Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Приключения Проза Сказка Юмор
Форма: Повесть
Дата: 12.03.18 14:49
Прочтений: 67
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Божий промысел

1 глава

- Темнеет… - Изольда отошла от окна.
Точки-звезды уже проявились на чернильном небе. Вечер был безветренным и ясным. Легко и плавно менялись тона красок летнего предночья. Только одинокое ватное облако зависло над густым зеленеющим лесом, надежным кольцом окружавшим замок. И затейливое облако, и буйный разлапистый лес, и сам замок подсвечивала огромная полная луна, величественно всходящая на трон по ступеням горизонта. Ночная властительница и хранительница тайн неспешно завоевывала небосклон.
- Помоги мне переодеться, Ная…
Служанка неохотно отложила толстую книгу. Весь последний час она усердно вглядывалась в пожелтевшие листы фолианта, бессмысленно пробегая глазами по строчкам. Автоматически она переворачивала страницу за страницей, не вникая в смысл написанного. Её не выпускали из мягких объятий приятные воспоминания о вчерашнем вечере и неожиданном поцелуе высокого стройного рыцаря. Или он - оруженосец рыцаря? Собственно, какая разница! Поцелуй был восхитительным и мужчина, его подаривший - вполне себе ничего. Худоват, правда, да и волосы уж очень растрепаны. Торчат забавным ёжиком во все стороны.
«Видимо, издержки ношения шлема», - томно вздохнув, подумала Ная и, облизнув губы, занялась застежками хозяйского платья.
Когда последняя юбка, шурша многочисленными оборками, соскользнула на пол, Изольда, поправив кружевные панталоны, тихо велела:
- Неси мужской костюм.
- Но, госпожа… Карета готова… Запряжена четверкой великолепных рысаков… - служанка ещё надеялась, что путешествие, хоть и не очень дальнее, все же, будет комфортным и, по-возможности, безопасным.
Она сама намедни убеждала хозяйку, что отправиться к Фёст-Колдунье нужно обязательно в полнолуние. Магическое влияние ночного светила стократно усилит ведовскую энергию. Это стало весомым аргументом в пылком монологе. Ная была девушкой образованной, прочитавшей целых две или даже, страшно сказать, три книги из богатой библиотеки замка. Однако, и образованные девушки любят удобства. Поэтому идея хозяйки отправиться на аудиенцию к ворожее верхом, без охраны преданных слуг, да ещё в мужском платье, казалась воплощением необдуманности и неразумности. И, более того, легкомысленности. Ещё и инкрустированные клинки придётся с собой тащить, а они так мешают во время конных переездов. В карете же перемещаться гораздо комфортнее.
- Неси, - спокойно повторила Изольда. - И сама переоденься. А из тебя получится симпатичный юноша, - госпожа невольно улыбнулась, а Ная, надувшая было губы, через минуту уже весело хихикала, примеряя бархатные шаровары. Особенно ее веселили завязки в неподобающем месте.
За окном черный, как смоль, ворон с ветки раскидистого многовекового дуба внимательно наблюдал за происходящим в уютной зале, залитой светом десятков свечей. Он склонил набок голову и изредка моргал левым глазом. Сполохи огня отражались в его изогнутом, гладком от старости клюве.

***
Храбрый, как он сам себя величал, рыцарь Арти-Шок, был влюблен в прекрасную Изольду уже давно. Дней пять. А может и все шесть. Он почти перестал спать …(в дневное время). Да и ночью ворочался с боку на бок, не находя себе места от переполнявших чувств и безответной любви. Его жуткий храп пугал местных собак, и они дружно выли на луну, вздрагивая всякий раз, когда рыцарь выдавал очередную затейливую трель, сопровождавшуюся тоненьким посвистыванием. Собачья шерсть становилась дыбом, и смелые животные жались друг к другу боками, с тоской вглядываясь в розовеющую даль в ожидании рассвета.
Утром, ближе к полудню, едва открыв красные от бессонницы и вечерних возлияний глаза, сэр рыцарь хватался за перо и выводил неровным, но крупным почерком вдохновенные и гениальные (опять же, по его мнению) сонеты:
«Изольда, милая Изольда,
Жемчужина седых морей,
Не пожалел бы я и сольдо
За краткий миг любви твоей…»
Никоим образом не мешая возвышенному стихотворчеству, верный эсквайр рыцаря, долговязый Конори, с вечно растрепанными соломенными волосами, кормил хозяина знатной овсяной кашей, черпая ее ложку за ложкой и отправляя питательное варево в заполненный поэтическими строками рот. Аппетит Арти-Шока таял день ото дня, и заботливый оруженосец уже после третьей тарелки овсянки, четырех яиц, сваренных всмятку и поданных вместе с порезанным толстыми ломтями хлебом и вяленой бараньей ногой, которые после долгих уговоров оседали в желудке рыцаря, начинал убеждать хозяина съесть еще хоть ложечку. А потом еще одну ложечку.
- Совсем нет аппетита, - энергично прожевывая, вздыхал влюбленный рыцарь и исписывал очередной лист синими чернилами.
Он намеревался прочесть, а быть может, чем черт не шутит, и пропеть свои одические посвящения под окном несравненной Изольды. Одним теплым романтическим вечером он даже решился. Собрал всё свое мужество в кулак, продрался сквозь густые колючие заросли окружавшего замок леса (благо, тропа была широка и хорошо утоптана), преодолел все препятствия на своем пути (да, собственно, замочил ноги в мелком ручье) и несколько минут тяжело дышал под вожделенным окном.
Затем, прямо в доспехах, жутко гремя металлом и зубами, попытался забраться наверх по шершавому стволу старого дуба, поддерживаемый крыльями любви и самонадеянностью. И восхождение ему почти удалось. Примерно с метровой высоты он рухнул на землю, прочертив две глубокие бороздки в коре могучего дерева. Тихо лёжа на спине на молодой ароматной траве, широко раскинув руки и прижавшись ногами к дрожащему дубу, славный Арти-Шок внимательно следил за мигающим снопом искр, рисующем феерические круги над его звенящей головой. Ах, какое красивое было небо!!!

Глава 2

Сердобольный Конори, повсюду сопровождавший одухотворенного рыцаря, и разделявший суровые тяготы, выпадающие на пути отчаянной борьбы за любовь, решил прекратить бесплодные попытки и помочь своему хозяину завоевать сердце непреклонной Изольды.
- Героями не рождаются, ими становятся! - начал эсквайр. - Даму сердца надо спасти от какой-нибудь опасности! И это сделаете Вы - мой храбрый господин! В благодарность прекраснейшая из прекраснейших, возлюбленная Вами девушка снизойдет к своему спасителю! - Конори доходчиво и подробно изложил родившийся в его скромной голове план.
Стратегия и тактика были хорошо знакомы Арти-Шоку ещё со времен последней войны, на которую он очень спешил, но из-за непредвиденной задержки в дороге не успел, и он незамедлительно одобрил дерзкий план своего верного слуги. Выступить в роли разбойника, напавшего на беззащитную девушку, доверили эсквайру. Оставалась самая малость, так, сущая ерунда - выманить Изольду ночью в лес. Тут пришлось уповать на неотразимость и находчивость Конори в общении с Наей и на тугой кошель серебряных дукатов, великодушно выделенных рыцарем на подкуп служанки. Правда, почесав затылок и подумав хорошенько пару секунд, Арти-Шок в последний момент вынул половину монет из кожаного мешочка, объяснив:
- Ты и так сногсшибателен, мой верный оруженосец, - и картинно положил руку на плечо слуги.
Поцелуй сыграл свою решающую роль, и Ная по секрету сообщила, что ее госпожа собирается навестить Фёст-Колдунью будущей ночью. Дукаты удачно удалось сэкономить, о чем рыцарю, разумеется, знать было совсем не обязательно. Наступающее полнолуние было всем на руку…

***
Нескладный Конори, в нахлобученном набок кожаном берете с белым орлиным пером, местами изрядно пощипанном, в кожаной же душегрейке, затаился в густом кустарнике, чуть поодаль от пыльной утоптанной тропы, ведущей во владения колдуньи. От черной повязки, закрывающей нижнюю часть лица новоиспеченного разбойника, решили отказаться, дабы сильно не пугать Изольду. Ночью и так видно плохо.
Арти-Шок, в парадных доспехах, начищенных до алмазного блеска, занял позицию за могучим стволом осины, дрожащей своими округлыми листочками при каждом дуновении ветерка. Для большего удобства наблюдения, он прижался спиной к теплой коре дерева и постепенно съехал пятой точкой до земли, благоухающей прошлогодним перегноем и дурманящими усыпляющими травами. Голова его тяжело склонилась к груди, и началось напряженное ожидание подвига.
- Кррра! - сказал иссиня-черный ворон, шумно приземлившись на изогнутый сук осины повыше храброго рыцаря. Для верности ворон громко похлопал старыми крылами.
Арти-Шок озадаченно встрепенулся, ошалело оглядываясь по сторонам.
- Конори! - тихо позвал он.
Ответа не последовало.
- Да ты спишь, скотина! - рыцарь негодовал. Шепелявящий шепот, раздавшийся из соседнего кустарника, успокоил его.
- Все в порядке, мой господин! Изольда, должно быть, скоро появится. Пока никого не было. Только пара юношей промчалась на резвых жеребцах, поднимая за собой столб пыли.
Ворон закрыл левый глаз, втянул шею и нахохлился. Перебирая лапами, удобнее устроился на осиновом суку. Арти-Шок зычно вздохнул, сдерживая неуемную, благородную зевоту.

Глава 3

Гнедой рысак Наи бодро следовал за быстрым конем хозяйки, не отставая ни на шаг. Клинок, свисавший с пояса девушки, бился о кожаное седло, немного мешая. Ная на ходу перекинула ножны за спину. Освежающий ветер ударял в лицо, пытаясь растрепать локоны, убранные под маленькую бархатную шапочку. Жеребец Изольды замедлил движение и встал как вкопанный у невысокого рубленого дома. Тусклый свет едва пробивался сквозь большие занавешенные окна. Звенящая тишина усиливала внезапно возникшее волнение. Не было слышно даже шороха листвы. Лесные птицы отчего-то молчали. Спешившись, Изольда привязала уздцы к деревянному колышку, надежно вбитому в землю. Служанка последовала ее примеру.
- Вот и прибыли, - госпожа часто дышала, то ли от навалившегося волнения, то ли от быстрой езды. Она подняла голову вверх и внимательно вгляделась в круглый лик холодной луны. Россыпи звёзд загадочно мерцали в ночном небе.
- Иди за мной, - Изольда решительно толкнула тяжелую деревянную дверь.
Ная, сжавшись в комочек, испуганно втянув хрупкую шею, вошла следом. Она словно ростом ниже стала.
Аромат свежеиспеченного хлеба удивил обеих девушек. Они ожидали чего угодно: сушеных жаб, развешенных на веревках, перевязанные пучки терпких трав, отвратительные лапки и хвосты крыс, змеиную кожу… Но только не запах душистого хлеба…
- Штампы, штампы, - проскрипела скрюченная старуха, низко склонившаяся над столом. Она водила загнутым ногтем по листу раскрытой книги, противно шамкая тонкими губами.
- Заждалась уж вас. Полночь, однако, - ведьма захлопнула книгу и со свистом задула одну свечу.
- Ты, сядь сюда, - она указала Изольде на низкий стул, стоявший неподалёку от дощатой лохани, - и ладони раскрой, ишь, зажалась как…
Девушка в точности выполнила указания старухи. Лохань почти до краев была наполнена мутной водой.
- А ты… Да не дрожи так, сытая я… - ведьма оскалилась белозубым ртом в сторону Наи, - да и тощая ты какая-то…
Служанка, не отводя немигающих глаз от ворожеи, безвольно опустилась на скамейку у стены, громко лязгая зубами. Бархатная шапочка съехала на затылок. Волосы выбрались из своего укрытия и тугими локонами ниспадали на плечи девушки. Колдунья недовольно глянула на Наю и та мгновенно затихла.
- Вот так-то лучше. Сказывай… - старуха уселась напротив Изольды и подперла подбородок рукой. Кремовый чепец на голове делал ее похожей на пожилую добропорядочную даму, живущую в соседнем селении и зашедшую поболтать по душам. Однако её острые цепкие глазки внимательно следили за обеими девушками.
Изольда, помолчав секунду, начала:
- Почти каждую ночь я вижу один и тот же сон. Это прекрасный сон. Но, к великому моему сожалению, всего лишь несбыточная фантазия. Мне снится…
- Да ясно всё, аки белый день, - проскрипела ведунья, - мужчина…
Она легко поднялась, подошла к рассказчице и провела ссохшейся ладонью по юному лицу. Изольда вздрогнула и прикрыла глаза. Аромат хлеба успокаивал и навевал мысли о родном доме. Только сердце гулко ухало в груди.
- Эники, бэники… - Фест-Колдунья наклонилась над лоханью и начала выводить пассы над тёмной водой. Жилистые руки с длинными ногтями чертили в воздухе круг за кругом.
- Ёрики, морики… - продолжала старуха.
Хитрая улыбка не покидала её сморщенного лица. Гладкая водная поверхность заколыхалась, по ней пошла мелкая зыбь…
- Он?
Изольда дрожащими ногами двинулась к бочке. Ная, вскочив со своего места, тоже рванулась к воде. Все трое обступили ведовское зеркало и разглядывали славного рыцаря, отразившегося в мутной воде. Каждая из присутствующих дам думала о своём.
- Да, это он, - Изольда не могла поверить своему счастью. Она не решалась задать терзающий ее вопрос.
Ная мечтательно вздохнула, но потом, опомнившись, виновато глянула на хозяйку и потупила взор, поправляя бархатные шаровары.
- Красавчик! Да не переживай ты так. Вовсе не фантом это. Жив и очень даже здоров. И имечко такое … стреляющее… запоминающееся… - старуха наморщила лоб, - Т… Тристан!
Ведунья отошла к столу и придвинула стул.
- Сейчас и адресок чиркну. И схемку подробненько нарисую, как его, тудыть-судыть, разыскать… - старушка ловко занялась чертежной работой.
- Только вот обольщать тебе придется самой. Тут я тебе не помощница…
Изольда бережно спрятала сложенный вчетверо пожелтевший листок во внутренний карман куртки. Ну что же. В собственных чарах она не сомневалась. Одарена сполна. Она обязательно разыщет Тристана. Своего светлого рыцаря из волшебных снов. А дальше…
- Работёнка-то оплаты требует, - Фест-Колдунья вернула Изольду на бренную землю.
Бархатный кошелёк, туго набитый золотыми монетами, глухо опустился на стол. Ведунья тут же сунула его за печь.
- Заходите, если что, - старуха натянула улыбку и гостеприимно проводила ночных гостей до порога. Щуро хмыкнув, захлопнула за ними дверь.
Истомившиеся рысаки радостно заржали при виде своих хозяек. Гнедой бил копытом. Лес будто стал светлее. Дорога предстояла не дальняя.

Глава 4

Бледная луна подглядывала в окно. Едва девушки ушли, колдунья начала действовать.
- А он действительно красавчик… - разговаривать самой с собой ей было не впервой. - Ладно сложен. Статен. А харизма… И рыцарь, видать, настоящий.
Ведунья лихорадочно искала что-то в дребезжащем шкафу, заваленном всякой всячиной.
- А! Вот же она! - с полки, из-под кипы книг она вынула тоненькую тетрадку. Сдула с нее вековую пыль и заботливо протерла рукавом.
- Принцесс много, а рыцарей - наперечёт… Так я и дала вам адресок… Ага… Бабка старая, письменностью владеет скверно… Географиями мы не увлекались. Да и чертежному делу не обучены, - зло приговаривала колдунья, быстро листая тетрадку наслюнявленным пальцем.
- Да где же он, этот чудный рецептик? Давненько я им не пользовалась. С памятных времен веселого Тутанхамона… Вот это был мужчина… Эх… Только зелье на него как-то странно подействовало… Окочурился к утру… Ну ничего, мы внесем коррективы, учтём ошибки, примем надлежащие меры… Приворожим этого Тристана в лучшем виде. Даже глазом моргнуть не успеет.
Колдунья подбросила поленьев в огонь и засуетилась с травками, которые отыскались средь несметных сокровищ чулана. Она помешивала варево, то и дело сверяясь с записями в тетрадке и добавляя компоненты по мере надобности. Песочные часы с точностью отмеряли минуты. Запашок пополз по избе тот ещё… Подув на ложку и причмокивая, старуха сняла пробу. Результат её полностью удовлетворил. Оставалось нацедить зелья в маленькую колбочку, плотно закрыв ее пробкой.
- Ишь! Всем рыцарей подавай! Размечтались! Самой надобно! - она бережно поставила подготовленную колбу на стол и критично осмотрела себя. - Да-а, века не прибавляют молодости и благоухания свежести… Ну, ничего, дело поправимое… Красота - тоже талант.
Подойдя к лохани, ведьма наклонила голову над зловонной водой. Медленно очертила ладонью круг. Потом в другом направлении. С зеркальной поверхности на нее смотрели ясные глаза Изольды. Колдунья зачерпнула полную пригоршню воды и тщательно омыла морщинистое лицо. Капли тонкими струйками стекали обратно в бочку.
Постепенно старческая кожа начала разглаживаться, приобретать нежный персиковый оттенок. Спина распрямилась, тело удивительным образом изменило свои формы. Спустя пару минут, у дощатой лохани горделиво стояла точная копия Изольды в кремовом чепце. Она сдернула бестолковый головной убор и вынула из шкафа платье, достойное королевы. Хорошенечко встряхнула его и ловко надела.
Ну вот, теперь Фест-Колдунья была в полной боевой готовности. Нужно было поспешать. Адресок хоть и неверный, но кто их знает, влюбленных дурочек. Оставалось решить вопрос с транспортом. Свою верную метлу она, как назло, сдала в ремонт. После крайнего полета, когда ведьма увлеклась погоней за молоденьким драконом и врезалась в вершину горы, не успев увернуться, метёлке требовалась серьёзная починка.
Ничего не попишешь, придется до ближайшего селенья семенить ножками, теперь существенно помолодевшими. А там выбрать в любом дворе метлу покрепче, прошептать лётное заклятье, смазать запатентованным составчиком - и, пожалуйте на борт сверхскоростной метлы.
Ведунья ещё раз тщательно оглядела себя с ног до головы, ухватила колбу, щелчком пальцев потушила свечи и выбежала из дома. Дверь запирать не стала, пусть только сунутся. Прошептала заветные слова. Охранное заклинанье не пропустит непрошенного гостя. И, не оборачиваясь, приподняв подол длинного платья, широкими шагами заспешила по дороге навстречу своему большущему заслуженному счастью…

Глава 5

Конори еле слышно насвистывал мотив песенки, удобно развалившись на мягкой траве за густыми зарослями кустарника. Он подложил руку под голову, скрестил ноги и из своего укрытия наблюдал за хорошо просматриваемой дорогой. Луна струилась ручейками света по деревьям и земле. Томительное ожидание эсквайру скрашивал кошелек с дукатами, припрятанный за широким поясом. Мысли витали на высоте звезд. Вот уже и лихие всадники промчались в обратном направлении, а Изольды с Наей всё не было.
«- От девиц, наверное, возвращаются, - подумал он, - ох и горячие в этих местах фифочки…»
Вдруг из темноты послышался нарастающий шум и Конори привстал. Вдали, на дороге, замаячил женский силуэт, и эсквайр силился разглядеть, кто это. С удивлением, он узнал в приближающейся особе Изольду, и принял стойку, как борзая перед прыжком. Раздумывать, куда делась Ная и почему Изольда одна, было некогда. Конори с воплем раненого кабана выскочил из кустов.
Старый ворон шумно вспорхнул с осиновой ветки и растворился в чернильном небе. Арти-Шок, разбуженный птицей и кабаном, невесть откуда взявшимся в этих лесах, резво поднялся на ноги, лихорадочно протирая глаза. Из-за толстого ствола дерева открывался отличный вид на дорогу. Храбрый рыцарь увидел, как из зарослей кустарника, бешено размахивая руками, вываливается его верный оруженосец. Навстречу ему, ничуть не снижая скорости, широко шагает Изольда, на лице ее застыло недоумение. Эти двое быстро сближаются.
Вот он, долгожданный момент триумфа! Арти-Шок схватился за ножны, хлопнул себя по бедру и только тут осознал, что свой острый меч забыл в замке. Как же он мог? Плохому герою память - не подруга. Была не была. Всё равно я спасу тебя, прекрасная Изольда!
Рыцарь, что есть мочи, рванулся к своей любимой, которой грозила опасность. Его доспехи издавали жуткий скрежещущий лязг. Серая пыль вырывалась из-под ног.
Фест-Колдунья с раздражением наблюдала, как в облаке дорожной пыли на неё надвигается ещё один недотёпа. Ну и что этим людишкам не спится по ночам? Дрыхли бы в своих теплых постельках, не мешали бы ведовским делам. Нет же, болтаются здесь…
Колдунья резко ускорила шаг, пытаясь избежать неминуемого столкновения, и колба с зельем выскользнула из веревки на ее шее. Стеклянный сосуд ударился о камень и вдребезги разбился. Фейерверк заговорённых брызг разлетелся во все стороны, источая мерзкое зловоние. Арти-Шок поравнялся со своим вопящим эсквайром, но, слишком разогнавшись, не смог вовремя затормозить и, споткнувшись, полетел к ногам Изольды. Падая, он встретился лицом с цепочкой брызг, капельки потекли по его розовым щекам и искривленному рту. Инстинктивно храбрый рыцарь облизал губы, ощутив горько-приторный вкус ведовского травяного зелья.
- О, нет! Только этого не хватало… - выдохнула раздосадованная колдунья, но было уже поздно. Арти-Шок, поднимаясь с колен, преданно и влюблено смотрел на свою богиню…

Глава 6

-Ап-хчи! - на облаке становилось прохладно, и Он чихнул.
- А-а-а-п-чхи! - карточки разлетелись по столу и перемешались. Изображение прекрасной Изольды накрыло картинку славного рыцаря Тристана.
- Всё! Сил моих больше нет… - Он погладил белоснежную мягкую бородку и устало откинулся в кресле. Поежился, укутывая ноги тончайшим мериносовым одеялом. Пухленький ангелочек, отложив в сторону лук и стрелы, заботливо принес стакан теплого ещё, парного молока. Быстро помахивая крыльями, ангелочек вспорхнул и тихонько повис в воздухе, ожидая возможную просьбу. Пушистое облако туманно клубилось, обволакивая едва видимым шлейфом.
Он с удовольствием допил содержимое стакана и добродушно крякнул. Умиротворение наступило и в подоблачном пространстве.
- А поеду-ка я к морю. Полторы сотни лет не был в отпуске. Со времен водных путешествий забавного Ноя… Побороздили мы тогда просторы…
- А тут, - Он посмотрел на смешавшиеся карточки, - и без меня разберутся… Не маленькие, чай…
Сообразительный пухленький Амурчик хитро улыбнулся и потянулся за спину, к луку…

Апрель 2008 года.
Татьяна Шутко (с)











12
Cвидетельство о публикации 545534 © Шутко Татьяна 12.03.18 14:49
Число просмотров: 67
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 234
Из них Авторов: 10
Из них В чате: 0