Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения
дополнено и подкорректировано

Нечеловеческий фактор

Вокруг был упорядоченный хаос: сирена выла, незнакомые кричали, знакомые вздыхали, собаки лаяли, пожарные работали. А моя прошлая жизнь была перечеркнута одним махом нетрезвой руки – то ли с недокуренной сигаретой, то ли с недопотушенной спичкой, то ли с намерением включить какой-то прибор в поврежденную розетку. Если честно, я уже сам себя не помнил от негодования – не то что машинальный жест. В данном случае он был важен только страховой компании, тогда как для меня представлял интерес один-единственный вопрос: какого черта?!

Почему перст судьбы ткнул именно в мой дом? И где та пресловутая тревожная кнопка, которую использует бог при выборе очередной жертвы неурядиц (в моем случае – пожара). И не заодно ли он с сатаной, дабы задним и передним числом прореживать род человеческий войнами, катастрофами, катаклизмами, кредитами, болезнями, трагедиями, мелодрамами, конфликтами с самим собой, своими тараканами, внутренними бесами, соседями и тому подобным злом?

Несмотря на невосполнимую утрату материальных благ, заработанных вот этими руками на собственном горбу за не совсем еще долгую жизнь (все самое выдающееся осталось при мне!), я впал в смирительно-созерцательный ступор. Со стороны это выглядело как тихое повреждение мозговой деятельности – потеря рассудка так сказать, что подтверждали шепоты «Вот бедняга…».

Однако у меня не было другого выхода кроме как защититься от поглотившего мою жизнь пламени стеной глубинного льда, всплывшего откуда-то из холодных уголков души. Ибо для суматохи и стенаний было уже поздно, а для покоя и безмолвия – пока рано. Поэтому мне захотелось лишь одного: уснуть, чтобы успешно вернуться в себя в параллельной реальности – счастливой и беззаботной. Но ни матраса, ни тем более кровати у меня не было. Все пропало!

В дымящихся извилинах мелькнула искра: «Пора впадать в анабиоз! Ну, или хотя бы в шизофрению». Что ж, прощай, здравый смысл, здравствуй, нездравое безумие! Но оно почему-то не спешило захватывать меня полностью, оставив над головой адамово ребро нетронутого огнем чистого неба в виде сочувствующей коллеги (нет, не по несчастью – по работе).

Она-то и предложила мне матрас с кроватью, впустив в небольшой, но все-таки дом: с залатанной крышей, подточенными балками, подслеповатыми окнами, порядочно истоптанным коридором, смутными признаками благоустройства санузла, аппетитно пахнущей кухней и тому подобной инженерно-строительной атрибутикой, без которой немыслима жизнь человека обыкновенного. В противном случае общество пришило бы мне на карму не менее противный лейбл – «бомж».

Так вот, чтобы не получить черную метку в виде словосочетания «без определенного места жительства», я дал согласие на ношение теплой полосатой пижамы бывшего мужа будущей половинки и на регулярную заточку отупевших от одинокой жизни ножей.

Постепенно красное месиво померкло в моей голове, будучи вытесненным более впечатляющими воспоминаниями, которые появились в послепожарный период. Например, утренним «А ну-ка, вставай!», дневным «Где шлялся?», вечерним «Опять нажрался, как свинья!» и ночным «Совсем малахольный что ли?». Но в целом выживание проходило в нормальных условиях, на какие только был способен господь, а также госпожа в виде посочувствовавшей мне мадамы.

Так продолжалось изо дня в день, пока перед глазами не начали мелькать калькированные картинки. Голова не выдержала этого маниакального стереотипа и пошла кругом, я – за ней, постепенно перейдя в автоматический режим.

Я регулярно вставал по утрам, целовал в лоб близлежащую особу, обливал чаем свежую рубашку, наспех попадал в рукава, хлопал скрипучей дверью, впопыхах растаптывал шестьсот шестьдесят шестую пасочку играющего под забором ангелочка, перебегал улицу в неположенном месте, с матюгами и попутчиками ждал маршрутку, работал на работе, послушно возвращался домой, точил раз в неделю тупые ножи, надевал теплую полосатую пижаму бывшего мужа нынешней жены и закрывал глаза. На все, что не происходило, а должно было бы.

И вот в один прекрасный день я машинально махнул нетрезвой рукой – то ли с недокуренной сигаретой, то ли с недопотушенной спичкой, то ли с намерением включить прибор в поврежденную розетку. Если честно, я уже сам себя не помнил от негодования – не то что какой-то там жест. Пусть он остается важным только для страховой компании, поскольку для меня все еще представляет интерес один-единственный вопрос: какого черта?!

И тут вдруг я почувствовал, как где-то внутри меня зашевелились черт и бог, начав тянуть руки к той самой тревожной кнопке, которую они используют при выборе очередной жертвы неурядиц: чтобы все прекратилось в один момент, чтобы начаться заново.

В мозгу что-то щелкнуло. Поржавевший от пота и слез тумблер перескочил с отметки «выкл.» на «вкл.». Цепь мгновенно замкнулась. Причем намертво. Перед глазами замаячил зеленый свет вседозволенности, от которого произошло очередное ПКЗ – персональное короткое замыкание. Ага, так вот как прореживается человечество! Автоматически выжигая/вырезая/вырубая/выламывая/вымывая (ненужное – вычеркнуть) само себя с корнем из привычной среды, а потом не находя места в жизни.


Залатанная крыша некогда сочувствующей мне коллеги (да, не только по работе – по несчастью тоже) яростно трещала от переполняющего дом буйного пламени, языки которого неистово дразнили ее.

В очередной раз все пропало.

Cвидетельство о публикации 549907 © Тихонова 29.05.18 15:27
Комментарии к произведению: 0 (0)
Число просмотров: 234

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):