Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Поэзия
Форма: Сборник
Дата: 15.05.18 14:51
Прочтений: 160
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
В начале ХХ века будетляне-футуристы Д. Бурлюк, В. Хлебников, А. Крученых, В. Маяковский, Б. Лившиц, Н. Бурлюк, В. Кандинский издали сборник «ПОЩЁЧИНА ОБЩЕСТВЕННОМУ ВКУСУ». В начале ХХ1 века, сто лет спустя, доосы и миражисты продолжили их традиции, издав альманах «ПОЩЁЧИНА ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗВКУСИЦЕ». Поэты нынешнего альманаха «ВНЕ КОНКУРСОВ И КОНКУРЕНЦИЙ» Константин КЕДРОВ, Елена КАЦЮБА, Евгений СТЕПАНОВ, Николай ЕРЁМИН, Владимир МОНАХОВ, Ирина КАРПИНОС, Сергей СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ, Григорий ЯКОБСОН своими стихами расширяют берега возрождённого литературного течения, представляющего несомненный интерес для ценителей поэтического авангарда.
ВНЕ КОНКУРСОВ И КОНКУРЕНЦИЙ

М И Р А Ж И С Т Ы
……….
………
ВнЕ КоНкУрСоВ

и КоНкУрЕнЦиЙ
Альманах Доосов и Миражистов ……………………...

«Д О О С»
Добровольное Общество Охраны Стрекоз

«Д О О С»
……………………….
Читайте журнал Поэтов! На Мегалите http://www.promegalit.ru/magazines/zhurnal-poetov.html
и Лит Лайф http://litlife.club/UserBooks/?UserId=191742 
МИРАЖИСТЫ И ДООСЫ поздравляют ПОЭТА Николая Николаевича ЕРЁМИНА с ЮБИЛЕЕМ!
Желаем ЗДОРОВЬЯ и НЕИССЯКАЕМОГО ВДОХНОВЕНИЯ

МИРАЖИСТЫ
……….
………
«ВнЕ КоНкУрСоВ и КоНкУрЕнЦиЙ»
Альманах Доосов
и
Миражистов
Константин КЕДРОВ
Елена КАЦЮБА
Евгений СТЕПАНОВ
Николай ЕРЁМИН
Владимир МОНАХОВ
Ирина КАРПИНОС Сергей СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ
Григорий ЯКОБСОН



КрасноярсК
«Литера-принт»
2018
ББК 84.Р6
«ВНЕ КОНКУРСОВ И КОНКУРЕНЦИЙ» - альманах ДООСОВ и МИРАЖИСТОВ, Красноярск: «Литера-принт», 2018. 170 с.
75-летнему юбилею поэта Николая ЕРЁМИНА посвящается
Тираж 100 экз.



«ВНЕ КОНКУРСОВ И КОНКУРЕНЦИЙ» - альманах ДООСОВ и МИРАЖИСТОВ к75-летнему юбилею Николая ЕРЁМИНА
В оформлении использованы фрагменты фотографий из фотоальбома Елены Кацюбы и портала «Мой мир»
Сверстала книгу Марина Богданова
1SВN 978576-025-5 © Коллектив авторов 2018г
Константин КЕДРОВ






Или он, или Ада, или Илион, или Илиада

В середине бинокля таится зверь
именуемый перспектива

В середине иглы
где бредет верблюд
пролегает пространство Трои

Севернее Тулуз-Лотрека
или южнее юга

в середине иглы где бредет верблюд
с караваном и бедуином

Уходя в пространство Тулуз-Лотрека
крестный ход расправил свои хоругви

в лабиринте юбок всех танцовщиц
Клоунесса Лю Ши Као
и танцовщик Валентин
только две стороны одного ушка

Валентин вибрирует
как железнодорожный мост
Лю Ши Као
глотает все поезда

Вслед за поездом в туннель уходит верблюд
хотя его горбы непролазны
Валентин пляшет на острие иглы
извивается сладострастно

В середине иглы крестный ход
ощетинясь хоругвями как ахейцы
Валентин идет на выход
и кланяется

Ахейцы бросив свои хоругви
обороняются у входа в Елену
Елена стоит на ступенях храма
Храм стоит на ступнях Елены

Белоснежный мрамор ее колен
осеняет пропорции всех колонн

Как коринфский ордер стоит Елена
вплетаясь в кудрявый мрамор
троянских храмов

Она иглу в руках держит
и вышивает троянскую битву
где Валентин танцует на стороне троянцев
а на стороне ахейцев
клоунесса Лю Ши Као

Уже из юбок ее выскакивает Троянский конь
набитый ахейцами и данайцами
Уже Валентин отмеривает тростью такт
погоняя троянцев

Но тут
игла упала из рук Елены
и рухнули стены

Внутри Елены беснуется битва

На двух горбах одного верблюда
стоят два города
Рим и Троя

Кто строит Трою
тот в Риме вымер
Кто был Парисом
тот стал Парижем
и Мулен Ружем

где Лю Ши Као
в ушке игольном
а в острие иглы Валентин
1993

Шёнберг

конечно ты не поняла
когда сквознуло в щель сквозную
и нежно вьюжная юла
вьюлила в радужку глазную

в мороз на стёкла надыша
в средине вьюжного пространства
кристаллизуется душа
в узор из ледяного транса

лирообразные узоры
вморозил шёнберг ледяной
узоры превратив во взоры
во взоре взор где ты со мной

транслирую своё не-я
всё ё-моё в тебя транс лирую
транслирую ян-инь в инь-ян
себя транслирую транс-лирою

там тело лира лира тело
здесь лиратело телолира
во всех мирах в миры летело
из мира в лиру лира мира

я знаю - ты не поняла
и я не понял но запомнил
меня не мною обняла
а я тобой весь мир заполнил

да мы не поняли не поняли
как ударяясь лёд об лёд
в звенящей додекафонии
растаяли 12 нот

грусть тающего снегопада
таЯщего в дожде полёт
грусть неизбежного распада
двух тел на 112 нот

транслируем свою транслирику
а к нам из бездны мировой
транслируют всемирный лимерик
из горла в горло мира вой
28 февраля 2018

* * *
Всё что умею - не перечислю
Жизни не хватит не хватит и дня
Не существует меня без мысли
Но существует мысль без меня

Мысль без меня - ты куда улетела
Кто приютит тебя в сердце своём
Может душа - это вечное тело
В сердце как птенчики гнездышки вьём
14 апреля 2018

Шива и Маша

Шива окутал Машу
облаком рук
Маша окутала Шиву
облаком ног
Шива и Маша
Маша и Шива
мах
Маша и Шива
Шива и Маша
Мах-Машиах
18 марта 2018

Друзьям моим 1942-го года рождения

Нас изгоняли изгоняли
Но мы отсюда не слиняли.
Немыми вышли из режима
И наша Муза-Пантомима

Друзья не проходите мимо
Вот наша муза-пантомимо
Нас четверть века не печатали
Мы отпечатывались чатами

Уже совсем в другом столетии
Уже семидесятилетние
Мы с вами быть-или-не-бытные
Мы как стрекозы первобытные

Кто полулыс кто полубел
Летим сквозь первобытный мел
На крыльях прошлого столетия
Летим семидесятилетние

Напряжены как струны в деке
Вибрирующим каждым нервом
Нас не прочли в 20-ом веке
Нас прочитают в 21-ом
14апреля 2018

Годо

Я в поэзии колдун вуду
И немножечко Далай-лама
Внутри пламени чую воду
Добываю из воды пламя

Нем в поэзии как Годо
10 в степени -13
До в поэзии дольше До
ООН (Организация объединенных наций)

Мне всё равно рождать иль не рождаться
Мне всё равно смеяться иль рыдать
Я оказался всюду над как Надсон
Я принял благодать на благодать

Поэзии беременная сука
Скулит во мне и требует любви
Войди в Алтарь поэзии без стука
Войди как выйди - выйди как войди
15 апреля 2018

* * *
Русский язык бессмертен и бесконечен
Кроме того он вечен хоть изувечен
Русский язык не нужен в царстве наживы
Русский язык не исчезнет пока мы живы

Пусть гопота издаёт безграмотный зык
Мы не умрем пока есть русский язык
Заговорит все раны окутает красотой
Мы не умрём пока говорит Лев Толстой

Пока бормочет Хлебников
Для Стэнфорда и для Стратфорда
Учебником для волшебников
Будет метаметафора

Возможно весь мир исчезнет
Расколется на двое Африка
Русский язык воскреснет
Будет метаметафора
9 апреля 2018

* * *
Да и в зерне пшеничном зреет Голем
Как в самогоне зреет алкоголь
В нём Голем скоро станет алкоголем
Глаголь Добро добро добро глаголь

Слова во мне как сахар в динамите
А в сахаре таится динамит
Со мною осторожней говорите
Иначе динамит заговорит
16 марта 2018

* * *
Меня минировали и номинировали
Меня планировали и не планировали
Метаметафора метабыли
на четверть века меня забыли
Ах трали-вали ах тили-тили
Меня забыли и запретили
Живу как в сказке где жили-были
Где я забыл что меня забыли
9 апреля 2018
* * *
не трогайте меня не трогайте
но трогайте нам души трогайте
пока не грянула трагедия
ликуют глянцевые медиа

дрожит от старта байконур
ракета гиперзвуковая
на старте матерится Шнур
шнурами уши зашивая

ракета гиперзвуковая
визжит от страсти изнывая
и стих мой гиперзвуковой
от страсти извергает вой

на байконуре байки нури
полки ряды свои сомкнули
и я сомкнул свои уста
ныряя с крымского моста
март 2018

* * *
Ты улыбнулась любви во сне
Ты улыбаешься слава богу
Половина улыбка досталась мне
А вся улыбка досталась Богу
18 марта 2018

* * *
Банк памяти не может разорится
Бессмертное: «Знакомые все лица»
Ах Гоголь Гоголь как ты угадал
Когда смеялся и когда рыдал

Вот жизнь прошла - и мне приносят пенсию
Но Бог не может отозвать лицензию
Прав Гоголь - можно плакать и смеяться
У жизни прожитой не может быть инфляции

Единобожие безбожье многобожие
Всё навсегда хранится в жизни прожитой
И если кто то прожил жизнь в кредит
Его никто уже не разорит

Ну что с того - пусть даже разорите
Мы все живём у вечности в кредите
Жизнь прожита - и всем смертям назло
Банк памяти хранит добро и зло
19 марта 2018

Толстой и народ

У многих в мыслях всё наоборот
Народ Толстой или Толстой народ

Я думаю - хоть граф и не святой
И очень часто забегал вперёд
Что Лев Толстой как раз и есть народ
Ну а народ отнюдь не Лев Толстой

Есть в России двойной святой
Достоевский и Лев Толстой
20 марта 2018

Мажор Минора

Оркестровая яма-пасть
Чтобы в пропасти не пропасть
Воскрешающий дирижер
Весь минор превратит в мажор

Партитура это Минора
Для всевышняго Дирижёра
16 марта 2018

24-й концерт Моцарта
Ах боже мой снова крещендо
Божественной музыки спектр
Над 24-м концертом
Всегда 25-й концерт

Над 24-м концертом
И это ужасней всего
Не будет другого аспекта
Не будет вообще ничего

Конечно и в 24-ом
Зачем то есть третья часть
Но это живым а не мёртвым
Её завершать и кончать

Её продолженье преступно
Её завершение бред
Ах моцартобогоотступник
Минует меня менуэт

Не надо ни ада ни Рая
Но слышать и слухом звучать
Поэтому только вторая
В симфонии Шуберта часть

Из миротворящего шума
Не четверть и даже не треть
В безумье отправится Шуберт
И Моцарт отправится в смерть

Но я ведь совсем не о смерти
В мембране есть встроенный строй
Он в 24-ом концерте
Останется в части второй

Там в очень простом минуете
Жив Моцарт без нот и без слов
Играет волшебная флейта
И храбрый поёт птицелов
15 марта 2018

* * *
Из графика мы оба выпали
Сей жизни планы перевыполнив
Но есть один последний план-
Космический аэроплан

Летит летит летит мистический
Аэроплан любви космической
Он невозвратный необьятный
И бесконечномногократный

Он прилетает улетая
В самом себе зеркально тая
Всегда в себе зодиакальный
Летит аэроплан зеркальный

А мы отнюдь не астронавты
Мы оба звукосмыслонавты
И те взорвавшиеся в Челленджере
Летят за нами к той же цели же

Пустой Буран который не летает
Он тоже с нами в небе обитает
На ВВЦ столкнувшись с внедорожником
Он перестал советским быть безбожником

А наш аэроплан в себе планирует
И это нас с тобой дисциплинирует
И подчиняясь звёздному потоку
Летим с Востоком к своему истоку
10 марта 2018

скрыть из хроники...

Люди гибнут словно кролики
Средний возраст не продлить
Или только СКРЫТЬ ИЗ ХРОНИКИ
Или вовсе УДАЛИТЬ

Я смеюсь смеюсь до колики
Срок мой кажется продлён
Я при жизни СКРЫТ ИЗ ХРОНИКИ
И при жизни УДАЛЁН
март 2018

* * *
мой мир намного лучше чем не мой
в совдепии я был глухонемой
маскировался под филолога под критика
что делать - такова была политика

теперь свободно говорю стихами
я ваш поэт со всеми потрохами
мне бог отпустит все мои грехи
а потроха мои-мои стихи

оболган с головы до пят советской властью
я задыхаюсь от простого счастья
на все семь бед всегда один ответ
и можно не скрывать что я поэт

и можно в сонме постсоветских литнахлебников
признаться что мой пушкин это хлебников
что мистик я что я не реалист
что я врождённый кубофутурист

Что я по прадеду и бабушке Челищев
Я нищий духом среди духом нищих
В стране где Жизни Вечной голодуха
Дай всем нам Бог стяжать Святаго Духа
11 марта 2018

Стакан и океан

да умер лев толстой да умер лев
но умер навсегда для всех бессмертным
не смог быть мёртвым даже умерев
да притворился мёртвым став бессмертным

мне иногда казалось что я жив
и я был жив однажды стих сложив

боялись все что умер океан
но океан спокоен как коан

я гегелю доверил мозг как мяч
пусть океан играет океаном
ах гегель гегель - танечка не плачь
над океаном словно над стаканом

все умерли и ленин и ульянов
а может быть и не жил лев толстой
стакан как я от жизни полупьяный
он полуполный и полупустой
3 марта 2018
г.Москва
Елена КАЦЮБА






Нить Ариадны

тебе - меня плеНИТЬ
раНИТЬ
мне - тебя замаНИТЬ
одурмаНИТЬ
в лабиринте НИТЬ
НИТЬ
НИТЬ
чтобы нас соедиНИТЬ
НИТЬ
оборвется НИТЬ
некого виНИТЬ
ничего не измеНИТЬ
только в памяти храНИТЬ
помНИТЬ
НИТЬ
НИТЬ
НИТЬ
помиловать нельзя казНИТЬ


Геометрия
(анагриф)

Теория

Моря ритм,
грот,
трио гетер.
Иго им -
трое мегер,
торг имея.

Мирт, грим,
тоги теряем, реем.
Оргия игр греет мир.

Гея ярит,
Гере орет -
игре горе!

Миг - метеор -
мрите!

- Горим!

Гром гремит,
Троя горит,
ор, мор, морг -
ярмо горя.

Итог

Гомер теряет героя


Герой и чудовище

Что касается Медузы Горгоны, достоверно известно, что славилась она уродливым видом, ужасным нравом и неукротимой страстью к Персею. Голос имела скрипучий, в разговоре была груба и в грамматике весьма небрежна.
Эвальд Актеонский, «Книга путешествий из тьмы во тьму».
Тьма кипеть до сотворить свет.
Каждая,
что на мужчину глядит с вожделением,
уже была с ним -
во сне.
Но он даже в ее сне
не хотел на нее смотреть.
Сжимать и пульсировать ядра планет,
разбегать галактики и свистеть в след,
но он даже в темени тьмы темноты
не хотел на нее смотреть.
Каменный сад создать из статуй тех,
кто посмел на нее взглянуть.
«Я всего лишь смотреть в глаза тому,
кого я любить - убить».
Но даже его статуя
на нее не станет смотреть.
Каждая, кто хотеть иметь раба,
стать рабыней того всегда,
кто нет на нее смотреть.
Герой вынимает меч,
траекторию строит ум,
чертит в воздухе дробь,
в знаменателе - голова.
Катится, гаснет, бледнеет, шипит
черный снаряд запредельной пращи.

Воспоминание
Еще разрыв навеки не возник
меж деревом, конем и человеком,
в живых лесах текли живые реки,
превращались девушки в тростник.

Старый Пан настраивал свирель,
на старый пень садясь, скрестив копыта.
Ласкает ночь Селены взор открытый,
деревья обвивает дикий хмель.

И всех пиров неутомимый гость -
бредет, качаясь, Вакх неугомонный,
блаженный, полупьяный, полусонный,
в руке терзая винограда гроздь.

Лебедь

Глаз собирает солнце, словно линза,
звенит в ветвях невидимая лира,
в ручье дробится холодно и ломко
ладонь твоя, как маленькая лодка.
Невидимый сквозь листьев летний лепет
плывет торопливо вечный лебедь.
Глаза смежит короткий жаркий сон,
и бог сойдет на землю окрылен.

Глаз вызывает созвездие Лебедя из темноты
Звенит межзвездный зуммер: “Ты - ты - ты...”
В ручье ломая лучи,
ладонь - радар, направленный вдаль
Невидимый днем ночью отчетлив,
плывет пылающей тенью
Затмит на миг - взрыв!
И бог обводит светом весь контур тела

Нимфа ручья

В ручье омыть светящуюся кожу,
вплетая кудри в завитки волны.
Ты нимфа, ты на женщину похожа,
угаданную в облике весны.
Бежит вода по облачному телу,
но что светлее - тело ли, вода?
Здесь голубой просвечивает в белом
и розовым становится, когда
придут в движенье тела очертанья
и выпрямится линия плеча,
а руки ввысь рванутся в вольном танце,
волос лавину за собой влача.
Тогда любуясь четким отраженьем,
напрячь, как лук, тугой изгиб спины...
Но зарябит, разбитое движеньем,
услужливое зеркало волны.

Минотавр

Таурус - таурус - минотавр
в лабиринте памяти

В нем есть центр
страха - ужаса
Фобоса - Деймоса
Там и бог - бык

В нем есть центр
радости - наслаждения
радуги - наваждения
Там и бык - бог

Рык страсти
или
крик страха
там?
Таурус - таурус - минотавр


Дриада

И
Из
Ивы
Дева
Вышла,
Дышала
Листвой,
Шелестом
Колдовала,
Заманивала,
Обволакивая,
Зеленоглазая,
Длинноволосая,
Прохладноголая,
Серебристотелая,
Влаголономанящая
Взородарительница,
Волноплещущелунная
Зерцаломерцательная
Печалевздыхательница

Мир геоцентрический

Снимая с плеч тяжелую обузу,
вновь Гелиос уводит в ночь коней.
Еще Персей не победил Медузу,
небо каменеет перед ней.
Не думая о том, что впереди,
короной змей покачивая гордо,
царица озирает звездный город,
созвездьями играя на груди.
Вошедшая в круговорот времен,
гордясь собой, глядит Кассиопея,
по предсказанью севшая на трон,
вселенной править не умея.

Горизонты заката

Аргонавт Орфей фейервеером лиру развернул
пальцами струны переплыл, приструнил Сирену
море умиротворил, богов уладил
Горизонтом запада возлежали богини
Закат руно золотил

Органавт Бах в тигле Лейпцига лады плавил
возгонял звуки в каменной реторте Томаскирхе
Готики закат золотил парик Баха - руно барокко

Боги плескались в звуках лиры
боги бурлили в трубах органа
каждая труба выдувала бога
Фьордами фуги Орфея-Баха
в ореоле ауры плыл орган - Арго

От Орфея-Баха формула Фейербаха:
«Человек человеку - Бог».


Дельфы

«Исихия» по-гречески - тишина,
«эхо» - у меня есть, «иху» - эхо,
«ухи» - нет.

…и их исихии
сухая синь.
Но в мантии пиит нам - вон
тот кипарис.
А кипарис сему - мессира пика
в небо.
Но змеем зон
вилась дорога к морю
и взглядом вниз
вила залив
и
«ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш»
вилось с олив.
Нас
винами манив,
вино руин и уронив
и осушив все чаши,
зной -
вор дна ел олеандров
мякоть.
А лестниц белый шаг
до клавиш сшивал код -
лад, и камень нем, а кидал
от сухих уст - «О!»
Эхо их - о.
Эхо иху!
Иху! - Ухи…
У меня есть эхо
в Дельфах:
«Дай, оракул, злу карой ад!»


Рим

Небесными знаками пишется слава Риму,
сходящимися в середину:
аmore e Roma -
любовь и Рим
Восток Индии воздвигается из-за Востока арабов,
Призывая amare Rama -
Раму любить
Рама - рама неба небытия
Рим - мир бытия без неба
Когорту штурмовиков вывел Рем
и в последних Романовых рухнул Ромул -
Но волчица-кормилица вращает глаз - радар
Ее вой не переводится на язык зоопарка
Яростнее, чем Рим, мир-меч
вращается антенной на острие
рукоять ласкает ладонь
Еще не зная номера рока
Близнецы глядят друг на друга
но каждый видит себя в другом
И когда наконец трубы
прохрипели свое - Рем умер
в точке стечения звука
деловито
дико
как робот
Ромул
начинает возводить Рим.

Мрамор

Мрамор, мрамор в мраморе
- Мр-р-р-р аmоr-r-r-rе, -
мурлычет античный кот на руинах Рима.
Roma - роман
Между камнем и временем,
там из мрамора прорастают женщины
обнаженно-бесстрашны.
Даже в стае все лебеди
одиноки,
как Овидий.
Зато утки все разом:
- В Краков, в Краков, в Краков!
Овидий запрокинул к небу чело,
вспоминая итальянское cielo - небо -
и мрамор, мрамор в мраморе:
- Amore…

Веер Венеры
ВЕНЕРА - кто ей равен?
В нее вся ВЕРА.
НЕВА - речная ВЕНА
ей жизнь на севере дала,
удочерила,
и НРАВ и НЕРВ переняла.
Венера - ВЕЕР тайн,
Ей на АРЕНЕ РЕВ
и вид ужасных РАН
не страшен.
Но черный ВРАН
на белое плечо уселся.



Императорское лето
Два императора Рима
забрали два месяца лета
императорам править охота
хотя их на свете нету
Их обтекает лениво
река забвения Лета
Нежится в теплых садах
мать Аполлона Лето

Юлий готовится к битве
одетый в древесные латы
плащ из листвы зеленой
на летнем ветру трепещет
Венок из дубовых листьев
величьем чело венчает
Плетут ему травы сандалии
из мяты и повилики
А на поляне тронной
сторожевые олени
склонили рогов короны
Грозно оскалило зубы
лесное лохматое войско -
лисы медведи волки
Юлий в грозе июльской
свой Рубикон переходит
он налетает громом
молнии меч сверкает!

Гасит вальяжный Август
соком плодов румяных
адреналиновый выброс
его грозовых небес
Венок золотых колосьев
Августа лоб венчает
Торс его загорелый
лозой виноградной обвит
Август в счастливой лени
пьян предчувствием пира
В чаще резной зеленой
зыбкой и шелестящей
звездного урожая
винные гроздья висят
Синий пурпурный черный
зеленый и золотистый -
для вечного летнего пира
весь виноград готов
Вином здесь любовь смеется
сатиры визжат в нетерпенье
октавы смеха вакханок
призывно звучат в ночи

... а за рекой сентябрь
Птицы сбиваются в стаи -
лететь в запредельный Египет
октябрь собирает тучи
голый дрожит ноябрь...

Правит блаженный Август
всей вакханалией лета
С пиром грядет Воскресенье
из мраморных тяжких гробов!
Г Москва


Евгений СТЕПАНОВ





***
Достоинств хилая дружина
Была разбита в пух и прах.
Сама себя впотьмах душила
Душа уставшая в боях.

Я погибал — так гибнет юнкер,
Узнав, что знамя сожжено.
Я умирал — но я не умер,
Как дачу, обживая дно.

И грешный точно нувориши,
Забывший про слова любви,
Я вдруг услышал голос свыше:
— Ты нужен и такой. Живи!

ДВЕ ЭПОХИ

Был гонор, были гонорары,
И был пленительный Совок.
Теперь мы немощны и стары,
Выращиваем лук-севок.

Теперь иные дивиденды,
Теперь мы смотрим на закат.
Теперь добраться до фазенды —
Уже хороший результат.
2011, 2018

ТРАЛИ-ВАЛИ

не сумели не свершили
не дошли до нужной цели
жили будто и не жили
пели будто и не пели

а куда же мы спешили
а куда же мы летели
не сумели не свершили
не дошли до нужной цели

а ведь пели и парили
и любили и мечтали
трали-вали-тили-тили
тили-тили-трали-вали
2017, 2018

РАЗГОВОР

— Иные манят горизонты,
Иным дорожу калачом.
— О чем ты, скажи мне, о чем ты?
— Да так, ни о чем.

— Иду — так шагают солдаты,
Когда наступает беда.
— Куда ты, скажи мне, куда ты?
— Да так, никуда.

—  Живу, записавшись в аскеты,
Не радуясь магарычу.
— А с кем ты, скажи мне, а с кем ты?
— О том промолчу.
2017, 2018

МОТЫЛЬКИ И ХИМЕРЫ

На исходе своей сексуальной карьеры
Засыпаю восторженный, как пионэр.
Забегают во сны мотыльки и химеры.
Мотыльки побеждают нехилых химер.

Царь Тцара умиляется «бредом» Бретона,
Хуго Баль улыбается точно дитя.
Что бредово, как дурка, а что не бредово,
Мы поймем опосля — полстолетья спустя.
2016, 2018

ТЕПЕРЬ

теперь уместятся в горсти
желанья и загадки
теперь не хочется е.сти
кого-нибудь за бабки

теперь милей игривый взгляд
подаренный девчонкой
теперь куда глаза глядят
я не пойду с котомкой

теперь я взрослый не трень-брень
пашу что было мочи
теперь я знаю краток день
а ночь еще короче
2005, 2018

ЦА-ЦА

бессмыслица-ца-ца
бессмыслица-цо-цо
белее чем маца
мое лицо

бессмыслица-це-це
бессмыслица-цу-цу
и грезы на лице
и слезы по лицу
2018

МОЛИТВА
не умирай — мир рай? — не рай
и все-таки не умирай
2018

SOS-АРТ

дети Серова
и дети Казаченко
личная жизнь Корбут
и Волочковой
Джигурды
и Анисиной
семейная сага Джигарханяна
и Цымбалюк-Романовской

видимо это кому-то интересно
если это показывают так часто по ТВ

а меня интересует нечто другое
…спрашиваю красивую — похожую на мадонну — сотрудницу районной библиотеки в моей любимой Нижегородской области:
— какая у вас зарплата?
— двенадцать с половиной тысяч рублей, —
смиренно отвечает она

…я знаю что в России очень много святых людей
2018

РЕПЕРТУАР

Целан-и-Айги
Гомрингер-Некрасов
Мандельштам-и-все остальные

Двести лет одиночества
2016, 2018

ИЗДАТЕЛЬСТВО

Этот баран
Пишет роман.

Эта кобыла
Стихами журналы заполонила.

Эти гиены-заразы
Строчат юмористические рассказы.

И все они хотят издаваться.
И все хотят надо мной издеваться.

                                        15.04.2018

МОСКВА

хана война марихуана
мы все висим на волоске
и бродят орды Чингисхана
по гуттаперчевой Москве

кто проиграл — вот в чем вопрос
кто даст ответ — тот будет умница
надев одежду Hugo boss
гуляет третий рейх по улицам

соцсети радуются: ок
вождь улыбается как Рафферти
сухой побитый старичок
стоит и молится на паперти
2012, 2018

СЦЕНАРИЙ

горение
тление
исчезновение

или все-таки иной сценарий?
2018

ТРИ СТРОКИ

Молчать —
Какая хорошая команда самому себе!
Но ее очень трудно выполнить.
2016, 2018

ЗУБЫ

ритейл — как ротвейлер — кидается на покупателя
все дорожает
2018

БЕЗ НАЗВАНИЯ

Трамп
тромб
эпохи
и
трамплин
2018

ВЕЧНАЯ ТЕМА

бить
или
не бить

выть
или
не выть

быть
или
не быть
2018

ЗЕМЛЯ

запах сосновой апрельской хвои
как тогда — в детстве — 40-50 лет назад
сосновый участок — точно Эдем
2018

УВЫ

и вечный дефицит любви
взаимопонимания
такта

ума

2018


* * *

сильный
не говорит о силе

любящий
не говорит о любви

святой
не знает что он святой
2018

ЧЕЛОВЕКИ

ссоримся
не понимаем друг друга
говорим обидные слова

а ведь мы созданы по Образу и Подобию
мы единый организм
мы по сути ничем не отличаемся друг от друга

и все равно
ссоримся
не понимаем друг друга
и говорим говорим
говорим
2018

ПРОФЕССИЯ

сканирую старинные рукописи
мысли различных людей и деревьев
животных и птиц
сканирую время и безвременье
сканирую самого себя
такая у меня профессия
2018
ЗАДАЧИ

а задачи теперь очень серьезные
заснуть
и проснуться
                    4.04.2018


МОЛЧАНИЕ

сцепка вагонов [нагруженных]-слов
ловля не блох а невидимых смыслов
что я скажу промелькнувшим столетьям
я промолчу
2018
г Москва
Николай ЕРЁМИН





СТЕПАНОВИАНА
Поэма фрагментов и комментов с 2018 по 2010 год
Эпиграф: «Евгений Степанов -
Это больше, чем гений всех времён и народов!»
НН
Первое вступление в поэму
***
Метод умолчания развенчан!
В мире Мастеров и Маргарит
Мой герой - родник бессмертной речи -
Евг. Степанов -
Рад сердечной встрече
И со мной стихами говорит,
Пользуясь метаметаморфозой
Вечности...
А иногда и прозой...
***
2. Второе вступление в поэму

Сперва была
«Лениниана»...
Потом была
«Кедровиана»
За нею - «Елениниана»...
Потом - «Матвеичевиана»...
За нею - «Ерёминиана»...
И «Степановиана», возникшая совсем не вдруг...
Читай и радуйся, мой друг!

3. КТО ТАКОЙ ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ?
из Био-Графии на сайте «45я-я параллель»
«Евгений Степанов - генеральный директор издательства и типографии… Президент «Союза Писателей ХХ1 века»
Издатель и главный редактор журналов и газеты «Поэтоград»….Почётный гражданин штата Кентукки (США)…»
Публикации в «45»:
«Друзья мои, прекрасен наш Союз!» (01.11.2012)
Это дело грустное (01.01.2012)
Унция света (11.06.2009)
Тогда (21.10.2008)»
***
Нет!
Евгений Степанов -
Директор не генеральный,
Он - гениальный, и даже конгениальный!
И он -  не директор,
А ди-ректор, то есть двойной ректор!
И не главный редактор,
А самый главный атомный реактор!
Не случайно
Он  в США почётный житель - по чётным  дням,
А по нечётным - у нас, в России,
На радость всем нам…
Неужели?
В самом деле!
И это видно по стихам, напечатанным в «45-й, -
Самой главной на земле - параллели»,
Которую  среди мировых проблем и забот
Сергей Сутулов-Катеринич,
(Здесь есть, что почитать и кого почитать!) -
Дай Бог ему  здоровья! -
Издаёт…
2013
4. ДИФИРАМБ  ЕВГЕНИЮ СТЕПАНОВУ,
Президенту «Союза Писателей ХХ1 века»

Отречёмся от «Нового мира»,
Отряхнём его прах с наших рук!
……………………………………...............
«Дети Ра», мы избрали кумира,
Се - Евгений Степанов, наш друг,
Президент СП нового века -
Лучше нет на земле человека!
 Николай Ерёмин г. Красноярск 9 июня 2011

5. ЗНАНИЕ - СИЛА!                           
КАК Я РАД, КАК Я РАД, ЧТО ПОПАЛ В «ПОЭТОГРАД»!И, ПОКА ХВАТАЛО СИЛ, У СТЕПАНОВА ГОСТИЛ
 ПОЭТОГРАД
№ 5 (313)
Январь
2018
Н а р о д н а я л и т е р а т у р н а я г а з е т а
Газета выходит с 2010 года 4 раза в месяц
Газета Союза писателей XXI века и Холдинговой компании «Вест;Консалтинг»
НОВОСТИ ПОЭТОГРАДА
В номере:
Выдающийся поэт России
Афанасий Фет;
Лонг-лист премии «Писатель ХХI века» за 2017 год объявлен;
Николай Ерёмин
Портрет Музы;
Отзыв на книгу Екатерины Яковлевой
«Чужая»;
Евгений Степанов
Верлибры;
Пьедестал
Поэтограда;
Материалы номера № 05 (313), 2018 г.
 
6. СЕНСАЦИЯ

Дождь + снег  =
Пример непостоянства...
И в моей
фе-вральской голове
Искривленье
Времени-пространства
Началось опять:
- Привет молве! -
И Молва-красавица
В  ответ
Машет  и кричит: 
- Ник-Ник, привет!
Вот и  стал ты
Культовым поэтом...
Все газеты говорят об этом...
А журналы,
Выпуская пар,
Для тебя готовят гонорар...
Даже мэтр Степанов,
Дружбе рад,
Пригласил тебя в «Поэтоград»!
Где на фото,
Музою храним,
Ты теперь  навеки -
Рядом с ним!
2018

7. ЧИТАЙТЕ ГАЗЕТУ «ПОЭТОГРАД»!
http://reading-hall.ru/contents.php?id=1919
Песенка сия  пропета
В честь Степанова и Фета:
***
- Я сегодня очень рад
Был войти в «Поэтоград»,
Где Степанов и где Фет
Мне устроили фуршет…
И сказали - не секрет:
- Место есть, живи, поэт!
Ведь теперь на много лет
Подружил нас Интернет!
Что нам Лондон?
Что Париж?
Нас ничем не удивишь,
Кроме собственных стихов…
Видим, что и ты таков…
Всех  дороже нам Москва
И московская молва…
Так что чаще, друг и брат,
Приезжай в «Поэтоград»!
Крыша есть…И стены есть,
Навещай! Почтём за честь!
Этот, Тот и Высший свет -
В нашей - лучшей из газет!
                      2018 г
8. ЗА МИЛУЮ ДУШУ    

***
Увидел свет
Свежий номер газеты Евгения СТЕПАНОВА «ПОЭТОГРАД»
№ 10 (318), 2018
 Советую почитать.
Очень интересно.
Хотя бы фрагмент из интервью Владимира Спектора  с Мариной Саввиных...
9. ДВОЙНОЕ ГРАЖДАНСТВО
Эпиграф:
                    «маленькая страна живых
                        гигантская страна мёртвых
                            не иссякает поток эмигрантов»
                                        Евгений СТЕПАНОВ
***
Поделившись своими талантами
С бесталанными, - только  срок
Выйдет, - 
Станем и мы
Эмигрантами
И вольёмся в бессмертный поток…
Не случайно - и смех, и грех,
От рожденья, увы и ах, -
Есть двойное гражданство у всех:
На земле
И на небесах…
2018
10. МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

Евгений Викторович СТЕПАНОВ в 2012 году написал:

«Читать о себе хорошие слова приятно. Но, право слово, я их не заслуживаю.
Я не меценат и не альтруист. Делаю только то, что нравится мне. Если бы не нравилось, я бы вообще ничего не издавал, а только путешествовал, чем раньше и занимался годами.
Когда в детстве все мои сверстники мечтали стать космонавтами или хоккеистами, я, обладая титулом чемпиона Москвы по хоккею, мечтал быть директором магазина.
В 7 классе (в советское время!) я уже был оптовым торговцем на Птичьем рынке.
Прошли годы — у меня появились и магазины, и офисы, и всё остальное.
В беспощадных капиталистических джунглях мне уютно»
***
Обнаруженная в 2018 году исповедь вдохновила меня:

- Я, провинциальный недотёпа,
Меж поэтов не велик,
Не мал,
Всё мечтавший стать, как Дядя Стёпа,
Постепенно -
Как Степанов стал…
Чтоб, включив ТВ -
Без дураков, -
Стать, как Ник. Сергеич Михалков!
2018
11. Интересная информация
Газета ПОЭТОГРАД  № 35 (292), 2017 г. сообщает
ПОЭТЫ НА АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ
«10 августа 2017 года в московской библиотеке имени А. П. Чехова (в клубе "Классики XXI века") состоялась презентация World Poetry almanac (составитель, издатель Хадаа Сендоо, Монголия) и альманаха "Миражисты" (составитель, издатель Николай Ерёмин, Красноярск).С чтением стихов выступили авторы указанных альманахов — Константин Кедров, Елена Кацюба, Маргарита Аль, Евгений Степанов и другие. Свои стихотворные видео-приветствия прислали Сергей Бирюков (Германия), Анатолий Кудрявицкий (Ирландия), Бахытжан Конопьянников (Казахстан).В альманахе World Poetry almanac напечатано на английском языке сто поэтов из 70 стран, в том числе из России.
В финале мероприятия состоялась традиционная "Катавасия" поэтов, которые входят в группу ДООС Константина Кедрова. Авторы, энергично соревнуясь друг с другом в мощности голосовых связок, одновременно читали собственные сочинения. Сергей КИУЛИН»
12. ЧЛЕНСКИЕ БИЛЕТЫ
Частное честное мнение
«В Союзе писателей мертвых
членские билеты выдаёт Господь Бог
выдаёт не всем»
Евгений Степанов, друг ДООСа .Стр. 39. журнал ПОэтов Константина КЕДРОВА - ОКТЯБРЬ УЖ… №5-6 (76) 2017
***
А в Союзе живых писателей ХХ1 века
 Билеты выдаю, как Господь Бог, - я,
Евгений Степанов!
И тоже - не всем! А только тем,
кто заплатит адекватный Членский Взнос…
Вот в чём ответ на поставленный вами вопрос!
Ноябрь 2017г
13. ДИФИРАМБ  ЖУРНАЛУ «ДЕТИ РА»

Лаврентьев
Превращается в Степанова…
Тот - в Беликова,
 в Ковальджи, в Краснова…
Тот - в Артиса…
Меняя маски заново,
Идут за годом год, за словом слово…
О, как я рад журналу «Дети Ра»!
Где длится
Театральная игра…
Где каждый говорит, как на духу…
А в полнолунье видно -
Ху из ху…
14. КОММЕНТЫ к №№1,2, 2016г.
Журнала ПОэтов Константина КЕДРОВА  «Нам 20 лет!» и «Кантата Канта»
Приказ:
«Назначить Степанова Е.В.
Чернорабочим отдела поэзии
Пожизненно!»

Без единого выстрела:
«Розы на дачном участке в Берлине…
Я взял этот город
Без единого выстрела!»

***
- Он взял Берлин…
Чтоб, между прочим,
Стать в нём  навек чернорабочим.
Он победил!
Не в бровь, а в глаз…
И мирный выполнил приказ…
Теперь в Берлине
- О-го-го! -
Розарий целый у него.

Райцентр
«Эмма Сергеевна - свет - тёща моя золотая
Жарит картошку с луком или  готовит пирог»
Евг. Степанов, Кандидат физиологических наук.
***
Его пример -
Другим наука:
На радость  друга и врага
Никак не мог картошку с луком
Он отличить от пирога…
Так была тёща дорога!
15. ДЕТИ  РА
                                                                 Евг. СТЕПАНОВУ
Тень Бродского скользила по Земле...
И, вспоминая о добре и зле,
Завистники
Его стихи шептали,
Поскольку перед солнцем трепетали...
И  покидали
Солнечные дали
Безмолвные - за тенью тень - во мгле...
2017
16. ПОЭЗИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ
Поэзия
Должна быть,
Потому что она всем должна!
21 марта 2016 г
17. НЕУЖЕЛИ ЖИЗНЬ - ТЕАТР АБСУРДА?   
В ЗАЩИТУ ИОСИФА БРОДСКОГО

«Бродский — человек талантливый. Но — сейчас скажу страшные слова — не поэт… я в самом деле так думаю. Извините.» Е. Степанов. Опубликовано в журнале:
«Дети Ра» 2015, №6(128)
***
За что про что,
Скажите, люди,
Стихи качая на весах,
Степанов Бродского не любит?
Ведь тот, увы, на небесах…
И в думах о добре и зле
Не судит тех,
Кто на земле…
О, люди,
Бродского любите
И страшных слов
Не говорите!
На самом деле,
Спору нет,
Иосиф -
Истинный поэт!
Читайте,
Сопереживайте,
Его судьбу
Не забывайте…
Вам скажет
Каждая строка:
Он  - небожитель -
На века…
2015
18. У ВХОДА
1.
«Что сказать мне о жизни?
Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
Из него
Раздаваться будет лишь благодарность!»
Иосиф Бродский 24 мая 1980
2.
У входа рая
Или ада,
Где разделение в чести,
Не осуждай себя, не надо…
Кого б то ни было
Прости…
Тот, кто стоит у входа,
Он
Давно судьбою осуждён…
2015
19. СТЕПАНОВА ЗАВЕТ

1.
«Живи очень долго
Главное -
Живи дольше меня»
Евгений Степанов 2007г
2.
Вина не пить,
И не курить…
Страсти-мордасти позабыть…
До ста дожить…
И - пережить
Евгения Степанова…
И повторить всё заново…
Так выполним, друзья,
В пути на небеса
Степанова завет!
Кто голосует - «За»,
Тот истинный поэт!
2015
20. ДЕРЖИТЕСЬ КУРСА!
                        «…когда все продают доллары
                         я их покупаю»
                        Евгений Степанов 10.05.2011 Павелецкая

Степанов
Доллары скупает…
Поскольку все их продают…
Он в долларах себя купает
И напевает;
- Вери гуд! -
За горизонт плывут вдали
Рубли,
Как в море корабли…
И я
С ним рядышком пою…
И доллары
Не продаю…
Степанов держит верный курс!
А у него
Хороший вкус…
2015
21. МУРАШКИ ПО СПИНЕ
«Попытка не сойти с ума»
Евгений Степанов
«Выхожу один я на дорогу»
Михаил Лермонтов

Три раза я пытался не
Сойти с ума…
Но шёл…
И всё ж дорогу к Сатане,
Признаюсь,
Не нашёл…
Сойти и кануть -
Не по мне!
Один лишь путь - во мне и вне,
Ведущий понемногу,
Пока мурашки по спине
Бегут
И внемлют Богу…
2015
22. ДОМ
«Дом - это ты сам,
Твоя душа.
Фундамент - любовь.
Крыша - счастье принимать в гости.
И конечно, открытые двери»
                                       Евгений Степанов

Мой дом с годами выше, выше…
И мы с любимою моей
Живём на чердаке, под крышей,
Как будто пара голубей…
А рядом, крыльями шурша,
Живёт Степанова душа,
Журнал читает «Дети Ра»
И говорит: - Давно пора
Ерёмин, напечатать вас
В журнале солнечном у нас…
Да вас и так из года в год
Журнал ПОэтов издаёт…
Кацюба всё же - молодец!
А Кедров, Кедров! Царь-отец!
Всем видно, что его талант
Превыше всяких доминант…
23. СТИХИ ПАРОДИСТА
1.
Холопов друг
И панов,
И гномов, и титанов,
Без лишней суеты
Скажи мне - кто Степанов -
И я скажу, кто ты!
2.
Поэт, прозаик, публицист...
Тот - демократ,
Тот - коммунист, -
Живут на берегах Невы:
Умы -
Не мы,
Увы, не вы...
Нева
Впадает в Енисей…
А Енисей - в Неву…
И с ними я
Душою всей,
Плыву, несу молву:
У Енисея - бодрый вид.
Неву он оплодотворит!
                                    22 января 2013
24. СВЕТЛОЙ ПАМЯТИ  ПОЭТА НИКОЛАЯ  РУБЦОВА
1.
«.. доживи Рубцов до наших дней — какие отзывы он получал бы в Интернете? Тоже ведь не был стилистом, тоже глаголы рифмовал… К примеру, стихотворение «Тихая моя Родина» давно признано классикой, вошло в школьную программу, дети учат его наизусть, а что бы сказали о нем знатоки с литературных порталов? Камня на камне от него не оставили бы, каждую строку бы разнесли в пух и прах. «Ива, река, соловьи» — банальщина. «Там, где я плавал за рыбами» — корявость. Вот в таком духе.» Игорь Панин, ЗИНЗИВЕР,«8(52)2013г
2.
«Это, конечно, страшные и чудовищные слова, но я, искренне прошу прощения, так думаю. Рубцов как версификатор (стихотворец) — весьма средний. Как стиховед я готов это доказать. Но вкупе со своей трагической судьбой … великий поэт. И это тоже бесспорно.» Евгений Степанов ДЕТИ РА, №9 (107) 2013г
3.
Литературная кампания
Берёт разбег: за словом слово
Степанов
Под влияньем Панина
Дискредитирует Рубцова…
Хотят,
Пеняя на судьбу,
Перевернуть его в гробу…
Хотя Рубцов,
Дитя чудес,-
Вот удивительный процесс! -
С улыбкою
Глядит с небес,
Поскольку умер - и воскрес!
2013
25. ЭПИГРАФ к  «Журналу ПОэтов» Константина Кедрова  «ЖУКОВСКИЙ»  №10, 2013г
                             «При мысли великой, что я человек…»
                                                                     В.А.Жуковский

Не знаю,
Кто кому был жук,
Когда дружил Жуковский,
Но знаю:
Кедров - есть наш друг
Как Доктор философский.
Всех  книжных  знает он  жуков,
Воскресших из глубин веков…
Ура, ДООСЫ,
Шире круг!
Таковский ли, сяковский,
Степанов - жук,
Ерёмин - жук,
Но главный жук - Жуковский…
И короедам любо,
Что любит всех Кацюба,
Что скоро может -
Нам под стать -
Жуковский
Кацюбинским стать!
26. НАСТОЛЬНАЯ  КНИГА в 2012 году

Кедров первичен,
Юдовский первичен,
Панкин первичен,
Степанов первичен,
Я, Арутюнов и - без дураков -
Артис, Лаврентьев, Борис Кутенков…

А поэтессы? Господь их храни!
Ирина Аргутина, Ирина Корнетова,
Ольга Брагина,
Ольга-Полина-Ива-Нова-Яблонская.
Все - несомненно! -
Первичны они.
Радуясь
Каждому слову и мигу,
Всех я включаю
В «Настольную книгу»!
2012
27. ПОСЛЕ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИЯ
МИРАЖИСТ
        Константину Кедрову

Слева - Быков. А справа - Коровин.
Но
Иду я,
Хоть час и неровен,
По степи, меж холопов и панов,
Ах, которыми правит Степанов…
………………………………………
Миражист,
Я иду в царстве гроз,
Охраняя поющих стрекоз…                                                                                       
2 января 2012 г
29. ПОЭЗИЯ БЕЗ  М и Ж

Эпиграмма на книгу МЖ,
прочитанную в Интернете с подачи Панина

О, Интернет!
Целенаправленно
Учусь с тобой - за словом слово -
Не путать
Панкина и Панина
Степанова и Степанцова,
Страдающих
Не без причин
Средь матерящихся мужчин,
Поскольку есть у них в душе
Поэзия -
Без М и Ж.
                                  16 ноября 2012г
30. ПОЗВОНИЛ СТЕПАНОВ    
Литературная пародия

Позвонил Степанов и сказал:
- Ерёмин, вы хороший писатель!
- Да, - сказал я.
- Нет, вы - очень хороший писатель, хоть и не заказали в моей типографии ни одной своей книги.
- Да, да, - сказал я.
- Нет, нет, вы просто - супер, хотя как член Союза писателей ХХ1 века
не сделали членский взнос ни за один год  из ста лет, чтобы скрасить наше писательское  одиночество.
- Вы думаете, я ещё проживу сто лет?
- Всё равно, Ерёмин, вы - очень, очень, очень хороший писатель, и я заплачу за вас за все сто лет вперёд, чтобы напечатать  в журнале «Дети Ра».
- Тогда уж напечатайте себя вместо меня! - сказал я.
- Уже напечатал! Загляните в №10 за этот год и во все предыдущие номера!
- Уже заглянул. Вы, Степанов, - гениальный издатель! Желаю вам дотаций от государства, денег из книготорга  и самых  престижных литературных премий!
Октябрь 2012 г Красноярск
 
31. ДНЕВНИК  СТЕПАНОВА
Литературная пародия
«…не хотим платить взносы… По-моему, многим людям непонятно главное: прежде, чем что-то взять, нужно что-то дать. Дорога с односторонним движением приводит неизбежно в тупик.» Евгений Степанов 2012г «ДЕТИ РА» №8 (94)

- Чего бы дать Степанову?
Он просит «что-то дать»
Чего б взять у Степанова?
Он просит «что-то взять»
Схожу-ка  я туда,
Неведомо, куда…
Чтобы достать там то,
Пока не знаю, что…
Быть может, членский взнос
В Писательский союз?
Так это не вопрос.
Внесу, когда вернусь…-
Сказал мой друг-поэт, -
- Ну, не скучай, старик.
Степанову привет! -
И зашагал в тупик.
2012
32. ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА
От Николая Ерёмина Евгению Степанову,
Президенту Союза писателей ХХ1 века
по поводу неуплаты членских взносов


Я - член СП! В Москве - мой босс.
(Степанову - привет!)
Хочу я сделать членский взнос,
А денег нет  как нет.
Ах, Муза посреди забот
Уже который год
Ни гонораров мне не шлёт,
Ни премий не даёт!
Есть вдохновение, увы,
И в сердце благодать,
Но некому в обход молвы
Мне рукопись продать.
Ни Березовский, ни Лужков,
Иную жизнь ценя,
Прочесть рассказов и стихов
Не купят у меня…
Умом Россию не понять
Во время перемен.
И вот я думаю опять:
Какой я,  к чёрту, член?
Быть виноватым не хочу!
Но, всюду виноват,
Свой членский взнос я заплачу…
О, Муза, дай мне грант
За то, что снова - день и ночь
Пишу за томом том…
Ты обещаешь мне помочь?
Спасибо и на том.
                    30 ноября 2011

33. СТЕПАНОВ и ВРЕДНЫЕ ПРИВЫЧКИ

                     «Я полностью отказался от вина и водки.
                      Я полностью отказался от мата в речи.
                                                  И сам себе сказал спасибо.»
Евгений Степанов  «Спасибо» 6.12.2009, ст. Удельная


Степанов бросил материться,
Курить табак и водку пить!
И как сие могло случиться?
И как т а к о е  может быть?
Когда вокруг, коль разобраться, -
Все! - курят, пьют и матерятся…
А вот Степанов - он сумел
И между дел помолодел,
И стал, как юный пионер,
Он всем писателям - пример!
                             12 июля 2011г

34. ЭЛЕГИИ

1.
Осенний дождь стучит по крыше:
 - В стране безмолвствует народ.-
А мне Степанов всё  не пишет
И гонорариев не шлёт,
Ерёмина забывший вождь…
И я шепчу: - Замолкни, дождь!                                            
2.
Стихи зовут к самосожженью:
Пылает дух, сжигая плоть…
И никакому сожаленью
Их пламени не побороть.
Стихи судьбы не выбирают -
А вспыхивают и сгорают
В стране живых и мёртвых душ…
……………………………………..
И время им играет туш…
                    Октябрь 2011
 35. ДИФИРАМБ  ЕВГЕНИЮ СТЕПАНОВУ
                                   «Я сам графоман»
     Евг. Степанов  «Дети Ра» №3, 2011

 Степанов, считая себя  графоманом,
Строчит дневники, как маньяк,
 Сверкая стихами, горит над романом,
 Сын Ра - полыхает  во мрак…
И - всем графоманам в пример -
 Поёт, как простой зинзивер…
                                                  20 марта 2011
36. ПОРТРЕТ СТЕПАНОВА в 2010-м году

Евгений Степанов, поэт и повеса,
Три раза женившись, пропел: - Се ля ви!
Любовь, к сожаленью, бывает без секса…
Но это прекрасней, чем секс без любви!
37.ЭПИЛОГ
ГРЕХИ НАШИ ТЯЖКИЕ
1.
Дети Ра № 2 (160), 2018 Колонка редактора
СТИХИ
Перестал писать стихи. Куда-то они исчезли. И такое чувство, что не знаю, как их писать, как это делается, будто я в жизни не написал ни одной стихотворной строчки.
Но, слава Богу, другие люди пишут стихи. И я рад, что у меня есть возможность печатать талантливых авторов.
Оставайтесь с нами!
Евгений СТЕПАНОВ
2.
Степанов перестал писать стихи...
А ведь писал!
И очень неплохие...
Не дай нам, Бог,
Погрязнуть за грехи
В столично-прозаической стихии...
А с миром на свободу отпусти...
...Поэзия,
Помилуй и прости...
2018
***
Поэму с улыбкой на устах и с теплом в душе подготовил к печати 15 апреля 2018 года в сибирском городе Красноярске Николай ЕРЁМИН, Доктор поэтических наук.


Владимир МОНАХОВ





Из книги «Беседы с МОНАХОВЫМ»
Владимир МОНАХОВ:
Тот свет вторичен иль первичен?
Умрём - узнаем!
Николай ЕРЁМИН:
Пока ответ проблематичен -
Не умираем…

Владимир МОНАХОВ:
- 20 активных лет я проработал в областной газете "ВСП" собкором по Братску. Это были лучшие годы моей Lжизни.
Приход в главную партийную газету Иркутской области решил многие мои проблемы - я с ходу получил трёхкомнатную квартиру, телефон, неплохую зарплату, возможность свободно ездить по области. И популярность в…Иркутске. Мои публикации из Братска и Железногорска читателями областного центра внимательно прочитывались, и когда я по делам приезжал в Иркутск, то оказывался в поле внимания и обожания от администратора гостиницы до ответственного работника обкома КПСС. Это по младости лет немножко кружило голову, но старшие товарищи быстро помогли мне прийти в себя… …Кто-то инициативный предложил меня заслушать на партийном собрании редакции. И хотя мой отчёт сначала понравился членам КПСС, в том числе ветеранам журналистики, но по ходу обсуждения мои оппоненты раскрыли иную картину, меня заклеймили за то, что я игнорирую некоторые важные задания промышленного отдела редакции…И тут стул подо мной зашатался: поступило радикальное предложение такого недисциплинированного собкора уволить.
Вскоре позвонили из редакции и сообщили, что на меня поступила жалоба в обком КПСС…
Николай ЕРЁМИН:
АНАЛОГИЧНЫЙ СЛУЧАЙ

- Аналогичный случай поведал мне однажды
Михаил Александрович Дудин,
с которым мы были в дружеских отношениях,
про знакомую ему журналистку и поэтессу -
и со свойственным ему юмором
завершил анекдот частушкой,
на сочинение которых он был большой мастак:
- Хороша была Маланья
До партийного собранья!
А как начались прения -
Изменились мнения...
ВОСХОЖДЕНИЕ
***
- Был шестым,
стремись - быть первым!!!
Владимир Монахов 06.12.2017 13:54
***
- Пятый... Четвёртый... Третий... Второй...
Нет!
Над Парнасской седою горой
Пусть будет первым
Поэт молодой!
07.12.2017

КНИГИ МОНАХОВА
Человек,
Похожий на Волошина,
Понимая Дьявола и Бога,

Сделал много для людей хорошего,
Ничего не делая
Плохого...

А - из века в век-
Из мига в миг -
Много написал хороших книг...

Вновь они
Который год подряд
Как друзья со мною говорят,

Повторяя
Хитро-мудрый стих...
И я рад, что понимаю их!
***
Признаться,
Не люблю фейсбук:
Там нет друзей и нет подруг -

А лишь коммерческий расчёт
И политический
Учёт...

Люблю "Братск-рай",
Люблю "Мой мир"
Где Вл. Монахов - мой кумир…

А если с кошкой кот - любой -
То
С человеческой судьбой...
2017

ИТОГИ

смотрю на
стариков

бессмертных
больше нет
Владимир Монахов  18.08.2017 03:10   •

ИСТОК

Смотрю на молодух -
Захватывает дух...

- Вот где, - сказал мне Бог,-
Бессмертия исток...
Николай Ерёмин   18.08.2017 06:13  


ДЕРЖИТЕСЬ КУРСА!

"Из нуля
всё вышло"
Владимир МОНАХОВ
"Вышли мы все
Из народа"
Слова Л. Радина
***
Народ выходит из нуля
Во имя длинного рубля...
И возвращается назад,
Длине рубля совсем не рад...
Поскольку видятся вдали
И рядом - лишь одни нули...
А депутаты - все подряд -
- Держитесь курса! - говорят...
СЛОВА ЛЮБВИ
***
- Если тебе не хватает слов любви -
умри! И ты их услышишь 24.12.2017 04:52
Владимир МОНАХОВ
***
- Нет, весь я не умру!
Александр ПУШКИН 
***
Не слышно слов любви…
Одни слова о смерти…
Слепцы… Поводыри…
И ангелы… И черти…
Мне вновь твердят: - Живи,
Ерёмин, без любви! -
И я опять живу -
Во сне и наяву…
***

Владимир МОНАХОВ:
- Поэт поэта так воспел,
Что тот жениться захотел...
Не на соседке в лёгкой блузе,
А на восторга полной Музе!
Николай ЕРЁМИН:
- Ну, что ж, я рад, пусть будет так и впредь!
Хотеть не вредно. Вредно - не хотеть!
2018
Из романа «ПРОЩАЙ, СПИРТНОЕ!»
***
Владимиру МОНАХОВУ
- Водка
В маленьких дозах
Полезна маленьким людям!
Водка
В дозах больших
Полезна людям большим! -
Вымолвил
Бес алкогольный,
Мой -
Неразлучный, большой
Друг с безразмерной душой!

Из книги «Беседы с МОНАХОВЫМ»
Н. Е:
- Завершилась растратой большою
Жизнь... Куда подевались года?
Нет, увы,  ничего за душою
И в душе, - это просто беда…

В.М:
- Ничего за душой не осталось...
Лишь поэзии чистая малость!

СТИХИ ПАРОДИСТА
- До Пушкина рукой подать -
Владимир МОНАХОВ
До Пушкина - рукой подать…
До Плюшкина - рукой подать…
До Гоголя - рукой подать…
В мечтах такая благодать -
Ах, стоит только лишь поддать…
И мы с приятелем вдвоём,
Мечтая, жару поддаём…
Хотя ни Лондон, ни Париж
Уже ничем не удивишь…
А уж Россию - и подавно…
Где поддаюшим - там ли, тут -
Давным -давно не подают…
Увы, ни в руку, - ни руки…
Так люди стали далеки…
И не случайно говорят,
Что всюду Пушкин виноват…

ЧТО ЧЕЛОВЕКУ НАДО
В.М:
- Недавно
журналист на пенсии Юрий Перфильев прислал фотографии о моём участии в большом мероприятии в поэтической библиотеке имени В.С.Сербского.
Это было год назад - я там даже речь держал, книги дарил, но от коллег из местных телекомпаний отбился...
А вот этот снимок мне понравился больше всего: сижу себе одиноко на диванчике у лимонного дерева...Вокруг - суета сует, а я уединённо наблюдаю за городом и миром...
Что ещё надо мыслящему тростнику?!
Н.Е:
***
- Не зря в поэзии возник
Монахов, мыслящий тростник,
Владимир ... И не зря - Ник-Ник
Ерёмин, мыслящий тростник,
Возник ... Где в суете сует,
Уединенья нет как нет...
Где и в себя и в мир окно -
Лишь одиночество одно...
И можно - просто благодать! -
За суетою наблюдать...
***
(По поводу рассказа «Вот бежит бомжучка»)
Н.Е:
"...люди не должны летать в космос...» Подписываюсь!
В.М:
- Бомжучки тоже...

  11.03.2018 07:05

СЧАСТЛИВОЕ ДЕТСТВО
Эпиграф:
«Одна лошадиная сила
У Феди поесть попросила.
Всё отдал малыш для лошадки,
Но лишь пожалел шоколадки!»
Владимир МОНАХОВ
***
Помню, папа меня,
Очень мил, -
Ах! - Советским шампанским поил…
Помню, мама,
Здоровье ценя,
Шоколадом кормила меня…
А сосед наш,
Большой ловелас,
Покупал для меня ананас…
До сих пор я,
Как кум королю,
Ананасы в шампанском люблю!
А Пегас мой всегда очень рад
Вместо сена
Жевать шоколад…
Сочиняя стихи для молвы
Про счастливое детство,
Увы…
Николай ЕРЁМИН
САМОГОН
«За окном зима -
Гоняю чай с вареньем,
Отогреваюсь...»
Владимир МОНАХОВ
Ах, я тоже гонял чаи,
В незабвенные зимние дни…
Было время - Привет, Цейлон! -
А теперь гоню самогон,
Вкус, и крепость, и запах ценя…
Только он согревает меня.
Что мне Индия или Цейлон?
Захмелев, его наяву
«Менделеевкой» я зову…
Хоть сосед мой - такой нахал! -
Табуретовкой обозвал…
Не случайно - ведь скоро зима -
Я заполнил свои закрома…
Кто замёрз, чтоб не спятить с ума, -
Заходите, согрею… Эх, ма…
А как будет сентябрь за окном -
Угощу черноплодным вином…

В.М:
- На счастье, на здоровье и на благо мира
Вдыхаю радость солнца, кислород и пью стакан кефира!
Н.Е:
- Я ж - выпью первача, мне - хоть бы хны!
За дружбу, Вова! Лишь бы не было войны!
2018

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ
***
Владимир Монахов:
краткая история древности - Бог есть!
краткая история античности - Бог есть!
краткая история средневековья - Бог есть!
краткая новейшая история - Бог умер!
краткая история вечности - Бог есть!
***
Николай Ерёмин:  
Бог то есть,
То его нет...
Поэтому и вера в Него -
у поэта -
То возникает, то исчезает...
***
Владимир Монахов:
Бог зависит от веры.
Есть вера - есть Бог,
Нет веры - и Бога нет!

Николай Ерёмин:
***
Поэт, стремящийся к признанию,
Сказал со сцены,
Глядя ввысь:
- Стихи идут из под-сознания,
Чтоб над сознаньем
Вознестись…-
И поднял руки к потолку:
- Жаль, я не Ангел на веку…

ПО ПРИХОТИ СУДЬБЫ

Владимир МОНАХОВ:
« - Человек, попавший по прихоти судьбы в рай,
даже не догадывается,
что центральное отопление обеспечивают из ада!»

Николай ЕРЁМИН:
Монахов побывал в Аду
И всем поведал
В «Братск-Раю»,
Увы, -
И мне, на удивление,
Что Ад - источник отопления
Центрального
Обеспечения!
А значит, что и вдохновения
В моём
Ад-инственном к-раю...
Где я, как Дед-Мороз, пою, -
Зову Снегурочку мою,
Припомнив Ад и всех чертей:
- Скорей приди
И обогрей

***
Владимир Монахов:
- В буднях торжествует вечный хам -
Вечность подчиняется стихам!

Николай Ерёмин:
- А у наших праздничных ворот -
Слава Богу, всё наоборот!
27-09-2017г

ПРОСТРАНСТВО и ВЕЧНОСТЬ

Владимир Монахов,
братскозавр:
«мировое пространство
исчезает у меня под кроватью,
куда закатилась
вечность третьего Рима
в белых тапочках»

Николай Ерёмин,
никозавр:
Закатилась вечность
Под кровать…
Я ж опять
Хочу её достать…
Но она
С упрямым постоянством
Исчезает,
Обнявшись с пространством!
Вдохновив меня
На белый стих -
Боже! -
В белых тапочках моих…

ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ
***
Владимир Монахов:
- Сегодня Всемирный день яйца -
Я участвую!
***
Николай Ерёмин:
- Яйцо!
Как много в этом звуке
Для сердца курицы слилось!
И в Петухе отозвалось
«Ко-ко-ко-ко»... Сегодня он:
- Ку-ка-ре-ку! -
Наполеон...

***
Владимир МОНАХОВ:
- После недельной голодовки
лев, наконец, признал,
что сторож зоопарка -
царь зверей.

Николай ЕРЁМИН:
- Вот и я - по гороскопу
Лев-философ меж людей -
Понял и судьбе и року
Потакающих зверей…
И тем более - царя,
Голодавшего не зря…

КОСАРИ
Владимир МОНАХОВ :
«У травы молодой
на губах молоко не обсохло.
А уже косари идут!»

Николай ЕРЁМИН:
От зари и до зари
Траву косят косари…
Запивают молоком,
Заедают крендельком…
Было дело - полон сил
Так же - молод и красив -
Там и я траву косил…
На руках косу носил…
Ненаглядную красу -
В косах девичью росу...
Нынче хвалят, да не тех
Косарей -
и смех и грех! -
И не тем,
Кто вправду крут,
Снова премии дают...
Дать Монахову и мне
Нужно их!
- Я прав?
- Вполне! -

гг Братск - Красноярск







Ирина КАРПИНОС







ЛИТИНСТИТУТ
По Тверскому по бульвару
Мы бродили с пылу - с жару.
Слов твоих уже не помню,
Но всё так же мил Тверской мне.
Я легко с тобой простилась,
Мне ведь только всё приснилось:
Бабье лето, ливни, грозы
И "седой зимы угрозы",
ЦДЛ и Подмосковье,
Так созвучные с любовью -
Только вкус и цвет остались,
Ну а люди затерялись,
Разбрелись по бездорожью
С полуправдой-полуложью,
Фиги спрятали в карманы -
И не видно сквозь туманы
Ни отчаянного жеста,
Ни страданья, ни блаженства...
Господи! Да это мы ли?
Нас нечаянно убили
Времена и расстоянья,
И сплошные расставанья!
И в отчётливом кошмаре
Вижу на Тверском бульваре
Одинокие фигуры,
Врозь бредущие понуро
Вдаль от площади поэта,
От того шального лета,
Что стояло над Москвою,
Днём одним нас удостоив,
Когда с солнечным ударом
Мы брели Тверским бульваром...

ДВЕ РОДИНЫ

Сыграй мне блюз, печаль неутолимая,
Но только никого не прославляй!
Моя страна, когда-то неделимая,
Разбилась по враждебным лагерям.
 
Мне тесно это лежбище прокрустово,
Я заблудилась в сумрачной степи.
Моя душа, непоправимо русская,
Уже совсем срывается с цепи!
 
Мне не понять кассандрины пророчества,
И я не знаю, кто теперь герой.
Отечество всю жизнь одно, как отчество,
Невыносимо тяжкое порой.
 
Я не отдам Ахматову и Бродского,
Их не перевести через Майдан!
Цветаеву, и Блока, и Высоцкого
Я не отдам, клянусь, я не отдам!
 
Две родины, две матери, две мачехи -
Москва и Киев - слепы и глухи.
На ненависти вырастают мальчики,
Они не будут сочинять стихи.

И слово "ворог", общее, славянское,
Воскреснет и войну восславит вновь.
Но кто-нибудь шагаловскими красками
Напишет из последних сил: ЛЮБОВЬ!

* * *

А знаете, где я сегодня была?
На кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.
Зашла к Мережковским, зашла к Лифарю,
К Некрасову, Галичу и говорю:
Вас так не хватает на нашей земле!
Она погибает в огне и в золе!
Она растревожила духа войны!
 Она позабыла о чувстве вины!
 А к Бунину тропка сама привела.
 Иван Алексеич, ужасны дела!

 В Одессе опять — окаянные дни,
 А вы под Парижем лежите одни
 На кладбище Сент-Женевьев-де-Буа...
 Я к вам по погибшим поплакать пришла...


МУЗЫ И ПУШКИ
Меня споила русская культура
И подыхать оставила в канаве.
Ее стихов крепчайших политуру
Пила я залпом без мольбы о славе.
Я так ее, запойную, любила!
До ненависти, до обид смертельных!
Она со мной играла, как с дебилом,
И ранила распятием нательным.
Мне было больно. Я сопротивлялась.
Вот, думала, уеду в забугорье!
Но, убегая, снова возвращалась
И напивалась Достоевским с горя!
Харибдою и Сциллой стать сумели
Родные сестры. Господи, спаси их!
Какое безобразное похмелье:
Война меж Украиной и Россией!
И так возненавидели друг друга,
Что и Шевченко побоку, и Пушкин!
Славянский мир разрублен и поруган.
Замолкли музы. Сатанеют пушки…

Война

Нет больше мирного протеста.
Багров от крови Рубикон.
И милосердию нет места
На ликах киевских икон.

По обе стороны майдана
Душ искорёженных не счесть!
Юго-Восток - сплошная рана,
Война, и ненависть, и месть!

Мир треснул после первой пули,
Прошёл по городам Батый -
Стал страшен человечий улей,
Нет невиновных, нет святынь!

Молюсь на родине Бояна,
В столице Киевской Руси:
Дням не потворствуй окаянным,
Иже еси на небеси!!!
1 июля 2014

Еще раз про любовь
Ты прав: я ни в чём не желаю отказа.
Ты прав: у меня нет и не было прав.
Закончена книга, заточены фразы,
Вся жизнь на костре из тринадцати глав.
Ты прав: не продлить на обочине завтрак.
Просрочен приезд, неизбежен отъезд.
И если ты вслух произносишь: до завтра! -
То впору на завтрашнем дне ставить крест.
Весёлая ложь и тоскливая честность.
Коньяк остро пахнет, как горький миндаль.
Васильевский остров - роскошная местность:
Дойдёшь до Невы - утопиться не жаль.
Я снова твержу: никогда не приеду!
Ты слышал уже эту песню не раз.
Я пью свой горчайший миндаль за победу,
И слёзы, вскипев, не срываются с глаз.
Ты обнял меня, и твой волк на предплечье
Мне в шею уткнулся и тихо завыл.
Рванулось в нём что-то почти человечье...
Мой мальчик, мой волчик! Где был ты, чем жил?
И я потянулась к тебе, как вначале,
Губами лицо твоё перекрестив.
И бедные медные трубы кричали,
Рождая запретный любовный мотив...

***
Как там в Ливии, мой Постум, или где там?
Неужели до сих пор ещё воюем?
И. Бродский
ПИСЬМА РУССКОМУ ДРУГУ-2
Письма русскому другу

(Из Нестора-летописца)

Ну, что творится в нашем доме?
А в нашем доме - как в Содоме:
Эх, за химерою в погоне
Да закусили удила
Все журналюги и жонглёры,
Повстанцы, воры, прокуроры, -
Все научились очень скоро
Стрелять в своих из-за угла.

А помнишь, раньше Окуджава
Нам пел про подвиги, про славу,
И вся дремучая держава
Не забывала много лет,
Чтоб не пропасть поодиночке,
Его магические строчки,
И бил целительный источник,
И защищал от многих бед!

Тогда любовь была спасеньем,
Тогда тоска была с весельем,
И "в Новый год, под воскресенье"
Мы приглашали на пиры
Поэтов, ныне знаменитых,
И у разбитого корыта
Голодны телом, духом слиты,
Мы были юны и храбры!

Но вот пришла пора прощаться,
Нам больше за руки не взяться,
И призрак войн и резерваций
Пришел на смену чарам нот...
Когда в дому поедет крыша,
Никто уж пения не слышит,
Певец отныне в доме лишний,
Откройте дверь, и он уйдет...

Памяти поэта Андрея Ширяева

18 октября 2013 года поэт Андрей Ширяев покончил с собой...
Андрею Ширяеву

Просыпаешься утром -
и хочется застрелиться.
И приходят плохие вести
из Эквадора,
Что Ширяев Андрей, поэт,
смуглый и светлолицый,
Сегодня уже открыл
этот страшный ящик Пандоры.

Отстрелялся Андрей от своей
ненавистной плоти,
От привычек и страхов ее,
и больных капризов,
От общенья с потоком людей
на автопилоте,
От призывного хора стволов,
удавок, карнизов.

Он и в смерти хотел быть певцом -
Так все и свершилось.
Никогда не живут поэты
долго и здраво.
И он смотрит теперь на землю
с потусторонней вершины.
И парнасские боги, плача,
поют ему славу...
18.10.2013

Рождество

Наступит вновь рождественская ночь...
Я вспомню строчки доктора Живаго...
Метель, свеча, герой уходит прочь...
Но замело дорогу за оврагом...
 
Всё меньше яблок, золотых шаров,
цветная мишура давно поблекла,
похож на крепость необжитый кров,
и ветер, зимний ветер рвется в окна...
 
Нет, я не стану в эту ночь гадать.
Я знаю всё. Я ворожбе не верю.
Кому-то навещуют благодать,
кому-то - только новые потери.
 
Как мне в Сочельник грустно! Где-то фронт...
Все так и не приблизились к согласью...
Любимые ушли за горизонт...
Но вновь Младенец улыбнется в яслях...
 
Ах, в эту ночь, рождественскую ночь,
мир заискрится в снежном отраженьи!
Метель, свеча, и Он уходит прочь...
И страшно далеко до Воскрешенья...
 
 Ночь
 
Ночь морозная, грузная, грозная,
полусны пограничные розданы,
догорает окурок в ночи,
заговаривай боль, не молчи...
 
Предают, привирают предания,
до свиданья, двойник, до свидания,
нет уже ни воды, ни вина,

я на ведьмином спуске одна...
 
На краю, на ветру, на ристалище,
в ритуальном прокуренном залище
херувимы хреново поют
про любовь, про последний приют...
 
Гарь такая, что рвется дыхание
от убийственного полыхания,
никого не обнять, не спасти,
лишь зола золотая в горсти...
 
Не ищи меня в римах, лютециях
и в оврагах да прагах, венециях —
я уже далеко от земли,
огонёк дотлевает вдали...
 
Дряхлый мир, на крови обустроенный,
обветшавший до дыр, грубо скроенный;
беспробудно ваятель был пьян,
налепив, как блины, поселян...
 
Мы теряем, теряем, теряемся —
и уходим и не возвращаемся...
Равнодушно глядит Он с высот
на погромный программный исход...
 
Неотправленное письмо
 
Знаешь, в эпоху больших перемен,
горьких, немыслимых, немилосердных,
можно совсем не бояться измен,
слепо держаться за нежных и верных...
 
Знаешь, так важно кого-то любить!
Бога и кошку, дитя и мужчину...
Всё принимать и сомненья забыть,
сок бытия выжимать из кручины...
 
Знаешь, не в самой счастливой стране
хочется чувствовать силу былую,
как в неразбавленном крымском вине,
в перебродившем ночном поцелуе...
 
Мне не уехать отсюда, мой друг:
я заглянула уже в эту бездну.
Где-то судеб завершается круг...
Все мы на шарике утлом проездом.
 
Я повидала другие края...
Там хорошо! Но совсем не поётся
грустная странная песня моя.
А без неё... знаешь, сердце не бьётся...
 
На краю

Сирота — вот и найдено слово,
сирота среди мира пустого,
позади — разноцветный обман,
впереди — только чёрный туман...
 
На краю провороненной жизни,
в эпицентре бродячей отчизны
сердце реже и глуше стучит,
дней, часов не осталось почти...
 
Я тебя никогда не забуду...
и никто не увидит оттуда,
как моя погорелая жизнь 
на промерзшей дороге лежит...
 
И не встать, и не выразить боли
в бесприютной сиротской юдоли,
не нащупать у пропасти дна...
пей до дна... жизнь одна... смерть одна...
 
Я — невидимый призрак, когда-то
сочинявший плохие баллады
о безмерной бессмертной любви
на ветру... на краю... на крови...
 
Я неслась по болотистым кочкам,
чья-то жёнка, любовница, дочка,
и летела сквозь небо звезда
в никогда, никому, никуда...

***
Сбежать бы в самом деле в Сан-Франциско,
В своем апартаменте жрать банан,
Коньяк французский попивая с виски,
Бросать окурки прямо в океан.

Купить себе приличную "тойоту",
Включать мотор и кондиционер
И рано утром мчаться на работу,
А по субботам ездить на пленэр.

Иль, скажем, в дивный город на Гудзоне,
Там Чайна-таун, Сохо и Гарлем,
И в каждом вот таком микрорайоне
Гуляет белозубый дядя Сэм.

Там опера с балетом в Линкольн-центре,
Там гитаристы в здании ООН
Во время ланча, словно в Ленконцерте,
Поют без фонограммы в микрофон.

Там негритянки ходят, как блондинки,
Там Гринвич-Виллидж - райский уголок,
Где джазовые крутятся пластинки,
И уж давно не популярен рок.

Там статуя Свободы, как Венера,
По вечерам над островом парит,
Там плавны и изысканны манеры,
И в словаре нет слова "дефицит"!

Америка! Неоновая сказка!
Край эмигрантов, новый Вавилон!
Друзей моих расчетливою лаской
Ты обогрела, словно поролон.

Они довольны, им всего хватает,
Живут себе, не помня о былом,
Пьют меньше, меньше спорят и читают,
И уж совсем не лезут напролом.

Зовут меня: приедешь - не заплачешь,
Цивилизованная жизнь, заметь!
Америка - и целый мир впридачу!
А я в ответ: "О чем я буду петь?

Без наших ледяных водоворотов,
Без нашей неразбавленной тоски?..."
И, как баран на новые ворота,
Смотрю на них совсем о-те-чес-ки.

Ну, вот и все. Эх, размечталась, дура!
Мне места нет в неоновом раю.
Куда я денусь от своей бандуры,
Звучащей лишь у бездны на краю?

* * *

Не жалела бы его, красна девица,
Он ходил бы за тобой - куда денется?
Не поила бы его да живой водой,
Не сидела бы одна со своей бедой.

Ты не верь в его любовь, что б ни говорил,
Он дурманом из болот тебя опоил,
У него такая речь с каждой встречною,
Ну, а силушки твои - ох, не вечные!

Ты забудь его совсем, коли хочешь жить,
Он хотел тебя навеки приворожить,
Чтоб головушку твою сумасбродную
Сделать к радости совсем непригодною.

А ниточка вьется, где тонко - там рвется,
Такие простые запомни слова.
Пусть к черту порвется - другая найдется,
Вот только б свободной была голова!

Куда ты глядела, кого ты жалела?
Кого ты поила живою водой?
Душа улетела, осталось лишь тело,
Ищи свою душу в весне молодой...

Городская дурочка

Ах, городская дурочка,
Та, что из переулочка,
Бродила под церквушками
И все звала Христа.
Карман набит был двушками,
Ватрушками да сушками,
Чудными побрякушками,
Что было неспроста.

Ей в кружку мелочь сыпали,
Но голосами сиплыми
Хмельные алкоголики
Вдруг подняли на смех
И жизнь ее бедняцкую,
И голову дурацкую,
Где шарики за ролики
Заходят без помех.

Она пошла по площади,
И ноги ее тощие
Пустились вдруг неистово
В какой-то дикий пляс,
И закричала: "Господи!
Освободи! Освободи!"
И слезы, слезы быстрые
Закапали из глаз.

Ах, городская дурочка,
Та, что из переулочка,
Мы так похожи, милая,
Что трудно передать:
И наша жизнь бедняцкая,
И головы дурацкие,
И с этакой судьбиною
Нам вместе пропадать...

Художник

Старый дон Франсиско Гойя
Водит кистью неустанно:
Что же, черт возьми, такое
Эта ведьма Каэтана?
Герцогиня или маха,
Праведница или шлюха?
Та, что поведет на плаху,
Прошептав "люблю" на ухо?

Гениальный дон художник,
Заклинатель форм и линий,
Никогда постичь не сможет
Душу этой герцогини.
Как она его любила,
Как она его пытала,
Как она его слепила
Сплавом воска и металла!

И мадридскими ночами,
Черными, как чертовщина,
Белоснежными плечами
Как она его лечила!
А потом швыряла в бездну
Ненависти и проклятий,
Чтобы он, как бред болезни,
Помнил жар ее объятий!

О, Мадонна, как же прочна
Связь подобного с подобной,
Как чисты и как порочны
Эти взгляды исподлобья!
Гениальный дон художник,
Все познавший в мире этом,
Никогда уже не сможет
Совладать с ее портретом.

ДВЕ ВОЙНЫ
 
И когда облачается в шкуру врага твой друг,
Оборвав христианские струны, ты шепчешь: лучше б он умер!
Не сегодня, вчера, когда-то, без чьих-то рук...
Но уже бы затих, разрядился в виске этот чёртов зуммер!
 
А пока - все бессонные ночи одним куском.
Вам нарезать? Но нож тупой, а ночи всё толще.
Песен больше я не пою и почти не плачу тайком.
Обо всех, с кем раньше сражалась, забыла, в общем.
 
Потому что за эти годы бессмысленная война,
С её мнимыми перемириями вперемежку,
Растоптала ясные чувства, выпила кровь до дна.
И я тупо мечусь, мой Гамлет, бытием и забвеньем между.
 
Потому что инстинкт выживанья быстро перегорел,
И инстинкт продолженья рода в упор расстрелян.
Мне плевать, что в гнусное это времечко я - не у дел,
Мне плевать на лживые исторические параллели!
 
И в дыму юбилеев Победы, в дни неназванной новой войны,
Горстка выживших стариков - с двух сторон на переднем плане.
Им привить пытаются правнуки комплекс чужой вины...
Лучше б дали сто грамм фронтовых в кружке, в гранёном стакане!
 
Чтоб на сердце у них полегчало, хотя бы чуть-чуть!
Невозможно смотреть этот ад без анестезии!
Я хочу за погибшего деда поставить свечу...
Только негде! Торговцы в храмах наследили и наслезили.
 
Два обломка кровавой родины нечем соединить.
Все осколки дружб и любовей теперь смертельны.
Как же ты сомневался, Гамлет: быть, мол, или не быть?
Как же ты сомневался! Вот и вороны налетели... 
 
 
ЖЕНЩИНА ПОСТМОДЕРНА
 
Женщина со следами совсем недавней красы,
что ты смотришь устало с неизвестной картины?
Над тобой весьма откровенно посмеиваются в усы
молодящиеся плейбои - редкостные кретины.
 
Женщина постмодерна хочет быть молодой,
очень тонкой и звонкой, очень сильной и стильной:
она спешит на рассвете в бассейн с ледяной водой,
красит губы вампирской помадой, наряжается инфантильно.
 
Женщина гиблой эпохи необъявленных войн
жаждет любви не меньше, чем в спокойные годы,
но тускнеет она внезапно и становится злой,
и назло равнодушным мужчинам хочет пасти народы.
 
Она быстро теряет надежду в липком коконе лжи,
женщина постискусства, женщина постмодерна…
С каждым новым рассветом ей всё меньше хочется жить,
ей хочется стать картиной, искушающей, манкой, чрезмерной… 
2016
 
 
ВАВИЛОН
 
Я всё сказала и добавить нечего.
В реальности - безумия броня:
растленье душ раскручено, разверчено,
поп с автоматом - новый символ дня.
 
Я так любила питерские дворики
и киевский каштановый уют!
Соврут о нашем времени историки,
чтоб не рехнуться, запросто соврут.
 
Бог вовремя забрал своих любимчиков,
оставив нас, нелюбых, горевать.
Какие гуттаперчевые личики
у мальчиков, рождённых убивать,
 
у девочек, что машут им платочками,
у матерей, что слёз уже не льют!
А за полями, боже, за лесочками
тела лежат и соловьи поют...
 
В эфире - телебашня вавилонская!
Распалась связь понятий и времён.
Ревёт навзрыд труба иерихонская
и ждёт заказа лодочник Харон.
 2016
 
 
СВОБОДА
Выпей яду, Сократ, выпей яду!
Не меняй на побег свой кубок!
Стала невыносимой Эллада...
Вот цикута. Смочи ею губы.

Выпей яду, Сократ! Невозможно
наблюдать, как безумны Афины.
Босоногий философ-острожник
обречён на такую кончину.
 
Стала Аттика, словно Спарта,
на военный лагерь похожа.
Выпей яду, Сократ, для старта:
станешь статуей с мраморной кожей.
 
Всё Платон за тебя напишет,
в «Диалогах» своих растолкует.
А живой ты в Афинах - лишний.
Посмотри, как демос ликует!
 
Выпей яду, Сократ, выпей яду!
Ты свободен и лик твой светел.
Сгинул век золотой Эллады.
Наступило твоё бессмертье...
2016
 
 
АРЛЕЗИАНКА
 
Я сегодня спрошу у Винсента:
Как ты жил в этом бешенстве красок?
Мы с ним выпьем, конечно, абсента,
Полетаем от Арля до Грасса...
 
Золотая терраса Прованса,
Сумасшедшая близость Ван Гога...
Август звёзды роняет, как вазы,
И осколками блещет дорога...
 
Это буйство и цвета, и света,
Одиночества и ожиданья,
В жарких корчах кончается лето,
Тянет холодом из мирозданья...
Эх, родиться бы арлезианкой!
Выпивать на террасе с Ван Гогом,
Приносить ему холст спозаранку
И не клянчить удачи у Бога... 
2015

ВЕНЕЦИАНСКОЕ
 
В Серебряном веке, коротком и ярком,
Поэты любили в Венецию ездить
И с чашечкой кофе сидеть на Сан Марко
И в небе полуночном трогать созвездья.
 
Венеция рядом с времён Сансовино:
Крылатые львы и певцы-гондольеры.
Поэты пируют, поэты пьют вина,
Поэтов ещё не ведут на галеры.
 
И Блоку покуда не снятся двенадцать,
И пуля не скоро убьёт Гумилёва.
Поэты ещё не отвыкли смеяться
И верят в могущество вещего слова.
 
Не пахнет войной голубая лагуна,
Собор византийский с квадригой прекрасен,
Ещё не задернули занавес гунны,
И хмель венецийский ещё не опасен.
И можно до слёз любоваться Джорджоне
И долго бродить по Палаццо Дукале,
Стихи посвящать беглым ветреным жёнам,
Катать их в гондолах, купать в Гранд-Канале... 
Поэты в Венеции пьют на пьяцетте,
Война мировая вдали, как цунами.
Запомните лица их в огненном цвете!
Всё кончится с ними. Всё кончено с нами.
2015

КОНКВИСТАДОР

Он на Ржевском полигоне
В мирный тот денек
Закурил, прикрыв ладонью
Слабый огонёк.
И с последнею затяжкой
В небеса взглянул,
Улыбнулся и бесстрашно
Под прицел шагнул.
Он, железный конквистадор,
Воин и поэт,
Жил давно со смертью рядом,
Словно смерти нет.
Было у него три Анны:
Две жены и мать.
И исполнилось недавно
Только тридцать пять.
Расстреляли Гумилева...
Пустыри кругом...
Много лет искали вдовы
Этот полигон.
И брели по миру Анны,
И звучал для них
Над землёю окаянной
Гумилевский стих...

КИТЕЖАНКА

Я могла бы далеко-далёко
оказаться от родных широт,
где-то там, где Бунин и Набоков...
Знать бы, что за времечко грядёт!
Так я и не стала парижанкой
и сегодня вижу наяву:
я - пожизненная китежанка,
в граде Китеже, как встарь, живу.
Никуда не скрыться, не забыться,
с ним возможно только затонуть,
ледяной водою захлебнуться,
к царствию подводному примкнуть.
Здесь течёт Венеция по венам,
воды Борисфена, древний Тибр.
Острова далекие над Сеной
душу будоражат, как Магриб.
Ладанка на шее китежанки
предопределила всю судьбу:
время и страну для каторжанки,
осужденной на тоску-журбу.
Град мой, Китеж! Я тебя не в силах
бросить, как болезного отца.
Не тревожься, не печалься, милый!
Мы пребудем вместе до конца...
06.03.2016

ТАЙНАЯ ВЕЧЕРЯ

Тайная вечеря. Чистый четверг.
Всё решено. Уже завтра распятье.
Станут врагами и други, и братья.
Тайная вечеря. Времени бег...
До Воскресенья - всего лишь три дня,
страшных три дня, равных тысячелетьям.
И над пустыней - сухой, жаркий ветер...
"Отче, почто Ты оставил меня?"
Он ещё хрупкий живой человек.
Он сомневается, ропщет, страшится...
Завтра всё сбудется, всё совершится...
Слёзы бегут из-под сомкнутых век...
Рядом Мария, подруга, жена.
Тайная вечеря - словно венчанье.
Хлеб и вино, и прощенье, прощанье...
А в Иудее бушует весна...
Трудно быть Богом и слышать: распни!
Больно, немыслимо быть человеком,
избранным Господом, проклятым веком!
Тайная вечеря, дух укрепи!
Завтра... Он знает... Он крест понесет...
Время уйдет, обнулится, воскреснет...
Слышишь пасхальной мистерии песню?
Ровно три дня до великих высот...
28.04.2016

ДЕМОН

он звонит по ночам...
говорит не о чём...
от начала начал
наш дуэт обречен...
он несёт сивый бред
выпив граппы стакан...
сколько зим... сколько бед...
сколько слёз... сколько ран...
я не плачу - смеюсь...
мне печальней не стать...
я уже не боюсь
ничего потерять...
мне уже всё равно...
что он там говорит...
отболело давно...
минотавр... остров крит...
он звонит по ночам...
ночь нежна... не звони...
догорела свеча
до конца... извини...
30.08.2016

В Александровском саду

В Александровском саду,
Под иглой Адмиралтейства
Мы сидели на виду
У приличного семейства.
Пили водочку тайком
И закусывали хлебом,
Было грустно и легко
От распахнутого неба.

И сказал мой бывший друг
После первого стакана:
«Погляди, как узок круг
В этом времени поганом!»
И сказал он: «Ты пришла
Из другого измеренья,
Вместо рук - лишь два крыла,
Вместо кожи - оперенье.

Все летаешь и поёшь,
И никто тебе не пара,
Даже водку странно пьёшь,
Словно водка из нектара».
В Александровском саду,
В час Казанского собора
Я, предчувствуя беду,
Забавлялась этим вздором.

Я и пела, и пила,
И стихами говорила,
Только два моих крыла
От предчувствия знобило.
И пронзённая точь-в-точь
В грудь иглой Адмиралтейства,
Я опять сбежала прочь
От пустого лицедейства.

В Александровском саду,
В час Казанского собора…

ПАМЯТИ ИОСИФА БРОДСКОГО


...Он не вернулся в Ленинград,
Поспешно поменявший имя.
Фонтанка, Невский, Летний сад
Его страшили в новом гриме.

Опять порвалась связь времен
С уходом русского поэта...
На берегу пустынных волн
Увы, не быть ему отпетым.

Венецианский карнавал
Теперь с душой его сроднится.
Он никогда не тосковал
О средиземноморских Ниццах -

И все в Венецию спешил:
Адриатической аптечки
Ему был так же привкус мил,
Как гиблый ветер Черной речки.

Увял литературный век...
Теперь так мало значит слово,
Как поворот сибирских рек
И гимны деда Михалкова.

А мы по-прежнему чудим
На поэтических поминках.
Отечеств нам не сладок дым
И дух разрухи не в новинку.

Прощай, Овидия собрат!
Мы вышли из твоей шинели.
Еще был наш вишневый сад,
Еще пиры не отшумели...

***
Вот женщина с полотен Ренуара
Стоит у бара в аэропорту
И пьет в компании двух неизвестных.
Она до неприличья уязвима,
Сплошная ахиллесова пята,
Для неизвестных редкостная пища,
Особенно в большие голода,
В дни дефицита на живые души.
К тому ж она распространяет запах
Дождя и ветра, смуты, сумасбродства,
Что незнакомцы плохо переносят,
И им немедля надо раздавить
Вот этот плод фантазии запретный...
Но, возвращаясь в тот момент: у стойки,
У грязной стойки в аэропорту,
Она, едва сошедшая с полотен
Нежнейшего из импрессионистов,
Пьет пойло и полна любви пока что,
Влетев из девятнадцатого века
Во время, где гражданская война
Из-за угла любого рысьим глазом
Следит, и ухмыляется, и ждет...
А ждать недолго. В тот же самый вечер,
Растрепана, растоптана, разбита,
Она бредет по городу пустому
Без веры, без надежды - в никуда...
И нет в ней ничего от Ренуара,
А только новый страшный Пикассо,
Писавший "Гернику", - вот вам начало
Войны гражданской, бойни и погромов,
И каждому до фени красота,
Что мир должна спасти по-достоевски!
...Лишь на стене картинной галереи
Висит разорванное полотно -
И из дыры бездонной свет сочится...

***
Ей одиноко за полуночным столом,
Ей надоели неразборчивые речи,
По льду шагая напролом,
Не поскользнуться б за углом,
Но шепчет сумрачно она: "Еще не вечер!"

Желания печать
Прожгла своею метою,
Ей хочется кричать:
"Карету мне, карету мне!"
Ей хочется с российским говорком
Промчаться ночью по Парижу с ветерком.

И вот ирония судьбы в который раз
Её толкает на безумные причуды:
Она садится в тарантас,
И прямиком на Монпарнас,
Ей наплевать в такую ночь на пересуды!

Парижские огни
И музыка шарманщика,
Ах, если б не они,
Прекрасные обманщики,-
Ей просто бы не выжить в наши дни,
Ах, вы спасли ее, парижские огни!

Она смеется с тайным умыслом в глазах,
Ей зодиак такую силу дарит в марте!
Когда двенадцать на часах,
Звезда повисла в небесах,
Ее карета ожидает на Монмартре!

И под крылами крыш
Со скоростью неистовой
Летит ее Париж,
Желанный и немыслимый!
И, над дворцами и соборами кружа,
Поет и плачет от любви ее душа...

***

Огня неистребимый знак
Над мотыльком ночным витает,
Трепещет, озаряя мрак,
И в снежной пыли тает, тает...

Лети же, бабочка, спеши,
Ночь коротка и жизнь мгновенна,
В безлюдной городской глуши
Свеча в окне чужом нетленна.

Обманной близостью маня,
Хмельные речи быстротечны,
Под знаком зыбкого огня
Тебя пленяет каждый встречный!

И вот уже любовь близка,
Игра с огнем сильней, чем опий,
А после сладкая тоска
Своим безумьем жизнь затопит.

Судьба упряма, мотылек,
Тебе казалось, ты умнеешь,
И час как будто недалек,
Когда ты крылышки погреешь,

И не сожжешь их вновь дотла,
И будешь чувствовать вполсилы,
Но так свеча была бела,
И так она тебя слепила,

Что тот, кто руку протянул,
Шутя души твоей касаясь,
В круг огненный перешагнул,
И в сторону отпрянул, каясь.

Кому-то - быль, кому-то - боль,
Не святы и не виноваты...
Вновь мотылек летит на бой,
Да крылышки огнем объяты.

***
Я дерево не посадила,
Гнездо на ветру не свила,
Врагов так и не победила,
Царевича не родила,
А тех, кого слепо любила,
Забыла без боли и зла,
Ни денег, ни чувств не скопила,
И в жизни реванш не взяла.

Я не хочу болеть душой неутоленной,
Я не хочу, чтоб меркли краски новых дней,
Я не хочу встречать у дома почтальона
И знать, что письма адресованы не мне.

Я помню лишь запах мороза,
Гостиничный вкус сигарет,
Призывный гудок паровоза
И дымный Отечества свет.
Я помню сверкание сцены
И шорох концертных одежд,
А также зловещую цену
Отчаянно смелых надежд.

Я не хочу, чтоб этот праздник забывался,
Я не хочу стоять уныло в стороне,
Я не хочу, чтобы мужчина признавался
В любви другой прекрасной даме, а не мне.

Так что же еще остается?
Судьбу свою вновь испытать,
Напиться вина из колодца,
Сто пар башмаков истоптать.
И вновь у жар-птицы Удачи
Перо золотое украсть,
Чтоб быть всех богатых богаче
И в черные дни не пропасть.

Я не хочу бы быть этим миром побежденной,
Я не хочу прожить с тюрьмою да сумой,
Я не хочу болеть душой неутоленной,
И знать, что праздник будет чей-то, а не мой.
г Киев




Сергей СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ





* * *

Всё с чистого листа — и жизнь, и смерть, и слово.
/Синкопы УКВ, старея, перевру…/
Мелодия проста, прекрасна, но сурова.
У вторы в рукаве — свирелька песняру.

Роль пол(н)ого ноля — авария аврала.
/Ау, Караганда! По курсу — Теберда/.
Забавная Земля, вокзальный зазывала
Предсказывал, когда Звезду пронзит беда.

Всё — с чистого листа: прощая, распрощайся!
/Угрюмый Берендей, пырей взбодрит бадью…/
Устал считать до ста?! За радугами Счастья —
И тысяча чертей, и миллион адью.

Боль бе(г)лого ноля — от первого абзаца
До лишней запятой расхристанной строки…
Шуту на короля обрыдло огрызаться.
/Рулетка: золотой билет на Соловки!../

Всё! C чистого листа — и страх, и риск, и слава.
Соловушко, прости, я чудо сотворю!
/Астральные уста? Тотальная отрава…/
У нищенки в горсти — сухарик бунтарю.

Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля.
Валенсии слеза. Печоры письмена.
Печали утоля, Архангела ругая,
Сжигаю тормоза у станции Хана.

2018, апрель-май

скрипочка, свеча, «Гамбринус»…

…синус, косинус, латинос —
комплексуя, минусуйте.
синус, морщится Мальвинос, —
самый синий на рисунке!

красный косинус ужасен,
карабасит Буратинос,
красноярские, мужайтесь —
градус косит под скотинос!

марсианский плюс, кретинос,
аргентинит Арлекинос,
несомненный серый минус!

желторотики, попались?
синус… косинус… Солярис!
скрипочка, свеча, «Гамбринус»…

1999, май, авторская редакция — 2014, май

Зигзаг поэзии

Подставил правую — по левой врезали!
Сравнялся славою? Танцуй на лезвии!

Щека морозная… Строка сожжённая…
Царица грозная… Арба гружёная…

Влюблялись пьяными — венчались трезвыми.
Прослыв смутьянами, грешим шартрезами.

Подставил левую — целуют правую.
Прошепчешь «Верую!» — примчат оравою.

Карга учёная — училка смелая.
Горбушка чёрная… Горячка белая…

Стыдились трезвыми — рядились пьяными.
Пришли железными, уйдём желанными.

Планета левая? Держава правая?
Гетера беглая — овчарка Павлова.

Толпа трусливая… Пальба поспешная…
Молва глумливая… Тюрьма кромешная…

Постились пьяными — крестились трезвыми.
Дымим кальянами, гремя протезами.

Десница правая? Рука увечная...
Рябина ржавая — рабыня встречная.

Осудишь левую, остудишь правую,
Прозвав холерою любовь лукавую.

Дрейфуем трезвыми, рифмуем пьяными.
Зигзаг поэзии грозит зинданами.

Перчатка правая? Перчатка левая?
Печать кровавая могил наделала.

Овраги Вагнера кишат дантесами.
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами.

2017, 11-17 ноября
ангел, акын и алтын

кто у кого скоммуниздил алтын?
кто и кому перекраивал образ? —
вряд ли ответит заносчивый сын,
ткнувшись в архив и в автографах роясь.

вряд ли узнает застенчивый внук,
чья это муза шушукалась с дедом.
(ни до каких академий наук
не долетит gaudriole* за обедом…)

ну и какого, любезный, рожна
звуком пронзаешь измученный разум?
(буки и веди, послав тебя на …,
разом возвышены азбучным азом).

богу и чёрту давно наплевать,
с кем хороводят капризные нифмы…
(ежели стих приключится на ять,
взвоет завистник: продай логарифмы!..)

что? почему? для кого? — напослед…
(ангел на банковском бланке вульгарен…)
время вопросов прокисло, мой свет!
время ответов зависло, мy darling**!

мамочка! ма!.. (под затылок — алтын…)
мастер мистерий? маэстро скандала?
сложно казаться акыном простым.
страшно касаться вуали астрала.

_____
*(франц.) — забавная шутка.
**(англ.) — моя дорогая.

2012, 3 декабря, авторская редакция — 2013, 3 февраля, 2018, 15 марта

предзакатная баллада
20 лет спустя
Альке, которая Валерия

…не завистница, не поклонница,
не сестра, не жена, не любовница,
своенравная, непокорная,
озорная, ранимая, вздорная —

между верными и неверными,
лилипутами, гулливерами,
христианами, мусульманами,
битломанами, марсианами,

билетёрами, богоборцами,
стриптизёрами, стихотворцами,
тарантасами, тарантеллами,
фантомасами, гранд-отелями,

между босхами и берёзками,
парадоксами, папиросками,
незнакомками, богомазами,
анакондами, водолазами,

полутрезвыми, полупьяными,
академиками, шаманами,
наркоманами, футболистами,
фигуристами, пофигистами —

не волшебница, но — кудесница,
не нахлебница, но — прелестница,
заводная, шальная, колхозная,
городская, изящная, звёздная —

между джиннами и жюльвернами,
благочинными, благоверными,
посвящёнными, просвещёнными,
причащёнными, некрещёными,

бибигонами, дельтапланами,
самогонами, партизанами,
папилломами, патриотами,
идиомами, идиотами,

между странами и тиранами,
донжуанами, д'артаньянами,
донкихотами, папуасами,
бегемотами, лоботрясами,

ананасами, альпинистами,
биомассами, альтруистами,
ниагарами, дирижаблями,
дуремарами, парижанами —

не наложница, не заложница,
не паломница, не безбожница,
безоглядная, осторожная,
вероятная, невозможная, —

между джунами и джульеттами
гамаюнами, женсоветами,
магелланами, маргиналами,
губерманами, генералами,

генрихманнами, футуристами,
машинистами, шовинистами,
шизофрениками, принцессами,
захребетниками, экстрасенсами,

между вздохами и эпохами,
соломонами, скоморохами,
экспонатами, нифнуфнафами,
аргонавтами, астронавтами,

церемониями, цитатами,
динозаврами, дубликатами,
мандаринками, мандаринами,
циферблатами, цепеллинами —

не притворщица, не затворница,
не киношница, не художница,
языкастая, безответная,
своевластная, предрассветная:

чувство странное, предзакатное,
пиросманное, невозвратное —
диво вечное, древо вешнее
в дерзкой девочке, нежной женщине…

2017, 28 апреля-28 июня, 28 декабря

Весна - невеста словаря

От января до января
молчат стихи, кричат грехи…
От букваря до букваря
букатятся черновики…
(Перевирают дураки
секреты старого царя).

Заря, взрывая звукоряд,
азам и зимам вопреки,
Вплетает песню снегиря
в первоапрельские звонки
Трамвая(?), мавра(?), другаря(?)…

(Перебирают чудаки
речитативы блатаря).
Сирень, как Сирин, предреки!
Весна - невеста словаря.

1996, январь
Время побежалости, или Теорема тремора
поэллада

…монстры моря Memory —
парафраз Соляриса?
к темени — вне времени ­—
Серафим проявится.

в темени — вне вымысла —
Терпсихора термина.
выше сосен выросла
треуголка терема.

беглый раб — Бетховену:
небесами — посуху?
лунную симфонию
альтруист — апостолу.

выспренние истины
истерзали тренера.
приставом освистаны
обертоны тенора.

бражничают важные
инженеры ижицы.
выжиги винтажные,
повизжав, парижатся.
верно, цербер: нервные
мужики кремлёвские…
бесы робеспьерные?
йоахимолёвские!

выскоблены прения —
голоса скандальные.
вымучена премия —
приплюсуй квартальные…

матрица окружности —
тарталетка тминная?!
магия ненужности —
акварель старинная.

графика автографа.
фаворит метафоры.
фурия фартовая.
филантропы амфоры.

видео невидимо:
тет-а-тет без… джемпера.
ведомо Овидию:
терпелива темпера.

опусы опоссума.
баобаб блокбастера.
грешнику ниспослана
Магдалина Мастера.

Лермонтов без вермута? ­—
зубоскалит буквица.
версия отвергнута —
бузотёрка скуксится.

экскурс казуистики —
терренкур тщеславия…
ребус беллетристики —
бумеранг без правила.

Аннушка Каренина,
паровозы кончатся.
страсть перепроверена
контрапунктом копчика.

поза: инфузория
каблучком любуется.
розой лепрозория
пригвоздит верблюдица.

рожа пришпандорена
на фронтон — «к шашнадцати».
фенечки Фандорина —
антипрофанации.

долбят долгоносики,
Дуремар двухордовый?
дока диагностики —
Пифагор бикфордовый.

арфа африканится,
омофоном фыркая.
Марфа-сарафанница
фараона выткала.

фронда фильмографии.
артефакты фокуса.
пьяному потрафили
летописцы логоса.

ария Аверченко:
фарисейство терпите?! —
врёт с утра до вечера
терапевт эвтерпики.

масса точек зрения?
исключи позорную.
ноты воскрешения?
минусуй минорную…

выучит царевича
замухрышка тушенский:
выкормыш Шушкевича —
кукушонок шушенский.

ангелы лукавили,
привирали демоны,
важничая, авели
наноакадемили…

доктор, форсмажорите,
потому как лепите
вместо фарсобжорие
паркинсонолетие!

фразу несуразную
навязав Бастилии,
сказочную азбуку
бибигоны стибрили.

шалости и жалости
комара примерного…
время побежалости.
теорема тремора.

2018, январь-март
© Сергей Сутулов-Катеринич, 1969 - 2018
г. Ставрополь




Григорий ЯКОБСОН







ПРОТУБЕРАНЦЫ

Возвращение

Гаснут в море протуберанцы,
оторвавшиеся от солнц,
обрываются нити странствий
у святилища праотцов.

Возле врат, неприметный с виду,
ждёт с тревогою новостей
куст смоковницы, словно идол,
стёртый временем до костей.

Сыну блудному нужно малость
подремать - он валился с ног.
Проявил прокуратор жалость,
не отправил его в острог.

И когда тот упал в объятья
детской спальни своей без чувств,
не спеша подошел к кровати,
улыбаясь ему, Прокруст.


Исаак Ньютон

Услышав слово "парадигма",
ученой кости самый смак,
я пригорюнился и сник бы,
когда б не славный Исаак.

Он был ворчун и забияка,
упрямец, взявшийся за гуж,
фискал, чинуша, но, однако,
при этом и великий муж.

В нем, словно звери на свободе,
бесились демоны в крови.
Он одевался по погоде,
а раздевался по любви.

Пусть многие не стерпят тона
глупца, но я скажу о нем:
вот что осталось от Ньютона:
монета, яблоко, бином!



Две Музы

1.
Я грязен, как сон педофила,
я смраден, заразен, как СПИД.
Супруга меня разлюбила
и больше со мною не спит.

Зато моя Муза, ворчливо
могучий талант мой ценя,
не будучи слишком брезгливой
пока еще кормит меня.

2.
Издатель-сноб воротит нос,
журнальчик тянет с гонораром,
случится в критике разнос -
и жизнь становится кошмаром.

В метро тебя не узнают,
в окне с утра не сыщешь солнца.
Дом стал похожим на приют -
приют убогого чухонца.

Писать бесплатно западло,
Пегас тебе в глаза смеется
и выкинуть в камин стило -
все, что, наверно, остается.

И неподвластная уму
душа наполнится рыданьем,
а Муза взглянет с состраданьем
и, бросив ключ, уйдет во тьму.


Сон

Средь вороха сюжетных линий,
кривых и мстительных, как нож,
порой грядущее нахлынет,
когда его уже не ждешь.

Ты тщишься встретить там хоть что-то,
не вызывающее боль -
благое слово, краску, ноту,
твою согревшие юдоль.

Но видишь, словно в сне зловещем,
страну, встающую с колен,
где каждый третий сумасшедший,
каналья и олигофрен.

И оглашаешь скорбным воплем
пространство, дабы вспомнил Бог
страну, которую он проклял,
и лучше выдумать не мог
.

Америка, Америка...

Гляжу в бинокль с берега -
Вдали лежит она,
Хваленая Америка,
Бесовская страна.

У янки тьма кромешная
В душе. Страшней зверей,
Они там негров вешают
При свете фонарей

И в дикой резервации,
Где пыль в полях, как снег,
Потомкам гордой нации
Подсовывают крэк.

В России той империей,
Втянув народ в игру,
Стращают пионерию,
Пугают детвору.

Порока средоточие,
Диаволу под стать,
И прочее, и прочее -
Противно продолжать!

Плюю в нее из телика
Я, ненависть тая,
Америка, Америка,
Кормилица моя!


Караван и собаки

Пробили в гонг. Солдаты лжи в тумане
покинули насиженный редут.
Снаряды слов иссякли. Как в дурмане
мутит и кошки на сердце скребут.

Замолк сверчок. Порвав пупок на песне,
пал смертью храбрых чижик на посту.
Дал дуба старый ворон. Над предместьем
лишь эхо сотрясало пустоту.

На блюдцах стыли сельские пельмени.
Нарядный муж не жаловал альков.
Нагрянули большие перемены -
на фронт послали бешенных волков.

Слежалась пыль, сгустившись после драки,
как вышеупомянутый туман.
Вскипала ярость. Лаяли собаки
и шел своей дорогой караван.



О, времена...

Возможно, я слегка не в теме,
но, как на это ни смотри,
не наше с вами нынче время,
коль нами правят упыри.

А ведь прошло всего три года
с тех пор, когда я на заре
мечтал, что сменится погода
на политическом дворе,

начнется новая эпоха
(и эра, коль на то пошло)
и всем, кому чертовски плохо,
чертовски станет хорошо.

Но времена не выбирают
за добрый нрав и внешний вид,
в них люди просто вымирают,
как мамонты в палеолит.


Процесс пошёл

Сначала входят понятые.
Я вижу лица испитые,
глаза, пылающие днём
холодным мстительным огнём.

Шрапнель дождя сечёт по крыше,
стучится в творческую нишу.
Товарищи под грудой книг
ведут сезонный сбор улик.

Потом является Фемида.
В углу, пугая индивида,
одетый в траур адвокат
слова роняет невпопад.

Легавых я не порицаю,
на то они и полицаи.
Наш скорбный труд не пропадёт,
как в прошлом выразился тот.

И будь уверен, друг мой ситный,
уснувший в рощице ракитной -
ничьи труды не пропадут,
они и за тобой придут.



На погосте

Я брёл по кладбищу в овале
Аллей, насвистывая гимн,
И постояльцы подпевали
Мне сильным голосом грудным.

Они имели даже дерзость
Басить с ухмылкой на губах.
Похоже, пиршество разверзлось
У них там в новеньких гробах

И мне почудилось вначале,
Пока от шума не оглох,
Что снизу им метлой стучали
Соседи из других эпох.


Эмиграция

Залитый патокой экран
глядит в тебя с улыбкой лисьей.
Великий мастер казуистик
не лезет за словом в карман.

Молчит податливый Париж,
себя в друзьях короны числя.
Он, потрясенный русской мыслью,
стал серым, тихим, словно мышь.

И вновь горнист зовёт в исход,
на этот раз не понарошку,
и перепуганный народ
в Берлин намыливает стежку.

Видавший виды либерал
трясётся в кухне, весь на нервах,
у Клары карл крадет коралл,
чтоб выменять на пару евро.

И пахнет давнею грозой
в прокисшем воздухе, как серой,
и умываются росой,
отнюдь не божьей, маловеры

Гулливер

Гулливер покидает страну лилипутов.
Он собрал саквояж, зачехлил арбалет.
Он смертельно устал, он устал так, как будто
Жизнь его растянулась на тысячу лет.

А когда-то мог слушать часами, как дети
Сквернословят, за хвост котофея схватив.
Он стоит, прислонившись к простенку, и плети
Сильных рук цепенеют в трюмо супротив.

А ведь мог бы остаться... Мести тротуары
Обшлагами добротных английских штанин,
Пить коньяк, жрать икру, трахать телок на шару
Посреди занесенных снегами равнин.

Но никто не оспорит прискорбного факта,
Что натуру с натурщиц не смыть никогда.
Он шагает к окну и беззвучное fuck you
Вылетает из уст, как птенец из гнезда.
Аукцион

Кипела бойкая торговля
И шли шедевры с молотка,
Как в день морозный на угольях
Уходят пончики с лотка.

В окне пылал нью-йоркский вечер,
Прохожим кожу серебря.
Гуляли женщины, сквозь плечи
Ребром проросшие в себя.

На свой успех по части кассы,
Скрывая жгучий интерес,
Внимательно смотрел Пикассо,
По пояс свесившись с небес.

А я завидовал немножко.
Я комкал жалкие рубли,
Прилипшие к моей ладошке,
И кошки на сердце скребли.


Битие как форма сознания

Коль ты рожден на свет быть битым,
то - кровь из носа - будешь бит:
ремнем, веслом, клешней, копытом,
уж так устроен нынче быт.

В конторе будешь бит и дома,
на даче, в отческом гнезде,
в гостях у близких и знакомых,
в авто и в поезде, везде,

и ночью в темном переулке
под ветра стон и сучий вой,
и днем, когда ты на прогулке
уходишь в мысли с головой.

Какой бы ни был - злой ли, добрый,
сюртук цивильный иль старлей -
тебе пересчитают ребра,
сполна навесят пендюлей.

Из жил и шкуры сварят студень
в краю заплаканных берез
и в черных норах будут люди
смеяться весело, до слез.



Огонь

Я брел домой счастливый и усталый.
Трамвайный звон приветствовал меня,
и если мне чего-то не хватало,
то разве что предвечного огня.

Имперский град, малиновый и серый,
стоял, упершись взглядом в пустоту.
Тянуло скукой и эсэсэсэром,
исконным духом пахло за версту.

И он возник! На каменной тарелке
пылал, не затухая ни на миг,
в змеиной пасти газовой горелки
его мясистый в язвинах язык.

Лизало тьму раздвоенное жало,
простор сдавался пеклу без борьбы
и под кровавым маршалом заржало
животное, вставая на дыбы.



Фотоснимок

Там за узкоколейкой
щупленький фотокор
сделал трофейной лейкой
снимок войны в упор.
Культи на нем, не ноги,
вмятины, не глаза.
Стану одним из многих,
коих пробьет слеза,
кто не издаст ни звука,
кто ко всему привык.
Был бы Эдвардом Мунком,
то не сдержал бы крик
жуткий, как завыванье
смерти над головой.
Ужас существованья.
Ужас как таковой.


Рождество

В престольной всё то же - едят человечину.
А что у тевтонцев взамен пахлавы?
Что нового, брат? Иудеи помечены?
Газоны пострижены. Вырыты рвы.

На ратушной крестится ветками ветхими
Пугливая ёлка под ворохом звёзд.
Гуляют в толпе красногубые гретхены,
Индиговый воздух целуя взасос.

Щелкунчики кажутся снизу огромными,
Бенгальские тигры бегут по кривой.
Хрустальная полночь напичкана гномами,
Потомками гуннов, не знавшими войн.

Как время, текут автобаны неметчины,
Поля разлеглись в предвкушеньи дождя.
Осталось немного - втащить поперечину,
Четыре верёвки, четыре гвоздя.


Новая эпоха

Правитель сел. В проходах встали люди.
В окно струился благостный елей
и головы отступников на блюде
царю преподнесли на юбилей.

Прочли псалмы. Кому-то стало плохо.
Ладонью вытер пот протоиерей.
Светило солнце, новая эпоха
ждала, переминаясь, у дверей.

За стенами народы ликовали,
кипела брага, млела шаурма
и жены обезглавленных давали
в тот вечер всем мужчинам задарма.



Брожу по сайту и балдею...

Брожу по сайту и балдею,
я просто слов не нахожу -
ни эллина, ни иудея,
ни близкого по типажу

богобоязненного росса,
ни перса с древнею судьбой,
ни римлянина с крепким торсом,
ни галла, гордого собой.

Не дружат с авторской колонкой
ни Фет, ни Чехов, ни де Сад,
ни мавр, ни даже дщерь, с болонкой
свершающая променад.

И вообще, увы, великих
отсутствие - проклятье дней,
чем ближе к серверу, тем лики
белей и ночи холодней.

Собрались праздничные гости
в вечерних платьях на фуршет,
а им несут гнилые кости...
Придумай новенькое, шеф!


Иностранки

Не любит нас американка,
ни в грош не ставит нас злодейка.
Воротит носик китаянка,
широкоскулая плебейка.

Бежит в полицию гречанка
при виде русского мужчины.
Веками гадит англичанка
без уважительной причины.

Глядит, ни кожи и ни рожи,
на нас, как на пустое место,
не делит с нами стол и ложе,
не говоря уже про чресла.

Проходит мимо нас датчанка,
не проявив энтузиазма.
И только верная славянка
нас любит. Правда, без оргазма.


Натюрморт с петлей на шее

На крюке висит мужчина,
бедолага средних лет.
В раме помочи, штанина,
обшлага, часы, штиблет,
точки оспин, глаз пробелы,
губ унылое тире,
цвет лица изсинябелый,
словно иней в январе.

Так без видимой причины,
без ужимок и гримас
настоящие мужчины,
как лохов, кидают нас,
оставляя чад безгрешных
в предрассветной тишине,
безоружных, безутешных
со страной наедине.



Заключение патологоанатома

Причины смерти неясны.
А как насчет причин для жизни?
Хоть в них и мало новизны
со дня зачатия до тризны -
земная скорбная юдоль -
глухая юность, дружба с Вакхом,
хозяину "чего изволь...",
произносимое со страху,
фальшивой преданности слизь,
манишки, маски, грим, котурны,
и вот, откуда ни возьмись,
улыбка розовой фортуны,
путаны, деньги, кутерьма,
года, убитые на ниве
служенья родине, весьма
полезной в дальней перспективе...
Свидетельств жизни череда
длинней, чем ночь в арабской сказке.
Жаль, что, по мнению суда,
они не подлежат огласке.
November 1st, 2015

***
господи глянь вниз
хватит ли мне слов
хочешь скажу чиз
или сварю плов
верно ли я жил
в тине ли мой пруд
стало ли мне сил
к пользе ли сей труд
духом зело ль слаб
короток дней бег
божий ли я раб
или я человек
видишь горит костер
рядом лежит вервь
вышнему не в укор
аз же есмь червь.


Возвышающий обман

В пролёте все - и эта власть,
и пленник, что б ни говорили.
Тут даже ангел может впасть
в уныние, как в эйфорию.

Судьбу не спрячешь второпях,
как на ночь яблоки под веки,
и Волга, мыкаясь в степях,
находит Каспий в кои веки.

Четыре вышки по углам
малюют крестик на грудине.
Улыбка с горем пополам -
не так уж много для гордыни.

Тюрьма любого перетрёт
в муку и жизнь переиначит,
хотя порой чем только чёрт
не шутит, сидя на раздаче.

И всё же, стол крутя, волхва
себе не вызовешь для счастья
и, сколько ни шепчи "халва",
во рту навряд ли станет слаще.

Манхеттен

Он засел в моей подкорке -
в пору уж сойти с ума.
Словно каменные терки,
трутся о небо дома.

Вертикально светит солнце,
Вертикально льют дожди.
Толку нет смотреть в оконце -
перспективы там не жди.

Это город вертикалей
вавилонских, отчего
по субботам утекает
населенье из него.

Я стою на тротуаре -
голова как на оси -
и в полуденном угаре
не могу поймать такси.

Увези меня автобус,
унеси меня борей,
утащи меня октопус
прочь за тридевять морей,

за таконикские горы,
в массачусетскую даль,
на канадские просторы,
где царит горизонталь.

Проживу в раю я этом
ночь одну да день один
и вернусь к тебе, Манхеттен,
весь в слезах, как блудный сын


Шпиономания

Когда в объятиях дивана
забудусь я тяжелым сном,
мне явится шпионка Анна
в красивом платье выходном.

Мы с ней не виделись ни разу,
но, следуя законам сна,
она мне все откроет сразу,
пароли, явки, имена,

расскажет лихо и удало,
- но как-то сдержанно притом -
о связях с крупным капиталом,
нечестным нажитым трудом.

Когда под утро я устану
от криков, стонов, жалоб, слов,
от влажных губ, и плеч, и стана,
и той, основы всех основ,

уже почти что невменяем -
в чем только держится душа! -
тогда я Анну обменяю
на двух радисток в США.


Так проходит...

Сидишь себе с братвой в Астории,
кромсаешь вилкой глухаря,
а где-то рядом крот истории
неспешно роет втихаря.

Такое редко, но случается -
затылком чуешь холодок,
а насыпь ходит и качается,
земля уходит из-по ног

И ни тебе мундира нового,
ни мундштука из янтаря,
ни даже крестика хренового
на память от государя.

В психушке узенькая коечка,
на кружке сглодана эмаль,
и никому тебя нисколечко,
ничуть, ни капельки не жаль.


Зачистка территории

Склонивши выю, замерли Весы.
Архангел сыпал соль на язвы неба
и, как зодиакальные часы,
двенадцать раз Центавру на потребу
пролаяли космические Псы.

Всходила желтолицая. Заржав,
покрытый шерстью выскочил из зева
могильной ямы. Взвыли сторожа.
Он их унял, малиновый от гнева,
и двинулся по лезвию ножа.

Вверху летели мудрые, клевали
лишь зрелое, зашедшее в тупик.
Проплыли, как матрешки на бьеннале,
античные богини без туник,
на поруганье брошенные в зале.

Покрытый шерстью шел с проводниками.
В домах молились, спали, пили чай.
Он прикасался мертвыми руками
к стене и кровле, как бы невзначай,
и обращал остатки жизни в камень.
cobra_submarina, 11.08.2015 19:36


***


Никто Луцилию не пишет,
лишь я нетвердою рукой,
да ночь, да две слепые мыши,
да сумасшедший городской.

Подвешен социум на нерве,
он копит слезы и молчит.
Кто будет этим утром первый,
что, как блаженный, закричит?

Изгой? Гуляка по буфету?
Забытый славою поэт,
поверивший, что бога нету,
а там, глядишь и черта нет?

Трибун? Сознательный рабочий?
С горящим взором Ланцелот?
Казак с хоругвями?.. А, впрочем,
кто их там, к бесу, разберет.

Иль зуб за зуб, за око око?
Ты знаешь, римлянин! Ответь!
Белеет парус одиноко,
а как еще ему белеть?


На город выпал черный снег...


На город выпал черный снег,
Всю ночь кружил.
Тревожно было мне и век
Я не смежил.
Погостом веяло с реки,
Стал черным лес,
Как будто демоны тоски
Сошли с небес.
Иль это игры аонид,
Зрачка обман,
И если колокол звонит,
То не по нам?
Вдали легла надежды тень
И, сам не рад,
Как Казимир, я эту темь
Возвел в квадрат.
Молил я Господа: "Спаси
В полночный час
И чашу эту пронеси,
Минуя нас!".
А вьюга воет и метет,
Колотит в дверь,
Клянется Богом, что уйдет.
Не верь, не верь...


Отрывист кашель мой и сух...


Отрывист кашель мой и сух,
слаба моя рука,
я полуслеп и полуглух -
что взять со старика?

Тоска мою сжимает грудь,
либидо уж не то...
Проводит кто в последний путь
мой хладный прах? Никто!

Кто в темной спальни глубине,
ковра тревожа мох,
закроет скорбно очи мне,
последний примет вздох?

Дочь стала мне совсем чужой,
сын - лгун и лицемер,
жену на спор увез с собой
заезжий офицер.

Подруги юности моей
уже, как мир, стары,
я их давно прогнал взашей
и вывел из игры.

Кому оставлю я добро,
фазенду, рощу, дом,
алмазы, злато, серебро,
нажитые горбом?

Так думал я, лаская персь
красотки молодой,
и мыслил, как Декарт, "Я есть
и, значит, я живой!

Покуда ласкова рука,
горяч и нежен взгляд,
пусть подождет еще пока
меня нотариат!".


Судья и палач

Скажу без ложной укоризны,
на кои брат наш столь горазд -
что кожей чувствую отчизны
в затылок мне упертый взгляд.

Ее насупленные брови,
кадык, крутые желваки,
мы с ней одной, быть может, крови,
но как мы с нею далеки!

Не бедной жертвой оговора,
наивно верящий чудак,
стою я перед прокурором
как экзистенциальный враг.

И я молю у вод летейских,
в пустыне жизнь свою влача -
минуй нас мантия судейских
секиры пуще палача!



Gолландский сыр

как ни была бы мысль остра
как ум бы ни был ловок
пойми нет дыма без костра
без сыра мышеловок
ори наполнив грудь свинцом
шагай вперед отрядом
залей свой пыл сухим винцом
и жидким шоколадом
смотри кирпичная стена
пуста бутылки башня
с нее наклейка сведена
в итоге рукопашной
обуй глаза в подковы линз
пойми что век недолог
и сколько жизнь твоя ни длись
ты только на меня не злись
уже приспущен полог.


Дети Ивана Грозного

В поход отправляется вещий Олег,
пожав провожающим руки.
Косматые патлы покрыл, словно снег,
серебряный пепел разлуки.

В сосновом бору на ветвях соловьи,
разбойники с главной дороги,
поют, свесив крылья и клювы свои
и вытянув длинные ноги.

Поодаль за церковью, веки смежив,
в просторных плащах из тумана,
погибнув за правду, лежат у межи
несчастные дети Ивана.

- Ну что, - плохо шутит реликтовый лес,
дыша вековым перегаром, -
достали рукою до синих небес,
отмстили чванливым хазарам?

- Твоими устами пить мед бы да квас, -
отверг с возмущеньем бодягу
избегнувший гибели старый Пегас,
красивая княжья коняга.

И взмыл в высоту, прочь от щедрых хлебов,
жлобов и подножного корма,
и в мертвых глазищах сияла любовь,
что, впрочем, для лошади норма.



Юбилей

В тот год стояла в небе просинь
в разрыве туч над головой
и люди, кинув шапки оземь,
пускались в пляс по мостовой.

С окраин серые колонны
тянулись в гари и пыли,
стояли молча на зеленый,
на черный и багровый шли.

О как давно все это было!
Метель по городу мела,
зима голодным волком выла
и терла кожу добела.

И вот опять вокруг все то же
и время, словно Стикс, течет,
и смотрят, скалясь, те же рожи,
а смерть... что смерть? Она не в счет.



Поводыри

Когда вам врут ТВ и радио
в пылу любви,
и прет одно охотнорядие
из визави,
и льется муть и околесица,
как в чан вода,
о чем ты думаешь, кудесница,
тогда, тогда?
О том, что выйдут все на улицу?
Забудь, забудь,
нет признаков, что это сбудется
когда-нибудь.
Когда и бесы перебесятся,
и упыри,
слепые встретят вас у лестницы
поводыри.



Среда обитания

Пусть мы фарисеи все,
но в одном правы:
скоро все рассеемся
под покров травы.

Тлен и прах, и крошево
горький наш удел -
ничего хорошего
для белковых тел.

Ждет стихия водная
и подземный ад
нам сыграть отходную
будет только рад.

Уж не знаю, вправе ли
(кто я здесь такой,
чтобы пить за здравие
и за упокой?),

но уверен точно я,
что, случись беда,
примет нас порочная
внешняя среда.

Лишь душа не в скважину,
не в пучину вод -
необезображенной
в горний мир уйдет


Рассветало
 
Рассветало. Моросило. Веял лёгкий ветерок,
Разносило по России приглушённый матерок.
И дворовая шалава, и весёлая братва,
И районная управа, и губернский голова,
И роскошные путаны, и лошары в казино,
И потомки ветеранов битвы при Бородино,
И обычные миряне, и упёртая шиза,
И простые прихожане, покосясь на образа,
И художники в запое, и менты в кругу семьи,
И рабочие в забое, и родители с детьми,
И столпы капитализма, и мундиры в орденах,
И пейзане в чёрных избах, и дворяне в теремах,
И свидетели застоя, и защитники земли
Наше время непростое выражали как могли.
Я один не выражался, только скалился и ржал,
Так как здорово нажрался и с трудом соображал.
 

 
 
Свободное падение
 
Наполнен гелием арбуз
и трётся о гондолу тело.
Презрев квадрат гипотенуз,
судьба по катету летела.
Свистел космический сквозняк
в ушах по всей длине маршрута,
но, слившись с капсулой, смельчак,
спешил к земле без парашюта.
Ворочался в гробу Ньютон,
что верил в силу тяготенья,
хоть в ней, бывало, даже он
порой испытывал сомненье.
А дайвер, тяжесть бытия
постигнув, мчал быстрее звука,
за ним, дыханье затая,
следила точная наука.
Сознаться будет нелегко,
что жизнь, быть может, стоит риска,
но что до неба далеко,
зато от смерти очень близко.
 

 
Выбор пути
 
 
Тюрьма и воля, Инь и Ян,
у Данте - ангелы и бесы,
бинарность - это не изъян,
а вечный двигатель прогресса.
Земля и небо, ночь и день,
две стороны одной медали,
вода и пламя, свет и тень,
и дьявол кроется в деталях.
Так продираются сквозь лес
изгои в поисках ночлега,
так, видя в этом интерес,
перемывают кости лего,
так буря  переходит в штиль,
что следует признать удачей,
и уж неважно, гений иль
псих на Канатчиковой даче.
Так ловят сиплый вой рожка,
так преодолевают робость
и пролетают в два прыжка
через разверзшуюся пропасть.
Так сходят с трапа, как с ума,
в чужом порту под стон свирели,
так души мечутся впотьмах,
ломясь
в распахнутые двери.
 
 
Статуя Свободы
 
Гавань мерно катит волны,
делит вечность на куски,
катера взлетают, словно
колорадские жуки,
 
незаметные для глаза
скаты ползают по дну,
блики вспыхивают, сразу
уходя на глубину.
 
В том краю, где мы любили,
где родились, чтобы жить,
нас, возможно, не убили,
но успели позабыть.
 
Там остались наши тени,
различимые едва,
из диковинных растений
лишь полынь да трын-трава.
 
Леди ждёт вестей с норд-оста,
прячась в марево одежд,
и у ног чернеет остров
всех несбывшихся надежд.
 
Семь лучей, семь змей горгоны
у неё на голове,
да скрижаль в четыре тонны,
да три карты в рукаве.
 
Пробуждение
 
Печален зверь наутро после пьянки,
витает дух, как в небе Люцифер,
гетера на подушках для приманки   
вострит язык и точит глазомер.
Слова страшны, особенно глаголы,
от междометий стынет в жилах кровь,
в углу рояль босой и полуголый
разыгрывает пьесу про любовь.
Кого винить мне?
Джинна из бутылки,
стакан, вместивший горькую слезу,
луны оскал, светящимся обмылком
скользящий в небе, как в пустом тазу,
случайно подвернувшихся прохожих,
окрестных блат немереную топь -
и чувствовать шагреневою кожей
бегущих дней чечёточную дробь.
 
Г Нью-Йорк






Авторы альманаха «ВНЕ КОНКУРСОВ И КОНКУРЕНЦИЙ!»
Кедров Константин Александрович (при рождении — Бердичевский; родился 12 ноября 1942, в Рыбинске) — советский и российский поэт, доктор философских наук, философ и литературный критик, автор термина метаметафора (1984) и философской теории метакода. Создатель литературной группы и автор аббревиатуры ДООС (Добровольное общество охраны стрекоз) (1984). Член Союза писателей СССР (1989). Член исполкома Российского ПЕН-клуба. Член Международного союза дворян (по линии рода Челищевых — свидетельство № 98 13.11.08). Главный редактор международного «Журнала ПОэтов». Лауреат международной южнокорейской премии Манхэ 2013, международной премии и серебряной медали Давида Бурлюка, международной премии поэта и философа Григория Сковороды. Автор сборников «Компьютер любви» с послесловием Андрея Вознесенского: «Константина Кедрова смело можно назвать Иоанном Крестителем новой метаметафорической волны в поэзии», «ИЛИ», «Дирижер тишины», «Говорящие звезды», монографии «Поэтический космос», книг «Инсайдаут», «Метаметафора», «Метакод», «Философия литературы».
Кацюба Елена Александровна (р. 24 января 1946) — русский поэт, член Союза Писателей, член ПЕН-клуба, одна из основательниц группы ДООС во главе с Константином Кедровым. Окончила отделение журналистики Казанского университета. По инициативе Юнны Мориц и Андрея Вознесенского была принята в Союз Писателей с рекомендацией Генриха Сапгира на первом общем собрании после распада СССР. С 1998 по 2003 г. она была телевизионным обозревателем в газете «Новые известия», с 2003 по март 2005 вела еженедельную колонку «Книжная полка» в газете «Русский курьер». Е. Кацюба — ответственный секретарь и арт-дизайнер «Журнала ПОэтов», создатель двух первых в России и в мире палиндромических словарей (медаль им. Б.Гринченко - последователя В.Даля - на фестивале «Славянские традиции»), автор поэтических книг: «Красивые всегда правы», «Игр рай», «Глядящие на пламя». Участница многих международных поэтических фестивалей, лауреат Международной премии и серебряной медали Давида Бурлюка, «Другие», 6-го Волошинского фестиваля, интернет-журнала «Окно» (Ирландия). «Если бы Хлебников жил сегодня, он писал бы, как Елена Кацюба», - сказал Андрей Вознесенский на сцене Таганки, где поэты праздновали в 2000 году Первый Всемирный день поэзии ЮНЕСКО.
Степанов Евгений Викторович — поэт, прозаик, публицист, издатель. Родился в 1964 году в Москве. Окончил факультет иностранных языков Тамбовского педагогического института и аспирантуру МГУ им. М. В. Ломоносова. Кандидат филологических наук. Печатался в журналах «Знамя», «Дружба народов», «Наш современник», «Нева», «Звезда», «Урал», «Арион», «Интерпоэзия», «Юность», «Волга» и во многих других изданиях. Автор нескольких книг стихов и прозы. Живет в Москве и поселке Быково (Московская область). Главный редактор журнала «Дети Ра» и портала «Читальный зал». Лауреат премии имени А. Дельвига и премии журнала «Нева».
Ерёмин Николай Николаевич появился на свет Божий 26 июля 1943 года в городе Свободном, Амурской области. Окончил Медицинский институт в Красноярске и Литературный им. А.М.Горького в Москве. Член СП СССР с 1981 г. Союза российских писателей с 1991г. и русского ПЕН-центра международного ПЕН-клуба. Кавалер Золотой медали «Василий Шукшин». Автор книг прозы «Мифы про Абаканск», «Компромат», «Харакири», «Наука выживания», «Комната счастья», «Волшебный котелок», «Чучело человека». Выпустил в свет Собрание сочинений в 6 томах Новые поэтические книги: «Идея фикс», «Лунная ночь», «Поэт в законе», «Гусляр», «О тебе и обо мне», «На склоне лет», «Тайны творчества», «Бубен шамана», «От и до», «Кто виноват?», «Владыка слов», «Гора любви», «В сторону вечности», «Папа русский», «Тень бабочки и мотылька», «Поэзия как волшебство», «Смирительная рубашка», «Подковы для Пегаса», «Сибирский сибарит», «Эхо любви, или Старик без моря» «Доктор поэтических наук», «Игра в дуду и в русскую рулетку», «Поэтическое убежище», «Енисей впадает в Волгу», «Смысл жизни», «Храм на любви» «Муза и Поэт», трёхтомник «Небо в алмазах» изданы уже в ХХ1 веке.
Николай Ерёмин является автором-составителем проекта «Миражисты», под грифом которого издал альманахи «Пощёчина общественной безвкусице», «5-й угол 4-го измерения», «ЕБЖ-Если Буду Жив», «Сибирская ссылка», «Кастрюля и звезда, или Амфора нового смысла» Он - лауреат премии «Хинган» и «Нефритовый Будда». Победитель конкурса «День поэзии Литературного института - 2011» в номинации «Классическая Лира». Дипломант конкурса «Песенное слово» им. Н.А.Некрасова. Награждён ПОЧЁТНОЙ ГРАМОТОЙ министерства культуры РФ (Приказ №806-вн от 06.11.2012 подписал В.Р. Мединский). Публиковался в журналах «День и ночь» Марины Саввиных, «Новый Енисейский литератор» Сергея Кузичкина, «Истоки» Сергея Прохорова, «Приокские зори» Алексея Яшина, «Бийский вестник» Виктора Буланичева, «Интеллигент» Сергея Пашкова, «Вертикаль» Валерия Сдобнякова - Нижний Новгород, «Огни Кузбасса» Сергея Донбая, «Доля» Валерия Басырова, «Русский берег» Бориса Черных - Благовещенск, «Вовремя» Владимира Золотухина - Лесосибирск, в альманахе «Дафен» Цу Тяньсуя - город Синьян, на китайском языке, в переводах Хэ Суншаня, во «Флориде» Александра Росина - город Майами, в «Журнале ПОэтов» Константина Кедрова -- Москва, В интернете на порталах «Лексикон» Елены Николаевой - Чикаго, «Подлинник» Виктора Сундеева, «45я параллель» Сергея Сутулова-Катеринича», «Русское литературное эхо» - Иерусалим, «Стихи. Ру, Проза. Ру» Живёт в Красноярске Т:: 8 95О 4О1 ЗО1 7. E-mail nikolaier@mail.ru
МОНАХОВ Владимир Васильевич (Братск, Иркутская область) автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикороссы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоличная литература", "45 параллель", "Бег времени. Иркутск", «Жанры и строфы современной русской поэзии» под редакцией Е. Степанова, "Лучшие стихи 2011 года" . Финалист первого Всероссийского конкурса хайку. В 1999 году награжден Пушкинской медалью Международного Пушкинского общества (Нью-Йорк).За серию лирико - философских эссе, опубликованных в журнале "ЮНОСТЬ" в 2005 году назван лауреатом литературной премии имени Владимира Максимова. В 2009 году за "Русскую сказку" вручена национальная премия "Серебряное перо" .Лауреат Международного поэтического конкурса «Лёт лебединый» имени Петра Вегина (2014). Занял второе место в номинации "Бэла" за лучшую новеллу о любви в международном Лермонтовском конкурсе (2014). Входит в литературную группу ДООС (Добровольное общество охраны стрекоз) под псевдонимом Братскозавр. Член редколлегии альманаха "45параллель"( Ставрополь).

Карпинос Ирина Дмитриевна родилась и живет в Киеве. Окончила Литературный институт им. Горького в Москве. Актриса, литератор, журналистка. Член Союза театральных деятелей и Межрегионального союза писателей Украины. Лауреат международных литературных премий. Пишет на русском языке. Автор книг: стихов: «Круговорот» (1993, Киев); «Запретный праздник» (1996, Киев), «Поэзия» (1996, Киев), «Музы и пушки» (2014, Киев), «Перевёрнутый мир» (2016, Киев), прозы: «Cinema, Парнас и джаз» (2005, Киев), «Красный плащ трубадурки» (2008, Киев), «Из логова змиева» (2011, Санкт-Петербург, «Путешествие дилетантки» (2017, Киев).
Печатается в журналах и альманахах с публицистическими и культурологическими эссе, выступает с музыкально-поэтическими концертами. В начале 2016 года вышла книга стихотворений «Перевёрнутый мир», посвященная нынешнему трагическому разлому времени, войне и миру. Книга удостоена премии им. М. Кириенко-Волошина Национального Союза писателей Украины - за лучшую поэтическую книгу 2016 года, изданную в Украине на русском языке.
Сутулов-Катеринич Сергей Владимирович Родился 10 мая 1952
Поэт, главный редактор Международного поэтического интернет-альманаха «45-я параллель» // 45parallel.net. Родился в Северном Казахстане — живёт и работает на Северном Кавказе. Вторую часть фамилии взял в память о матери.
Член Русского ПЕН-центра, Союза российских писателей, Южнорусского союза писателей и Союза журналистов России. Стихи Сергея С-К включены в антологии «Дикороссы. Приют неизвестных поэтов», «Свойства страсти. Русские поэты ХХ века», «Русская поэзия XXI века», «45: параллельная реальность», «Талисман», «45: русской рифмы победный калибр», «Белая акация», «Кастрюля и звезда», «5-й угол 4-го измерения» и в ряд других «соборных» проектов. Ввёл в литературный оборот термин «поэллада» (от слов «поэма» и «баллада»). Автор девяти книг стихов, включая «Дождь в январе», «Азбуку Морзе», «Русский рефрен», «Ореховку. До востребования», двухтомник «Ангел-подранок». Широко публикуется в российской и международной периодике.
Лауреат премий, конкурсов, фестивалей: «Золотое перо Руси» (Москва), «Серебряный стрелец» (Лос-Анджелес), «Редкая птица» (Днепропетровск), «Эмигрантская лира» (Брюссель), имени: Петра Вегина (Лос-Анджелес), Валентины Слядневой (Ставрополь), Константина Бальмонта (Мельбурн), Германа Лопатина (Ставрополь) и др. Лауреат в номинации «Поэт-подвижник Русского Безрубежья» (Филадельфия). Награждён медалью ордена Святой Анны и орденом Святого Станислава Российского Императорского дома (Мадрид) — за заслуги перед российской культурой.
Григорий Якобсон родился в России, в 1941 г. Жил и учился в Москве, окончил МГУ имени М. В. Ломоносова. Участник самиздатского сборника «Коктейль» М., 1960, Редактор-составитель В. Скуратовский. Авторы В. Скуратовский и Г. Якобсон (под псевдонимами)Тираж 4 экз. В настоящее время живёт  и работает  в Нью-Йорке. Публикуется в сетевых и бумажных изданиях Победитель нескольких поэтических конкурсов в России, Европе и Америке. Стихи взяты из ЖЖ cobra_submarina и портала 45-я параллель

……….
………





«ВнЕ КоНкУрСоВ и КоНкУрЕнЦиЙ»
Альманах Доосов
и
Миражистов
Содержание:
Константин КЕДРОВ стр......
Елена КАЦЮБА.....
Евгений СТЕПАНОВ.....
Николай ЕРЁМИН.....
Владимир МОНАХОВ.....
Ирина КАРПИНОС.... Сергей СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ.....
Григорий ЯКОБСОН.....



Подписано в печать 14.5 2018 Формат 60х84 1/16
Бумага офсетная Тираж 100 экз. Заказ 07-096
Отпечатано в типографии «Литера-принт»
Красноярск
Телефон 2 950 340

2018
Участник »самиздатского сборника «Коктейль» М., 1960,Редактор-составитель В. Скуратовский. Авторы В. Скуратовский и Г. Якобсон (под псевдонимами)Тираж 4 экз.











Cвидетельство о публикации 549135 © Ерёмин Н. Н. 15.05.18 14:51
Число просмотров: 160
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 407
Из них Авторов: 39
Из них В чате: 0