• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Всё, что было и чего не было - оставляю за собой право помнить...

Ах, как они любили!.. Часть 8 и Эпилог

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Письмо восьмое

Не раздражайся — этим письмом я не нарушу обещания не напоминать тебе о себе, потому что в нём будет мало от меня прежнего, в словах которого, пусть даже и невольно, звучала некая навязчивость любви. Теперь её — даже невольной навязчивости - не будет. Кончилось безумство молодости, неуправляемость чувств. Не могу позволить, даже тебе, испытывать на себя аллергию. Но, поскольку я чувствую, её вызывает не моя суть, а мой внешний облик, отчего я не без некого удовлетворения тебя избавляю (потому что при одной только мысли об этом твоём на меня раздражении во мне возникает злость до зубовного скрежета — не на тебя, на себя — за то, что приходится унижаться. Ненавижу это состояние! И не впаду в него отныне, даже не смотря на то, что мне больше некому дарить цветы, а дарить цветы любимой — одна из немногих моих слабостей, можно даже назвать это удовольствием. Но нет — баста!).

… Зачем же я пишу? Я объясню, потому что ты не всё можешь понимать, вероятно, потому что тебе это — понимание меня — попросту не нужно.
… Тогда зачем же?..
Видишь ли, есть вещи, которые можно говорить только любимому человеку, а мне это очень нужно — говорить…
Ты во мне что-то стронула, Малыш — мне стало не хватать самого себя.
Я знаю, что твоя светлая головка поможет тебе стать выше досады и раздражения и не причислить меня к лагерю чужих тебе людей. Не говорю сейчас о праве исключительности любящего, потому что обладаю и иронией, и самоиронией. Тем более, что при моём складе ума не так уж сложно снять очки любви и увидеть тебя в миру.
Но, как не печально в этом признаваться, я их не снимаю: ни сознательно, ни бессознательно — не хочу. Почему «печально»?
«Печаль моя светла...» Поэтому. Я, как мазохист, испытываю наслаждение от причиняемой самому себе боли.
… Попробуй, читая это письмо, и вообще каким-то боком вспоминая обо мне, отвлечься от мысли, что я тебя люблю — так будет легче воспринимать мои другие мысли, которые, надеюсь, сами по себе тебя не раздражают. Впрочем, если это не так — дай знать: я откажусь ещё от одного унижения, хотя сделать этот шаг будет гораздо больнее, чем отказаться видеть тебя (странно? Просто образ твой во мне не умирает, и потом остаётся уверенность: если станет совсем уж невмоготу — увижу, город-то тесный; а если не нужен тебе мой разговор — это совсем... тут остаётся только сожалеть: первое — что лишился единственного близкого тебе собеседника; второе — что ты отказалась от возможности хотя бы прикоснуться к первоисточнику многих неординарных истин).

Да, это действительно мудро — не видеть тебя: потому что вот сейчас ты прошла под моими окнами и... снова Земля взорвалась цветущими садами, а я, как мальчишка, побежал за тобою (взглядом, конечно, - по крайней мере эту искренность я могу себе позволить, не боясь показаться навязчивым)…

~~~~~~~

УРОКИ ФИЛОСОФИИ

День, новый и призрачно-прозрачный, ближе к утру, как будто сошедший с гриновских страниц. Плотный и одновременно невесомый воздух сковывающим облаком обнял всё вокруг: неподвижное море, дышащее гребнями волн, такое же неподвижное густое небо, человека, застывшего на кромке скалистого берега… Кажется, что действительность погружена в странное состояние неподвижности, но грань реального и нереального настолько тонка, что возникает не проходящее ощущение зыбкости и неустойчивости происходящего*

*(от автора: этот текст «уроков философии» был зачеркнут Игорем Петровичем, далее шли приложенные одиннадцать страниц машинописного текста (которые здесь не будут опубликованы) и продолжение письма)

~~~~~~~

… Вот и кончились уроки философии. Вернее — всего один урок. А поскольку он один и это письмо — действительно последнее (потому что в нём я сказал тебе о своём самом сокровенном; если и теперь твоя аллергия на меня останется столь же устойчивой — что же, значит, не судьба; иногда, значит, и я бываю бессилен; значит... думаю, ты простишь мне эту прозу. Хотя… для меня она самая высокая Поэзия.

...Не видел тебя целую неделю — ничего, живу. Правда, вкус её стал пресным, краски — тусклыми, запахи — более всего табаком пахнет, исчезли цветы… Ну, да ничего — жил ведь я с этим до тебя. Спасибо тебе за то хотя бы, что на какое-то время возродила во мне то, что сейчас опять ушло, замкнулось внутри, затягивается коркой заживающей болячки (прости за натурализм сравнения).
Живи, Малыш, ты ни в чём не виновата. Спасибо тебе за несостоявшееся.
Прощай. Будь счастлива, если судьба подарит тебе этот дар.

(...Всё, что было
и чего не было -
оставляю за собой право помнить:
Твою улыбку и Мадонны профиль,
и восходящее, как Луна, надо мною твоё лицо,
и волос твоих тепло
под моими ладонями;
И цветы, которые доставляли тебе радость сами по себе,
но не потому, что подарены мной;
И бессонные ночи, наполненные любовью и жизнью;
И короткие встречи,
в которых было больше неловкости,
чем счастья свидания;
И злость до зубовного скрежета -
от бессилия и унижения;
И даже эту фразу:
«Не подходите ко мне — вы пьяны!..» -
оставляю за собой право помнить.
Потому что это — моё, это — мне.

...Прости… Прощай…)

Год одна тысяча девятьсот… Май. Тридцать первое.

ЭПИЛОГ

(вместо комментария)

Вскоре я уехала из города и вновь ненадолго приехать смогла только в середине следующего лета.

Буквально на следующий же день произошла эта встреча, там же, на углу нашего дома, под теми же самыми угловыми окнами Игоря Петровича...

Он шел под руку с женщиной и катил голубую коляску.

Мы поздоровались, как старые знакомые, давно не видевшие друг друга, но было ясно видно, как он растерян и озадачен, если не сказать по-простому — ошарашен.

Игорь Петрович выглядел весьма солидно - чуть поправился, но был в хорошей спортивной форме. Он посвежел и стал намного симпатичнее.

Признаться, с тех пор я ничего не знала о судьбе Игоря Петровича, да и не хотела знать, хотя иногда вспоминала, скорее — из чувства ответственности и даже жалости, что причинила человеку такие страдания…

Такой поворот событий меня очень даже обрадовал. Гора свалилась с плеч! Теперь я ни за кого ни в ответе, нет «прирученных».

В женщине я узнала библиотекаршу Верочку, из областной библиотеки, куда я раньше часто ходила. Верочка всегда мне симпатизировала и давала нужные книги и журналы, помогала, перепечатывая нужные статьи.

Я поздравила их с рождением ребенка, пожелала счастья и хотела было распрощаться, но Верочке так много всего хотелось сказать мне, что было бы не вежливо не выслушать накопившееся.

- Мы так рады вас видеть, так рады. Я мечтала с вами встретиться и поговорить. Сказать вам, спасибо за Игорька, ой, извините, Игоря Петровича! Ведь если бы не вы — наша счастливая семья могла бы не состояться. Вы — наш талисман! И если бы у нас родилась девочка — мы назвали бы ее в вашу честь. А мальчика назвали Ромочкой, ему уже полгодика, на Игорька похож!

- Хорошее имя! Растите здоровенькими, будьте счастливы.

- Да, имя, как символ, о вашем и нашем романе, что соединил нас, пусть и негласно, на всю оставшуюся жизнь. А еще ведь имя трактуется и как литературный жанр. Роман — плод нашей любви. Главное, звучит красиво — Роман Игоревич! Как вы считаете?

Поговорив о ребенке, я снова стала прощаться, но Верочка еще не все сказала. 

И я узнала далее, что Верочка, после окончания училища приехала в город на отработку, да так и осталась в нем жить и работать. Что Петра Игоревича она давно приметила в библиотеке и всячески оказывала ему особое внимание, помогая перепечатывать статьи и находя нужную ему литературу, но он был вежлив и не более. А в прошлом году, на первомайские праздники, они случайно оказались в одной компании в гостях, откуда Игорь Петрович ее любезно проводил до общежития, поведав о своих душевных муках...

Вскоре она увидела его вечером в парке, на лавочке — он был в отчаянии и настолько пьян, что Верочка проводила несчастного домой, все выслушав и искренне вникнув в его страдания. Она все поняла, приняла и … осталась у Игоря Петровича.

Так Верочка устроила и свою, и Игоря Петровича одинокие судьбы, создав семью и родив ребенка. Лет Верочке тогда было уже целых тридцать пять, так бы и осталась она ходить в старых девах среди библиотечных романов, если бы не эта несчастная любовь Игоря Петровича, разбудившая и в ней ее светлые чувства к умному и неординарному человеку, мужчине ее мечты, умеющему так глубоко чувствовать и переживать, как и ее любимые литературные герои.

Я слушала и думала, что Игорю Петровичу повезло с Верочкой. Такие женщины просто созданы для семьи и таких мужчин. Они умеют все взять в свои руки, окружив мужчину любовью, неустанной заботой и вниманием. А главное — пониманием и приятием всего того, что их любимый мужчина считает правильным.

И сейчас, когда Верочка без устали щебетала о своем, Игорь Петрович стоял все это время рядом с ней молча, словно остолбенел. На его лице застыла глупая улыбка вполне счастливого человека, он машинально качал коляску с ребенком, время от времени кивая головой в знак согласия. Но был он в это время где-то далеко-далеко, в одной из своих Вселенных…

А Верочка говорила и говорила:

- Игорь Петрович ведь бросил курить, не пьет, мы придерживаемся правильного образа жизни и питаемся по новой методике. По утрам бегает, а вечерами пишет свои труды. По воскресеньям у нас творческие посиделки. Приходите непременно, все будут вам рады. У нас собираются очень интересные и талантливые люди. Да, Игорь Петрович ведь теперь главный редактор! Нам недавно дали трехкомнатную квартиру от исполкома, вон в том новом доме, по-соседству. Мы живем хорошо. Я печатаю труды Игоря Петровича. Кстати, те «Уроки философии», что были в последнем его письме к вам — это я ему печатала. Вы не удивляйтесь, у нас друг от друга секретов нет. Я знаю все. Мы часто вспоминаем вас и его историю любви к вам. Мы ведь ходили на все спектакли с вашим участием, пока вы еще были в городе, а потом однажды, до рождения Ромочки, даже ездили на вашу премьеру в столичном театре, у нас и афиша есть! И фото из журнала! Мы ваши поклонники, фанаты. И мы очень радовались, увидев вас в кино — ходили на сеансы, пока фильм шел в кинотеатрах, почти каждый день.

- Не преувеличивайте, Верочка, мои успехи весьма скромны. Главных ролей в театре не много, и в кино тоже была не главная. Но спасибо вам за все! Я очень рада за вашу семью, за то, что Игорь Петрович встретил свою настоящую любовь, что счастлив и удачлив, что вы его поддерживаете во всем.

- Так я ведь как считаю: творческому человеку нужна Муза! - тут же живо откликнулась Верочка, - Нужны глубокие чувства. Вы для него — как далекая звезда в его Вселенной, недосягаемая и столь желанная… А я — его реальная муза, его жена, его вторая половинка, которая всегда рядом! Пусть влюбляется, пишет письма…

- Кстати, Игорь Петрович, вам вернуть ваши письма?

Он встрепенулся, словно очнулся и тут же уверенно ответил:

- Нет. Это — твое. Это — память обо мне. Сохрани, как я храню все о тебе. Пусть хоть что-то нас объединяет в этом мире. Будь счастлива!

Он взял Верочку, явно еще желавшую что-то сказать, под руку и она тут же смолкла, мило мне улыбнувшись и помахав рукой.

Они пошли дальше - своей дорогой, в свой мир, свою Вселенную…

А я пошла в свой мир, своей дорогой, рассуждая о том, что да, у них своя жизнь, довольно взрослая и им все это давно пора, а мне всего-то двадцать лет!..

Пошла, не оглядываясь! Шла не спеша, рассуждая о человеческих странностях и еще больше убеждаясь в том, что ни в чем нет ни стабильности, ни постоянства — ни в жизни, ни в любви. И жизнь, и любовь — сплошной космический хаос, все в них — ежесекундно, мгновенно…

Но как же письма? Его письма...

А что письма?!

Эпистолярный жанр. Литературное творчество. Своего рода психологическая разрядка для здорового, крепкого мужского ума.

Да и, как говорят в народе, бумага все стерпит.

Впрочем, как и человек.

ОТ АВТОРА:

Однако… Нет тех людей, нет их чувств, все давно изменилось, все стали другими, а письма - живут! 

И в них по-прежнему неистово, до обожания, до самозабвения, до отчаяния, до зубовного скрежета, до злости и ненависти — любят! Любят! Любят!!!

Ах, как они любят!.. Как любят -  «на всю оставшуюся жизнь»?!!  На всю оставшуюся жизнь... 


(Цикл ПИСЬМА 4, часть восьмая, письмо восьмое, рабочая версия)

 МАЙ 2018 г
СПб
Cвидетельство о публикации 554636 © Лидия 08.09.18 00:08

Комментарии к произведению 7 (17)

Да, эпистолярный жанр всё дальше уходит из нашей жизни... Ведь именно в

письмах, в бумажных письмах, человек, психологически разряжаясь, раскрывает глубину своих самых сокровенных чувств. И у многих из нас, людей прошлого, 20 века, в своих самых дальних уголках комодов, наверняка хранятся пожелтевшие от времени, такие дорогие, милые уму и сердцу, листки памяти - старые письма... Грустно от этого, но и ТЕПЛО !

Спасибо Вам, Лидия! Дальнейших УСПЕХОВ!

Спасибо, Надежда, что прочли мой роман. Из моей жизни эпистолярный жанр не думает уходить - продолжаю работу над этим циклом). Л.

Вот, добрался-таки, до конца. Прочитал. Проникся.

Если эти произведения о письмах как таковых, как хранителях истории любви или любовной истории - как кому будет удобно, как материальных свидетелей прошлого, куда можно заглянуть, снова взяв их в руки, почувствовать в живую ту эпоху - я аплодирую Автору! Это - Ода Письму! Неординарному, наполненному эмоциями, чувствами, рассуждениями, надеждами и разочарованиями - я снова аплодирую Автору! Это - талант!

Если же это попытка заглянуть в саму сущность Любви - попытка удалась. Она может служить если не калькой для всех Любовей, то уж точно для одной из миллиардов историй Любви (как сказала одна из Ваших оппонентов). И я соглашусь. У каждой Любви - свой оттенок. Неповторимый, не воспроизводимый никем другим.

Если Вы хотели услышать моё мнение о Ваших Героях -то, пожалуйста.

Она - вся Мудрость. Не эмоции, не желания, не потребности движут Главной Героиней, а Мудрость.

Непроизвольно или сознательно Вы наделили Мудростью и Верочку - жену Вашего Героя.

И, наконец, Он.

Я уже писал в более раннем комментарии о Главном Герое. Мнение не изменилось.

Умный, образованный, самовлюблённый , жалкий тип, который требует к себе внимания. Слаб в коленках. Не может брать ответственность на себя и за себя. Ищет, кто бы оценил, кто бы удовлетворил его запросы на его значимость. Кто бы мог (и обязан!) взять себе такую ценность как Он. У Верочки хватило Мудрости (не Любви!) пристроить его к себе, направлять его в правильное русло, играя на его характере. Хорошо это или плохо? Не мне судить. Каждый устраивается в жизни по-своему. (помните о миллиарде любовей?).

А вообще, Лидочка, труд огромаднейший проделан Вами. Во всех отношениях. Я не льщу Вам. Я восхищаюсь Вами! Вы - талант!

С добром и уважением.

В.Б.

Виктор Николаевич! Вы меня порадовали и вдохновили! Спасибо, что вы прочли весь роман и прониклись к моим героям. Вы их тонко почувствовали! Признательна за каждое слово, за столь обстоятельное мнение!

За прошедшее время я немного приболела и расслабилась, но все-таки доработала "уроки философии" Игоря Петровича. Знаете, он раскрылся даже для меня, автора, с весьма новыми и неожиданными нюансами его итак столь неординарной личности. Так что произведение завершено, теперь вычитки и правки, а там, глядишь, и с изданием книги что-то получится.

Надеюсь, все наши труды не напрасны! С наилучшими! Л.

Успехов Вам!

В.Б.

Очень,очень понравилось. От души! И это ощущается. Натянутая струна. Прекрасно. Вопросы решилоиь, но любовь все равно осталась. Мне так кажется. Спасибо Лидия. Получил удовольствие от Вашего таланта. Алексей

Алексей! Вы прочли все главы? Ну, тогда огромное спасибо, от души. За еще одно мужское мнение, весьма ценное:

"Любовь все равно осталась"!

Очень конкретно и точно! Л.

Почему - то остался грусти шлейф после прочтения. Говорить о любви сложно, писать еще сложнее, а любить... Наверное, настоящая любовь приходит только к избранным. К той одной и тому одному из тысяч, сотен тысяч алчущих любви людей. Но она -любовь - одна, а нас - миллиарды... Кому достанется супер-приз?

Когда рассуждаю о любви, вспоминаю своих родителей. Им было по 15, когда однажды посмотрели друг на друга иными глазами и поняли, что есть две части целого... Они рано стали родителями, они очень рано ушли. Но они так любили, как будто хотели любить за всех нелюбимых и не любивших на земле во все века.

Микаэла, спасибо, что прочли и присоединились к обсуждению, что поделились личным и сокровенным... а ведь у вас получилась миниатюра о любви! любви ваших родителей! Краткая и емкая, но с таким огромным смыслом и значением - о любви, для любви, за любовь!..

А мой ГГ, Игорь Петрович, свой "супер-приз" выстрадал и получил - семью, жену, ребенка и Музу своих грез - на всю оставшуюся жизнь - ради самой жизни. Такие достижения весело не даются, однозначно, что и может вызывать грусть. Но и не только это! Грустно, что люди так играют чувствами - эгоистично, цинично и безоглядно - и об этом тоже мой роман. Л.

"Нет тех людей, нет их чувств, все давно изменилось, все стали другими, а письма - живут! " - ДА))

И получился замечательный роман о несостоявшейся, но очень яркой любви... о противоречивом облике ГГ; об обуревающих его чувствах; о первоначальном сближении, а затем разбегании двух совершенно разных людей, как будто это была встреча двух непохожих Галактик...

Рада такому "Happy and" и преображению образа ГГ. Жизнь всё расставила по своим местам.

Честно говоря, не думала, что эта история закончится столь благополучно...в реальности редко так бывает.

Жаль, что этот захватывающий эпистолярный роман закончился.

Лидушка, пиши следующие - думаю у тебя в "загашнике" для читателей припрятано ещё много интересных историй.

Танечка, ждала твоего мнения, спасибо! особенно за " И получился замечательный роман о несостоявшейся, но очень яркой любви..."

Ключевое слово - получился)) надеюсь, что все-таки действительно получился и - состоялся (хоть этот "роман" должен же был состояться!).

Отмечу твое попадание в точку, в понимании одной из главных составляющих этой истории - ПРЕОБРАЖЕНИЕ ГГ! Конечно, Игорь Петрович - главный герой, но преобразился он так существенно благодаря все-таки не Верочке, хотя ее роль нельзя умалять нисколько. Тут все не просто, как и в жизни.

Насчет счастливого конца - как посмотреть на это "счастье"...

я уже писала в комменте о том, что хотелось все культурно преподнести, ведь главные герои все-таки люди с достаточно высоким интеллектом, довольно публичные в своем городе - негоже им было бы иное поведение... (Я всегда избегаю в своих произведениях морализирования, но стараюсь показать все же более приемлемые способы решения вопросов)). Хотя Игорь Петрович итак чуть было не скатился в низ... и поведение его было далеким от приличного... многое ведь остается "за кадром" и каждый может себе представить картинку и чувства героев, ее сопровождающие...

а послевкусия от действий?! Нельзя забывать, что моя ГГ только вступила во взрослую жизнь, а на нее уже свалился такой груз, как ЧУЖАЯ ЛЮБОВЬ И СУДЬБА, которые либо СОСТОЯТСЯ, либо нет - ДЛЯ НЕЕ. И что будет с ней после таких потрясений?! (Ведь Игорь Петрович игрок по жизни, умудренный опытом и твердо шагающий по головам...) Он ведь оставил ей эти письма "на всю оставшуюся жизнь" - и меня, как автора, куда более волнует, как далее со всем этим будет жить моя героиня...

Танечка, в серии эпистолярных историй у меня есть еще одна задумка, пятая). Даст Бог, все получиться и я еще порадую и тебя и всех тех, кому мое творчество приносит радость и пользу. По сему - идем дальше!))

И тебе вдохновения! Л.

Насчёт "послевкусия от действий" . Да, ты абсолютно права. Я просто забыла об этом упомянуть. Понимаю, каким потрясением и испытанием был для главной героини этот затянувшийся в письмах, но несостоявшийся в жизни, роман. Обрушить на молодую девушку мощный шквал своих ярких, самобытных, но непонятных и чуждых ей чувств - это, не сомневаюсь, было для неё большим искушением и послужило причиной мучительных размышлений и переживаний. С другой стороны - такая встряска... наверное, она повзрослела, стала лучше разбираться в людях. Для актрис, вероятно, такой опыт, взрывы эмоций служат неким творческим потенциалом. Ну, это так, к слову...

ну да, вся жизнь - игра, все люди в ней актеры... но есть жизнь публичная, а есть личная. После таких писем можно остаться самой "прирученной", за которую уже никто не в ответе, а автор этих красивых писем - тем более.

А урок хороший, своевременный - поможет героине в будущем осознать одну из старинных истин: "Не все свято, что в книгу вмято"...

Спасибо, Танечка, что имеешь эти послевкусия и делишься ими! Л.

... и эпиграф еще

потрясающий эпиграф)

Наташа, спасибо!!! так и хотелось, скажу без ложной скромности) - этот финал и для меня был потрясением, а вот как это выписать попонятнее - ломала голову, но рада, что именно вы мне об этом сказали первая! всегда ценю ваше мнение и признательна, что все же прочли " не мое") и оно стало уже чуть-чуть и вашим - так мне кажется)) Это я от радости, что вообще закончила этот трудный и для меня эпистолярный роман о любви, а так - нет, не обольщаюсь, не строю иллюзий - работы над ним еще предостаточно... Л.

Лида! И все же самое сокровенное осталось тайной для читателя! Может мы еще узнаем, что поведал И.П., в своих уроках философии?! А впрочем, финал получился счастливым, если можно так сказать, два одиноких человека создали семью, произвели на свет продолжение рода в лице своего сыночка, тем самым обрели главный смысл жизни. Можно порадоваться за И.П., за то что не скатился, а стал прилежным семьянином, что значит вовремя подвернувшаяся нужная и деловитая женщина. "Без ЖЕНЩИН Жить нельзя на свете!!!" - эта фраза на все времена.

Сомневаюсь, что смысл жизни - в детях. Смысл жизни - в самой жизни!!))

Ирина, может, так и должно быть?! если все "вывернуть наружу" - разве это интересно? уверена, что сокровенное должно оставаться "за кадром", потому что читатель, как правило, сам домысливает все ему необходимое для полного восприятия и составляет свое мнение. Вот и тебе спасибо за твое мнение! Что ты порадовалась за счастье Игоря Петровича - да, он достоин этого, как и все герои моего романа. Только путь, которым он к нему пришел - весьма неординарен... Впрочем, как и сам И.П. Да и вправе ли мы его судить? Вот порассуждать о его поступках -другое дело. Не получилось с юной романтичной "Музой, Мадонной, Луной на небосклоне..." - вполне подошла вовремя "наклонившаяся над вещами продавщица ларька" и да, можно жить и "с кусочком, если целое недоступно" - вполне практично и дает конкретные результаты здесь и сейчас, что не мешает "полетам во Вселенные" и далее...

Впрочем, такие письма тоже надо уметь писать, не каждому дано и хватит смелости быть столь открытым, откровенным, особенно в те времена и будучи публичным человеком. Или еще каким-то... тут вот и можно порассуждать с разных точек зрения.

Спасибо еще раз, что читала и поддерживала комментами! А "Уроки философии" будут в окончательной редакции романа. Л.

Смысл жизни - в самой жизни!!

Микаэла, слово в слово- где-то у меня в текстах именно так и звучало о смысле жизни! потому что проверено на практике!)) рада созвучию мыслей и пониманию жизни.

Но это мнение - Ирине Х., как я поняла, на ее коммент... подождем ответа))

Хотелось бы узнать и ваше мнение о прочитанном... Л.

Конечно смысл жизни в самой жизни, это глупо отрицать! Иначе просто ничего и не было бы. Но какой жизни и для чего или кого?! Самой природой заложено продолжение рода. Впрочем, каждый сам делает свой выбор и решает в чем смысл его жизни. Не зря говорят "Сколько людей , столько и мнений."

  • Лидия
  • 12.09.2018 в 13:36
  • | кому: Харисова И. П.

каждый сам делает свой выбор и решает в чем смысл его жизни

или - "каждый сам кузнец своего счастья"

Ирина, у вас с Микаэлой вроде как своя тема обсуждения), но как автор, не могу быть в стороне))

да, Ирина, народная мудрость нас научила так думать и верить в это, но еще говорят и по-другому: "Человек предполагает, а Господь располагает".

И этак правда, и так истина. Скорее, каждый выбирает, что ему ближе из этих непреложных житейский мудростей. Игорь Петрович вспоминал и Бога, И черта... Наверное, он точно знал, какая ему нужна жизнь , для кого, для чего - и искал это на возвышенных уровнях чувств, а оказалось, что для него положено все куда проще и приземленнее. Хотя - как знать, как посмотреть. Он ведь любил дарить цветы? а дети - цветы жизни!)) ... Л.

Лида! . Вспомнились строки одной дворовой песни "Кого любишь - того не достоин, а кто любит - тот сердцу не мил." В основном так по жизни и выходит , один любит - другой позволяет любить. По большой любви мало кто сходится, а сколько потом разбегаются. Так и И.П. и сколько таких героев, жизнь надо как то устраивать . )) А Микаэле я просто ответила, раз она обратила внимание на мой комент, видать он ее задел и возмутил, ведь свое мнение о прочитанном она не оставила.

  • Лидия
  • 13.09.2018 в 20:34
  • | кому: Харисова И. П.

Ира, вот и дворовые песни вспоминаются!)) А ведь они всегда отражали правду жизни - где, как ни в наших дворах, мы вырастали и влюблялись впервые?! А действие моего романа, кстати, происходило тоже во дворе одного дома, где главные герои жили по соседству! И письма их влюбленный автор носил всего лишь в другой подъезд, а не отправлял по почте - вот какие еще тайны наших дворов можно слагать в песни и стихи!))

Ты права - сложно представить, чтобы И.П. и его возлюбленная все-таки остались вместе и на всю оставшуюся, разбежались бы однозначно! потому что И.П. вряд ли смог бы поддерживать долго пламя своей любви - такие влюбленные быстро гаснут. Поэтому он и поступил практично - лучше синица в руках, чем журавль в небе , да и В. оказалась не промах. Вот у ГГ, думаю, осадок остался на всю оставшуюся точно - что никому и ни каким красивым словам верить нельзя! поступки таких мужчин разочаровывают юных девушек и позволяют им думать, что все столь же безответственны, как и этот мимолетный пылкий влюбленный, для которого, если не получил свое - все становится "пустой вещицей", "раздвоенной красотой" и прочим...

Ира, а Микаэла уже ответила отдельным комментом, нам двоим сразу) - при чем, очень искренне... Спасибо тебе еще раз! Л.

Да, Лида, меня тоже очень разволновал и не оставил равнодушной ответ Микаэлы. Я с тобой во всем полностью солидарна.