Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр:
Форма:
Дата: 11.06.18 18:19
Прочтений: 33
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 1)
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Динозаяц и его обстоятельства (2017-2018)
Динозаяц и обстоятельства со звуками
Однажды Динозаяц понял, что дома уже не высидеть, и значит, надо собираться в путь. Он с укоризной посмотрел на перевернутый вверх колесами велосипед.
– Сам виноват, – сразу сказал Арни.
Накануне сдулась вторая подряд камера. Оказалось, что на морозе резина трескается, а Динозаяц, надо отдать ему должное (или забрать, смотря чего мы хотим добиться), катался по морозу. И дырки в камерах образовались возле ниппеля, в таких местах, которые заклеиванию не поддаются. Динозаяц проверял.
– Ну виноват, – пожал плечами наш велосипедист-экстремал. – Отдыхай, я тебе новую камеру через неделю привезу из города.
Он посмотрел прогноз погоды, вздрогнул, и мурашки попозли по его затылку.
– Брысь, – сказал он мурашкам, и те разбежались.
Динозаяц надел штаны, еще штаны; потом кофту, еще кофту, бафф, еще один бафф.
– И снится нам не рокот космодроооомаааа, – напевал он песню, которую всегда напевал в таких обстоятельствах. – Не эта ледяная синеваааа...
Одевшись, Динозаяц оглянулся, все ли в порядке. Обстоятельства тоже оглядели Динозайца. Была еще работа. Одну работу оставалось только причесать на прощание, другая пока так валялась, разбросав подлежащие, сказуемые и прочие частицы.
– Иди на место, – хозяйственно поманил Динозаяц звук часов, который спал на печке.
Звук, зевая, вернулся в часы, и они затикали. Все остальные звуки были на месте: тихий рыбий плеск воды в трубах, поскрипывание стула, шелест компьютерного жесткого диска.
– Я скоро вернусь, – сказал Динозаяц обстоятельствам и звукам.
И ушел, забрав с собой только один звук: звон в ушах.
Снаружи была, как ни странно, не ледяная синева, а ослепительное солнце.
– Надо же, какой чудесный день. Классика от Александра Сергеевича, – подумал Динозаяц.
– Мороз и солнце, – ответила классика, – совершенно верно, сударь!
Динозаяц медленно брел и всячески шаркал вдоль этой классики своими валенками по имени угги. По пути пришлось придумать повод для похода: лимон. Образ лимона стоял перед глазами ярко, как живой.
– Непременно к чаю, – сказал живой лимон. – И шоколадку.
В магазине его взвесили и отпустили Динозайцу в рюкзак. Туда же временно нырнула шоколадка.
– Временно, – рассуждал Динозаяц, – потому что шоколадки у меня почему-то быстро кончаются.
И он снова зашагал по укатанному до блеска снегу, уже бодрее, даже снял капюшон и перчатки. Становилось жарко. Путь к дому общей протяженностью четыре километра пролегал мимо магазинов, где Динозайца дожидались еще разные вкусные поводы. Например, фасоль в банке, творожная масса с изюмом, кефир.
– Вот так выйдешь из дому ненадолго пройтись, – недоумевал Динозаяц, кряхтя под тяжестью поводов, – а возвращаешься через час с полным рюкзаком и пустым кошельком.
Дома все спали: и люди, и коты, и звуки, и обстоятельства. Зато проснулся телефон и сказал:
– Дилинь.
Это означало, что в Динозаячью почту пришло письмо.


Динозаяц и приставка
Однажды Динозаяц задумался, как правильно присовокупить к его благородному имени не менее благородную приставку «земледелец».
– Диноземлец? – бормотал он, втыкая лопату в землю и переворачивая комья. – Нет, похоже на «иноземец».
– ЗемлеДинозаяц? – продолжал он раздумывать, проводя граблями по вскопанному, чтобы измельчить крупные комки. – Тоже не годится, выходит какой-то земляной Динозаяц.
– А может, ДиноЗемледелец? – не унимался он, высыпая из пакетика крошечные семена цветов, похожие на щепотку пыли. – ЗемлеДиноделец? Или вообще Динопашец? А также делец? Нет, не годится, делец из меня никакой. Но пашец – это тот, кто пашет, а я еще и сею! Динозасеватель?
Ветер шевелил подрастающую травку, солнце освещало скудные землепашеские труды новоявленного земледельца, а он продолжал задумываться. Потому что чем еще заниматься в ожидании, пока цветы проклюнутся?
Тем более, если в земледелии ты пока еще любитель. Цветов.


Динозаяц и политический прогноз
Однажды Динозаяц разговаривал с некоторым фермером о погоде. Потому что о чем еще с ним разговаривать, толком не знал.
– Снова дожди обещают, – вздохнул Динозаяц.
– Где? – оживился фермер.
– В Киеве.
– А-а, в Киеве, – потерял интерес фермер.
– Я как раз собирался ехать 20 мая на свой велосипедный праздник, Всеукраинский Велодень. А прогнозы говорят – дождь будет. Жаль...
– Ерунда, – уверенно отрубил фермер. – Это политический прогноз погоды.
– Как это? – изумился Динозаяц.
– Очень просто. Ты замечал, что задолго до праздников все как один прогнозы обещают на нужные дни непогоду? Вот на девятое, например. На первое и второе тоже, кстати.
– Действительно...
– А потом, когда праздники уже вот-вот, практически завтра, – никаких дождей нету. Они всё врут! Это специально, чтобы люди на демонстрации и митинги не выходили. Чтобы дома сидели, у телевизоров.
Динозаяц не поверил, но задумался. Пока он думал, прошла неделя, потом еще несколько дней – и на 20 мая уже никаких дождей в прогнозе не осталось. А осталась, наоборот, солнечная погода.
– Надо же! – сказал Динозаяц, вспоминая, что и раньше так было. – Политический прогноз погоды! Я-то думал, что политическими бывают только заключенные, кампании, свободы, деятели и, в конце концов, вопросы...
И он понял, что в вопросах погоды фермерам следует доверять больше, чем синоптикам.


Динозаяц и подвиг
Однажды Динозаяц задумался о том, что такое подвиг.
– Доблестное, важное для многих людей действие, – охотно ответил ему гугл.
– Что значит доблестное? – не унимался Динозаяц. – И чем важное? Для каких людей?
Гугл понял, что от Динозайца ему так просто не отделаться.
– Тогда, например, героический поступок, совершенный в трудных условиях, – осторожно сказал он.
Динозаяц задумался. Что такое трудные условия, он мог себе представить. Но опять-таки возникает много вопросов. Чем трудные? Для кого?
Во время этих размышлений Динозаяц ехал в электричке. По проходу между сиденьями прошла тетка с большой корзиной, укрытой платком.
– Пирожки, пирожки, – объявила она. – С капустой, картошкой, творогом, беляши с мясом.
– Ой, пожалуйста, нам пирожки! – воскликнули две девушки.
Тетка приземлилась рядом с ними.
– Мне один с капустой и еще один с картошкой, – сказала первая девушка.
– А мне тогда тоже один с капустой, один с картошкой и еще один с творогом! – не растерялась вторая.
Первая, судя по выражению лица, задумалась, не взять ли ей беляш с мясом. Продавщица распахнула недра корзины, оттуда взвился горячий пирожковый пар. Он пыхнул и пахнул. Он распространился на весь вагон. Пассажиры закричали: «И мне! И нам!» Пирожки шли нарасхват.
Динозайцу очень хотелось пирожка. С чем угодно, но лишь бы вот этого, горячего, пронзительно пахнущего. Но Динозаяц хорошо знал свой организм. Они с пирожком несовместимы.
– А может, чуть-чуть? – спросил Динозаяц.
– Нет, – ответил организм. – Будет плохо.
– Это если целый съесть. А если маленький кусочек?
– А остальное?
– Ну, выбросить...
– Ха-ха.
Тогда Динозаяц изо всех сил напряг силу воли и не купил пирожок. Он сидел, гордо глядя по сторонам, и вдруг подумал: это же подвиг!
– Трудное ли это условие, когда пирожки нечеловечески пахнут? – спросил он сам себя. – Да, трудное. Героический ли это поступок – не купить пирожок в таких условиях? Да, героический.
Прошла минута.
– Секундочку, – заволновался наш дотошный герой. – Но ведь это не поступок, а наоборот! Не действие, а бездействие!
Он еще ненадолго задумался, и торжественно произнес:
– Надо внести в гугл новую формулировку: подвиг – доблестное, совершенное в трудных условиях бездействие. И кстати, важное для многих людей: ведь если бы я купил пирожок, кому-то он бы не достался!


Динозаяц и письма
Однажды Динозаяц давал интервью. Его спросили:
– Какой способ общения вы предпочитаете, разговоры по телефону или переписку?
– Само собой, переписку! – ответил Динозаяц. – Я регулярно пишу письма.
– И как же вы это делаете?
– Каждую фразу редактирую многократно, добиваясь точного звучания мысли с помощью минимума слов. И, добившись, не отправляю письмо. Даже не пишу.
– Значит, редактируете в голове? Но почему не отправляете?
– Ведь в любом случае всё будет так, как будет, с письмом или без. Зато мои корреспонденты находятся в счастливом неведении относительно моих писем.
Динозаяц отвернулся от зеркала и добавил многозначительно:
– Поэтому я с полным правом могу считать себя человеком-невидимкой.


Динозаяц и нога
Однажды Динозаяц с удивлением обнаружил, что его перестала слушаться нога.
– Эй, нога, ты чего там вытворяешь? Сейчас же перестань болеть!
-– Хочу и буду, – заупрямилась нога. – Устала я твои педали крутить. В отпуск мне надо! Солнечные ванны принимать, массажем наслаждаться. У тебя вон правая есть пока, пользуйся.
Оторопел Динозаяц от такой неслыханной наглости.
– Мне обе нужны! – закричал он.
Но левая уже укатила в отпуск. Билеты-то заранее куплены, не пропадать же.
– Бычков сушеных привезу! – крикнула из вагона.
Остается теперь Динозайцу только ждать ее возвращения. И надеяться, что она вернется отдохнувшей.


Динозаяц и стены
Однажды Динозаяц выписался из больницы домой. При этом друзья ему говорили, а знакомые писали в соцсетях:
– Дома и стены помогают!
Дома Динозаяц долго лежал, глядя в потолок. Сидеть ему было нельзя, только стоять и лежать.
– Долго не простоишь, – с присущей ему мудростью рассудил Динозаяц, – ноги отвалятся. А лежать можно сколько угодно!
Однако лежать оказалось ужасно скучно. Ничего интересного на потолке не было. Читать пробовал – рука устает телефон держать. Аудиокнигу слушать пытался – вообще засыпал.
– Ну и что же вы, стены? – упрекнул Динозаяц. – Почему не помогаете?
Стены удивились.
– Я помогаю, – сказала передняя стена. – На мне часы, и велосипед ко мне прислонен. Ты все время смотришь то на часы, то на велосипед.
– А я, я тоже помогаю! – воскликнула правая. – Дверь во мне, она ведь тебе нужна!
Левая стена мягко усмехнулась. Она-то уж точно помогала, Динозаяц возле нее спал и к ней прислонял свои больные ноги.
А задняя стена промолчала, ее вообще не было видно из-за всяких дверей и стройматериалов. Она так и осталась частью складского помещения.
Динозаяц хотел спросить, чем же именно стены ему помогают, так как явно ощутить этого не мог. Однако он заметил: стоит ему днем выйти наружу, на горячее или теплое (в зависимости от погоды) солнце, как сразу легчает.
– Эврика! – заявил Динозаяц. – В смысле, теперь все понятно. Внутренние стены объединяют свои усилия с наружными, и тогда дело идет на лад!
С этой минуты он все время выходил на солнце.
– Чтобы стенам легче было мне помогать, – объяснил он котам.


Динозаяц и зарытые в землю таланты
Однажды Динозаяц, оглядывая огород, задумался.
– Все растет, все колосится, – заметил он, разговаривая, по обыкновению, сам с собой.
Особенно резво колосился бурьян. Он вел, так сказать, круглосуточную битву за урожай. Хотя его то и дело вырывали с корнем.
– Это потому, – рассудительно сказал Динозаяц, – что земля в наших краях такая. Что ни ткнешь в нее, все вырастет.
Он вспомнил поговорку о зарывании талантов в землю, и вдруг подумал: а ведь в этом что-то есть! И может быть, есть совсем не то, что привыкли под этим понимать!
– То есть, к примеру, у меня так много талантов, что просто руки не доходят все их развивать, – продолжал думать вслух Динозаяц. – Тогда я сосредоточусь на одном-двух, а остальные зарою в землю! Да?
Помидоры, кукуруза, капуста и остальные, не такие культурные растения, молчали. Но слушали с интересом.
– И они там созреют, наберут силу, окрепнут. Так? А осенью я их выкопаю, и...
Динозаяц задумался. Что «и»? Как применять новые таланты одновременно со старыми? Где взять для этого время и, главное, возможности?
– Если это музыкальный талант, тогда надо покупать пианино, – испугался наш огородный мыслитель. – Или арфу? Гитару? Хм... Талант фотографа? Нужна фотокамера... Гончара? Глина, печь для обжига, станок с кругом. Кинорежиссера? Ой!
Навскидку перебрав в уме несколько талантов, Динозаяц понял, что все они не могут существовать сами по себе, а требуют материальных затрат. Тогда он начал прохаживаться по огороду, рассеянно поглаживая что-то колосящееся. И потом воскликнул:
– Придумал! Пусть таланты выкапывают те, кому они нужны!
Динозаяц с новым интересом окинул взглядом участок. В земле было зарыто полным-полно замечательных, полезных и совершенно необходимых человечеству талантов. И он отправился в дом, к ноутбуку, сочиняя по пути объявление о том, что зовет желающих на сбор урожая. Где последняя строчка будет такая: «Возьму недорого».


Динозаяц и открытие
Однажды Динозаяц сделал открытие.
– Оказывается, земное притяжение усиливается! – объявил он.
– Как усиливается? – спросили его.
– С годами, – ответил Динозаяц. – С годами сила гравитации всё сильнее распластывает нас по кровати. Поэтому так трудно с нее вставать.


Динозаяц и склероз
Однажды Динозаяц вспомнил: проезжая как-то раз по дальней улице, увидел он боковым зрением магазин «Сова», и удивился.
– Надо съездить, убедиться, – сказал Динозаяц. – Чтобы сову это разъяснить, как сказано у классика.
И поехал. Точно, «Сова»!
– Снаружи часы работы не написаны, – сказал Динозаяц, изучая входную дверь магазина и все его стены. – Неужели круглосуточный, и правда магазин для сов?
Оказалось – нет. Работает с восьми до девяти, как выяснил наш герой, зайдя специально внутрь. Купил он шоколадку, чтобы возвращаться не с пустыми руками, вышел и подумал:
– Не, я так не играю. Если «Сова», то открываться он должен в час дня, или даже в два. Правильно?
– Допустим, – ответил ему внутренний голос.
– А закрывается пусть в четыре ночи, – продолжал Динозаяц. – И вообще, требую для равновесия открытия магазина «Жаворонок»! Он будет открываться, наоборот, в четыре утра, а закрываться примерно в два дня.
– Ты же не жаворонок, – произнес внутренний голос.
– Но и не сова! Могу лечь рано и встать рано. А могу поздно и то и другое. Я вообще непонятно кто.
– Ты Динозаяц.
Рассуждая таким образом, довольный собой Динозаяц ехал на велосипеде, и отъехал уже довольно далеко. Как вдруг спохватился: он же хотел сфотографировать магазин! Чтобы выложить фотографию в подтверждение своего рассказа... Хотел, но забыл. А возвращаться – это, что ли, опять в гору подниматься? С которой он уже так лихо скатился? Ну уж нет.
Вдруг внутренний голос открыл рот и ехидно сказал:
– Требую открытия магазина «Склероз». Специально для таких вот динозайцев, которые всё забывают.
– Не всё!
– Но многое. А в этом магазине все забытые покупателем вещи будут хранить. Кредитные карты, кошельки, продукты, зонтики, шляпы сумки. И звонить покупателям: дескать, не переживайте, мы ваши вещи храним.
– Да! А еще лучше – чтобы курьер развозил рассеянным покупателям их вещи! – подхватил Динозаяц. – Это же сколько радости людям будет. И в таком магазине работать курьером будет специально подобранный, прошедший тесты и экзамены человек.
– Представляю, какой будет конкурс, – вздохнул внутренний голос.
– Это уж как водится. Но мне опасаться нечего: сам я эту должность придумал, сам на ней работать и буду, никому не отдам.


Динозаяц и тот, который
Однажды Динозаяц долго не рисовал. Чем он занимался, сказать трудно: он сам не знает. Скорее всего, писал слова и выкладывал их в социальных (почему-то) сетях. Так вот, однажды Динозаяц поднял голову от слов в ноутбуке – и ахнул.
– Какие красивые картины! Это кто же такие нарисовал? Неужели я?
– Ты, – подтвердил внутренний голос.
Динозайцу сделалось завидно.
– Ты смотри, как тот я рисует! – проговорил он. – Тот, который не пишет. Мне нравится! Я тоже так хочу!
– А кто тебе мешает? – удился внутренний голос.
Через некоторое время Динозаяц снова начал рисовать. Рисовал, рисовал... И однажды сел перечитать свои тексты.
– Черт побери! – воскликнул он. – За что ни возьмешься у него, у того, который пишет – всё так интересно! И я так хочу!
Внутренний голос решил на этот раз промолчать. Потому что все равно он сделает по-своему. Разговорами никакого толку от Динозайца не добьешься.
Ни от того, ни от этого.


Динозаяц и поезда
Однажды Динозаяц услышал, как заспорили поезда.
– Моя работа важнее! – сказал поезд Киев-Москва. – Я перевожу людей из одной страны в другую. И я удобный, они могут лежать, спать.
– Не могут! Их пограничники все время будят, – возразил поезд Москва-Нижний Новгород. – А вот я мчусь с такой огромной скоростью, что мои пассажиры просто не успевают уснуть: раз – и они уже приехали.
– Они бы и спали, но у тебя только сидячие места, – вступил в спор поезд кольцевой дороги между терминалами аэропорта JFK. – Самая важная работа у меня! Ведь если бы я не подвозил людей к нужным терминалам, то самолеты не летали бы, а стояли без дела!
И только Динозаяц, которому в свое время приходилось ездить всеми этими поездами, не спорил ни о чем. Просто потому, что он вообще не любил спорить.


Динозаяц и неправильно
Однажды Динозаяц подумал:
– Неправильно всё устроено в жизни. Останешься в гостях на подольше – утомишь людей и, главным образом, устанешь сам. Не успел уехать – уже скучаешь.
Полежал немного и снова подумал:
– Хотя встречаться же надо. И скучать не вредно. Значит, правильно всё устроено в жизни!
И, успокоившись, он повернулся на другой бок.


Динозаяц, тринадцатый час и дали
Однажды Динозаяц посмотрел на часы. Шел тринадцатый, считая от полуночи, час этого удивительно солнеч...
– Секундочку, – перебил его идущий час. – В том...
– Уважаемый, – перебил его Динозаяц, – у вас этих секундочек три тысячи шесть...
– Ну, минуточку, – перебил он его.
– А этих шестьдесят!
– Да я не в том смысле! А в смысле – цурюк, хальт, стой, погоди!
– Почему? – удивился Динозаяц.
– В том-то и дело, что я иду, а вы, уважаемый, едете! Не успеваю.
Странно, подумал Динозаяц. Про час обычно говорят, что он не только прошел, но и пробежал, пролетел и промчался. Как же он может не успевать?
– Быстро едете, – пояснил тринадцатый час. – У вас велосипед есть, а у меня нету.
Динозаяц действительно выехал на велосипеде из дому. Ведь шел уже аж тринадцатый час этого удивительно солнеч... (наконец-то дали додумать) ...ного дня, когда стало тепло настолько, что можно было снять перчатки. И тем более, велосипедную шапку – чтобы солнце пригрело макушку.
– Я поехал в дали, – пояснил Динозаяц. – Давненько я в дали не выезжал, а тут такое солнце, понимаете?
– Зачем ехать в дали? – поинтересовался тринадцатый час.
Тут в разговор вмешались дали.
– Обязательно надо к нам ехать, – сказали они. – Грустно быть все время далями. А если к нам кто-нибудь приедет, мы становимся близями.
– Конечно, это веселее, – вздохнув, согласился час.
Присутствующие помолчали. Динозаяц посмотрел в пока еще дали, которые по мере приближения к ним становились все ближе. Вблизи дали были желтыми, вдали пока еще зелеными. Это зеленели не поддающиеся осени, упрямые большие деревья.
– А ко мне не надо ехать, – сказало недостроенное здание справа по борту. – Я тут на перекрестке все время стою.
– Некрасивое, – поморщился тринадцатый час. – Молчало бы лучше.
– Ага, – поддержали дали издалека. – Зияешь своими этими... Черными малевичами.
– Давайте будем политкорректными, – промолвил Динозаяц. Он был самый тактичный Динозаяц в мире. – Глядите, как красиво смотрится золото деревьев на фоне здания. Осенний дизайн!
Здание заулыбалось всеми своими кирпичами и начало прихорашиваться. А Динозаяц посмотрел вдаль и увидел загадочный ангар с загадочной надписью Roshen и цифрами на боку.
– Наверное, там делают шоколадки, – сглотнул сладкоежка Динозаяц.
– В таком большом такие маленькие? – усомнился час. – Ангар такой огромный, занимает почти все дали! Там, скорее всего, делают инопланетян.
Тем временем Динозаяц уже проезжал мимо больших деревьев. Вдруг послышался шум. Все присутствующие заозирались по сторонам: откуда шум? И выяснили, что это шелестят листья деревьев.
– Почему так громко? – спросил Динозаяц у близких теперь уже далей.
– Они же большие, – ответили те. – У них много листьев, ветер дует и поднимает шум. Таким способом деревья разговаривают друг с другом.
Динозаяц задумался.
– Выходит, когда ветра нет, они молчат? – спросил он.
– Хыхы, – сказал ветер и подмигнул.
Динозаяц удивился: чем ветер подмигнул, где у него глаза? Впрочем, и рот у него тоже где, ведь он же сказал «Хыхы»...
– Должно быть, это трудно – молчать, хотеть что-то сказать и не мочь. И ждать для беседы ветра, – задумчиво промолвил Динозаяц.
– Хыхы, – снова сказал ветер и снова чем-то подмигнул.
А вот и знак с нарисованным паровозиком, подумал Динозаяц. В прошлом году он тут стоял, и в этом стоит. Кажется, в тот раз хотела появиться сказка про паровоз, который устал работать, и...
– Секундочку, – перебил паровозик. Сегодня Динозайца все перебивали. – Напишите вначале сказку, а потом уже рассказывайте. А то целый год прошел, а сказки все нет.
– Извините, что перебиваю, – перебил тринадцатый час, – но мне пора. Мой час закончился. Вот мой коллега.
– Привет, – сказал четырнадцатый час. – Как дела? Я что-то пропустил?
– Нет, – ответил самый лаконичный в мире Динозаяц.
И развернулся, чтобы ехать домой. Ветер, который до сих пор подталкивал его в спину, начал дуть в лицо. Крутить педали стало вдвое тяжелее.
– Вот теперь понятно, что имел в виду ветер своим хихиканьем и подмигиванием, – философски заметил Динозаяц.


Динозаяц и вывод
Однажды Динозаяц пришел к выводу. Тот как раз сидел дома, и, не дожидаясь вопросов, воскликнул:
– Вы только посмотрите на него!
Динозаяц оглянулся.
– На кого?
– С его вредными привычками и еще более вредным характером! – не слушая, продолжал вывод. – С любовью к ночной колбасе, дневному сну и потрясающей лени. С его нежеланием действовать!..
Просветленный Динозаяц подумал: "Как хорошо, что я один. Ради редкого мимолетного желания теплых объятий мучить другого человека? Нет уж!"
Подумав так, он развернулся и бодро укатил в туман.


Динозаяц и доходчивость
Однажды Динозаяц должен был что-то сделать, но у него все никак руки не доходили. Поэтому, когда ему позвонили, он так с досадой и сказал:
– Извините, у меня руки не дошли.
Он положил на место телефон и вдруг услышал:
– Безобразие.
– Кто тут? – оглянулся Динозаяц.
– Это мы, ваши руки.
– Динозаячьи, что ли?
Динозаяц принялся рассматривать свои руки, поворачивая их то так, то эдак.
– А чьи же еще? Вы только что заявили по телефону: дескать, руки не доходят. Но мы, простите, и не могли дойти!
– Почему это?
– Потому что мы же не ноги! Это ноги могут доходить, доходить и дойти. А мы, руки – только дотянуться.
Динозаяц задумался. Тут в разговор вступили его ноги:
– Действительно! Зачем перекладывать лишнюю работу на и без того достаточно загруженные ноги? Вместе с ответственностью. Не надо нам ни того, ни другого. А то ишь! Всё на свете на нас перекладывают.
– Например? – спросил владелец ног.
– И доходы вы на нас перекладываете, и доходчивость своих слов, и безвыходность ситуации – это когда говорите, что дошли до ручки.
Динозаяц задумался так глубоко, что едва не утонул. Но все-таки выплыл, отряхнулся и сказал:
– Да, вот так оно в жизни всегда и происходит. Одни пашут и все на себе тащат, а другие только на них всю ответственность перекладывают. А сами ничего не делают.
Руки и ноги с ним согласились. После чего все дружно отправились спать.


Динозаяц и шоколадка
Однажды Динозаяц долго ходил с задумчивым видом, а потом заявил:
– Вселенная полна тайн и загадок!
– Подумаешь, – ответили ему. – Это давно известно.
– И я обнаружил еще одну! Если у тебя есть шоколадка...
– Она у тебя есть?
– Нет, но неважно. Итак, она у тебя лежит в ящике стола. Лежит, лежит... И ты ее не трогаешь, потому что на диете. А когда ты на диете, то шоколаду тебе уже и не хочется.
– Ну и сила же воли у Динозайцев.
– Но стоит отломить самый маленький кусочек... Оооочень маленький, просто так, к чаю. Крохотный, незаметный. Казалось бы, что может случиться от маленького кусочка?
– Что?
– А то, что ты не остановишься, пока не слопаешь всю плитку!!!
– Я?!
– Ну я, неважно. Причем таинственность заключается в том, что как бы далеко ты не ушел от шоколадки, как бы крепко ни запирал ящик стола, комнату, дом – ничего не поможет. Можешь даже уехать. Завалить стол кирпичами. Словом, любыми способами спасать шоколадку – это ей не поможет. Потому что, – тут Динозаяц поднял вверх указательный палец, – однажды начатая шоколадка будет неудержимо и неизбежно съедена до последней крошки!
После непродолжительного молчания раздались продолжительные аплодисменты. Довольный Динозаяц поклонился своему отражению в зеркале и ушел записывать открытие.


Динозаяц и утреннее время
Однажды Динозаяц проснулся бодрый и веселый.
– Странно, – подумал он. – Чего это я? Неужели уже утро? Тогда пора вставать.
Он встал и посмотрел на часы. Стрелки показывали три часа ночи по киевскому времени.
– Не может быть, – не поверил Динозаяц.
Часы обиженно промолчали. Ходишь ему тут, тикаешь круглосуточно, а он не верит!..
– Я проснулся куда-то не сюда, – упрямо заявил Динозаяц. – У вас тут ночь. А я проснулся туда, где утро!
Напевая «Я спросил у гугла, где меня проснулося» на мотив «ясеня», он открыл ноутбук.
–Так! Будем считать утром восемь часов. Сейчас восемь утра в Таиланде... Неплохо! В Бандунге, Индонезия – хорошо! Там тепло. В Барнауле, Россия... Нет-нет, не надо, уберите! В Ханое, Вьетнам – годится.
Чтобы не бездействовать, а с пользой истратить данные ему в ощущениях бодрость и веселье, Динозаяц продолжал думать. А вдруг он проснулся не в восемь, а в девять?
– Где у нас девять, гугл? Ага. Кота-Бару, Малайзия – там коты водятся, что ли? Беру! Ухань, Китай – ну, такое... Улан-Батор, Монголия – нет, ни за что! Кесон-Сити, Филиппины – вот! Вот куда я проснулся.
Теплолюбивый Динозаяц очень обрадовался. Особенно тому факту, что в Кесон-Сити средняя годовая температура 27,8 °C, средняя температура января 27 °C, а июля – 28,3 °C.
– Это же просто мечта! – размечтался Динозаяц.
Он вгляделся воображением в город. Нормальный город: и небоскребы есть, и особенно пляжи с пальмами.
После этого Динозаяц окончательно успокоился, подумав, что у него большой список всяких дел, который можно было бы прямо сейчас сократить. Но уселся досматривать сериал, чтобы понадежнее истратить утренние бодрость и веселье.
Данные ему в ощущениях.


О законах и подвигах
– Почему, – воскликнул Динозаяц, – именно в тот момент, когда ты получаешь несколько срочных текстовых заданий, а на тебе висят еще не законченные повседневные необходимости и бытовые телодвижения...
– И это кроме стратегических, обязательных к выполнению планов! – воскликнул я ему в ответ.
– И глобальных задач, – подхватил он. – Да! Так вот, почему именно в этот момент на тебя нисходит Великая Лень?
– Спокойная и нерушимая, – уточнил я, и мы оба задумались.
Долго думали мы, не выходя за рамки спокойствия и нерушимости. А Великая Лень все нисходила и нисходила, подавляя все на своем пути. И это подавление, стыдно сказать, было довольно приятным.
– Для этого феномена наверняка уже существуют законы, – промолвил законопослушный Динозаяц. – Например, закон podlosti.
– И еще бутерброда, – уточнил я.
– Это один и тот же закон, – лениво сказал Динозаяц. – Кстати, Ньютон ведь давно предупреждал, что действие равно противодействию. Какой тогда смысл действовать? Если заранее знаешь, что тебе будут противодействовать.
– А бездействие равно безобразию! – предложил я еще один закон.
И мы стали вспоминать субботу. В субботу Динозаяц совершал подвиг действий: текст закончил, редактуру сделал, план следующей работы наметил, рисовал немного, стирал вручную и машиной, распечатывал и при этом не валился днем спать, удивительный факт. А вот сегодня...
– А сегодня будет подвиг бездействия, – сказал находчивый Динозаяц.
Великая Лень ничего не сказала. Во-первых, она была занята: нисходила и подавляла. А во-вторых, разговаривать ей было лень.


Однажды Динозаяц
1.
Однажды Динозаяц понял, что он несовершенен.
– Ничего, – сказал он. – Создам душевное равновесие из собственных несовершенств, потому что его больше не из чего делать.
2.
Однажды Динозаяц понял, что что-то потерял.
– Ничего, – сказал он. – Можно жить и с ощущением утраты.
3.
Однажды Динозаяц сделался подозрителен. Его спросили, в чем дело.
– Подозреваю в себе скрытые возможности, – ответил он. – Но пока не открыл.
4.
Однажды Динозаяц сочинял в уме много разных слов, выражений и сложных в построении фраз. А в итоге написал одну строчку.
– За буйство словесной фантазии наказываю себя текстовым минимализмом, – сказал он. – Послушание такое.
5.
Однажды Динозаяц был так огорчен, что рассмеялся и долго не мог остановиться.
– Потому что никто не имеет права меня расстраивать, – пояснил он. – Даже я сам.


Об ожиданиях
Однажды Динозайцу сказали:
– Нужно говорить о своих ожиданиях.
Динозаяц задумался.
– Я слышал, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять, – ответил он.
– Тогда говорите о своих ожиданиях и догоняниях! Догнали?
– Вот теперь догнал, – ответил Динозаяц.
Но все равно задумался.


Почему-то
Однажды известный философ Динозаяц сказал:
– Если человек наивен и глуп, это ничего. Может, к нему еще придет мудрость. Не обязательно придет, но если да, то только после глупости, не раньше.
Потом подумал, вздохнул и добавил:
– Хотя они почему-то чередуются.


С праздником
Однажды Динозаяц заявил:
– Переезд в Израиль – это капитуляция.
– Перед чем? – изумился я.
– Перед климатом! Если мы тут родились, то должны стойко переносить! И мерзнуть все как один! А один – как все.
– Ты что-то напутал, во-первых. А во-вторых, кого это я должен стойко переносить? И куда?
– Ты ничего не понял, – закапризничал Динозаяц. – А объяснять у меня нету сил.
Я ответил ему теми же словами, а потом стойко перенес в кровать.
И тут же начался Пурим.


Не однажды
– Надоело, – сказал Динозаяц.
– Что именно? – поинтересовался я.
– Что все твои байки про меня начинаются со слова «Однажды».
– Но не эта.
Динозаяц задумался. Если у него так хорошо получается руководить процессом, надо продолжать.
– Свет приглушить, – распорядился он, – сделать желтоватым.
Свет послушался и стал таким, как велено.
– Теперь волны.
– Мы?
– Вы, вы! Накатывайтесь и с размаху бейтесь о камни.
– Готово, шеф!
Ручейки людей и велосипедов потекли по заданным направлениям. Большой неповоротливый автобус отдувался и фыркал, не успевая. Динозаяц его подтолкнул, но попросил забрать людей с остановки. На берегу он рассадил молодых парней и девушек. Брызги моря долетали до них, они громко смеялись.
– Ну вот, теперь инсталляция под названием «Эйлат вечерний» готова.
Я подумал, что не хватает заключительного аккорда. Какой-то посторонней, странной, но завершающей фразы.
– А у молодой пальмы сегодня родился пальмёныш, – произнес я необходимый финал.
Ох уж эти писатели, подумал Динозаяц.


Динозаяц и движения души
Однажды Динозаяц обнаружил, что у него имеются разнообразные движения души.
– Ну а где движение, там и распорядок, – подумал он.
И составил расписание движения. Но не тут-то было.
Душа не желала соблюдать график, а двигалась как попало и когда угодно. Иногда вообще ночью.
– Душа обязана трудиться, – укорял ее Динозаяц, призывая на помощь классиков.
– А ты трудовой договор со мной заключил? Ставку назначил? – отвечала душа.
Шутила, конечно.
Чтобы как-то синхронизироваться с ней, Динозаяц подумал: ладно, пусть совершает свои движения без расписания. Ведь главное что? Попасть из точки начала движения в точку окончания.
Где есть другая душа.


Динозаяц и споры
Однажды Динозаяц вдруг обнаружил, что он, оказывается, победитель во всех спорах всех времён и народов.
– Почему? – спросили его.
– Согласно Карнеги, единственный способ победить в споре – не ввязываться в него, – пояснил он.
– И что?
– Так я же не вступаю в спор ни с кем. Значит, я и есть победитель!
И, пока спрашивающие думали, что на это возразить, Динозаяц сделал заявление для всех:
– Люди! Никогда не спорьте со мной, не тратьте силы, я всё равно одержу победу. Потому что не ввяжусь!
Cвидетельство о публикации 550524 © Вакс П. А. 11.06.18 18:19
Число просмотров: 33
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 1)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 495
Из них Авторов: 39
Из них В чате: 0