Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Юмор Сказка Проза Мистика
Форма: Рассказ
Дата: 10.06.18 22:02
Прочтений: 54
Средняя оценка: 9.00 (всего голосов: 2)
Комментарии: 1 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Шуба из рыси
В одно прекрасное осеннее утро Рысь зашла на свой любимый сайт-барахолку. И почти сразу же на глаза ей попалась восхитительная сумка — из мягкой козьей кожи, цвета осенних листьев, почти новая. Рысь от восторга даже прижала уши…

Стоп! — скажете вы. Как это рысь могла зайти на, какой бы то ни было, сайт, и зачем рыси сумка?

Я объясню. Рысь — животное древнее и непростое. Рыси очень умны и крайне любопытны. Было время, когда рыси в поросшей густым северным лесом Суоми чувствовали себя настоящими хозяйками. Бегали по тропам, залезали на деревья, ловили зайцев и хвастали друг перед другом оттенком меха и толщиной подшерстка. Но проходили века, на рысью лесную обитель понемногу наступали деревни, поля и пастбища. А чуть позже — города, железные дороги, шоссе. Однако рысь не была бы рысью, если бы не сумела приспособиться к новым обстоятельствам. Как уже говорилось, любопытство — первейшее качество рыси. Издавна, еще, когда людишки только начали неуверенно обживать лесистые, болотистые просторы, рыси взяли за правило наведываться к ним в гости. Нет, не за курами и гусями (во всяком случае, не только за ними), а для того, чтобы разведать, что да как. В одиночку, не привлекая внимания, они выходили из леса, бесшумно взбирались на крышу какого-нибудь сарая, и долго, внимательно, наблюдали за странной и нелепой жизнью двуногих. Затем, пожав меховыми плечами, спускались и, мягко ступая, уходили в чащу. Как же потом пригодились им эти знания! Не забывайте еще про то, что рысь, если избежит капкана, пули или зимней бескормицы, может прожить долго, очень долго. А память у нее — отменная. Чем дольше она живет, набираясь опыта, тем больше она умеет. Например — может всех вокруг заставить не обращать внимания на то, что она рысь. Вы даже не представляете, как бесценен этот навык, если вы — рысь и живете в большом городе. Да, да, вы совершенно правильно поняли. Когда города начали всерьез теснить тайгу, самые мудрые, дальновидные и долго живущие из рысиного племени перебрались в эти забавные каменные леса. Сначала — все из того же кошачьего любопытства. А потом — и сами не заметили, как втянулись.

Так вот, в то утро наша Рысь приглядела себе сумку, о которой давно мечтала. Как вы сами понимаете, этот предмет не представляет для рыси такой ценности, как для человека, ибо рысь привыкла носить свою поклажу в зубах, а то, что в зубах не унесешь, тебе просто без надобности. Но наша Рысь была городской рысью. А, коль живешь в городе, надо соответствовать. Так что, Рысь, не мешкая, зашла в скайп, и, слегка изменив голос, сказала:
— Алло, господин Свенсен? Мне понррравилась ваша сумка. Где и когда ее можно посмотррреть? Хорррошо, ждите меня. Мое имя — Анни Кисса.

Тут надо сделать отступление и сказать, что искусство подражания человеческим голосам рыси оттачивали в течение многих веков. Изредка, в особо голодные зимы, это умение могло спасти жизнь. Если с добычей полный швах — можно, на крайней случай, заманить в чащу человеческого детеныша. Ну, а если живешь в городе, это вообще вещь незаменимая.

Итак, Рысь быстро записала в ежедневник адрес, захлопнула ноутбук и, мурлыча, оглядела свое дупло, раздумывая, что бы такое надеть сегодня.

И снова вы скажете — стоп! Если эта ваша Рысь — городская жительница, почему же она живет в дупле?

На самом деле тут нет никакого противоречия. Рысь действительно жила в дупле очень большого и старого дуба на самой окраине Хельсинки, в красивом, живописном парке. Дупло находилось довольно высоко, так что, двуногие к нему не приглядывались. В нем Рыси было уютней и привычней, чем в каменной норе двуногих. Лежа в нем, она могла ностальгировать о старых добрых временах и вспоминать свое далекое детство. Тогда, еще во времена Северной войны, она вместе с матерью, братьями и сестрой жила в очень похожем дупле. Хотя, конечно, далеко не таком комфортабельном. В том дупле, разумеется, не было электрического освещения, икеевской мебели, интернета и душевой кабинки.

Но вернемся в настоящее. Рысь надела тонкий серый джемпер, длинную и широкую кремовую юбку, под которой очень легко было спрятать хвост-пуховку, натянула шерстяные ажурные чулки. Дополнила наряд замшевым вишневым жакетом. Подкрасила перед зеркалом губы и пригладила вибриссы, чтобы не топорщились. Подводить глаза и красить ресницы ей было незачем — тут постаралась природа. Тщательно уложила прическу и зафиксировала собственной слюной — к чему Рысь не могла привыкнуть совершенно, так это к муссам и лакам для укладки. Затем водрузила на голову элегантную шляпу, которая надежно скрыла длинные уши. Натянула на передние лапы митенки, прихватила сумку для шопинга и выпрыгнула из дупла. В воздухе висела нежная дымка, тянулся сладкий запах прелой листвы. Рысь мягко приземлилась на четыре конечности в груду бурых дубовых листьев, выпрямилась и, достав из сумки стильные ботинки на среднем каблуке, обулась. К сожалению, по Хельсинки неприлично ходить босиком, особенно осенью. Будешь выделяться. Огляделась — не заметил ли кто ее прыжка? Нет, парк в этот ранний час был еще безлюден.

Каждый, кто смотрел на идущую по городу Рысь, видел изящную блондинку с большими, искусно подведенными, зелеными глазами. Разве что шла она очень уж мягко — почти не приминая желтых листьев. Один лишь раз собачка какой-то дамы, остановившейся рядом с Рысью на светофоре, зарычала, опасливо прижав куцый хвост. Хозяйка недоуменно подергала поводок, посмотрела на девицу, которую отчего-то испугался ее питомец. Рысь на всякий случай запомнила собачку и хозяйку. Если будут проявлять излишнее любопытство — в один прекрасный день они исчезнут.

Господин Свенсен, который продавал шикарную сумку, жил довольно далеко, на Катаянокке. Так что, Рысь села в зеленый трамвай и покатилась по изогнутым змеистым улицам. Она любила ездить в трамваях и при этом любоваться в окошко на городские пейзажи. Немного не доехав, она вышла, чтобы прогуляться по красивым приморским улицам. Правда, сквозь квартал, где на домах красовалось изображение сервала, она пробежала, прижав под шляпой уши, стараясь стать совсем незаметной.

Все знают, что «знак кота», подобно знакам единорога, верблюда и прочих животных, — это обозначение квартала, которое использовалось в старину. Но не все так просто. Первые кустарниковые коты прибыли в Гельсингфорс на корабле, запертые в прочные клетки, еще во времена шведского владычества, по прихоти какого-то вельможи. Кому-то из них удалось улизнуть. Нынче же их немногочисленная, но воинственная диаспора прочно удерживала квартал Servaali, считая его своим по праву. Рысей они не жаловали, справедливо видя в них конкурентов.

Господин Свенсен обитал в одном из романтических модерновых домов Катаянокки и, судя по всему, занимал подвальный этаж. Рысь позвонила в дверь.

— Госпожа Кисса? — Свенсон буквально выпрыгнул навстречу гостье. Он был невысок, плотен, рыжеват, имел небольшую бородку и одет был в дорогой костюм. Господин Свенсен, казалось, весь лучился от радости, но Рыси он совершенно не понравился. Что-то в нем было на редкость неприятное, от чего невольно возникало желание выгнуть спину и зашипеть. Если бы Рысь прислушалась к своим инстинктам… но в тот момент ей слишком хотелось потрогать своими лапами ту замечательную сумку.

— Можно пррримерррить? — спросила она, нетерпеливо облизнув клыки розовым языком.
— Да, да, конечно, госпожа Кисса, проходите…

Господин Свенсон подпрыгивающей походкой повел Рысь по коридору вглубь квартиры.
— Вот сюда, пожалуйста, у меня там мнооого сумок… — он был сама любезность, распахнул перед Рысью дверь, пропуская ее вперед.

Не успела она сказать «фрр», как господин Свенсен резко толкнул ее спину и тут же захлопнул дверь.

Рысь оказалась в полной темноте. Заскрипел, поворачиваясь, ключ в замке.
— Что такое? — закричала Рысь. — Выпустите немедленно! Это прррротивозаконно! Фшшшш!
— Ха-ха-ха! — раздалось из-за двери. — Вы не так-то умны, как кажетесь, лесное отродье! А еще считаете себя гениями маскировки. Вы просто научились гипнотизировать доверчивых обывателей. Но я-то вас давно раскусил! Тебя, например, я сразу вычислил по голосу, как только ты позвонила. А уж когда увидел, понял, что не ошибся. Сумку она захотела, ха-ха!

Голос удалялся, видно, господин Свенсен отправился по своим делам, не собираясь ничего объяснять Рыси.

Наша героиня едва не впала в панику, но вовремя вспомнила, что она все-таки рысь, взяла себя в лапы и включила ночное зрение. И сразу увидела, что в комнате она не одна. В темной кладовке, заваленной всяким хламом, помимо нее, сидели три рыси (одна еще совсем рысенок) и один каракал. Все они были грустны и подавлены.

— Что тут пррроисходит? — спросила Рысь. — Зачем этот идиот с боррродкой собрррал нас здесь?
— Этот Свенсон — владелец ателье, — сказала самая старшая из рысей. — По пошиву меховой одежды. Мы слишком поздно узнали об этом. Всех нас он заманил сюда, использовав объявления на сайте. Мы сидим тут уже несколько дней.
— Что с нами будет?
— Думаю, он хочет наловить с десяток наших собрратьев, а потом под покррровом ночи всю паррртию загонят в клетки и отвезут в его пррроклятое ателье. Это недалеко отсюда.
— Мы прреврратимся в жилетки и муфточки, — сказала малышка-рысь, и заплакала.
— Его бизнес пррроцветает за счет нашего бррата, — пояснила немолодая рысь. — Ведь шкурры ему достаются бесплатно!
— Он же прросто исчадие ада, — зашипела Рысь.
— Хуже. Он — прроизводитель модной одежды, — вздохнула ее собеседница.
— И что же, мы будем сидеть и ждать своей участи?

— Я уже говоррил им, что надо делать, — подал голос каракал. — Но они не слушают.
Он спрыгнул с вешалки для шляп, на которой сидел, и прошелся по тесной кладовке из угла в угол.
— И что же?
— Рррано или поздно он вынужден будет откррыть дверь. Скажем, когда он прринесет нам еду. Или втолкнет сюда новую жерртву. Этот момент нельзя пррозевать. Мы пррыгнем на него все одноврременно и не выпустим из когтей!
— Это отличный план! — воскликнула Рысь. — Почему вы отказались им воспользоваться?
— Тогда нас было слишком мало, — поспешно сказала пожилая рысь. — Теперь, с вами, — как раз достаточно.

Прошло два или три часа, и пленники услышали за дверью шаги и голос Свенсена. Владелец мехового ателье дурашливо напевал что-то. Судя по всему, он успел приложиться к бутылке.

— Эй, животные! — закричал он. — Я принес вам «вискас». Знаю, что вы привыкли к более изысканной пище, но придется жрать его, если не хотите загнуться раньше времени.

Рыси, которые вполголоса вели беседу, разом замолчали. Каракал поднял кверху хвост, призывая к бдительности.

— Эй, кошки драные! — снова завопил Свенсен. — А где «мяу»? Где «фшш»? Где, в конце концов, «ры»? Еще недавно закатывали концерты, а теперь молчите, как дохлые? Э, а вы там не сдохли на самом деле?

Дверь открылась, и Свенсен безо всякого опасения заглянул в кладовку.

Каракал дал отмашку, и пятеро хвостатых пленников молча ринулись на владельца ателье.

Полчаса спустя все пятеро тепло прощались, обмениваясь телефонами и адресами электронной почты, ведь опасность всегда сближает. Пожилая рысь и ее товарка, как выяснилось, кузина, прыгнули в зеленый трамвай и укатили домой, на Эспланаду. Крошка-рысь оказалась гражданкой Швеции, всего на день приехавшей посмотреть на родину предков. Каракал, местный житель, знавший Катаянокку, как свои пять когтей (он выразился именно так), вызвался проводить ее к терминалу «Викинг Лайн». Разумеется, прохожие увидели всего лишь рыжеволосого молодого человека, провожающего хорошенькую миниатюрную девушку, разве что двигались оба очень уж плавно и мягко.

Наша Рысь повздыхала о замечательной сумке, которую так и не нашла, перерыв берлогу Свенсена, и отправилась в обратный путь.

Дойдя до квартала, помеченного знаком Servaali, она разыскала старый мрачноватый дом по улице Кирккакату и постучала в окно. На стук вышел элегантный молодой марокканец в стильном, хоть и несколько кричащем костюме.
— Недалеко от вас жил некий господин Свенсен, — сказала Рысь. — Заманивал наших, потом пускал на мех.
— Негодяй! — фыркнул молодой самец сервала, уверенно держащийся на задних лапах. — И что с ним стало?
— Мы из него сделали кубик Рррубика. В смысле, что собрррать сумеет только гений.
— Понимаю! — хохотнул сервал.
— Но где-то недалеко находится его ателье, — напомнила Рысь.
— Я пошлю ррребят, пусть поррезвятся, — заверил сервал.

Рысь вдоволь погуляла по аллеям, шурша листьями, потом села в зеленый вагон. С интересом наблюдая круглыми глазами за жизнью большого города, она думала о том, как вернется в свое дупло, сварит кофе, включит торшер, и долго будет бродить по любимым сайтам. Возможно, она все-таки найдет сумку своей мечты, цвета опавших листьев.
Cвидетельство о публикации 550498 © Ugly_koyote 10.06.18 22:02
Число просмотров: 54
Средняя оценка: 9.00 (всего голосов: 2)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 462
Из них Авторов: 30
Из них В чате: 0