Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Рассказ
Дата: 30.05.18 11:54
Прочтений: 211
Комментарии: 2 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Можно ли пройти долгий отбор и стать женой княжича лесного племени? Цель оправдывает средства. Не знала эту формулу героиня рассказа... Умудренный князь должен найти достойную пару сыну. Для этого у него есть все, кроме защиты от чар юной красавицы.
Донды
Донды.

Решил князь муртов Донды женить сына Зуя. Назначил день смотра невест.
Всю ночь накануне под стенами Иднакара скрипели тележные колеса, бренчала упряжь, со стуком причаливали лодки, шлепали весла.
На рассвете поднялся Донды в угловую башню.
С запада от крепости выгнулась широкая чаша Чупчинского моря. Сквозь редкие струйки тумана проступают причаленные пыжи, однодеревки, берестянки. Посудин столько, что если поставить в ряд, можно перейти на другой берег, не намочив сапог.
Под крутым берегом свалена одежда. В воде торопливо омываются девки, ревниво посматривают на соперниц. Сверкают белоснежные тела, зыбятся полные груди, вызывающе твердеют соски.
Под южной стеной, перед воротами, уставлены повозки, телеги, легкие чумы. Тянутся дымки костров, пахнет кашей и жареным мясом.
Всходящее солнце вспыхивает во множестве зеркал. Чеберины хорошатся, наводят румянец, правят брови, губы. Шуршат наряды, звенят височные подвески, поблескивают бусы.
Донды неспешно спустился, вышел из крепости. Его замечают, кланяются. По одежде, речи, ухваткам узнает гостей с Омыти, Пызепа, Убыти, Сепыча.
Подошел к шумной, пестрой семье, поздоровался.
- И тебе не хворать, эксэй, - поклонился невысокий чернобородый мужичок. Только что бойко бранился с женой, при виде Донды вмиг остепенился, приосанился.
- Откуда? - спросил Донды.
- С верховьев Варыжа, из Кельдыгурта. Я - Кельдыбай, со мной жена Кельбакты, сыновья Кельдан, Кельдай, Кельдык, младший Кельдыш и красавица Кельда.
Посуху и водно прибыло множество девушек. Смотр проводят доверенные воргороны и пожилые муртки. Сегодня же лагерь опустеет, оставят несколько лучших - из них Донды выберет одну.

Эбга.

Невелика ростом, сложена ладно, на щеках таятся симпатичные ямочки, губы полные, кожа смуглая, не иначе, были бигеры в предках. Глаза коричневые, смотрят смело, дерзко, что нравится не всем мужчинам.
К вечеру, кроме нее, осталось четыре девушки. Утром Донды вручит богатый перстень одной из них.
Балян двигается плавно, говорит с достоинством. Пислэг смешливая, скуластая, глаза большие, черные. Жакы с застенчивым румянцем на круглых щеках, улыбка добрая и тихая. У рыжеволосой Такъи шалые зеленые глаза, лицо в веснушках, грудь далеко оттопыривает платье.
На ночь невестам отвели отдельный улон. Внутри сухо, прохладно, стоит легкий аромат сушеных трав, в центре учог, длинный стол с лавками, вдоль стен полати. Уставшие красавицы скинули одежду и скоро уснули.
Эбге не спится: рыжая корова Такъя - главная соперница. Невинный взгляд, показная скромность, по-детски приоткрытый рот. Зуй не отводил глаз. Набралась коварства от вумуртов в своем Чыжы-гурте! Эбга встала, ее пальцы осторожно толкнули Такъю в плечо.
- Что, уже? - сонно спросила Такъя.
- Нет, нет, - тихо сказала Эбга, - Хочу посоветоваться. Я боюсь эксэя, не хочу быть его снохой. Он так жадно на меня смотрел! А вот Зуй смотрел только на тебя.
Такъя заулыбалась, тут же лицо потемнело.
- Завтра будет выбирать эксэй, а если перстень даст тебе?
Эбга шепчет:
- Выйди, прогуляйся, там мужчины у костра, жарят мясо, пьют сур. Я слышу голос Зуя. Надо, чтобы он тебя увидел, - обязательно увяжется!
Такъя шумно почесалась, деловито спросила:
- А если не увяжется?
- Пойдешь обратно, не спеша, как-будто не спится.
Такъя задумалась.
- Ладно, - перевернулась на живот, суетливо сползла с полатей. Рубаха задралась до поясницы, выкатились белые крупные ягодицы.
- Надень платье на голое тело. Зуй поймет, что под платьем обнажена, - не устоит.
Такъя посветлела.
- Точно!
Быстро стянула нижнюю рубаху. Огромные шары молочно забелели в сумраке. Такъя наскоро накинула платье, волосы укрылись платком, ноги ступили в лапти.
- Ты что делаешь? - шепнула Эбга.
- Что опять? - растерянно спросила Эбга.
- Ты на свидание или в поле? Зачем лапти?
- Так сучки, колючки, - неуверенно прошептала Такъя.
- Снимай, иди босиком, у тебя красивые ноги. Зую понравится.
Такъя молча скинула лапти, босые ноги пошлепали к выходу, платье на груди колыхается и подпрыгивает
- Такъя!
Такъя резко встала, испуганно оглянулась.
- А?
- Куда без айшета? Ты же не до ветру идешь, платок надела, айшет забыла!
- Сама сказала меньше одежды, - обиженно ответила Такъя.
- Не одежды, а белья, - тихо, чтобы не разбудить спящих, Эбга прошептала: - Без айшета корову дои, а к милому только во всей красе и голая под одеждой.
Лицо Такъи стало красней волос. Она прошипела:
- Да тебя не поймешь: голая, в айшете, лапти, платок, никуда не пойду!
Она решительно направилась к полатям.
Эбга ухватила ее за рукав.
- Подожди. Все хорошо, сейчас ты готова. Иди, все будет хорошо.
- Точно?
Эбга вышептала, глядя в глаза Такъе:
- Пусть мой ребенок родится мертвым, если вру.
Такъя отшатнулась, лицо побелело. Схватила в охапку айшет, ноги простучали по ступеням, дверь хлопнула.
Эбга перевела дух. Осторожно выглянула наружу.
Такъя спешно стянула в талии айшет, руки привычно одернули платье, пальцы расправили складки, ладони прошлись по бёдрам, груди, животу. Выпрямилась и гордо, с прямой спиной пошла к реке.
Вернулась перед рассветом. Платье измято, на шее темные пятна, губы опухшие, глаза довольные и сонные.
- Ты права насчет белья, - сказала устало, - Зуй сразу кинулся, а когда пальцами почуял, что под платьем голая, словно взбесился. Чуть платье не порвал. Ох, силен! Всю ночь не отпускал, сказал, меня выберут.

Донды.

Сноха эксэя и утром должна выглядеть свежо и бодро. Донды велел поднять невест рано, не дал принарядиться и привести себя в порядок.
Девушки наскоро оделись, встали в ряд перед улоном. Пислэг надела платье наизнанку, Балян в сбитом набок платке, волосы свисают спутанными прядями, босая Жакы дрожит на росистой траве, Такъя в жеваном платье, криво надетом айшете.
Донды сразу подошел к Эбге. Взгляды соприкоснулись, на ладони блеснул перстень.
- Как зовут, чеберина?


Авторлэн гажано
Донды. 2-7

Авторлэн гажано! Тау теледлы милемын хош ортчытэмды понна просветительский ужъёс… 
Звиняйте, если что не так, Яндекс переводил - сами мы не местные. Люди мы темные, а потому айшетов, чеберин, воргоронов и мурток (муртков?) понимаем, конечно, но так, слабовато. Хотя… Вы правы, это наши проблемы.
А проблемы (и достоинства!) этого произведения - о них ниже.

Что не понравилось.
Первое. Любимый термин искусствоведов: «безыскусный в своей простоте». Да, настоящее время, а'ля «скрипят телеги их вполуночи, словно лебеди кричат распуганные», только существенно упрощенное: «Всходящее солнце вспыхивает во множестве зеркал. Чеберины хорошатся, наводят румянец, правят брови, губы. Шуршат наряды, звенят височные подвески, поблескивают бусы». И тут же прошедшее время «Донды неспешно спустился, вышел из крепости» И опять, впритык просто, настоящее: «Его замечают, кланяются». Этот переход из одного времени в другое - ведь не просто так, он зачем-то? Автор ведь что-то хочет подчеркнуть, выделить, заострить наше внимание, подготовить нас к чему-то этой аритмией? Наверное, кто-нибудь сможет на этот вопрос «зачем» ответить, а я вот не могу. Аритмию ощущаю, связанные с ней неудобства чтения - тоже… Дорогой автор, зачем Вы мне сделали неудобно читать?
Второе. В российской литературе есть определенные, как бы их назвать… «маркеры халтуры». Те сочетания слов, которые от частого употребления замылились настолько, что стали объектом насмешек еще в середине XIX века. Извините меня, любезный автор, но «твердеют соски» - это один из таких маркеров, в современной литературе эти слова употребляются разве что для подчеркивания иронического отношения автора к собственному тексту «Поцелуй опьянил, и в теpновнике что-то запели. / Ее гpудь напpяглась от желанья, соски отвеpдели. / Сеpебpились фонтаны, над ними стpекозы летали. / «Мам, я какать хочу!» — эх, детишки, весь кайф обломали» (с) - величайший поэт современности. В принципе, есть еще пара-тройка мест, где примерно такая же банальность свои ушки высовывает, хотя и не так явно.

Что понравилось
Переходы в стилистике. Когда речь идет от мужчины-воина, князя Додны. Краткие, лаконичные предложения: те же выше цитированные «**** Чеберины хорошатся, наводят румянец, правят брови, губы. ****», объединенные в небольшие абзацы. Экономим на всем - на букве «о» в восходящем солнце, на прилагательных, «существительное - глагол - запятая - существительное -глагол». Жестко, веско, прочно.
В восприятии красавицы Эбгы: «Пислэг смешливая, скуластая, глаза большие, черные. Жакы с застенчивым румянцем на круглых щеках, улыбка добрая и тихая». Вроде и та же лаконичность, та же интонация, но - появились прилагательные и сразу же заиграло все по-другому! Это хорошо, это здорово! 

Что осталось под вопросом.
Собственно, в конкурсе «Сказки народов мира» уже говорил о неком идиотизме, присущем большинству сказок и легенд. Дед бил-бил, баба била - все яичко разбить пытались, не получалось. Мышка хвостиком махнула, все срослось, итого «плачет дед, плачет баба». Перке, как говорят наши итальянские партнеры? По большому счету, похожее ощущение осталось и от этого сказания. Ну, барышня добилась своего - вышла замуж за принца с хорошим именем «Зуй». И кто она после этого? Девица-красавица, все преграды на пути к любимому преодолевшая? Василиса Премудрая, будущая правительница великой империи «Dondu Prima - Ebga Secunda»? Тварь хитропопая, всех цинично кинувшая «Пусть мой ребенок родится мертвым, если вру»? Нет ответа… Собственно, как и в «Курочке Рябе». Да, это специфика народных сказок - рассказываем некую веками отточенную повесть, за века эти эмоциональное отношение к себе утратившую, некую квинтэссенцию народной мудрости, в осмыслении не нуждающуюся - ложится она кирпичиком в сознание ребенка и лежит там себе, формируя основы его мировоззрения…
Но вот мне лично авторского отношения ко всей этой истории очень и очень не хватает. Конечно, в лоб это не решается, это должно быть где-то как-то спрятано, замаскировано, «на тоненького». Впрочем, может и есть оно, только я его не почувствовал. Я бы поставил этой легенде 6 баллов, впрочем, перспектива у нее есть.

Cвидетельство о публикации 549944 © Montex В. 30.05.18 11:54
Число просмотров: 211
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 329
Из них Авторов: 8
Из них В чате: 0