• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Не бойся, я рядом!

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

    

   

 

               Летний день был на удивление жарким и безветренным. Солнце,видимо,запуталось в сторонах света и свою горячую любовь выплеснуло на маленький северный городок. Непривычный к таким щедрым дарам, тот старательно впитывал тепло, пытаясь запастись им на долгую полярную ночь. Природа даже летом редко баловала северян такой чудной погодой, и люди заспешили, кто на речку купаться и загорать, кто в лес за ягодами и грибами.

                Проводив мать на работу, Васька с Колей решили отправиться в поход – к горе Рай-из, о которой в городке ходили легенды. Они взяли корзинку, совок для сбора ягод, положили в рюкзаки фонарики, бутерброды,воду и вышли из дома. Корзинку и совок спрятали за сараем,собираясь на обратном пути набрать голубики –надо же как-тооправдать долгое отсутствие, изашагали к горе, петляя между чахлымикарликовыми берёзками и проваливаясь по щиколотку в густой мох.Радуясь первому за лето солнечному дню, Колявсё время рвался вперёд и поторапливал брата.

Васька шёл следом и, наблюдая за ним,невольно улыбался. Брата он любил, не смотря ни на что. Они были похожи, как две капли воды: оба рыжие, голубоглазые, от макушки до пяток покрытые веснушками. Мать вышла на работу, когда Коленьке исполнилось всего два года. На вопрос мужа, кто будет сидеть с ребёнком, она ответила, не задумываясь, – «Васька!» Слово матери было законом, и десятилетний мальчишка стал нянькой. Вскоре Коля подрос и заботу брата воспринимал как должное.Настойчиво добиваясь своего, он кричал и топал ногами, а если Васька отказывал, мог запростопнуть, щипнуть, и сам тут же бежал жаловаться. Мать защищала его в любом случае, а Ваське попадало без всяких разбирательств. Иногда за него заступался отец, но он был военным и дома бывал редко, да и привык, что все проблемы с сыновьями жена решала сама.

Коля размолвки забывалбыстро, снова шёл к брату и просилпочитать книжку, рассказать сказку или погулять. Васька безропотно выполнял капризы ребёнка, порой из-за того что боялся наказания, но чаще, потому что и сам любил с ним возиться. Конечно, его дразнили в школе и на улице, но он только улыбался и отвечал:– Я не нянька, а старший брат!

 

Собираясь в поход, Васька понимал, что у Колине хватит сил поднятьсяна вершину даже попологому склону, да и времени у них немного – надо вернуться домой до прихода матери.Но друзьярассказывали, чтонедалеко от подножья есть каменная площадка, и сбокуузкаярасщелина, которая ведёт в пещеру. Найти и осмотретьеё даже интереснее.Глядя на гору из окна своей комнаты, Васькеказалось, что до неёрукой подать, но к подножью они подошли только к обеду.На подъём времени не оставалось.Но как возвращаться, когда цель почти достигнута? И он решил хотя бы найти пещеру, а обследовать её можно и в следующий раз.

Гора былане такая уж и пологая,как рассказывали ребята, ноидти было немного легче, чем по тундре, и онибыстро забирались всё выше и выше. Наконец Васька остановился.Он совсем не рассчитал время! До каменной площадки ещё метров триста, а то и все пятьсот! Он видел и её, и поднимающуюся за ней почти отвесную стену, в которой была пещера,ноидти становилосьвсё труднее, а времени всё меньше! Он вздохнул и повернулся к брату:

–Коленька, мы не успеем вернуться до прихода мамы, нам же назад ещё топать и топать! Давай в следующий раз сходим? Выйдем пораньше…

– Я сейчас хочу! Осталось совсем чуть-чуть! Посмотри, уже и площадку видно, – резко перебил егобрати настойчиво потянул за рукав, - пошли!

Васька задумался: «За полчаса дойдём, наверное, там отдохнём, перекусим и назад.В крайнем случае, можно не собирать голубику. Мама всё равно найдёт к чему прицепитьсяи снова на него накричит, ей и повод не нужен. Но к этому он привык, а вот слушать до вечеранытьё брата ему совсем не хотелось! Да и самому, конечно, интересно хотя бы заглянуть в пещеру», –и он решился.

– Ладно, до площадки и всё!

– Ура! – закричалКоляиторопливо зашагал вперёд, словно боялся, что он  передумает. Васька только покачал головой, удивляясь выносливостимладшего брата.

– Осторожнее! Смотри под ноги. Это же горы, ещё свалишься в какую-нибудь расщелину!

Коля остановился и изумлённо оглядел покрытый чахлым кустарником пологий склон.

– А что, разве здесь есть рас... расщ... дыры?

– Конечно, видишь, какая гряда сбоку? – мотнул он головой в сторону выпирающих камней, похожих на хребты огромных динозавров.

Васька подошёл и взял брата за руку, но тот вырвался.

– Да это же вон где! В стороне! – и снова зашагал, отмахиваясь от назойливых комаров веткой карликовой берёзки.

Васька посмотрел вслед и рассмеялся, – «Вот упрямец!»

Коля первым добрался до площадки, вскарабкался и закричал:

– Иди быстрее! Здесь так здорово - далеко-далеко видно!

Васька с разбегу запрыгнул на каменное плато и огляделся. Оно было не такое большое, как показалось издалека. Прямо – мрачная отвесная стена, покрытая серо-зелёным мхом и лишайником, сбоку – густые заросли колючего кустарника и валуны. Колясбросил рюкзак, оглядел покрытую камнями площадку, склон горы, по которому они поднялись, видневшийся вдалеке городоки, забравшисьна самый большой валун, закричал, слушая собственное эхо:

– Ого-го-о-о... Эге-ге-е-е... Люди-и-и... мы зде-есь!

Он звонкорассмеялся,видимо, чувствуя себя первооткрывателем.

Васька бросил рюкзак и присел на камень, с улыбкой наблюдая за братом.Затемперевёл взгляд на замшелую стену – где-то здесь был вход в пещеру, о которойрассказывали друзья.

«Скорее всего,вон в том в дальнем углу»,  – подумал он, увидев вкустарнике едва заметный проход.

Васька встал, и чуть было не направился туда, нотут за спиной услышал шорох. Он оглянулся и увидел в кустах огромное гнездо, а в нём крупных желторотых птенцов.

– Тс-с-с... Коля, не кричи! Иди сюда. Здесь гнездо и птенцы!

Тот подбежал и изумлённо вытаращил глаза.

– Где? –  выдохнул он.

– Смотри, – Васька раздвинул кусты, чтобы показать мальчику гнездо и отшатнулся.Оно лежало между двумя валунами, а дальше зияла огромная чёрная пропасть. Гнездо слегка наклонилось и, казалось, вот-вот сорвётся и рухнет вниз. «Надо бы поправить», – подумал он и повернулся к брату.

– Отойди, здесь обрыв!

Коля испуганно отступил.

– Вась, покажи птенцов! Дай подержать!

– Нельзя их брать.

– Вась, ну, Ва-ась... Да-ай...

– Нет!

У Коли покраснели уши, а на лице потемнели веснушки. Он глянул исподлобья, топнул ногой и крикнул:

– Дай!

– Нельзя, может прилететь их мама.

– Я сказал – дай!

– Это не игрушка, а живые птенцы!

Коля растянул губы в кривой улыбке и сказал:

– Я видел, как ты за сараем курил с Сашкой! Хочешь, чтобы мама об этом узнала?

Васька вздохнул, представив, округлившиеся от такой новости, глаза матери и реакцию отца.

– Ну, хорошо, возьми только одного и на минутку. И не отходи от гнезда!

Коля подошёл к кустам, наклонился и протянул руку, собираясь взять птенца…

Васька не сразу и понял, что случилось.Внезапно над головой раздался громкий крик, и промелькнула огромная тень! От страха он взмахнул руками, пытаясь защититься от опасности, закрыл глаза, но тут же потерял равновесие и, пошатнувшись, толкнул брата!..

Раздался испуганный вскрик Коли, писк птенцов, глухой стук и – тишина… Через мгновение ещё один, еле слышный, стук.

Васька открыл глаза и остолбенел – на площадке не было ни брата, ни гнезда с птенцами! Только в небе кружила и кричала огромная птица…

За одно мгновение в голове промелькнули десятки, нет – сотни мыслей! Ему хотелось без оглядки бежать от страшного места! Представив тело брата, лежащее на дне глубокой пропасти, Васька чуть не задохнулся от ужаса. С трудом переставляя ноги, он подошёл к обрыву и раздвинул колючий кустарник. Это была огромная расщелина – тёмная, сырая и мрачная, но на глубине примерно двух-трёх метров из отвесной стены выступала каменная глыба, образуя довольно ровную площадку. На ней неподвижно лежал Коля! Дальше – чёрная пугающая пустота.

Васька сначала чуть не закричал от радости, увидев брата, но мысленно прикинуввысоту, с ужасом понял, что вытащить его будет сложно. Если вообще возможно! Да и жив ли Коля?

Он стоял над обрывом и отрешённо смотрел вниз. В голове была такая же пугающая пустота. «Гнездо упало в пропасть», – подумал он, вспомнив глухой стук, услышанный через какое-то время после падения брата.

«Корзинку и совок, наверное, нашли мальчишки, и теперь мать снова будет ругаться. Отец на дежурстве, значит, ругаться будет сильно. А может и побьёт. Ещё он забыл сходить за хлебом…»

Снизу послышался стон. Васька от неожиданности вздрогнул и, увидев, что брат пошевелился, упал на валуны и закричал:

– Коленька! Коля-я! Ты цел? Осторожно – внизу пропасть!

Коля сел,испуганно огляделся и, кривя дрожащие губы, спросил:

– Вась, зачем ты меня сюдастолкнул? Я бы не стал говорить, что ты курил!  – изаплакал.

Гулкое эхо вторило, многократно усиливая отчаяние и страх Васьки.

– Коленька, – всхлипнул и он, – я нечаянно! На меня налетела птица. Ты же взял её птенца!Встань осторожно и скажи, что у тебя болит? И не смотри по сторонам!

Коля поднялся, прижимаясь спиной к отвесной плите, ипотоптался на месте.

– Сильно не болит ничего, только чуть-чуть спина и голова.

Васька выдохнул с облегчением.

– Стой на месте и не подходи к обрыву! Сейчас я тебя вытащу, – и он заметался по площадке.

В кустах нашёл ствол небольшого деревца. Тот был сухой и доверия не внушал, но длины вполне хватало. Он обошёл площадку – ничего более подходящего не было. Пришлось взять его.

– Сейчас, сейчас... – Васька лёг на валун и опустилстволв расщелину.

– Держись за палку!

Коля поднял к нему грязное заплаканное лицо, и у него снова задрожали губы. Он понимал, что тащить брата с помощью этой палки опасно, но другого выхода не было! Не мог же он бросить здесь насмерть перепуганного малыша и бежать за помощью!И он сказалтихо:

– Не бойся, братишка. Держись за палку, только когда я потяну, не виси, а ногами упирайся в скалу и шагай по ней!Понял?

Коля взялся за сухой сучковатый ствол.

– Понял. А ты меня удержишь?

Васька кивнулуверенно, стараясь не смотреть ни в глаза брату, ни в чёрную пропасть за его спиной, куда тот чудом не скатился.Он потянул палку, перехватывая её как можно ниже. Руки брата поднимались всё выше, вот тот привстал на цыпочки и повис. Ваське показалось, что у него сейчас вывернутся плечи, но он намертво вцепился в палку, стараясь держать её на весу и тянуть медленно.

Коляуже начал осторожно переставлять ноги по отвесной стене, и вдруг послышался сухой щелчок! В напряжённой тишине звук показался громом. Мальчишки замерли.

– Не бойся, это зацепилась за камень и отломилась сухая веточка, – прошептал Васька, - смотри только на меня.

Он видел, что вдоль тонкого ствола наискосьпошла трещина и не хотел, чтобы её заметилбрат,но медлить было нельзя, и он потянулснова. Коля сделал ещё несколько шагов по почти отвесной стене и, казалось, что уже можно дотянуться до его руки!Васькаосторожно подвинулся ближе к краю обрыва, и, почти беззвучно, шепнул: -Ну, давай, малыш… осталось чуть-чуть…

Тут палка треснула ещё раз! Коля испуганно вздрогнул, посмотрел вверхи, увидев большую трещину, закричал. Ноги соскользнули со стены, и он, раздирая руки в кровь, упал на камни!

Ваську словно плетью хлестнули по спине!Представив, как брат сейчас покатится в пропасть, он закрыл ладонями уши и зажмурился, чтобы не видеть и не слышать этого ужаса…

Стука не было.Он открыл глаза.Сжавшись в комочек, Колянеподвижно лежал у самой стены.Васькасначала выдохнул с облегчением, – «не упал»,но тут же испугался и,большенераздумывая ни минуты, отбросил ствол, сел на край обрыва и соскользнул вниз. Он постарался сгруппироваться и упасть как можно дальше от брата и ближе к стене, чтобы не скатиться в пропасть самому,у него получилось, но удар о камни был таким сильным, что несколько мгновений он лежал, едвасдерживая крик. Потом открыл глаза. Коля сидел рядом, по его щекам катились слёзы.

– Вась, ты живой?

– Живой.Даже не сильно ударился.

Он с трудом поднялся. Осмотрел и ощупал брата – тот молчал.

– Ничего не болит?

– Ладошки только, – тихо сказал Коля, глядя на него широко открытыми глазами.

Васька рукавом вытер грязные руки брата и осмотрел – исцарапаны сильно, но глубоких порезов не было.

– Я так испугался за тебя, у тебя кровь на ногах, – всхлипнул Коля.

Васька присел перед ним и обнял.

– Я просто поцарапался о кустарник. Всё хорошо, малыш. Не бойся, я рядом!

Он снял рубашку, оставшись в одной майке, и постелил её на камни.

– Ложись, будем думать, что нам дальше делать, – сказал Васька, вытирая ладошкой мокрое и грязное лицо брата. Тот лёг, свернувшись калачиком, и притих. Васька укрыл его полой рубашки, сел рядом и задумался: «Мать скоро придёт с работы, позвонит отцу и нажалуется, что онснова утянул малого купаться. Однажды такое было. В тот раз за негозаступилсяотец,но сегодняшний поход – это не купание, даже в ледяной воде.За такое его точно накажут! Если они смогут выбраться…» – подумал Васька и растерянно огляделся.

Сверху, пробиваясь сквозь густой кустарник,падала полосарассеянногосвета.Видимо, расщелина была длинной. Площадка небольшая, как бы полукруглая. С одной стороны – отвесная стена, откуда упал брат и спрыгнул он, потом метра три ровной поверхности и пропасть. Подойти ближе к ней Васька не решался. Помнил, с каким разрывом во времени раздался глухой стук, когда туда упало гнездо. До верхнего края стены, наверное, больше трех метров, но подняться по ней невозможно. Даже если Коля встанет ему на плечи, он сможет ухватиться за камень, но не подтянется.Можно поднять его на руках, хотя это очень опасно, тогда, наверное, подтянется, но как отпустить одного? Он может заблудиться и зайти в болото. А если он не удержит брата, то с вытянутых рук тот точно рухнет в пропасть!

Оставалась одна надежда. Собираясь в поход, он звонил Сашке, своему соседу и лучшему другу, и говорил, что пойдут к горе. Звал приятеля с собой, но тот уезжал с отцом кататься на катере и отказался. Если он вернётся, то вечером расскажет матери, куда они ушли. А если уехал на остров с ночёвкой?.. Что тогда делать, Васька не знал. Они оказались в каменном мешке.

 

Коля потянул его за рукав и спросил шёпотом:

– Вась, а как мы будем отсюда выбираться?

– Не переживай, братишка, придумаем что-нибудь. Нам тут недолго сидеть. Помнишь, я разговаривал с Сашкой перед уходом?

Коля кивнул. Конечно, он слышал, как брат по телефону о чём-то шептался с другом.

– Короче, он знает, где мы и скажет родителям, если не вернёмся до вечера.

Нас обязательно найдут и вытащат. Подумаешь, посидеть немного! Знаешь, как часовые стоят на посту? О-го-го! По два часа без движения, даже моргать нельзя. А мы с тобой  можем ходить, лежать, сидеть, даже поспать!

Коля удивлённо посмотрел на брата: – Как это нельзя моргать? Совсем?

– Совсем! Ты попробуй, знаешь, как тяжело!

Тот послушно вытаращил глаза, но сразу же заморгал чаще, чем обычно.

– Правда, тяжело, – вздохнул он.

Васька погладил его по голове и улыбнулся.

– Про то, что нельзя моргать, я пошутил, остальное – правда.

Коля с опаской огляделся вокруг и спросил: – Вась, а волки и медведи здесь есть?

–Помнишь, мы читали в энциклопедии о повадках животных? Хищникиохотятся только ночью. А у нас сейчас что? Правильно - полярный день, и ночь отменяется, вот так! - Васька легонько щёлкнул брата по носу.

– Ладно, ты полежи, а я осмотрюсь, может, что-нибудь придумаю.

Он прошёл вдоль отвесной стены в одну и другую сторону, но не увидел ни единой выбоины, на которую можно встать и дотянуться до края. Взял обломок сухого ствола и бросил в пропасть - через несколько секунд послышался еле слышный стук.

«Да уж… метров сто, не меньше… », – вздохнул он. Выхода не было. Оставалось надеяться только на Сашку. Но когда тот появится дома – это большой  вопрос. Может, придётся сидеть очень долго, а у них не было даже воды и еды, всё осталосьнаверху в рюкзаках.

– Вась, а как это стоять на часах? Ты говорил – стоят на часах, и моргать нельзя. Это как?

Коля с недоумением смотрел на брата. Тот улыбнулся и сел рядом.

–Есть хороший детский писатель Алексей Пантелеев.Я читал много его рассказов. Один из них про маленькогочасового. Хочешь, расскажу?

– Маленького, как я?

– Да, точно такого, как ты!

– Конечно, хочу!

– Ну, слушай...

 

Когда Васька закончил рассказывать, Коля долго сидел, напряжённо о чём-то думая, потом спросил:

– А мальчику было страшно стоять в темноте?

– Конечно!

– И он всё равно не уходил?

– Нет.

– Почему?

– Знаешь, Коля, в жизни есть не только слово – хочу, но и слово – надо! Часовой не может сам оставить пост. Ему доверили охранять объект, значит, надо охранять, пока не сменят.И тот мальчик это понимал.

– И на войне тоже надо охранять?

– А на войне особенно, там враг!

– И защищать людей надо?

– И защищать.

– Вась, а если бы сейчас шла война, ты бы меня защищал?

– Конечно, ты же мой брат!

– А я тебя не защищаю, наоборот... И слово«надо», не знаю, –  пытаясь сдержать слёзы, прошептал Коля.

– Ну, что ты, братишка! Ты ещё совсем маленький! – сказал Васька и осёкся.

–Тот мальчик, что стоял на часах в темноте, такой же, как я!

Ион заплакал, растирая глаза грязными кулаками:

– Вась, я больше никогда-никогда не буду маме про тебя говорить! И пинать не буду, и дразнить тоже! Только защищать, как ты меня. Даже без всякой войны! Ты вот прыгнул за мной в пропасть, а я бы так не смог!

Он был таким жалким, что Ваське захотелось обнять и защитить его самого, но он протянулся руку и серьёзно сказал: –Договорились!

Тот сразу замолчал и доверчиво вложил маленькую ладошку в широкую ладонь брата.

– Ты мне веришь?

– Конечно, верю!

Коля вздохнул и снова прижался к брату. Прошло какое-то время. Васька сидел неподвижно, обнимая всхлипывающего мальчишку, и думал его над словами.

– Защитник ты мой, –погладил он рыжие вихры. Тотприжался ещё теснее, вздрагивая от пережитого страха, прохлады и сырости.

«С одной стороны и хорошо, что рюкзак остался наверху. Может, хоть его увидят»,– подумал он.

Коля уснул. Васька с тоской смотрел на небо, едва просвечивающееся сквозь кустарник, понимая, что даже найти их будет сложно…

 

Разбудил Ваську неясный шум. Рядом посапывал Коля, положив голову на его колено. Нога затекла, но пошевелиться он боялся, чтобы не разбудить раньше времени брата. Шум становился всё слышнее, он уже различал голоса. Узнав отца, испугался. Первой мыслью было –  промолчать! Васька, дрожа от холода и страха, даже вжался спиной в каменную стену, чтобы не увидели сверху! Но тут брат снова всхлипнул во сне, и он словно очнулся, – «Да, что это я!»

Осторожно передвинул брата, освобождая ногу, и вскочил.

– Мы здесь! – закричал громко. Коля открыл заспанные глаза и спросил:

– Вась, ты чего кричишь? Но тут же сам понял.

– Это папа с мамой?

– Да, малыш.

– Вась, а нас накажут?

– Думаю, что меня точно накажут.

– А меня?

– Наверное, нет. Это я увёл тебя в горы и столкнул в расщелину, хоть и нечаянно.

– Да, столкнул нечаянно ты, но в горы мы ушли вместе. И я не малыш! –  нахмурил он брови.

Васька грустно улыбнулся.

–Ладно, давай кричать, а то мама с папой мимо пройдут, нас ведь не видно.

И они закричали уже вдвоём. Вскоре послышались быстрые шаги, и в расщелину заглянул отец. Вытащить ребят было делом одной минуты –  вместе с родителями их искали трое солдат. Они бросили верёвку, и Васька привязал брата, которого быстро вытянули наверх, а затем и его.

Колю обнимала и целовала мать, вытирая мокрым платочком то опухшие от слёз глаза, то чумазое лицо сына. Васька стоял, опустив голову. Отец прошёл мимо и коротко бросил:

– Дома поговорим.

Мать отпустила Колю, подскочила к старшему сыну и закричала:

– Ты что-о-о!

Голос сорвался на визг. Она замахнулась, собираясь ударить, но тут же отшатнулась – между ними стоял Коля.

– Не трогай Ваську, мы оба виноваты, – и повернулся к старшему брату, – не бойся, я рядом!

Мать замерла с поднятой рукой и в недоумении переводила взгляд с одного сына на другого. Отец остановился, медленно повернулся и посмотрел на Ваську. Во взгляде его было удивление и – одобрение!

Затем он подошёл к младшему сыну и присел перед ним. Побледневший и слегка осунувшийся мальчуган, с разодранными в кровь руками и синяками на ногах, смотрел вызывающе.

– Мы оба виноваты, – упрямо повторил он, – не надо Ваську наказывать!

 

Солнце, так и не опустившись за горизонт, снова медленно поползло по  прозрачно­-голубому небу, освещая разноцветную тундру и фигуры людей, идущие вниз по склону горы. Впереди, крепко взявшись за руки, шагали два брата.


Cвидетельство о публикации 55221 © Надежда Смаглий 16.02.06 13:33

Комментарии к произведению 19 (23)

Очень понравился рассказ. Оторваться не смогла.

Мне рассказ сам по себе понравился. Без Пантелеевых и Гайдаров... Отлично! Это надо пережить, чтоб так написать))

Комментарий неавторизованного посетителя

Конечно Пантелеев. Спасибо Вам, Владимир!

  • Artur
  • 29.06.2006 в 19:35

конкур 5

объяснения излишне

Спасибо.

С уважением. Надежда.

Для конкурса. Оценка - 5.

С уважением. ГЕС.

Спасибо!

С уважением. Надежда.

Очень-очень понравилось! 10! Выбираю рассказ в Произведение Дня. А оценка как произведения на конкурс "Лаская нежным словом слух": 5

***Примечание (Мои критерии оценки):

1 балл: не соответствие условиям участия в конкурсе/не соответствие тематике

2 балла: непригодность для постановки/незаконченность сюжета

3 балла: посредственно/удовлетворительно/тяжело воспринимается/не смогла дочитать до конца = присутствует только один параметр из трех: интересность, наличие смысла/ полезность, качество исполнения

4 балла: хорошо = присутствуют два параметра из трех: интересность, наличие смысла/полезность, качество исполнения, а какого-то одного не хватает

5 баллов: шедевр/превосходно = присутствуют все три параметра: интересность, наличие смысла/полезность, качество исполнения

С приветом,

Жанна

Спасибо, Жанна!

Я очень рада, что рассказ понравился.

С теплом и уважением. Надежда.

5 молодец.

(конкурсная оценка)

Спасибо, Илья!

С теплом.

Надежда.

Два осколка на уступе

Остры их края

Быть может горный ветер сглаживает их?

Вся суть в этих трех строчках, Илья.

Спасибо...

С теплом. Надежда.

В этом сила хокку. Это подарок.

С праздником. Илья.

Спасибо, Илья!

Это дорогой подарок!

С теплом. Надежда.

Спасибо, Надя!

Сильно написано. Более ничего добавить не могу.

Спасибо.

Спасибо тебе, Сережа! Скажу честно, я с волнением ждала, что ты скажешь после прочтения... теперь вздохнула с облегчением!!!

Значит можно писать прозу...

Спасибо еще раз!!!

С теплом и признательностью...

Надежда.

Дополнительный плюс в том, что не стала развивать тему с Гайдаром.

Представь себе человека, который силою воли поверил в поставленный ему медиками диагноз. В то, что он одержим шизофренически-садистскими комплексами. Маньяк-убийца, разве что не сексуальный.

От его "деяний" в Уссури ужаснулась даже вовсе не мягкосердечная советская власть.

И, преодолевая себя, он стал писать детскую прозу. Чтобы сбиться в настрое мыслей на позитив.

Насколько я знаю - это единственный известный случай, когда психически буйный человек полностью себя контролировал, причем столь оригинальным способом.

При этом проявил более чем удивительный талант. Относительно тихие шизофреники - Лев Толстой, Достоевский и Стивен Кинг, как ни крути, серийными маньяками не были.

А вот в Отечественную, Гайдар, посланный (если не изменяет память) корреспондентом от Красной Звезды, так "увлекся" "прикрывая" отход своих товарищей, что намолотил целую кучу немцев. По слухам - он продолжал стрелять уже будучи полностью изрешеченным, и даже тогда, когда кончились патроны.

Любил он это дело.

Всё это так грустно, Сережа. Но наше поколение выросло на его рассказах. Я до сих пор помню, какое сильное впечатление оставалось у меня после их прочтения, да и дети мои их читали с удовольствием.

Хотя сейчас молдежь по моему уже не читает, я вообще не пойму, что они сейчас читают...

Вот моя Юлька, ей всего пять лет, а ее от компьютера не отгонишь, а читать?.. Когда уже сама берешь книгу, у нее желания возникает редко. Жалко очень...

Я, Надя - тоже вырос на его книгах.

У него - действительно гениальная проза.

А ещё я вырос на застольных рассказах моего отца и его друзей. Подавляющее большинство того, что нам сегодня подается как откровения, как "мракобесие" коммунистов и Советской власти - мне было известно ещё в школе. Только с более аргументированной позиции и, зачастую, с совсем другими, не нынешними оценками и выводами.

Мало того - я учился в школе имени Аркадия Гайдара.

Мне это льстило тогда, когда я школьником макал в свежий борщ свежесорванный в школе душистый лавровый листочек. Льстит и сейчас.

И бесит, когда начинают судить чью-то сложную жизнь (или сложное явление) сразу всю. Чтобы непременно подвести коротенький, куцый, кастрированный итог: "одобрям-с - не одобрям-с". Кто-то, крайне к нам недоброжелательно настроенный, умалчивает о том, что оценивать надо каждый шаг. Каждое явление. По-отдельности.

Обобщенные оценки - удел науки-статистики. Но никак не неизменно субъективного человеческого ума, который во всем обязательно ищет повод обвинить или оправдать.

Для меня, к примеру, растолкованное ещё в детстве непрерывное предоление Гайдаром себя - было поводом для уважения к нему. А в Сибири старики до сих пор от его имени вздрагивают.

У каждого - своя правда.

Это не повод друг друга не любить. Всё - гораздо сложнее.

Проще - только найти повод для взаимной симпатии. Почему люди чаще ищут повод для ссоры или антипатий (что куда сложнее) - вопрос отдельный.

В твоих комментах, Сережа, столько нового для себя узнаешь...

Вообще я рада, что в детстве не знала об этой стороне жизни писателей, детская психика очень ранимая. Для меня он был кристально чистым, таким как в своих рассказах.

А повод для ссоры и антипатий... я не думаю, что люди сознательно его ищут. Создается просто непонятная ситуация ( которую очень легко, при желании, выяснить) но, она влечет за собой эту антипатию, а уж ссора, как следствие. Я так считаю...

Надюша, СПАСИБО!!! читала с замиранием сердца...мысленно старалась помочь брату вытягивать малыша... Да, парня в горы бери, зови... И никак не иначе!

Я сама выросла на рассказах Гайдара. Приятно, что в своем рассказе ты сделала такой сильный акцент!

Спасибо, Наташенька!!! Я тоже выросла на рассказах Гайдара, некоторые помню до сих пор почти наизусть и помню какое яркое впечатление они оставляли после прочтения. Мои дети тоже читали и любили Гайдара...

С теплом. Надежда.

Наденька!

С наступающим праздником.

Удачи и вдохновения.

Рада, что мы - рядом.

Л.

Спасибо, Леночка!!!

И тебя с праздником!

Всего тебе самого светлого!

С теплом. Надежда.

Наденька! Поздравляю Тебя с наступающим Женским Праздником !

Любви Тебе и тепла, и всего хорошего!

С теплом

Сергей

А сюда я ещё вернусь!!!

:-)))

Сережа, спасибо за поздравление!

Жду...

С теплом. Надя.

Комментарий неавторизованного посетителя

Спасибо, Семен!

С теплом. Надежда.

Если бы не было братьев и сестер, неоткуда было бы писать такие рассказы! До слез!

Я "РОМАШКУ" дала братишке проситать, так он сразу разобрался что и чему.

Спасибо, Юля!

Что-то постепенно на прозу и детские стихи перехожу.

Сейчас забегу, почитаю "Ромашку"

С теплом. Надежда.

  • 18.02.2006 в 20:51

Ну, надо же!!! Потрясающе! Откуда такой сюжет?

10!!

Спасибо, Танюша!

Я жила на севере в детстве, рядом с этой горой. Дети народ любопытный, всякое бывало. Можно сказать из жизни сюжет.

С теплом. Надежда.

  • Gals
  • 17.02.2006 в 19:30

хорошо читается

Спасибо!!!

Спасибо, Надя!! Ты - настоящий Мастер детской литературы!))

Ну что тут комментировать?))

Спасибо, Оленька! Ну, уж до мастера мне далеко, даже очень далеко... проза - это только проба.

С теплом.

Твоя Надя.

Надя, ты молодец, рассказ берет за душу, в нем есть глубокий смысл... Думаю, любовь брата даст Коленьке то,чего не смогла дать мать, хотя и баловала, и любила младшего...

10!

Спасибо, Галочка! Все правильно. Вряд ли такая мать может что-то дать ребенку, особенно тому, кого балует. А как часто такое бывает в жизни...

С теплом. Надежда.

  • Ln
  • 16.02.2006 в 14:04

Весьма назидательный рассказ!

С нежностью,

Ди

Спасибо, Ди!

С теплом. Надежда.