• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

Таунус

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ТАУНУС
 
Для П.-К.
Обозревая горные массивы, подобные Таунусу, мы вынуждены печально сознавать ограниченность своего земного поля зрения – потерянные воспоминания, смутные догадки, спящие в глубинах человеческого разума, осторожно и неизбежно наталкивают нас на мысль о возможности иной перспективы, о каком-то другом, более чётком и более всеобъемлющем зрении. Заключённое в узкие рамки физического существования, наше сознание ощущает бремя компрессии и вынужденной (а, может быть, и добровольной – как знать) необходимости принимать данные ограничения и следовать строгим условиям игры.
Время от времени, особенно когда мы видим что-либо относительного прочное и неизменное в масштабах человеческой жизни и, возможно, в масштабах человеческой истории, в глубине нашего духа как бы просыпается желание вернуть свою способность вместить более продолжительные отрезки времени и видеть одним взглядом – одновременно более значительные расстояния, в десятки, в сотни, в тысячи раз превосходящие те просторы, которые мы способны наблюдать с помощью органов чувств в обычной жизни. Нам вдруг становится совершенно ясно: для обретения такой широчайшей перспективы необходимо подняться, но подняться не в привычном значении этого слова, переместившись в физическом пространстве выше того места, где мы находимся сейчас (хотя такой подъём, безусловно, тоже дал бы нам в результате расширение поля зрения, но, при этом, неминуемо привёл бы к утрате точности и чёткости видимого), а подняться как-то иначе. Если вопрос перспективы кроется в нас самих, в глубине нашего духа, то подняться в этом контексте будет означать то же, что и погрузиться, и в этом случае мы увидим внутреннее родство подъёмов и погружений. Продвинувшись в таком созерцании немного дальше, мы заметим также внутреннее родство гор и океанов: чтобы постичь суть того и другого, необходимо – соответственно – подняться и погрузиться.
Если долго и спокойно смотреть издалека на Таунус, он непременно превращается в нашем воображении в величественное, могучее, продолговатое океанское судно. К покатой вершине горы прикреплён огромный неимоверно прочный и умеющий противостоять самым сильным ветрам парус из… перисто-слоистых облаков. Если есть на свете те, кто всегда мечтает о дальних странствиях и о чужих берегах, то им не жить без таких парусов, лёгких и зыбких на вид, но прочных и надёжных по своей облачной сути. Время от времени эти горячие головы, наполненные мечтами о несбыточном, но страстно зовущем, должны погружаться в ледяную купель облачных парусов, мысленно крепить их к воображаемым мачтам, всматриваться своим зорким пылающим взглядом в завораживающую даль, непрестанно манящую к себе воздушно-белыми трепещущими рукавами, пропитанными солоноватыми брызгами океана. Да, без сомнения это так: огромный парус, лёгкий, но, при этом незыблемо, прочно и надёжно, громоздящийся над тихо дремлющим на волнах времени Таунусом, по размерам приближается к длине всего призрачного корабля.
Какой силой, каким притяжением, каким хитроумным механизмом пригвождён парус к крошечной мачте, едва различимой в голубоватой дымке… Как часто мы отчаянно стремимся удержать нечто в границах своей власти, но непостижимая стихия с быстротой молнии вырывает желаемое из наших рук и немедленно повергает все планы в прах. Но, как только мы начинаем внимать воле Вселенной, малейшего усилия бывает достаточно, чтобы достичь желаемого, и если в какой-то момент нам посчастливится внутренне приблизиться к высоким и высочайшим вибрациям её вечной гармонии, то тогда любые наши усилия оказываются даже лишними, и всё движется само собой, в согласии с могуществом природы и в русле её великой любви.

 
 
 
 
 
Frankfurt-am-Main, 11.6.17.
Cвидетельство о публикации 548703 © ***** 05.05.18 19:43