Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Дата: 11.07.18 20:58
Прочтений: 16
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Комментарии: 1 (1) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР. Улыбнёмся!
I
…Рита совсем не волновалась. Ну, может быть, чуть-чуть, но не настолько, как её подруги-сокурсницы. Ну выпускной вечер, ну два года юной жизни отданы педагогике, психологии, всяческим методикам. Возможно, это всё когда-нибудь пригодится.

Рита, конечно, не единственная, кто шёл на «красный диплом», но её выделяли все педагоги, не только потому, что училась она легко, без усилий, но и часто выручала учителей на «открытых уроках», когда на уроке, на задних партах сидела квалификационная комиссия, оценивающая профпригодность преподавателя. И выручала Рита тем, что отвечала на любой вопрос по учебной программе, в то время как другие ученицы ответить не могли.

И вот — выпускной бал, к которому девочки из малообеспеченных семей готовились по-разному: одни сотворяли в парикмахерских дорогие причёски, другие спешно засадили матерей за пошив сумасшедшего платья, раскошеливались на тушь для ресниц, помаду для губ, клянчили у родителей новые туфли на высоком каблуке, — а Рита погладила юбку, белую блузку, повязала голубой шарфик: «Сойдёт. Что имеется, то и есть».

В педучилище объявили, что на балу будут гости — выпускники-мальчишки из военного училища. Девчонки 16–17 лет два года не видели света белого: всё время съедали учёба, зубрёжка, конспекты, семинары, уроки, домашние задания… Два года совершенно никуда не ходили, даже на танцы, — а тут бал, да ещё с военными в форме! Правда, такие же юнцы, но всё же…

А ребята тоже отутюжились, прошлись щёткой по кителю, надраили гуталином ботинки до зеркального блеска, постриглись, наодеколонились — готовы!

Сердечки девчатбились отчаянно от предвкушения встречи, каждой хотелось чувствовать себя королевой (зря, что ли, прихорашивались?!), каждой казалось, что кто-нибудь оценит и её красоту, и её наряд.

…Торжественная часть позади, дипломы вручены, фотографировались все со всеми, устроен буфет: лимонад, пирожные, бутерброды с сыром, включили магнитофон — и вот они, гости!

Мальчишки-солдатики сгрудились у дверей актового зала, нерешительно, смущённо, робея. Но девочки посмелее: вначале одна парочка, потом другая-третья, и вот уже юность закружилась или затопталась, если парень плохо танцевал, и грянуло веселье, наконец все раскрепостились, пошли переглядки, перешепотки, улыбочки и взгляды искоса, а главное — танцы, бешеные ритмы музыки чередовались с плавной грацией вальса.

А Рита стояла у подоконника, в сторонке, спокойно, заложив руки за спину, переминаясь с ноги на ногу, смотрела на вальсирующих не свысока, но отрешённо, её больше всего волновал вопрос: что делать дальше? Вернее, она знала, ч т о надо делать, но поступит ли она в университет? на свой любимый филологический?

— Можно тебя пригласить… на танец?

Рита ещё не отошла от своих раздумий:

— Что?

— Давай потанцуем?

— А. Ну да. Можно. Немного.

— Что — немного?

— Ну что? — танцевать.

— А что можно много?

Парень её удивил. Чудной. Но Рита без робости зашагала вперёд, к танцующим, встала, руки ему протянула: танцевать так танцевать.
«ЧуднАя девчонка, — подумал Олег. — Других позовёшь — фыркают, робеют, глаза вниз, даже ладошки потеют от волнения, а эта, как солдат на плацу, — по-о-о-шла выполнять поставленную задачу».

Но танцевала Рита неплохо, однако иногда сбивалась с ритма, и Олег не единожды наступал ей на туфли.
«Вроде не корова на льду, а танцует, зевая. О чём она думает?» — любопытство разбирало Олега; немного замявшись, он всё же спросил:

— Ты вроде не любительница танцев?

— Не особенно, мне некогда.

— Во как! Все девчата любят, а ты нет? И как это — «некогда»? Учёба же закончилась у вас. Да и у нас тоже, кстати.

Рита ответила назидательно, как школьнику:

— Учёба только начинается. Был только разгон. Всё только впереди.

— А между прочим, мы ещё не познакомились. Меня зовут Олег.

— Ну я Рита. И что? И вообще, я не люблю слово «ещё»: в нём незаконченность решения, или исполнения, или отсутствие цели.

«Странная какая, девчонка совсем, а рассуждает, как взрослая», — но Олега заинтригован.

Музыка кончилась, Рита направилась к подоконнику, Олег шёл за ней, но разговор при этом не прерывался:

— Рита, а ты снова собираешься учиться?

— Конечно, а как же? — удивлённо уставилась Рита на Олега. — А ты?

— Я закончил военное училище только потому, что не хотел огорчать пап… отца, он полковник, хочет, чтобы я династийно пошёл по его стопам.

— А ты?

— А я… Мне математика хорошо даётся, задачки, как орешки, щёлкаю. Я вообще-то мечтаю в университет, на математический факультет.

— Неужели уступишь отцу?

— Я хочу попробовать сдать экзамены, е если удачно…

— Опять.

— Что «опять»?

— Опять незаконченность решения, или исполнения, или отсутствие цели, как в «ещё».

Олег серьёзно уставился на Риту: удивительная девчонка, снова его поражает.

Так они болтали, а вернее, беседовали; болтали Ритины подружки с кавалерами у буфета, стоя у стен, «кадрились», строили глазки, жеманились — всё, как положено природой в юности.

Музыка гремела, юные выпускницы танцевали без устали, завязывались дружбы и симпатии, щёчки краснели, глазки блестели, ребята следили за выправкой, в больших стёклах окон смотрели на своё отражение — всё нормально, впечатление должно производить.

Темнело. Рита вдруг встрепенулась:

— Ну всё. Хорош. Надо домой.

— Почему так рано?

— Надо ещё позаниматься. А чего ты смеёшься, Олег?

— Да ты же не любишь слово «ещё».

— Ну… не в таком контексте. Я пошла.

— Можно я тебя провожу?

— А зачем?

— Ну как зачем? Я же был твоим кавалером на балу. И должен проводить… даму.

— Ничего ты не должен. Ну проводи.

Они вышли из здания училища, тёплый вечер с запахом цветущей сирени ударил в нос, переулок пуст, в высоком окне противоположного дома малиново блеснула полоска заката — это всё было бы похоже на романтический вечер, если бы Рита была бы способна к романтике. Но её волновали лишь режим, точное расписание занятий, однако раздражения она не чувствовала, подышать воздухом полезно для занятий.

Однако новое знакомство несколько чем-то смутило Риту.

Они, может быть, е щ ё поговорили бы, но Рита увидела свой троллейбус, пересекший их переулок и подкатывающий к остановке на основной улице.

— Мой троллейбус! Пока, — и спринтером рванула за троллейбусом.

Олег ничего не успел ни сказать, ни спросить, ни попрощаться, — белая блузка мелькнула уже в троллейбусе, в жёлтом свете салона.

Он столбом стоял, не понимая, обижаться ему или нет, Рита что-то в нём растревожила, взбудоражила. Решил вначале обидеться, потом раздумал: «Подумаешь…» — решительно повернул вниз по улице в сторону метро.И только в вагоне кольнуло Олега лёгкое разочарование: кроме имени, он ничего о ней не знает, ни телефона, ни адреса…

2
Рита поступила в университет — с триумфом. Училась рьяно, подгонять палкой не нужно. Успевала и в любимую консерваторию бегать, и в Ленинке сидеть часами, зачёты сдавала успешно и, как в педучилище недавно, преподаватели Риту заметили и выделяли.

В группе сокурсников всегда ровна, дружелюбна, но вечеринок избегала, на танцы не ходила вообще, не вспоминая выпускной бал юности.

Однажды Рита уступила подругам, не одобряющим её «учебный фанатизм», согласилась пойти в университетский клуб на вечер, посвящённый переходу на третий курс.

Суета, громкие разговоры, шутки, бодрые песни под гитару, а затем традиционные танцы — всё это неплохо, но Рита вскоре заскучала, как вдруг:

— Давай потанцуем?

Она повернулась: высокий опрятный парень, церемонно по старинке щёлкнув каблуками, склонил голову и протянул руку даме. В нём явно чувствовалась военная выправка.

— Ну… Я не знаю. Ну давай.

Парень вёл «даму» неплохо, но Рита, двигаясь почти машинально, сбивалась с ритма, и парень не единожды наступал ей на туфли.

Вдруг он резко остановился:

— Стоп! Такое подобное со мной уже, кажется, бывало. Ага, а тебя случайно не Ритой зовут?

Она не удивилась: здесь многие знают друг друга.

— Ну. Рита.

Олег и обрадовался, и раздосадовался одновременно её странностям: равнодушная, невнимательная. И всё же напомнил:

— А помнишь выпускной бал, у вас, в педучилище? Ты тогда была в белой блузке, мы танцевали, ты отдавила мне ноги несколько раз, а потом я тебя провожал, а потом ты убежала на троллейбус и не попрощалась даже, помнишь? Я — Олег.

— А-а-а. Да-да. Припоминаю. Ну да.

Рита вдруг осознала, что не только припоминает этого парня, но и смущена новой встречей с ним, однако то ли гордость, то ли опасность увлечься чем-либо помимо тяги к знаниям остановила её откровенность.

— Так значит, Рита, ты поступила. А я тоже, если помнишь, решил не идти по военной части, поступил на физмат, учусь, как и ты, в университете.

— Это очень хорошо. Ты молодец, что своего добился… Олег, да? Ну ладно. Ну всё, домой пора.

— Как — домой?! Вечер ещё не закончен. — И улыбнулся: — Ты по-прежнему не любишь слово «ещё»?

— Да ерунда. Ты извини, мне завтра рано вставать.

— Давай я тебя хоть немного провожу?

— Ну… давай.

Вечер был ну вот точно такой же томный, располагающий к откровениям, вечером владела яро цветущая черёмуха, акварельная синева неба медленно стекала на город.

— Ой! Мой троллейбус, — вскрикнула Рита и, не успевая или забыв попрощаться, помчалась догонять его.

Он столбом стоял, не понимая, обижаться ему или нет, Рита опять что-то в нём растревожила, взбудоражила. Решил вначале обидеться, потом раздумал: «Подумаешь…» — решительно повернул вниз по мосту в сторону метро. И только в вагоне кольнуло Олега лёгкое разочарование: кроме имени, он ничего о ней не знает, ни телефона, ни адреса…

3
…Как же это несправедливо — всё время стремиться учиться, учиться, учиться — и вдруг: стоп! Начинаются интересные вопросы: а ради чего? Ну вот, скоро диплом в кармане, между прочим, опять «красный», с отличием. Ну и что? Только сейчас, спустя пять университетских лет, Рита стала соображать, что «чистое искусство», наука ради науки — это глупо. Пора уже отдавать всё, что накоплено в твоей голове, твои знания, привязанность к специальности… Но вот где применять их? Вопрос.

А неутомимая жажда знаний подсказывала Рите, что есть е щ ё аспирантура. А там посмотрим.

…В просторном наряженном зале университета вручали дипломы, награды, подарки — сначала отличникам.

Рита уже не юная выпускница педучилища, уже взрослая, но огневая, кипящая молодостью, задором девушка. Её любили товарищи, студенты, уважали преподаватели за весёлый характер, но при этом не понимали, особенно подруги, почему она так равнодушна ко всяким вечеринкам, не презрительно-высокомерно, а просто относилась к ним «никак», считала, что не имеет права тратить впустую время, когда столько всего интересного, развивающего ум: книги, музыкальные и литературные концерты, турпоходы, а главное — учёба.

При этом она довольно симпатична, но одевалась принципиально отличительно от молодёжной моды: туфли не любила, предпочитала кеды, а позднее кроссовки, разлюбила юбки и тем более платья, носила брючки; такая одежда давала ей возможность двигаться с ветром наравне, перемещаться по пространству города со скоростью своих мыслей.

Когда закончилась торжественная часть, курс Риты решил единогласно прокатиться чудесным солнечным днём на речном трамвайчике. Благо до Москвы-реки не так уж далеко, решили идти пешком.

По широким длинным ступеням МГУ молодёжь скатилась, как разноцветное драже, помчались через город к причалу.

…Рита стояла на мысу, на верхней палубе. Хорошо, что она не в юбке, иначе на ветру не выстоять. В буфете теплохода взяли лимонад и пирожные, расслабились, хохотали без причины, а точнее, любая ерунда вызывала смех — громкий, звонкий, как положено молодости.

Рите было немного зябко, хотя солнце прилично припекало. Как ни странно, серая речная вода пахла рыбой, которая исчезла из Москвы-реки задолго до рождения Риты. Теплоход медленно повторял повороты реки.

— Девушка, не хотите ли спуститься вниз, где нет ветра? А то е щ ё простудитесь… Рита?! Опять?!

Она обернулась, удивилась, затем старательно скрыла своё смущение, даже взволнованность: конечно, она узнала его…

— А ты как здесь?.. Олег.

— А мы ребятами решили прокатиться. Другие пошли на Воробьёвы горы, а мы вот… Я давно хотел, да всё некогда.

— Ты тоже — дипломированный специалист? Что будешь делать дальше?

— Да вот думаю в аспирантуру. Экзамены осенью.

— И ты, Олег, тоже?

— Что значит «тоже»?

— Ну потому что и я буду поступать в аспирантуру. Можно считать, что я уже там.

Рита испугалась, что ещё одна встреча с Олегом отвлечёт её от теперь уже от аспирантуры. Они говорили о чём-то незначительном, пока речной трамвайчик не зарулил к причалу.

Рита стала прощаться с однокурсниками, все клятвенно обещали созвониться, не теряться, не пропадать, поцелуи сопровождались «пока», «ну всё, счастливо», «созвонимся», — Олег стоял, дожидаясь своей «очереди». Но Рита, совершено вроде бы о нём забыв, вскочила на трап, на пристань, выскочила на улицу, только мелькнул голубой шарфик — и исчезла из виду.

Он столбом стоял, не понимая, обижаться ему или нет, Рита окончательно что-то в нём растревожила, взбудоражила. Решил снова обидеться, потом махнул рукой: «Подумаешь…» — решительно повернул от причала в сторону метро. И только в вагоне кольнуло Олега напряжённое разочарование: кроме имени, он ничего о ней не знает, ни телефона, ни адреса…

4
…И опять учёба, совсем не похожая не только на школу и педучилище, но даже на университетские семинары. Здесь никого не интересует, как, сколько и где ты занимаешься, главное — вовремя экзаменоваться и при этом успешно.

Рита снова окунулась в привычный ритм жизни, по-прежнему посещала Ленинку, но не отказывала себе в удовольствии ходить на концерты, музыкальные и литературные — словом, жила в привычном темпе. Однако не бросала подруг, с которыми ходила на концерты, реже — в кино.

Однажды одна университетская подруга счастливо объявила Рите, что выходит замуж и приглашает её на свадьбу.

— А как же учёба, Милка?

— Рита, ты совсем свихнулась! Я уже работаю, дорогая. Сколько можно учиться-то? Жизнь надо устраивать, отличница! Так в девках и проучишься всю жизнь.

Странно, но Рита, запряжённая, как лошадь, в телегу знаний, вообще никогда не думала не только о замужестве, но даже просто о каком-нибудь ухажёре… Правда, мелькнуло какое-то робкое воспоминание…

Свадьба Милки была настоящая молодёжная, больше похожая на студенческую вечеринку, если бы не белое платье невесты, бешеные крики «горько» и бесконечное шампанское, проливаемое на скатерть мимо фужеров.

Было множество знакомых и незнакомых лиц, но Рита в них не вглядывалась, просто радовалась за подругу, но в голове всё время крутилось: «Скоро экзамены, нельзя тратить время попусту. Здесь и без меня весело».

Она вышла на просторную лоджию, облокотилась на подоконник, заглянула вниз, с двенадцатого этажа.

— Вы чего отделились от коллектива, деву… Рита… Да что ж такое…

Она резко повернулась к Олегу лицом:

— Это снова ты, Олег.

— Везёт же нам на встречи.

— Да уж. Но я уже ухожу. Мне е щ ё надо конспект закончить, скоро экзамены. Потом защита…

— Я тебя провожу…

— Ну… да.

Вышли на улицу, странно молчали. Олег потупился, словно чего-то ждал. Город, нагретый солнцем, отдавал тепло улицам, подвалам, это тепло сопротивлялось вечерней свежести, листья замерли, не дыша; акварельная синева неба медленно стекала на город, фонари на проспекте лениво разжигались.

Они шли по проспекту, что-то тревожное ощущала Рита в своей душе… Что-то не сказанное, не совершённое, неуловимое и — волнующее. Она боялась разобраться в этом и с облегчением увидела троллейбус, летевший к остановке и избавивший её от анализа своих размышлений…

— Ой! Мой троллейбус, — вскрикнула Рита и, не успевая или забыв попрощаться, помчалась догонять его.

Он столбом стоял, не понимая, обижаться ему или нет, Рита совершенно растревожила, взбудоражила его. Решил опять обидеться, потом раздумал: «Подумаешь…» — решительно повернул вниз по проспекту в сторону метро. И только в вагоне больно кольнуло Олега разочарование: кроме имени, он ничего о ней не знает, ни телефона, ни адреса…

5
…Всё — больше негде учиться. Она выполнила «программу». Теперь точно надо думать о профессии: куда идти? Чем заниматься? Ей даже стало страшно: как же так? — она же всегда с книгами, учебниками, в библиотеках, и вдруг будто споткнулась: всё! Пришло время — жизнь на стипендию кончена. Нужно работать.

Другие мысли вообще не приходили Рите в голову, только изредка она чувствовала странное беспокойство, тревожную грусть, но откидывала их прочь, как волосы с плеч, и вдумчиво размышляла: где? кем работать? К чему тянуться? Как определить тот стержень, который станет её опорой, чтобы вновь обрести равновесие, смысл жизни и чью-либо потребность в ней самой и её знаниях?

А ведь уже не за горами тридцать… А будущее пугает её неизвестностью, как школьницу, стоящую на распутье: кем быть?

Рита решила посоветоваться с любимой преподавательницей в университете — Натальей Николаевной, которая очень хорошо к Рите относилась. Она жила недалеко от университета, на Мичуринском проспекте.

Рита заспешила к ней, как всегда, стремительно не откладывая принятого решения. Дверь открыла сама хозяйка, приобняла Риту, позвала в столовую — пить чай с вареньем, каковое творила сама, угождая внукам.

— Проходи, дорогая, я тебя сейчас познакомлю, ко мне мой племяш приехал в гости. Познакомься, Рита, это…

— Опять ты?! — вскрикнул Олег, вскакивая из-за стола, резко отодвинув ни в чём неповинную чашку. — Мне это надоело!! Сейчас ты опять убежишь, рванёшь в свой троллейбус — и поминай как звали!!! На-до-е-ло!

— А ты… А ты… ты всё время путаешься у меня под ногами… Олег…

Наталья Николаевна удивлённо перекидывала взгляд с Олега на Риту, не понимая, почему они, такие милые, дорогие ей люди, так злятся друг на друга?

Олег яростно выпалил:

— Лучший способ избавиться от случайных редких встреч это…

— Да! Да!

— Всё! Надоело! Пошли!

Рита тоже решила положить этому конец и заорала на Олега:

— Мне! тоже! надоело!!! Пошли!

Наталья Николаевна растерянно крикнула им вслед:

— Олежек, милый, ты куда? Рита! Куда же вы?!

— В загс! — Олег пропустил Риту вперёд и хлопнул дверью.

Cвидетельство о публикации 551886 © Ирина Голубева 11.07.18 20:58
Число просмотров: 16
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 2)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 329
Из них Авторов: 8
Из них В чате: 0