бросил с улыбкой Брайан, - я себе по иному представлял преисподнюю, но кажется мы попали в рай, - он подошел бару и с радостью заметил, что он полон разнообразным спиртным, - это определенно рай, друзья мои!
- Раз уж всем нам жить в этом доме до самого конца, то полагаю, имеет смысл познакомиться...меня зовут Уилл, - проговорил пожилой мужчина в шикарном костюме.
- Я Грета, - прошептала высокая женщина, и уселась в кресло.
- Я Марта, - сказала женщина и снова печально опустила глаза.
- Я Грегори, - представился мужчина средних лет, подсаживаясь к столу.
- Меня зовут Джонни, - сказал моложавый мужчина, и покосился на рояль.
- Я Джессика, - сказала смазливая девушка, шагая по комнате и разглядывая картины.
- Меня зовут Натали, - представилась девушка с забинтованным лицом, и уселась в кресло возле камина.
- Что-то не похожи вы на самоубийц, братцы, - усмехнулся Брайан, - У Грегори аппетит проснулся, Джессика увлеклась изобразительным искусством, а вы, бьюсь об заклад, пианист! - сказал он, обратившись к Джонни.
- Так и есть...я им был...
- Да, бросьте, сыграйте нам что-нибудь, - попросил Брайан, откупоривая бутылку виски, - кто-то ко мне присоединится? Я лично собираюсь сегодня свински нажраться...уже фиг знает сколько времени, а я еще трезв...давненько такого не было...кстати, я Брайан...алкоголик...
- А вас как зовут, любезнейший? - спросил Уилл.
- Что? А! Меня зовут Роберт, - ответил задумчиво сидящий в кресле мужчина.
- Ну вот и познакомились! - усмехнулся Брайан, - ваше здоровье! - и он сделал большой глоток виски.
- Я, пожалуй, к вам присоединюсь, молодой человек, - заметил Уилл, и протянул ему, взятый со стола бокал.
- Да, пожалуйста, тут этого добра...
- А вы, любезнейший и вправду сыграли бы что-нибудь, если не против?! - попросил Грегори, - или давайте все поедим...я вдруг почувствовал себя голодным...
- Это все стресс! Его всегда все заедают, - проговорила Марта, - если что, я сужу по себе...
- Думаю, стол накрыт именно для нас...давайте поедим? - поддержал идею Уилл.
Вся группа уселась за стол.
Дом самоубийц (2 глава)

Дом самоубийц.

Глава вторая.
История Грегори.

- Ну раз уж все наелись и напились...кроме меня разумеется...я лично буду грузить себя алкоголем, пока не помру...так что...может быть расскажите свои истории? Поделитесь болью? Может быть, кому-то даже настолько полегчает, что мы всей группой взломаем гребанную дверь и выпустим его на свободу...снова в жизнь...но сделать это необходимо сейчас, пока нас много...теперь может у нас и сил хватит...а завтра, когда кто-то наверняка повесится или наглотается таблеток, или пустит себе пулю..., - разговорился Брайан.
- Замолчите сейчас же! - с гневным выражением лица, прошептала Грета.
- О! С вас и начнем! Хотя нет! Жеснкие истории всегда скучны...вечно все связано с несчастной личной жизнью...мужик ушел, вы и решили, а почему бы не выпить уксуса, верно?
- Я вас сейчас ударю! - сказал вдруг Роберт, сидящий напротив Брайана.
- Простите меня, я кажется уже поднабрался...но все же хочу историй...кто начнет? Могу я!
- Ваша история никому не интересна...бьюсь об заклад, что вы забухали, когда какая-нибудь вертихвостка наставила вам рога с парнем покруче...угадала? - проговорила Джессика.
- Джесс, твоя проницательность просто поразительна...именно так все и было...все мне изменяли...все меня бросили и вот я один, я здесь и спиваюсь насмерть, - вытаращив глаза ответил Брайан, и расхохотался.
- Позвольте мне рассказать свою историю...она не так страшна, как у других...я в этом убежден...и потому начать можно с чего-то легкого..., - предложил Грегори.
- Грегори, жги! А-то дамы заскучали...Марта того и гляди помрет от скуки...вот была бы смерть, а?! - засмеялся Брайан.
- Если бы такая существовала, то я бы уже давно..., - проговорил Уилл.
- Нет-нет, дорогой Уилл, - перебил его Брайан, - вас мы послушаем позже...теперь Грегори, со своей легкой историей пути к саморазрушению...
- Итак, - начал Грегори, - я - писатель...в свое время был довольно известен...получил даже престижную премию...хорошо зарабатывал...в личной жизни полный порядок...и главное, у меня всегда было полным-полно идей...как говорится, голова битком набита...я просто не успевал все их записывать, так много их было...часто бросал романы недописанными...редакторам приходилось нанимать специальных людей, кто дописывал мои произведения...разумеется, я рассказывал им, как на мой взгляд все должно было кончиться...иными словами, я был очень одаренный и плодовитый...
Брайан вдруг загрохотал, уронив открытую бутылку виски на стол, пытаясь налить себе новую порцию.
- Простите, я не имел намерения вам мешать, - извинился он, - продолжайте, пожалуйста...что может быть интересней истории о даровитом писателе?!
- Так вот, - продолжил Грегори, - однажды моя муза меня покинула...идеи исчезли совсем...я не мог придумать ни строчки...более того, я даже не помнил, чем хотел закончить свои недописанные произведения...издатели долго терпели мое молчание...надеялись, что я снова вернусь, так я был хорош прежде...но мою голову словно подменили...ни одной идеи...я не узнавал себя...мне стала отвратительна такая судьба...я оставил семью...без сожалений, просто переступил, как повалившееся дерево в лесу и пошел себе дальше...издатели разорвали со мной контракты...деньги неумолимо таяли на моих счетах...но все это время я отчаянно пытался писать...я много читал чужих произведений, пытаясь найти вдохновения в них...пытался даже украсть чьи-то идеи и переработать их, выдавая за свои...все тщетно...дело моей жизни как песок высыпалось из моих рук...и я понял, что больше не хочу жить...писательство было для меня всем...это и была моя жизнь...это и был я...я понял, что всё остальное и все остальные мне совершенно безразличны...и потому я здесь...
- Вы закончили? - спросила Джессика.
- Пожалуй, да.
Брайан захлопал в ладоши. Роберт гневно посмотрел на него.
- А что? Так обычно делают на встречах в групповой терапии, - заметив недобрый взгляд Роберта, принялся оправдываться тот, - у нас же что-то вроде того, нет?! Ну ладно...извиняйте...
- Какой вы отвратительный человек, - заметила, молчавшая до этого Натали.
- Откуда вы это сказали? - с улыбкой спросил Брайан, но тут же оговорился, - шучу! ШУ-ЧУ!
- Потерять вдохновение, потерять дело жизни, наверное, очень страшно, - заметила Марта.
- Думаю, слово именно "потерять" нас всех и привело сюда, - сказал Джонни, - кто-то потерял кого-то, кто-то потерял что-то, а наш юный алкоголик просто потерял совесть...
- Вы еще не слышали мою историю, дамы и господа, - злобно проговорил тот.
- Позже вы нам ее поведаете, надеюсь? - спросил Уилл, - наливая себе виски.
- Непременно!
- Вы не смогли найти себя в каком-то другом деле? - прошептала Грета.
- Нет, увы, мои руки, как и мои мозги всегда были заточены только под это...поверьте, я пытался найти себя в чем-то другом...даже пытался учиться танцевать...
- Воображаю себе, - усмехнулся Брайан.
- Но ничто меня не увлекало...я совсем потерял жажду жизни...меня не стало...
- Боюсь, что тогда вы находитесь в правильном месте, мой друг, - заметил Уилл.
- А что же ваша семья? - спросила Марта, - у вас и дети есть?
- Есть...двое сыновей...подростки...им на меня наплевать...а жена...она как-то...за время брака мы с ней очень отдалились друг от друга...по сути в последние годы общались через денежные переводы...
- Я вас понимаю, - проговорила Марта, и глаза ее снова наполнились слезами.
Дом самоубийц (3 глава)

Дом самоубийц.

Глава третья.
История Джонни.

- Бьюсь об заклад, здесь никто вас не понимает, Грегори, - проговорил икая Брайан, - никто! А я вот, напротив, очень хорошо вас понимаю...потерять любимое дело...это, знаете ли...не идти же после такого в кафе официантом...нет, тут надо сразу петлю на шею накидывать...но! - оживился он вдруг, - я бы порекомендовал первому покончить с собой именно Роберту, хотя он так гневно на меня смотрит, что мне кажется он уже подумывает отсюда сбежать...
- Почему это мне первому? - спросил Роберт.
- Не обижайтесь, дружище, но вы такой крепкий парень, что если нам всем вдруг разонравится наша маленькая затея, то мы запросто сможем разогнавшись, и взяв ваше бездыханное тело наподобие бревна, вышибить входную дверь ко всем чертям вашей лысой башкой...без обид...
- Какой вы мерзкий человек, - снова заметила Натали, - все вам шуточки шутить...а я вот все же уверена, что ваша история самая банальная и просто скуки ради решили вы сюда приехать...но я вас обрадую, вы уже отсюда никогда не выберетесь...игры кончились...теперь все взаправду...
- Может и так, - ответил Брайан, - в одном вы точно правы, когда я пьян, я начинаю иногда раздумывать...сегодня мне так весело в вашем милом обществе, что и вправду подумывается, а не совершил ли я непоправимое...
- Еще парочку таких шуток и я думаю, вас прикончит один из нас, - заметила Джессика, - я понимаю, если бы ваша ирония была бы нервной, припадочной, в связи с какой-то страшной драмой...в связи с самой ситуаций окружающей нас смерти, которая подступает к нам все ближе и ближе...но нет! Вам просто плевать на всех и на все!
- Вы угадали, милая Джессика, - ответил Брайан, - мне и правда насрать на вас в отдельности и на всех вас вместе! Но, что меня удивляет в вас...далеко не во всех я вижу отстраненность от происходящего, которое просто обязано быть присуще самоубийце, пусть и трусливому, подобно всем нам...большинство из вас очень крепко вовлечены в ситуацию...вас ранят мои слова, а быть может я просто пытаюсь разрядить ситуацию...давайте, на минуту представим, что я умолкну...что будет дальше? Станете наслаждаться гнетущей тишиной?
- Возможно, - ответила Джессика.
- Вы очень боитесь смерти, Брайан, - прошептала Грета, - вы боитесь ее сильнее всех нас! Вам здесь не место!
Брайан налил себе еще виски.
- Налейте и мне, - сказал Джонни, - и я пожалуй, буду следующим...поведаю вам свою историю...она у меня тоже не так страшна...она трагична лично для меня...и она меня убьет...
- Пожалуйста, подайте еще бутылку из бара, моя уже почти пуста, - попросил Брайан, - нальем, выпьем и послушаем вашу исповедь...
- А исповеди не будет, - ответил Джонни, доставая из бара бутылку виски, - я ни в чем не виноват...это передо мной виноваты...я, мой друг, - сказал он обратившись к Грегори, - вас, лучше остальных понимаю...наверное...только у нас с вами одаренности разные...вы книги писали, а я пианист...как исполнитель я очень недурен, но вот сочинять не умею...с детства мечтал быть композитором, хотел свою музыку создавать, а не играть чужую...но вот не нашлось у Бога для меня такого дара...
- Бывает, старина, - заметил Грегори.
- Бывает? Черта с два это бывает, - бросил Джонни, подошел к роялю, сел, поднял крышку и заиграл.
- А пальчики-то бегают, - усмехнулся Брайан, - браво, Джонни!
- Еще как бегают! - ответил тот, - мозги на месте стоят...вот в чем беда...я, как и вы, Грегори, пытался, когда-то какие-то вариации на чужие темы писать, да все это плагиаторство! А сам, ну хоть бы маленькую детскую какую мелодийку бы накидал...ан нет! Ни одной не придумал...я уж и Господу молился...и слезно просил, но не дал мне Господь ничего...играю - все рты открывают, как сочинять сажусь, все! пелена перед глазами! и в голове все какие-то отвлекающие мысли туда-сюда летают...не могу так больше...не сбылась мечта...а что может быть грустнее...
- Я вам позже расскажу, - проговорила Джессика.
- Не сомневаюсь, - парировал Джонни, - далее мне наверное надобно рассказать вам слезную историю, как меня такого вот бесталанного жена бросила, как я кинулся напиваться и валяться во всех подряд лужах, но ничего подобного...я работал в ресторане...играл для богатых уродов всякую дурь, которая способствует пищеварению...и однажды, так мне это надоело, что я просто посреди игры встал вдруг из-за рояля и вышел вон...больше я в ресторан не возвращался...и никуда я больше не возвращался...и теперь я здесь...и признаюсь, я очень рад...
- А хотите, я вам штуку расскажу?! - усмехнулся Брайан, - вы все про Господа Бога говорили...так я вам вот что скажу...а вот появись у вас сейчас вдруг этот дар Божий...ну вот к примеру прямо сейчас...осенит вас идея и напишите вы нечто великое, что вы тогда делать-то будете? Мобильные телефоны у нас, помнится, отобрали...так и останетесь тут в одиночестве свой век доживать и костям нашим свои сонаты наигрывать? Эх, я бы все виски на свете отдал, чтобы на это поглядеть! Рано вы, батенька, сдались...
- Я тут, пожалуй, Брайана поддержу, - заметил Уилл, - идеи - вещь такая...никогда не знаешь откуда она вдруг вылезет...это и вас, дорогой наш писатель касается...
- Как же это всегда мило, дорогие мои, - усмехнулся Грегори, - критиковать чужие слабости...или те слабости коих сам не имеешь...но ведь мы еще и до ваших историй доберемся...а я теперь нарочно ничего с собой делать не буду, пока всех не выслушаю...пока также повода вас носом в ваши слабости ткнуть не найду...и сделаю это непременно...я вас заранее об этом предупреждаю!
- Дабы не отнимать у вас время, дорогой писатель, - усмехнулся Уилл, - я могу быть следующим рассказчиком...я вам более того скажу, мне вообще следовало первым быть...потому как моя история вам вовсе бредом покажется...
- Я в этом заранее уверен! Знайте это! - обиженно бросил Грегори.
- Я тоже! - согласился Джонни, прекратил игру и вернулся за стол, - я даже поближе сяду, чтобы лучше вас слышать...
- А мне почему-то кажется, что ваша история вовсе не такая уж и банальная, - заметила Марта.
- Уверяю вас, дорогая, я сейчас же сумею вас в этом разубедить, - ответил Уилл.
- Что? Еще одна история? Тогда надо выпить! - усмехнулся Брайан, - никто не возражает, если я закурю?
- Вы за наше здоровье переживаете? - спросила Натали.
- В некоторой степени...
- Курите...я тоже, пожалуй, закурю, - сказала Джессика.
- И правда, давайте покурим, - предложил Роберт.
Дом самоубийц (4 глава)

Дом самоубийц.

Глава четвертая.
История Уилла.

- А вам не кажется, дорогие мои, что для потенциальных самоубийц, так уж рвущихся на волю из этого гадкого мира, у нас слишком уж отменный аппетит? - усмехнулся вдруг Брайан, - нет, ну правда, я тут за вами наблюдаю и вижу, что некоторое жизнелюбие всех вас отнюдь не покинуло...а?! Наш дорогой пианист, так и вовсе зарумянился...уж не бросился бы он с топором на дверь...
- Это я от спиртного зарумянился, - пояснил Джонни, - у меня всегда так...
- Так-то оно так, но и за столом вилкой так орудовал, что иной чревоугодник позавидует! Эх, не оказалось бы это все игрой в самоубийство!
- А что если и так? - спросила Натали, - вам-то что?
- Да мне-то ровным счетом ничего...я вот сейчас выпью еще немного и если спать не свалюсь, то сорву со стены саблю и начну хулиганить...может быть даже погоняю вас всех по дому...как вам такой поворот?
- И правда странно, что мы сразу за стол уселись, - согласился Уилл, - как-то это неправильно...
- Нет уж! Нам теперь все можно! - не согласился Грегори, - мы теперь в одном только шаге...ближе уже и подойти нельзя...кто нас осудит? Да и кто вправе вообще о нас мнение какое бы то ни было складывать? Наши жизни, что хотим, то и делаем...
- А я вообще поесть люблю, - объявила Джессика, - я так стресс заедаю..
- Так у вас всего только лишь стресс, моя дорогая? - спросил Уилл.
- Не придирайтесь к словам, любезнейший, - вступился за Джессику Роберт, - вы все на взводе...уж не думали же вы, что попав сюда мы все разом кинемся себе глотки резать?
- Тут уж дело выбора каждого, - ответил Уилл, - я бы не прочь...да, право, трушу...если бы не трусил, так давно бы уже того...а я здесь с вами...
- К чему этот разговор? - прошептала Грета, - каждый волен делать что хочет и когда хочет...теперь уж наша судьба решена окончательно...
- Нас уже, наверное, ждут, - проговорила Марта.
- Кто? - спросил Роберт.
- На том свете...кто бы то ни был...но нас уже ждут, - пояснила она.
- А вы и в загробный мир веруете? - усмехнулся Брайан, - и как оно там все по-вашему устроено? И суд будет? И ад и рай есть? И нам, как самоубийцам, жизни не оценившим сразу же ад светит со всеми его кипящими котлами?
- Я в Бога верю...и в ангелов-хранителей...поймут нас...заступятся...в ноги бросятся Господу и умолят не отдавать нас в ад...
- А где же ваши ангелы-хранители были, когда вы еще и не помышляли о самоубийстве? Что же они жизнь вашу не охраняли? - бросил Джонни, - халтурят! Скверная работа!
- И как же вы в Бога веруя на самоубийство решились? - спросил Грегори, - это ж смертный грех...
Марта всплакнула и отвернулась.
- Не доставайте ее! - приказным тоном проговорила Джессика, - придет время, расскажет свою историю...или не расскажет...ей одной решать...
- Да, Бог с ней, - воскликнул Брайан, - пока я еще не вооружился саблей или не уснул, то хочу услышать и вашу историю, Уилл...поведайте, как обещали...
Уилл налил себе виски, сделал небольшой глоток, поморщился, и проговорил:
- Думаю, вам меня понять будет непросто...история моя для большинства людей совершенно дикая и непонятная...расскажу и вы меня сейчас же сумасшедшим признаете...но уж раз все мы здесь, то каждый из нас по своему не в своем уме...это думаю, следует признать...
Он отхлебнул еще, и продолжил:
- Я родился в богатой семье...единственный ребенок...родители души во мне не чаяли...получил замечательное образование...говорю на пяти языках...играю на рояле...путешествовал по всему миру...женщин было не счесть...наверное, кухню всего мира перепробовал...все спиртное перепил...все красоты увидел...и однажды понял, что мне ужасно скучно...знаете, такая скука, какая случается, когда ты сидишь один в собственном огромном доме, в котором, кажется, можно сто лет провести обходя комнаты одну за другой и все же каждый день будешь находить, что-то новое и любопытное, но тебе уже кажется, что ты знаешь в нем каждую пылинку...знаешь, и она тебе уже до смерти наскучила...
Он снова сделал глоток, улыбнулся и продолжил:
- Париж, Рим, Лондон, Лиссабон...все эти прекрасные города заставляли меня зевать от скуки...я перестал видеть красоту вокруг меня...женщины мне наскучили...машины тоже...самолеты обрыдли...прислуга надоела так, что я менял ее каждый месяц...менял и менял...я переезжал из дома в дом, из страны в страну в поисках чего-то интересного, но так никогда этого и не нашел...и тогда я понял, что все, что может доставить мне удовольствие, находится, возможно, по ту сторону закона...
Он оглядел присутствующих с улыбкой, и снова заговорил:
- Для людей с моими деньгами, слово "закон" не имеет никакого значения...я мог убивать людей...и ни один суд не вынес бы мне обвинительный приговор...мог насиловать, резать на куски, жрать еще живыми, но меня никто и пальцем бы не тронул...
- Вы что убивали людей? - спросила вдруг Джессика.
- Когда я понял, что близок к тому, чтобы сойти с ума и, действительно, навредить кому-то...я впервые порезал вены...дуралей Дворецкий спас меня, обратив внимание, что я задерживаюсь в ванной слишком долго...хотя мои порезы оказались глубокими, но к несчастью для меня я не задел артерий, и потому меня сумели вернуть...
- Вы сделали это, потому что боялись навредить другим? - с любопытством поглядев на Уилла, спросила Марта.
- Да, - немного подумав ответил тот, - именно так...я понимал, что превращаюсь в монстра и решил сам остановить себя...
- У этой истории есть продолжение? - спросила Натали.
- Да...правда, недолгое...я уже подумал запереть себя пожизненно в психушке или в тюрьме...но понял, что от своих демонов надо бежать убедительней...так чтобы не нагнали...так чтобы не достали...и вот я здесь...
- Вы - хороший человек, Уилл, - с восхищением проговорила Марта.
- Мои аплодисменты, - прошептала Грета.
- Позвольте, пожать вам руку, друг мой, - проговорил Грегори, протягивая свою руку.
- Мало таких людей, как вы, - заметила Натали.
- Это правда! Мало! - согласилась Джессика.
- А я признаться думал, что вы старый извращенец, у которого вдруг, на почве перевозбуждения и стресса перестал стоять, и вы решили, что лишившись возможности получать свое нехитрое удовольствие, вам лучше прострелить себе башку из крупнокалиберного пулемета, которого не оказалось под рукой, - засмеялся Брайан, - как же я ошибался на ваш счет?! Выстрел "в молоко"! А со мной, признаюсь, такое нечасто случается...я вам, пожалуй, тоже руку пожму, если позволите...
Они пожали руки.
- И не совестно вам все эти гадости говорить? - прошептала Грета.
- Совестно! - закивал Брайан, - но теперь уже и не очень...ведь все это оказалось ошибкой...а Уилл наш - сущий ангел и попадет прямиком в рай...прямо за руку с Мартой...так вот "ноздря в ноздрю" и войдут в ворота Святого Петра...а мы уж следом за ними...ежели пустят...
- Вас точно не пустят за ваши гадкие высказывания, - заметила Джассика.
- Не вам меня судить, дорогая моя! - усмехнулся Брайан.
- Я вам не дорогая!
- Я промолчу...я, конечно, же пьян, но оскорблять женщин не в моих правилах...хотя иногда я этим и не брезговал...правда я не очень отчетливо это помню...
- Вы решили убить себя, чтобы спасти от себя других? - уточнил Джонни.
- Мне не хочется, чтобы вы делали из моего поступка подвиг...ведь еще нет и самого поступка..., - пояснил Уилл, - ежели во дворе завелся бешеный пес, и он угрожает окружающим, то его не грех и пристрелить!
- Да, но пес никогда не стреляется сам! Он же не бросается в воду, чтобы утопиться или на острые пики кованой ограды, - заметил Грегори, - он продолжает быть бешеным псом...пока его не остановят или пока он сам не помрет...слышал, что бешеные животные не живут дольше двух недель...
- Я не герой, дорогие мои! - бросил Уилл, - я чудовище, которое должно умереть...
- Браво, Уилл! - проговорила Натали, - правда, браво!
- На данный момент эта история, полагаю, в рейтинге резко поднимается на первое место, а?! - спросил Брайан, - а вы все же молодец, Уилл, - добавил он внезапно погрустнев.
Дом самоубийц (5 глава)

Дом самоубийц.

Глава пятая.
История Марты.

- А вообще, знаете, дорогой наш миллионер, - заявил вдруг Брайан, - я вам не особо-то верю...
- В каком смысле? - спросил Уилл.
- Да в самом прямом...безнаказанность порождает преступление...а вы рассказываете, как имея в руке пистолет, и обладая возможностью стрелять в кого угодно, вы вдруг взяли и отсекли себе руку?!
- Я вас не понимаю...
- Да смешно все это...за дураков нас держите?
- Вовсе нет...
- А знаете во что я верю?
- Во что же?
- Я верю, что вы все же решились...сначала это была служанка...какая-нибудь несчастная, молоденькая девушка, которая иногда делила с вами ложе...не потому, что хотела этого, а потому что только так она могла сохранить свое место...а вы были порой щедры...дарили ей маленькие женские радости в виде нехитрых украшений...которыми она, однако, стыдилась хвастать перед подругами, ведь те непременно спросили бы откуда они у нее...и ей пришлось бы выдумать некого военного летчика, героя войны, который вернувшись с очередного задания встретил ее однажды на танцах, влюбился без памяти и с тех пор добивается ее руки и прочих мест...как вам такой вариант?
- Продолжайте...мне любопытно...
- Правда, за это вы просили ее делать всякие гадости...сначала это был оральный секс...она краснела, бледнела, давилась...ее даже рвало на персидский ковер в вашем кабинете...но все же она старательно выполняла свою дополнительную рабочую нагрузку...а потом вас застали за этим милым занятием...это была другая служанка...более взрослая, с обвисшей грудью...она вас не интересовала...и потому застукав вас она мгновенно разболтала все другой прислуге...поползли слухи, на девушку начали показывать пальцем, и возможно, однажды какой-то пьяный мужлан полез к ней под юбку, а когда она огрела его по небритой роже, то он выразил крайнее удивление, как это такая вот потаскушка вдруг берет и отказывает этому слащавому деревенщине...все это он и высказал ей...и тогда она пришла домой и повесилась...а когда вы узнали об этом, то пришли в неописуемый восторг...вам с детства хотелось играть чужими судьбами...крушить их, словно, ураган дешевые коттеджи...уверен, что вы долго рассматривали ее тело в морге...особенно вас привлек алый след от петли...такой отчетливый...и конечно же ее обезумевший от ужаса взгляд...тот же самый, который вы уже видели однажды, когда впервые поставили ее перед собой на колени и расстегнули молнию...не поправите меня, а Уилл?!
- Вы бредите...и напились..., - бросил тот, и отвернувшись отошел к камину.
- А я продолжу...потом была та самая служанка с длинным языком...вы заманили ее в одну из комнат, где отвлекли какой-то просьбой, тогда вы напали на нее сзади и задушили шелковым шнуром...она долго дергала ногами...так что ее туфли едва не слетели с них...она даже оцарапала вам руку и в какой-то момент вам показалось, что она вырвется, освободится от удавки и сделает с вами что-то нехорошее...эта крупная, сильная деревенская женщина, привыкшая к домашним побоям мужа...для нее удар крепкой мужской руки давно перестал быть большой неприятностью...и тогда вы навалились на нее всем весом, вцепились в ее голову и со всей силой повернули ее направо...хруст позвонков привел вас в восторг...и она затихла...пот крупными каплями валился с вашего лба на ее остывающее тело...это было круче любого оргазма...даже круче тех наркотиков, которые вы принимали на старших курсах престижного ВУЗа...
- Бред! - выкрикнул Уилл.
- Прекратите сейчас же! - взмолилась Марта.
- О как проняло! - усмехнулся Брайан.
- Я точно ударю вас! - сквозь зубы проговорил Роберт.
- Да бред он несет...сочиняет просто...не берите в голову, - усмехнулся Грегори, - вам бы книжки писать, дорогой Брайан.
- Это не смешно! - проговорила Марта.
- Разумеется нет, но...уж больно подробно он все описал...я это имел в виду...не более...
- Ничего святого у вас нет! - заметила Марта, - моя история проста...я расскажу вам...все как вы и предположили...обычная женская история...мы с мужем познакомились еще в школе...он был первым красавцем...а я? да что я...так обычная девочка-отличница...но он почему-то обратил на меня внимание...мы стали встречаться...я влюбилась в него без памяти...и он...ОН!!! любил меня...после школы поженились...все было прекрасно...мы были счастливы...а потом...
- А потом он ушел, - закончил фразу Брайан и изобразил скуку на лице.
- А потом он заболел, - продолжила Марта, - врачи не могли поставить диагноз...денег на лечение не было...мы оба из небогатых семей...но я бегала по социальным службам, благотворительным организациям...я стучалась во все двери...все безрезультатно...но я не теряла надежды...
Марта вытерла слезы, и продолжила:
- Надежду потерял мой муж...он просто перестал пытаться жить...угасал на глазах...никакие мои попытки поднять ему настроение...доказать, что еще не все потеряно не увенчивались успехом...он становился все бледнее, все более замкнутым...потом перестал есть...и однажды утром проснувшись, я поняла, что сжимаю его ледяную руку...
Она снова вытерла слезы.
- Я понимаю, что вокруг полно другой любви...другой жизни...других интересов и всего-всего прекрасного...но в тот день, когда я похоронила мужа, я похоронила и себя вместе с ним...
- Мне вас очень жаль, - прошептала Грета.
- Ужасная история...вам досталась судьба не из легких, - заметила Натали.
- Дорогая, у меня нет слов, - сказала Джесика.
- Я понимаю, что надо жить...что надо жить через силу...но чтобы жить через силу, надо, чтобы для этого была хоть какая-то причина...а у меня ее нет...все мои мечты были связаны с ним..., - продолжила Марта.
- Жаль, что у вас не было детей, - заметила Натали.
- Я знаю...я знаю...
- Бог оставил и вас тоже, - проговорил Джонни.
- Что-то вы давно не говорили гадостей, - заметил после затянувшейся паузы Грегори, обращаясь к Брайану.
- А вы уже заскучали? Почему бы вам не предположить, что я вовсе не говорю...я просто размышляю вслух...не случалось вам думать всякую дрянь об окружающих?
- Отчего же не случалось...
- Конечно! - оживился Брайан, - только вы свои слова тщательно отфильтровываете...потому, как боитесь последствий ваших слов...а вообразите себе на мгновение, что я просто вслух размышляю...то есть все то, что вы в голове держите...да что там вы...что все в голове держат...все это я произношу...вот так вот откровенно и честно...потому как я не такой лицемер, как остальные...подумал дурное - взял и высказал...и совесть моя чиста...тайн-с у меня на душе никаких нет...и знаете что? очень легко живется...умереть-с трудно...
- И что ни разу вас по роже не огревали за вашу правду? - спросил Роберт.
- Вы, любезнейший, мою историю еще услышите...ежели доживете...а вас, Марта, мне искренне жаль...пусть я и считаю все женские трагические судьбы скучными и между собой схожими...и вообще...мне всех вас...и даже всех нас жаль!
- Спасибо, - проговорила Марта.
- А вы, Уилл, все же что-то нам не договорили...
Дом самоубийц (6 глава)

Дом самоубийц.

Глава шестая.
Забирака.

- А вы вообще знаете, как человек умирает? - спросил вдруг Брайан.
- Будто бы вы знаете?! - усмехнулся Джонни.
- Да ничего особенного, закатывает глаза, задыхается, гадит под себя и вскоре его уже нет..., - ответила Джессика.
- Все именно так! Правда, так да не так! Я был в коме...видел людей вокруг, видел то, что они делали или пытались со мной сделать...все эти врачи, медсестры...дни сменяли ночи...многие считают, что твое тело не слушается, и ты будто бы парализован...но на самом деле ты уже давно покинул это тело...свободно бродишь себе где угодно...но ты невидим и неощущаем для окружающих...они не слышат твоих слов...криков и воплей...тебе не больно...сначала тебе даже весело наблюдать за ними...но затем приходит страх...твое одиночество сваливается на тебя огромной глыбой...и ты уже жаждешь снова вернуться в свое тело, как бы немощно оно не было после всех твоих над ним издевательств...а ведь ты изрядно над собой поработал, раз так уж рвался покинуть этот мир...и когда ужас внутри тебя становится невыносимым - приходит он...человек в сером...он проходит сквозь стены, сквозь людей...иногда его изображение моргает, словно он - голограмма, присланная откуда-то издалека, будто бы он нереален...но он вполне реален...подходит к тебе...ты не видишь его лица под серым капюшоном...и оттого тебе становится еще страшней...и тут в твоей голове звучит вдруг один и тот же вопрос:
- Неужели ты уже и вправду готов умереть?! Вопрос этот звучит, как сомнение...тебе совершенно не хочется давать на него утвердительный ответ потому, что ты боишься что останешься наедине с человеком в сером...и когда ты медлишь с ответом, вдруг раздается шум...сначала еле слышный, затем все отчетливее, все громче, все ближе, все страшнее...и ты вдруг осознаешь, что шум этот издает некое существо, и понимаешь, что оно пришло за тобой...оно хочет забрать тебя с собой в небытие...ты все пристальнее вглядываешься мимо человека в сером туда где находится полу распахнутая дверь твоей палаты...а шум все приближается...и вот ты уже видишь, как в дверном проеме появляется огромная черная, как сама ночь, лапа...но не она пугает тебя...ты боишься того, что появится вслед за ней...ты боишься увидеть морду этого существа...встретиться с ним взглядом...и тогда...
- Что? - спросил Грегори.
- Что же тогда? - прошептала Грета.
- К счастью, я этого не знаю...тогда я вдруг пришел в себя...
- Жутковато как-то..., - усмехнулся Роберт.
- Еще как...
- И все же вы здесь? - спросил Уилл.
- Знаете, даже будучи счастливым, можно вдруг испытывать мгновения полного и непреодолимого несчастья, которые кажутся вечностью...
- Боже мой...неужели скуки ради?! - поинтересовалась Марта.
- О, нет! Но мы еще не добрались до моей истории, дамы и господа...так что, позвольте уж мне повременить с разъяснением..., - заметил Брайан.
- А что же этот человек в сером? - спросила вдруг Натали.
- Простите?
- Ну что он делает в момент появления этого черного существа?
- Ничего не делает...но...мне почувствовалось...сквозь сковавший меня ужас, будто бы человек в сером, до последней секунды, не хочет, чтобы я попался в лапы этой твари...он как будто рад был бы помочь мне, но он не может этого сделать...ему вроде как нельзя вмешиваться...он только лишь задает последний вопрос...
- И когда чувствует в тебе сомнение, а не раскаяние, то выпускает черного зверя из клетки? - усмехнулся Джонни.
- Возможно..., - ответил Брайан.
- Оттого-то он и человек в сером, а не человек в белом, - заметила Марта.
- Что это значит? - спросил Роберт.
- Он - не ангел, - пояснила она, - он - не спаситель! Он только дает шанс одуматься...последний шанс...не уговаривает, не убеждает, не угрожает...он последний светлый луч...но луч этот уже не так ярок...
- Что вы тут развели? - засмеялась Джессика, - это типа фанатская теория о потустороннем мире? Вы нас решили подобными байками обескуражить? Думали, я рвану ломать с воплями дверь?
- А почему вы считаете, что это байки? - неожиданно спросил Уилл.
- Потому, что все это бред собачий, - заметила Натали.
- Почему вы так в этом уверены?! - спросил Уилл.
- А почему вы убеждены в обратном? - прошептала Грета.
- Я тоже его видел..., - ответил Уилл.
- Кого? - спросил Грегори.
- Этого...с черными лапами...
- Да, прекратите же нас пугать, - бросил Роберт, - мы и без того люди познавшие горе и беду...люди с побитыми судьбами...люди многое снесшие и многое испытавшие...а вы напоследок решили нас тут совсем растоптать, своими россказнями?!
- Ну-ну, дорогой Роберт, - прервала его Джессика, - прошу меня простить, но мне очень уж интересна история, которую собирался поведать нам Уилл...если у вас нет желания слушать, то пойдите прогуляетесь по дому...а лично я просто сгораю от любопытства...
- Простите, дорогой Роберт, но дама просит и я не могу отказать, - заметил Уилл, - хотя история и не самая приятная для того, чтобы ее припоминать...
- Извольте, - махнул рукой Роберт и закурил.
- Помню очень отчетливо, что в тот день для мыслей о смерти не было совершенно никаких поводов...в моем доме была вечеринка...веселье было в самом разгаре, когда я вдруг захотел уединиться на балконе своего кабинета...я уселся в кресло и закурил...точно также вальяжно, как вы, дорогой Роберт...возможно, табак ударил мне в голову...или то был хмель...правда, не берусь утверждать, что я употреблял спиртное в тот вечер...однако, я вдруг подумал, а как было бы чудно прямо сейчас умереть?! вот так вот...воздушно, безболезненно, просто улететь куда-то вдаль и очнуться в ином мире...который заставит заново учить свои строгие или не очень правила...
- Давайте, без философствований?! - попросила Натали.
- Не перебивайте его! - бросил Брайан.
- Я постараюсь сократить свой и без того недолгий рассказ, дорогая, - сказал Уилл, и продолжил, - помню, что я посмотрел на ночное небо, и мне вдруг стало очень жалко Создателя...я представил себе, как должно ему быть обидно за свой труд...ведь он, наверняка, искреннейше желает всем нам счастья...а мы столь несовершенны, столь гадки, что творим из своих многообещающих жизней все это, - он многозначительно задрал руки к потолку, - но затем, я почувствовал тот самый счастливый гнев, который способен испытать лишь маленький человек, когда он на мгновение имеет возможность хоть как-то уязвить того, кто многократно сильнее и совершенней его...мне подумалось, что своей смертью, я нанесу Ему рану...что я не так уж и мелок по сравнению в Ним, и стану теперь, на короткий миг, наконец, значимым в Его глазах, которые, как полагал, обращены сейчас всецело на меня...и тогда я возжелал смерти всею своей природой...всем своим существом...и тут я услышал легкий шорох...будто листва под моим балконом зашевелилась...я сидел далеко от перил и не мог видеть происходящего внизу...помню только, что когда я услышал, будто кто-то медленно карабкается по стене вверх прямо ко мне, то я испытал неописуемый ужас...и ужас этот настолько сковал меня, что я боялся пошевелиться...а шорох тем временем приближался и все усиливался...казалось еще мгновение и я увижу поднимающегося по стене прямо перед собой на балконе...и тогда от страха я принялся просить у Него прощения, ругать себя за малодушные мысли и молить о пощаде...и в тут секунду, когда страх мой достиг своего предела и я был на грани безумия, мне показалось будто бы черная когтистая лапа опустилась на перила...не помня себя, я бежал с балкона...одна мысль по дороге к комнатам, где гремело веселье, ужасно пугала меня - я боялся, что комнаты эти окажутся пустыми, и мне придется в одиночку спасаться от этого черного зверя...
- И что же? Комнаты оказались пустыми? - спросил Брайан.
- К моему великому счастью, нет, - усмехнулся Уилл, - гулянка шла полным ходом...правда, выйти покурить на балкон я больше так и не отважился в тот день...и еще несколько последующих недель тоже...
- Вам не могло все это просто почудиться? - спросил Грегори, - может приняли на грудь лишнего? Курнули чего нелегального? Мало ли...
- Отличить сон от яви - вот блаженство, - усмехнулся Джонни.
- Я знаю точно, что именно я слышал и кого именно я видел, - твердо произнес Уилл, - а верить или нет - ваш выбор! Знаете, - он вдруг засмеялся, - я даже дал ему имя...
- Какое же? - прошептала Грета.
- Забирака, - ответил Уилл, - он придет за всеми нами рано или поздно...он придет за всеми нами...поверьте мне...Но, мы отвлеклись, чья теперь очередь рассказать свою история, дамы и господа?!

Дом самоубийц.
7 Глава.

История Натали.

- Вы закончили? – спросила вдруг Натали после небольшой паузы, повисшей после этого странного рассказа.
- Что простите? – не расслышав, уточнил Уилл.
- Вы уже закончили? Ваш рассказ окончен?
- Пожалуй, да, - обескуражено ответил Уилл.
- И не надоело вам нести всякую чушь? Ладно, этот, - и она указала на Брайана, - он – алкоголик, ему многое можно простить в нашем положении! Мало ли чего привидится по пьяному делу…но вы-то?!…Вам вовсе не к лицу вся эта потусторонняя хрень!
- Я не готов ответить вам, к лицу ли мне говорить нечто подобное, однако, я уверяю вас, что не преследую цели напугать, кого бы то ни было…я просто поделился тем, что видел…и поверьте мне, я сам испугался куда больше вашего, когда услышал рассказ Брайана, где он упомянул этого…ну Забираку…
- Забираку?! – усмехнулась Натали, - вы серьезно???
- Неважно, как я его называю, - парировал Уилл, - важно то, что я его видел…тогда мне казалось, что со мной что-то не так…возможно, стресс или какой-то психоз взбодрил мою фантазию и мне почудилась вся эта сцена, но после рассказа Брайана…уверяю вас, Натали, я понимаю, что либо мы оба с ним сошли с ума и нам видятся схожие вещи…либо, простите уж мне эту мысль, но я никак не могу от нее отделаться – этот самый Забирака и вправду существует!
- Прекратите уже, Уилл! – снова усмехнулась Натали, - это уже перестает быть смешным!
- А что вы на него так взъелись, уважаемая?! – бросил Брайан, - мы рассказали то, что видели…не верите – ваше право! Ни один из нас не просит вас в это поверить…мне казалось мы вообще лишь делимся историями…и так как все умолкли и никто не выразил желания продолжить, то я и позволил себе небольшой рассказ на отвлеченную тему…или типа того…Но если это не пришлось вам по нраву, то быть может вы расскажете вашу историю и весь сценарий вечера вернется на круги своя?!
- Извольте, - ответила Натали, - я могу рассказать о себе, раз уж все мы тут разоткровенничались…я, признаться, сперва не хотела ничего о себе рассказывать, так как мои причины – моё личное дело…но, полагаю, с моей стороны было бы нечестным выслушать всех вас, а самой промолчать…хотя кому нужна теперь наша честность…теперь можно рассказать все, что угодно и все ведь вполне может оказаться, как правдой, так и вымыслом…не так ли?!
- Мне почему-то кажется, что вы скажете нам правду, Натали, - заметила Марта.
- Благодарю за доверие, - улыбнувшись произнесла та, - дело в том, что я смертельно больна…не стану посвящать вас во все подробности, но врачи предрекли мне скорую и довольно мучительную смерть…и все они были единодушны и очень убедительны…описывая мои будущие страдания, они были весьма красноречивы и, признаюсь, я испугалась…я очень сильно боюсь того, что они мне предрекли…Передо мной встал выбор: больничная палата, либо недолгое, но быть может яркое дожитие…и я предпочла второе…
Она на мгновение замолчала. Брайан снова налил себе выпить. Роберт закурил.
- Но вскоре появилась боль…она становилась нестерпимой и я поняла, что пришло время уйти…но уйти на моих условиях и по моим правилам…эта была моя маленькая месть жизни…и быть может тем высшим силам, которые так со мной поступили, одарив этим чудным заболеванием…Возможно, кому-то из вас любопытно, что же скрывается подо всеми этими бинтами на моем лице?! – продолжила Натали, - дело в том, что, решив убить себя, я сначала очень испугалась этого шага…того, что будет перед самой смертью…и того, что будет после нее…и чтобы не оставить себе выбора, чтобы удавить собственными руками всю свою жажду жизни, чтобы найти компромисс с инстинктом самосохранения… я взяла два утюга, врубила их на полную мощность и сожгла свое лицо на хрен!!!…говорят, красивая женщина умирает дважды…а я была вполне себе ничего…и теперь мне уже нечего терять…хотя мне всего-то 25 лет…
- Дорогая, - начал было Уилл, но Натали перебила его.
- Мне всего 25, - сказала она, - но 26 мне уже никогда не будет…я это знаю…и знаете что? Я вполне довольна! Я этому рада! Никто более не увидит ни муки на моем лице, ни само мое лицо…по крайней мере до моей смерти…Как чудно, когда тебя хоть что-то еще радует, не так ли?!
Никто не ответил ей. Все лишь глядели на нее с нескрываемым сочувствием, кроме Брайана, который сделав большой глоток виски, спросил:
- Отчего же вы жгли свое лицо? Если уж желали обезобразить себя, лишить красоты, то неужели не лучшим выходом было бы наслаждаться всей этой вкуснейшей едой, которую вы, девушки обычно не жалуете, так как она безобразно полнит? Стать до омерзения жирной, но зато впервые в жизни получить от еды неописуемое удовольствие – это ли не выход?! Так сказать, гульнуть напоследок?!
- Да-да! – усмехнулась Натали, - Или метнуться в кругосветное путешествие…повидать напоследок мир…А может посетить все до боли родные, любимые места, те самые, в которых каждому человеку всегда хочется предаваться воспоминаниям и, непременно, всплакнуть, оставшись наедине…
- Тоже вполне себе вариант, - улыбнулся Уилл, - почему бы нет?!
- Боюсь, после подобных развлечений, желание жить воспылало бы во мне ярким огнем, тогда как теперь мне и искры много…
- Мне очень вас жаль, Натали, - прошептала Грета, - ваша история очень печальна…
- Обычная история, - бросила та, - не хуже и не лучше других…у меня, как и многих, просто нет выбора…
- Выбор есть всегда, - заметила Марта.
- Да?! И какой же вы предлагаете мне?! – спросила Натали.
- А вот представьте себе такой пируэт, любезнейшая, - проговорил Брайан, - вы тут себе вены вскрываете, вместо того, чтобы лежать в теплой постели в одной из больниц…и вдруг, буквально, на следующий день…или даже в этот же самый момент, как только ваше сердце перестает биться, какой-то китайский ученый изобретает совершенно революционный метод лечения вашей болезни…так что прямо вот одной пилюлей исцеляется…как вам такой поворот?!
- Все может быть, - задумавшись, ответила Натали, - но теперь, я об этом уже никогда не узнаю, не так ли?!
- Теперь не узнаете, - ответил Брайан.
- Это было бы совсем скверно, - заметил Роберт.
- Это была бы, довольно, жестокая ирония судьбы, - заметил Джонни.
- Но и так случается иногда, - подчеркнул Грегори.
- Ну, так что?! Не передумали?! – усмехнулся Брайан, - может, поднажмем-таки на входные двери? Может случиться, что нас не так уж и крепко здесь заточили, а?!
- А почему вы, все время смеетесь? – спросила Джессика.
- Я? – усмехнулся Брайан.
- Да, вы!
- Ну, хотя бы, потому что не хочу утонуть в слезах, ведь тут что ни история, сплошь драмы! А мне, признаться, сегодня отчаянно не хочется грустить! Хотя мне, разумеется, всех вас, да и себя тоже, очень даже жаль…Все мы, чем-то этой жизни не приглянулись и судьбы наши незавидны…правда, меня несколько смутили рассказы наших дорогих писателя и пианиста…а рассказ Уилла и вовсе меня шокировал…И есть ли в них правда?! Но да кто я есть, чтобы судить вас, дорогие мои товарищи по несчастью…выбрать смерть – личное дело каждого! И вообще, глядя на меня, увидьте душевнобольного или морального урода, кого угодно, только не нормального человека! Уверяю вас, дамы и господа, вам сразу станет легче со мной общаться! Заметьте, я не сказал, что вам будет легче меня понять…не думаю, что все мы здесь способны понять друг друга в той степени, как нам хотелось бы понимать друг друга и быть друг другом понятыми…
- Если кто здесь и урод, то это я, - проговорил вдруг Роберт.

Дом самоубийц.
8 Глава.

История Роберта.

- Полагаю, вы решили поделиться с нами своей историей, дорогой Роберт? – спросил Брайан, - и правильно, нечего затягивать…я вот решил быть последним, так уже и ругаю себя за эту свою затею…последнего всегда все особенно пристально разглядывают и с особым вниманием слушают…так что, полагаю, вы как раз вовремя решились…
- Замолчите уже! – бросила Джессика.
- Какой вы ужасный человек, - проговорила Натали.
- У меня была жена и маленькая дочь, первоклассница - начал Роберт, и все замолчали, - отношения с женой были самыми обыкновенными, наверное, как и во всех семьях: взлеты и падения, и опять по новой…бывали моменты, что и о разводе подумывали…а затем мирились и снова: любовь, страсть…дочка очень на жену похожа…такая же белокурая, голубоглазая, улыбчивая…очень веселая девочка…и такая, знаете, беспроблемная…не припомню ни одного момента, когда бы с ней сложно было…училась хорошо, не баловалась, слушалась…учителя ее хвалили…в общем лучик солнца в этой непростой жизни…я домой, как на крыльях после работы летал…
Он сделал паузу, и всплакнул.
- Помню в тот день, я впервые по-настоящему почувствовал себя счастливым, - продолжил Роберт, - почему-то задумался об этом на работе…сидел в кабинете, смотрел на их фото и улыбался, как идиот…не знаю почему, но только в тот день до меня это дошло…вечером мы собрались в кино…какой-то семейный фильм, но сеанс был довольно поздно…жена была против…сказала, что дочке не стоит смотреть кино в столько позднее время…но мы уговорили ее...в общем купили билеты…
Он снова замолчал, потянулся за бутылкой виски, налил себе и залпом выпил.
- Приехав домой, я увидел, что мои красавицы готовят яблочный пирог…дочка вся в муке, рот до ушей…жена, конечно, хмурилась…но, увидев меня, обе заулыбались и бросились в мои объятия…в тот вечер я в последний раз обнимал их живыми…
- Боже, - неожиданно проговорила Марта и, смутившись своего порыва, добавила, - простите, пожалуйста…
- На улице начался ливень…буквально перед отъездом и жена, словно предчувствуя неладное, принялась меня отговаривать ехать в кино…но я знал, что дочка очень хотела посмотреть этот фильм, а я уже обещал ей это…в общем, я убедил жену, что надо ехать…и скрепя сердце она согласилась…мы сели в машину и поехали в центр города…улицы были почти пустыми: машин мало, какие-то редкие прохожие возвращались домой, укрывшись под зонтами…путь был совсем простым…всего несколько поворотов, а так, в основном, все время по прямой…жена с дочкой сели на заднее сиденье и что-то весело полушепотом обсуждали…видимо, приготовили мне какой-то сюрприз…в какой-то момент, они особенно громко засмеялись, и я поглядел назад…
Роберт снова всплакнул.
- Не знаю, что попалось мне под колеса, но машина потеряла управления, угодила на тротуар и врезалась в дерево…Жена с дочкой погибли мгновенно…а меня…меня спасла подушка безопасности…Я вытащил их из машины и…понял, что они обе мертвы…тогда я достал из багажника трос и попытался повеситься…еще мгновение назад рядом не было ни души, а тут набежали, и не дали мне удавиться…не помню, что они мне говорили, что кричали…помню только что какой-то человек стучал меня ладонями по щекам…не знаю чего он пытался добиться…но, наверное, так надо было делать…я вырывался, но безуспешно…кажется я даже ударил кого-то по лицу…
Он замолчал.
- Это все! – с трудом произнес он.
- Какая страшная история, Роберт, - заметила Натали.
- Это не то слово, - сказала Джессика.
- Знаете, Роберт, я верю, что вы встретите их на том свете, - проговорила Марта, - как и я своего любимого мужа…
- Мне вас очень жаль, - прошептала Грета.
- А я, признаться, даже не могу себе подобного представить, - сказал Уилл.
- А этого себе и нельзя представить, если не пережил подобного, - заметил Джонни.
- Одно дело лишиться семьи или бросить ее, но совсем другое видеть гибель родных, - проговорил Грегори, - примите мои соболезнования…хотя, что все эти пышные слова теперь могут значить?!
- Ровным счетом ничего, дорогой Грегори, - ответил Брайан, - лично я уже давно убедился, что нет ничего более пустого, чем слова! Не бесполезного, а пустого…что они есть, что их нет – все одно!
- Почему вы так говорите? – прошипела Грета, - а как же слова поддержки или той же похвалы?
- Я человек не творческий, и до похвалы мне дела нет, - ответил Брайан, - а что касается слов поддержки, то, признаться, я и не знаю, что это такое…меня никто и никогда не поддерживал…да и, честно говоря, не припомню, чтобы меня кто-то когда-то хвалил…по крайней мере искренне…от души, так сказать…да еще такими словами, чтоб меня тронуло, чтоб я проникся…оттого и во мне видимо душевности мало…один сарказм…
- В таком случае, вас тоже полагается пожалеть, - заметил Джонни.
- И еще как! – проговорил Грегори.
- Полагается? Какое казенное слово, - усмехнулся Брайан, - это все равно, что сказать: Дорогая, сегодня мне полагается вас трахнуть! Не то чтобы я хотел, но уж так надо! Не то чтобы я был убежден, что это необходимо, но люди говорят, что так принято! Стало быть, будьте любезны! И я буду…любезен! Если у меня получится!
- Какой вы вредный человек, - заметила Натали.
- Напоминаю, душевнобольной или моральный урод! – напомнил Брайан, - или так, или так! А вы, Роберт, вовсе не урод! Просто судьба такая…знаете, страшное роковое стечение обстоятельств! Ужасно это признавать, но так случается…
- Простите ему его неловкие слова, Роберт, - попросила Марта, - он немного и вправду не в себе.
- Я понимаю, - ответил тот.
- Вот! – воскликнул Брайан, - спасибо вам, Марта! Вы совершенно верно заметили! Я и вправду не в себе! Не умею правильно общаться…не умею верно подобрать слова…все, что не ляпну – всегда неуместно! Так, что заранее прошу у всех прощения…потому как, непременно, что-нибудь гадкое еще ляпну…и, скорее всего, не раз!
- Лично я от себя вам все ваши слова заранее прощаю, - ответил Уилл, - потому, как я в вас вижу какую-то внутреннюю боль, которая все никак выхода не найдет…и за боль эту я и хочу вам все слова ваши заранее простить…
- А вы весьма любезны для очень богатого человека, дорогой Уилл, - усмехнулся Брайан, - признаться, не знай я вашу историю, то принял бы вас за дворецкого, но никак не за хозяина жизни…
- Принимайте! И я вам это заранее прощаю!

Дом самоубийц.
9 Глава.

История Греты.

- А быть может, вас просто не за что было хвалить? Вот и не хвалили! – заметила Джессика.
- Полагаю, каждого человека, хотя бы раз в жизни есть за что похвалить, дорогая Джессика! – парировал Брайан.
- Вы правы! – согласился Джонни, - не бывает же абсолютно плохих людей! Каждый, даже самый гадкий человек, непременно, совершает и хорошие поступки…более того, он всегда хоть кого-то, но любит…хоть о ком-то кроме себя но заботится…иначе для чего вся эта жизнь??? Для сплошного эгоистического, повернутого только на самом себе счастья??? Тогда это какой-то бесконечный онанизм получается…простите мне мой комментарий, конечно…
- А мне вообще нравится наш Брайан! – проговорил вдруг Уилл, - я почему-то сразу вижу в нем крепко раненого человека…этим от него за версту несет…А потом не забывайте – он здесь! А это тоже извините, в своем роде поступок! И он немалой решимости требует!
- Если, конечно, не совершить его по пьяни! – сказала Натали.
- Ну что вы всё об этом?! – возмутился Грегори, - я, например, тоже люблю выпить…я вообще к людям, оградившим себя ото всего эдакого брезгливым воздержанием, отношусь с некоторым недоверием…да, случаются там всякие медицинские противопоказания и прочие вещи, но…не любить вина??? Это уж простите…
- И еще у Брайана глаза очень добрые и грустные, - заметила вдруг Марта.
Все поглядели на нее.
- Вот видите, дамы и господа! – усмехнулся Брайан, - глаза у меня добрые и к тому еще и грустные! И это вам говорит весьма себе верующая и богобоязненная дама! Так что прошу запомнить, с этой минуты я ненормальный с добрыми и грустными глазами! Вот так вот! Благодарю вас, Марта, вы милы!
Возникла пауза.
- Выпейте виски, Натали, на вас лица нет! – сказал вдруг Брайан и засмеялся.
- Заткнитесь, молодой человек! – крикнул Роберт, поднимаясь из кресла, - нет, я правда, сейчас вам врежу!
- Нет, ну а что??? Весьма себе веселый каламбур, разве не та??? – продолжил смеяться Брайан, - я, конечно, извиняюсь, но раз уж мы все решили тут немного сдохнуть, то не все ли равно, как мы выглядим???
- Это уже грубо, - заметил Уилл.
- Нет-нет, дорогой мой! Вы, кажется, обещали мне все-все прощать! – заметил Брайан, - так что уж держите свое слово!
- Я была оперной певицей, - прошептала вдруг Грета.
- О! А тут уже и новая история! – усмехнулся Брайан, - погодите секунду, милочка, я налью себе еще виски и, присяду поудобней, тогда и продолжите! Все! Налил и присел, теперь говорите, я готов слушать!
- Я была оперной певицей, - повторила Грета, а затем продолжила, - выступала по всему миру…была, без преувеличения сказать, звездой оперной сцены…
- А! Теперь я вас узнал, дорогая Грета, - воскликнул Уилл, - простите, что перебиваю, но мне ваше лицо сразу показалось знакомым. Я слышал ваше исполнение в опере «Турандот». Вы блестательны!
- Благодарю вас, но уже, как вы слышите, нет, - прошептала Грета, - получила блестящее оперное образование, сразу же после обучения стала примой в «Метрополитен-опера», исполняла все ведущие партии…хорошо вышла замуж…муж также оперный певец - баритон…рожать детей не спешила, все цеплялась за свою карьеру, которая шла в гору…словом, я была счастлива…
Она сделала паузу и тяжело вздохнула, поправив бинты на шее.
- О конкуренции я тогда совсем не думала, - продолжила она свой рассказ, - изредка появлялись новые, молоденькие певицы, которые пытались претендовать на мои роли, но руководитель труппы всегда отдавал предпочтение мне…и уверяю вас, дело было в моем голосе, а не в том, о чем вы могли бы подумать…
- Я слышал вас, дорогая Грета, - подтвердил Уилл, - и убежден, что так и было!
- Благодарю вас, - ответила Грета, - а потом появилась она…Ирма! Я никогда не держала дистанцию с остальной труппой…со всеми была приветлива, дружелюбна…давала советы, если видела, что кто-то в них нуждался…даже помогала некоторым своим знакомым получать более важные роли в постановках…но без особого ущерба для других…иными словами, я старалась ничем не вызывать в людях враждебность…всегда была открытой…
Она снова замолчала.
- Налейте мне, пожалуйста, воды, - попросила она у Роберта.
- Конечно, вот держите, - сказал Роберт, протягивая ей бокал с водой.
- Благодарю вас! – она сделала несколько глотков, после чего продолжила, - Ирма была очень одаренной певицей…к тому же она очень трудолюбива…я была уверена, что рано или поздно именно она займет мое место…но я не знала, что этот момент настанет так скоро…Однажды мы давали «Гретту Скакки»…успех был ошеломительный…зал, кажется, целый час аплодировал нам стоя…после выступления, я вошла в свою гримерку…там меня уже ждала бутылка вина…я всегда любила выпить вина после выступления…мой муж в тот раз не выступал вместе со всеми…он простудил горло и лишь зашел ко мне, чтобы поздравить…я попросила его открыть вино, что он и сделал…но пить отказался и вообще сразу куда-то заспешил…меня это немного удивило…но в общем он ушел…я налила себе бокал вина…и сделал большой глоток…
Она снова умолкла. Отпила еще несколько глотков воды.
- Уксус сжег мое горло…я едва не погибла…врачи с трудом вернули меня с того света…разумеется, ни о каком пении речи быть уже не могло…Но самое интересное, что через месяц мой муж ушел к той самой Ирме, которая после моего ухода, заняла мое место…Она полностью заменила меня!
- Вот сучка! – бросила Джессика.
- Так кто же в итоге налил вам уксус в вино??? – осторожно спросила Марта.
- Да какая теперь разница? – ответила Грета.
- Хорош муженек! – усмехнулся Джонни.
- Надеюсь, вы подали на него в суд? – спросил Уилл.
- А зачем? Что это изменило бы? – спросила Грета, - ну сел бы он в тюрьму…ну разрушила бы я и его жизнь тоже…ну были бы уже две разрушенные жизни…кому это нужно???
- Ну как же? Неужели оставлять этого подонка безнаказанным? – возмутился Грегори.
- Беззубость наша и влечет к себе все наши беды, - заметил Брайан, - не так надо эти ситуации проживать, не так…
- Возможно, я научусь жить правильнее в будущей жизни, - парировала Грета, - но в этой мне никогда и ничего не хотелось разрушать…я не была для этого ни рождена, ни готова…
- Еще как готовы, - не согласился Брайан, - вы непременно разрушите, но не то, что требовалось бы разрушить…
- Что же?
- Себя!

Дом самоубийц.
10 Глава.

История Джессики.

- Разрушить себя в данной ситуации, пожалуй, достойнее, чем покарать виновных, - прошептала Грета.
- Верно, вы, говорите, Грета, - согласилась Марта, - их Господь сам накажет!
- Простить достойнее, но уж больно это непросто! – заметил Роберт, - вы меня, признаюсь, удивили своей добротой!
- Да, я возможно и не так добра, как вам кажется, милый Роберт, - ответила Грета, - у меня эта моя неместь скорее от равнодушия и опустошенности душевной вдруг сложилась…у меня земля из под ног ушла…в голове все смешалось и нет мысли ни одной цельной…не до мести мне…все как-то вдруг кончилось в этой жизни…и счастье, и любовь, и пение, и овации, да много чего еще в одну секунду испарилось…я и опомниться никак не могу…
- Может вам и не место здесь среди покойников? – спросила вдруг Натали.
- Да и не живу уже, - ответила Грета, - так где же мне по вашему место, как ни на кладбище?!
- Ну все ведь могло бы и наладиться? – спросила Джессика, - ну в смысле, хрен с ним с этим мужем, срать на эту гребанную Ирму…Бог им судья…но ведь можно было бы найти себя в чем-то еще, разве нет?
- Найти себя…, - проговорила Грета, - что может быть сложнее…
- Это и вправду очень трудно! – заметил Грегори, - у меня вот не получилось…
- Немногим это удается…, - согласился Джонни, - ну а если кому и удается, то уж, полагаю, это настоящие счастливчики!
- Простите меня, Грета, - проговорила вдруг Джессика, - это я так…просто поинтересовалась…у меня и у самой с этим плохо…я работала в одной юридической фирме…часто приходилось задерживаться допоздна…стол завален бумагами до потолка…начальник, который больше уделял внимание своей секретарше, чем работе…словом, все как всегда – работа держалась на небольшом количестве трудоголиков, которые мечтали стать профессионалами, не подозревая о том, что они ими уже являются…
Она закурила.
- Однажды ночью я возвращалась домой…припарковала машину на подземной стоянке, и уже подходила к лифту, когда сзади на меня вдруг напал какой-то мужик…он зажал мне рукою рот, перегнул меня через капот какой-то машины и задрав юбку, овладел мной…он был так силен, что я ничего не могла сделать…помню только, что я укусила его за ладонь…но он так и не отпустил моего рта, пока не закончил свое дело…После этого он схватил меня за волосы и ударил мою голову о капот с такой силой, что я потеряла сознание…
Она немного помолчала.
- Помню это чувство ужасного страха, когда с одной стороны ты прекрасно понимаешь, что надо вырываться, спасаться, делать все что угодно…а с другой, ты боишься пошевелиться…боишься усугубить ситуацию…боишься, что он не ограничится тем, что уже делает с тобой…боишься, что он изуродует тебя, искалечит, убьет, наконец…
Она прикурила новую сигарету.
- Вскоре я поняла, что беременна…мне плевать, что многие люди думают об абортах, но я не желала этого… ребенка! И потому я не решалась на аборт, не раздумывала, не сомневалась, не ломала себе голову, я была уверена, мать вашу, что сделаю его! И ни одна мразь не помешает мне сделать этого…Я избавилась от плода…но аборт прошел с осложнениями…и врач объявил мне, что я не смогу больше иметь детей…Эта новость меня, конечно, добила…но самым ужасным был не проходящий страх…я стала бояться спать по ночам, стала бояться темноты, бояться подземных парковок…в каждой мужской роже мне виделся «он»…я пыталась сменить место жительства, место работы, но страх никуда не исчезал…а если время и лечит, то, мать его, очень уж медленно…Резюме: детей не будет, с работы ушла, да еще и, вероятно, не себе…у меня было два пути: либо в психушку, либо в стенд-ап комики…но это не мое…я изобрела свой третий путь…и вот я здесь…
- Вы не пытались искать этого гада? – спросил Джонни.
- Отчего же? Я подала заявление, - ответила Джессика, - но каким-то чудом, все камеры на стоянке были в ту ночь отключены…еще в ночь до этого они работали…более того, мать их, они работали и в ночь после моего изнасилования…но в тут, роковую ночь какой-то гребанный мудак вырубил их…как оказалось, велись какие-то ремонтные работы…словом, мне не поперло!
- Какая ужасная история, - заметила Марта.
- Прекращайте уже, а?! – бросила Натали, - тут все истории такие! Если вы забыли, то я напомню: вы находитесь в обществе будущих самоубийц! Так что все что вы здесь можете услышать будет весьма депрессивно, грустно, ужасно и печально…поэтому, прошу, избавьте, нас от своих постоянных всхлипываний!
- Не трогайте ее! – сказал вдруг Роберт, - хотя бы в последние наши дни или часы позвольте всем нам быть такими, какие мы есть, и не спрашивать ни у кого на это разрешения!
- Хорошо-хорошо! – развела руками Натали, - как угодно! Продолжайте всхлипывать, дорогая! Не обижайтесь нам мои слова, и не обращайте на них внимания! Кажется, здесь не один только Брайан не в себе, я тоже несколько тронулась умом…
- Мы все здесь не в себе, раз решили убить себя, тогда как большинство людей так жаждут жить! – усмехнулся Грегори.
- Согрешить боятся, милый Грегори! – засмеялся Брайан, - вот и все! Наказания побаиваются! Нет тут никакой особой жажды жизни! А если ты всех их завтра сумеешь наверное убедить, что ничегошеньки им за самоубийство скверного не светит, и что лишь переродятся они снова человеками в новой жизни, быть может, даже в более счастливой, так ой какой suicide-бум начнется…только успевай могилки копать…Это уж я тебе наверно говорю!
- А я с вами, дорогой Брайан, соглашусь! – улыбнулся Уилл, - совсем нас заповеди с ума свели и части воли лишили…я человек маловерный и, стало быть, мне тему эту трогать позволительно…и я скажу, что не вижу в самоубийстве особенного прегрешения…ведь разве же не должен быть человек счастлив?!
- Я думаю, человек создан, чтобы для чего-то развиваться, - прошептала Грета, - я не могу ответить для чего именно, но если смотреть на жизнь, как на стремление достичь и зафиксировать счастье и быть счастливым вечно…то это…
- Похоже на онанизм, как заметил уже наш прекрасный друг, - засмеялся Брайан, - не бывает вечного счастья…раз уж вы его с онанизмом сравнили, так простите, после каждого оргазма идет период полного к этому самому процессу равнодушия…и даже некоторой апатии…и в этот момент ты бываешь не очень-то и счастлив! Хотя, кто как! А говоря о цели жизни…полагаю, что ее никто не знает…каждый свой путь по мере сил выбирает свой…и счастлив тот, кто, будучи полностью честен с собой, выбирает тот путь, который ему по силам…
- И вот все мы здесь, - заметил Роберт.
- И уже никуда отсюда не выйдем, - подытожила Марта.

Дом самоубийц.
11 Глава.

История Брайана.

- Не бойтесь, дамы и господа, у меня есть ключи, - объявил вдруг Брайан.
И все поглядели на него.
- Да шучу-шучу! – засмеялся он, - эх, видели бы вы свои рожи! А жить-то хочется, а?! Не бойтесь, все идет по вашим планам – никуда нас не выпустят и можете смело вскрывать себе вены, вешаться, напиваться таблетками и делать все что угодно…но! Только с самими собой!
- Какой вы ужасный человек! – прошептала Грета.
- О да!
- Вы еще свою историю нам не поведали! – заметила Натали, - все подсмеиваетесь надо всеми, ну да теперь наш черед посмеяться…извольте, дорогой наш ненормальный алкоголик с добрыми и грустными глазами!
- Вы запомнили? Как мило с вашей стороны! – усмехнулся Брайан.
- Не тяните! – бросил Роберт.
- А вот возьму и не расскажу! – засмеялся Брайан, - что вы на это скажете? Вот взял я и передумал! Нет-нет, вернее так – напился и не в состоянии уже рассказывать историй…
- Вот спорю, что ничего особенно с вами не стряслось, - усмехнулась Джессика, - пил-пил и вдруг острых ощущений захотелось! Вот и все!
- Зачем вы так? – спросил Уилл у Джессики, - это теперь уже с вашей стороны неуважительно!
- Провоцирует она меня! Это у нас такие с ней ролевые игры, дорогой Уилл, - усмехнулся Брайан.
- Ну так расскажите! – сказала Натали.
- Право это будет нехорошо, если вы не расскажите, - заметил Грегори.
- Я признаться не фанат тех моментов, когда вы что-то произносите, но думаю, все же, будет справедливо, если и вы поделитесь болью, - сказал Роберт.
- Расскажите нам свою историю, - попросила Грета.
- Вы же, по сути, хороший человек, - сказала Марта.
- Давайте уже, дружище, поведайте нам о нелегкой своей судьбе! Мы же все перед вами самое сокровенное обнажили, так что же вы? – произнес Джонни.
- Не робейте! Смелей! – усмехнулась Натали.
Брайан сделал глоток виски. Немного помолчал и с улыбкой начал:
- Мой папа был азартным игроком в покер…надо сказать, по большей части ему везло…он, довольно, часто выигрывал…и семью обеспечивал неплохо…моя мама не разделяла эту его страсть…но, будучи воспитанной в том духе, что жена не должна перечить мужу, она молчала и, возможно, это еще молчание и привело в конечном счете к роковой развязке…
Он снова отхлебнул виски.
- Ни одна удача не длится вечно…и однажды сделав крупную ставку он проиграл…и ладно бы проиграл…полбеды…но он проиграл чужие деньги…и задолжал не тем людям, кому следует быть должным и не иметь возможности вернуть долг…они приперли его к стенке…один из «не тех» людей предложил ему выход – позволить пустить мою мать «по кругу» на глазах моего отца…Насколько я понимаю, отец был очень напуган и, наверное, потому он согласился…
Брайан закурил.
- В общем, в назначенный день «не те» люди должны были явиться к нам в дом и, устроить оргию с моей мамой…на глазах моего отца…Я не знаю, о чем думал мой отец…не могу, даже представить себе, что творилось в его голове…но он рассказал об этом моей матери…Мы жили на ферме, на отшибе, и в тот день, мой отец отослал меня на велосипеде в соседний город за какими-то покупками…дорога неблизкая…словом, он был уверен, что часа три меня точно не будет дома…Когда «не те» люди приехали и вошли в дом, отец с матерью открыли по ним огонь из пистолетов…как я понял, троих они убили сразу, пока еще никто не успел опомниться…но их было пятеро…и они тоже выхватили пистолеты…среди них был один особенно хороший стрелок…Маркус…до сих пор помню его имя…эдакий ковбой, плохой парень из фильмов…невысокий, худощавый, но необыкновенно быстрый…я думаю, именно он ранил моих родителей…отец, правда, успел ранить еще одного из «не тех» людей, но не Маркуса…
Брайан налил себе новую порцию виски и, сделал глоток.
- Маркус всадил в отца еще несколько пуль…а затем принялся «забирать свой долг», пока еще мой отец был жив…В тот день, сосед, мистер Джонсон, тоже поехал в город за покупками на своем пикапе…поравнявшись со мной, он предложил мне подвести меня до города и потом обратно…мы бросили велик в багажник и уже через четверть часа были в городе…иными словами, я вернулся гораздо раньше, чем рассчитывал отец…подъезжая к дому на своем велосипеде…я услышал выстрелы…я знал где отец хранит свои винтовки и я точно знал, что в сарае спрятан дробовик…патроны были там же…я зарядил его и тихонько подкрался к дому…Маркус уже «получил свою плату» и я видел, как он вспорол живот моей матери…затем подошел в отцу и сделал с ним тоже самое…Я уже горел желание ворваться в дом и разрядить в него дробовик, но я знал, что входная дверь скрипит…и мне пришлось обойти дом и зайти через задний ход…бесшумно я прокрался в залитую кровью и заваленную телами комнату…Маркус стоял ко мне спиной и что-то говорил отцу…я не могу припомнить его слов…стук моего сердца заглушал все посторонние звуки…и вдруг, раненый подельник Маркуса, лежащий на полу, увидел меня…я понял, что настал тот самый момент, и я выстрелил Маркусу в спину…он рухнул на живот…я подошел к нему и выстрелил еще раз…кусок тела отлетел в сторону…кажется, это была его права почка…потом я добил его подельника…а после еще раз подошел к Маркусу и отстрелил ему башку…его мозги разлетелись во всей комнате…
Брайан немного помолчал, глядя перед собой в бокал, после чего продолжил:
- Не смотря на вспоротый живот, мой отец нашел в себе силы подползти к матери…обнять ее…когда я подошел, я понял, что они уже умирают…ближайшая больница далеко…и врачи не успеют…
- Брайан, Брайан, Брайан…шептала моя мать…Брайан, помоги нам, сынок…проговорил мой отец…и я вдруг испугался, что я и вправду смогу это сделать…через мгновение я понял, что точно смогу это сделать…я понял, что я меня нет выбора…что они ужасно страдают…что боль невыносима…и что мой долг - …
Брайан вытер слезы.
- Что не тянуть, скажу лишь…еще два выстрела прозвучали в нашем доме…
Гробовая тишина повисла в зале.
- А потом я впервые в жизни нажрался, - истерично захихикал Брайан.
- Я беру свои слова назад, Брайан, - проговорила вдруг Джессика.
- Я тоже приношу вам свои…извинения, - сказала Натали.
- Какая страшная история, - робко произнесла Марта, - мне вас очень жаль!
- Дело не в том, что я не могу себе простить эти выстрелы, - продолжил Брайан, - дело в том, что я ненавижу судьбу за то, что она поставила меня перед этим выбором…я не признаю такую судьбу человеческой…не такие решения люди должны быть вынуждены принимать…не перед таким выбором стоять…это бесчеловечно! Это ничему научить не может! И уж не знаю, кто писал сценарий моей судьбы, но он явно заманивал меня в этот дом…и у него все получилось…Я сдаюсь, я здесь!
- Мне право уже как-то даже неловко, после всего услышанного, - сказал Грегори.
- Не беспокойтесь, Грегори, я чувствую подобное после каждой рассказанной истории, - проговорил Джонни.
- Не стоит, господа, - ответил Брайан, - я глубоко убежден, что каждый человек имеет свои причины недолюбливать и даже ненавидеть свою жизнь…и можно сколько угодно описывать насколько она прекрасна, но когда цветы вянут, солнце заходит, и умирают близкие нам люди…мы всегда остаемся наедине с собой…а там уж нам никуда от собственных несчастий не деться…и их никаким виски не запьешь…это уж я вам точно говорю!
Он замолчал, и вдруг хитро улыбнувшись, проговорил:
- Хотя быть может, я всё это выдумал?! И мои папа с мамой живы и здоровы…у них все прекрасно…может быть, я просто нелюбимый сын своих родителей…знаете, бывают такие – ненужные дети…причина их ненужности разнообразна…кто-то родился не во время…кто-то не таким, каким его намечтали себе родители…а бывает, что ребенок тебе просто мешает…он все время попадается тебе на глаза…его нужно, то покормить, то отвезти в школу, то забрать оттуда…а случается он еще и неподобающе себя ведет…и, Боже! Какой же он шумный и шкодливый!!! Может быть, я именно таков…меня не любили, не хвалили, не жалели, а только ругали, избивали…или же нет…они поступали куда хуже: они меня игнорировали…я мог делать все что мне заблагорассудится…вот – всё! Абсолютно всё! Но они лишь глядели на меня, как на пустое место…будто бы и не на меня вовсе…а куда-то сквозь меня…словно я был стеклянным…
- Так, какая же история – правда?! – спросила вдруг Марта.
Брайан захохотал.
- Да никакая, дорогие мои! я просто алкоголик. И мне просто наскучила жизнь. Вот и всё! Поверьте мне, так случается…Вот просто всё достало! Заебло! Понимаете?!
- Да вам, знаете, просто книжки писать! – усмехнулся Грегори.
- Вот уж точно! Грегори, позаимствуйте у парня парочку сюжетов, - захохотал Джонни.
- Вы нас здорово разыграли, - улыбнулся Уилл.
- А я уже и, правда, поверила вам, негодник вы едакий, - прыснула смехом Марта.
- А я так и знала! – бросила Натали.
- Я тоже была уверена, что тут ничего нет абсолютно! – сказала Джессика, - какой драмы, никакой трагедии, никакой истории вообще…
- Какой вы смешной человек, - прошептала Грета.
- Даже меня рассмешили, - заулыбался Роберт.
Все смеялись.
- А вообще, знаете, жизнь-то налаживается, - проговорил Брайан, - приятное общество, хорошее спиртное, знатный ужин…я вот сейчас выпью еще бокальчик и пожалуй все же пойду и попытаюсь открыть входную дверь!
- Да выбьем мы эту дверь, не переживайте! – засмеялся Роберт, - если что я просто одолжу вам свою голову! Ею и вышибите!
- Зачем нам ваша голова, дорогой Роберт? Чем вы потом будете есть? – заметил Джонни, - у нас же имеется чудный рояль!
- Да-да! И потом…нас же девять человек…целых девять человек! – воскликнул Грегори, - да какая дверь выдержит такое давление???
- Металлическая полагаю, - спокойно проговорил Уилл, - хотя я, признаться, не большой специалист по дверям…
- Решено! Допиваю бокал и…, - сказал Брайан, и демонстративно выпил бокал, после чего вскочил на ноги и уже сделал шаг по направлению к двери, как вдруг…

Дом самоубийц.
12 Глава.

Концовка.

На сцену выходит уборщица.
- Нет, ну у вас совесть вообще есть??? – выкрикивает она, - все репетируют и репетируют, а я когда сцену-то убирать буду???
- Зинаида Петровна, - говорит «Брайан», - у нас через неделю спектакль, а мы еще не все тексты выучили!
- Ничего не знаю!
- Зинаида Петровна, ну миленькая, еще 5 минуточек! - упрашивает «Марта».
- Так, говны собачьи, освобождаем сцену!
- Ну, Зинаида Петровна!!! – все хором, - пожалуйста!
- Я с вами шутки шучу что ли??? Я здесь тридцать лет уже работаю…меня сам худрук слушается, а вы еще мне тут будете…
Начинает мыть пол на сцене шваброй.
- Эх, ладно, завтра продолжим…, - говорит уже нормальным голосом «Грета».
Натали разбинтовывает лицо.









Cвидетельство о публикации 555182 © Гладков Л. Ф. 14.09.18 10:22
Число просмотров: 10
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 373
Из них Авторов: 21
Из них В чате: 0