• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Приключения Лорика в стране Гирляндии, приключение восемнадцатое или Фестиваль школьных театров

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Время летних каникул пролетело совсем незаметно. Неожиданно подкралась осень. Лорику хотелось, чтобы лето никогда не кончалось, и каникулы были безразмерными. Но, не смотря на это, он с нетерпением ждал первое сентября. Ему хотелось в школу. Лорик представлял себе, как на переменке он пройдёт мимо одного из первых классов и гурьбе новеньких учеников снисходительно скажет: «Привет, первоклашки!», ведь он уже не прошлогодний желторотик, а ученик 2-Б класса!

С первого сентября школьная жизнь в классе Лорика завертелась колесом и помчалась с космической скоростью. Второклассникам разрешили принять участие в театральном конкурсе школы. 2-Б стал готовиться. После уроков почти все ученики класса оставались на репетиции, и даже те, которым не достались роли в спектакле. Работы хватало всем. Сначала весь коллектив класса сочинял сказку, а учительница по горячим следам тут же писала сценарий будущего спектакля. Потом каждый занялся своим делом: одни рисовали декорации, другие шили костюмы, а актёры учили наизусть свои слова.

Рози была по росту самой маленькой девочкой в классе, поэтому ей дали роль падчерицы. А Лорику и Ристу досталась одна роль на двоих, причём без слов. Вернее сказать, с одним словом для Риста. Это бала роль коровы Рябухи. Рист должен был играть роль головы и передних ног, а Лорик — роль филейной части коровы, то есть задней. Костюм коровы сами ребята сделать не могли. Учительница попросила родителей помочь своим детям. Мама Риста, как городской житель, ничего не понимала в коровах. Как хорошо, что бабушка Риста, папина мама, родилась в деревне. Она-то и взялась шить голову коровы. Маме Лорика достались туловище и хвост.

Рист ходил вокруг работающих мамы и бабушки и репетировал свою роль — с разными интонациями выводил коровье «му». Голова Рябухи получилась замечательная: вокруг глаз торчали бумажные ресницы, белыми картонными зубами корова держала охапку травы. Оставалось только рога прикрепить, которые вырезал из дерева папа. Но когда он принёс покрытые лаком рога, в семье начались проблемы.
— Толку, что ты рога лаком покрыл, — возмущалась мама Риста, — а как их к голове крепить? Это они на тумбочке сами стоят, а наш сын, то есть корова, должна головой ворочать.
Папа Риста был не просто инженером, а инженером-изобретателем! Он быстро нашёл выход из положения — просверлил в рогах дырочки, чтобы можно было пришить их к голове.

— Хорошо, что у нашего сына не роль головы, — сказала мама Лорика папе, — слова не надо репетировать. Я только что была у Риста, согласовывала цвет туловища. Так этот несносный мальчишка Рист мычит и мычит. Если бы наш Лорик столько мычал, я бы просто не выдержала.
И мама села шить костюм коровы, то есть туловище и хвост, а папа читал газету и давал ценные советы:
— Ты, жена, побольше материала возьми, у нашей коровы «двухместное» туловище должно быть.
— Чем ценные указания давать, лучше сделай кисточку для коровьего хвоста, — предложила мама. Папа ничего не имел против хвоста и тут же принялся за работу.

Мама пришила хвост к туловищу и позвала обоих артистов на примерку. Мальчишки влезли в туловище-балахон и, ковыляя, пошли по паркету. Это было так забавно! Рист, Лорик и мама хохотали до слёз. Папа оторвался от телевизора и серьёзно заявил:
— Неправильная у вас корова.
— Почему? — в два голоса спросили мальчишки.
— Я допускаю, мальчики, что вы можете не знать, что у каждой коровы обязательно вымя имеется, но ты-то со мной в одной деревне росла... — глядя с укором на маму, произнёс папа, как актёр на сцене.
— Подумаешь, вымя, — фыркнула мама, — театральная корова и без вымени хороша.
— И совсем не хороша, — возразил маме Лорик. — По сценарию падчерица корову доить должна, а нашу Рябуху только за хвост подёргать можно.
— И не мечтайте за хвост дёргать! Он тонкими нитками пришит, — предупредила мама, — моментально оторвётся. А вымя я вам сделаю, так и быть.
И мама ещё два вечера возилась с выменем. Ради этого Лорику пришлось пожертвовать своей любимой подушкой. Мама пошила на эту подушку нежно-розовую наволочку, а к ней пришила розовые конусы, набитые ватой. Вымя получилось, как настоящее.

Ко дню генеральной репетиции костюмы всех персонажей сказки и все необходимые декорации были готовы. После уроков в классе шла последняя репетиция. Ни один ученик не ушёл домой. Актёры играли свои роли, а остальные по ходу спектакля давали советы.
— Стоп! Стоп, дорогие ребята! — остановила советчиков учительница. — Пусть наши артисты играют так, как раньше репетировали, а то завтра на сцене в конец запутаются.
Шум в классе затих, и актёры спокойно доиграли спектакль до конца. Тишина взорвалась аплодисментами одноклассников.
— Молодцы, ребята! — похвалила актёров учительница. — И завтра постарайтесь сыграть так же. Только очень прошу вас, не обращайте внимания на реплики из зала. Не слушайте никого.
— Как же можно не слушать, если слышно? — спросил Лорик. — Я не могу так отморозиться.
Дети дружно рассмеялись, представив Лорика, покрытым инеем. Учительница подождала, пока ученики снова утихнут, и продолжала напутствовать юных артистов:
— Если уж отвлеклись, что-то напутали, то выкручивайтесь на ходу. Фантазируйте, придумывайте что угодно, только не молчите и не стойте на сцене, как столбы на дороге.

На следующий день сразу же после уроков весь 2-Б, кроме артистов, уже сидел в первом ряду актового зала школы. Через несколько минут зал заполнился остальными зрителями — учениками младших классов.
Открылся занавес. Начался спектакль 2-Б. За кулисами к Лорику подошла Рози с ведёрком для молока, в которое она должна была доить корову, и тут мальчуган вспомнил о розовом вымени.
— Рози, я, кажется, забыл вымя дома, — голосом, полным ужаса, прошептал Лорик. — Что же делать?
— Спокойствие, только спокойствие, как говорил Карлсон. И как говорила наша учительница, будем выкручиваться на ходу.
— Как? — с надеждой спросил Лорик.
— Беги в столовую и попроси у повара пучок морковки.
— Зачем?
— Я же должна корову доить, вот и буду вместо вымени по морковке руками водить.
— Но морковка же оранжевая, а не розовая! — чуть было не закричал Лорик.
— Хорошо хоть не синяя, а то все бы смеялись, подумали, что эта падчерица-неумеха Рябухе синяков наставила во время прошлой дойки. В общем, перекрашивать морковку некогда. Беги скорее в столовую.
Через минуту Лорик, красный, как рак, стоял за кулисами с пучком морковки.

Спектакль шёл нормально до тех пор, пока на сцену не вышла корова, задняя часть которой спотыкалась на каждом шагу. Зрители хохотали. Рози, то есть падчерица, как ни в чём не бывало, подошла к Рябухе, подставила ведёрко под морковку и начала «доить» корову. Из зала послышались реплики:
— Эй, падчерица, почему у твоей коровы вымя такое красное?
Рози была бедовой девчонкой и не давала спуску ни кому, поэтому и сейчас не сдержалась, чтобы не ответить на реплику.
— Я ещё молодая доярка, неопытная, вот и растёрла вымя коровушке.
Рози говорила это, повернувшись лицом к залу, и при этом продолжала «доить». Неосторожным движением она вырвала одну морковку из пучка. На какое-то время даже Рози растерялась. Девочка вскочила, держа в одной руке ведро, а в другой — морковку. Зал взорвался хохотом.
— Ой, коровушка, — стала выкручиваться падчерица, — да ты на морковной грядке стоишь. Сделай, пожалуйста, два шага в сторону, а то всю морковку затопчешь.
«Наконец-то и до меня очередь дошла! Мой звёздный час!» — обрадовался Рист и как замычит на весь зал. Громко! Не зря дома несколько дней репетировал.

А у Лорика нога вдруг зачесалась. Как быть? Не может же он на глазах у публики руку из-под балахона высунуть? Вот и почесал ногу об ногу. Рыжая нога-штанина задралась, и зрители увидели ногу Лорика. А Лорик, понятное дело, в кроссовки был обут. И снова весь зал дружно захохотал. Один мальчишка закричал:
— Падчерица, твоя корова в кроссовках ходит?
Говорила же учительница, не реагируйте на реплики из зала. Но Рози усвоила только то, что на ходу надо выкручиваться и опять стала «спасать положение»:
— Это ваши коровы пусть копыта сбивают, а мне для моей — кроссовок не жалко. Ой! Кажется, дождь начинается. Сейчас я Рябуху в сапоги переобую, чтобы копыта не промочила.
Зрители продолжали смеяться, а Рози побежала за кулисы, где одноклассники уже снимали свои сапоги для Рябухи. Рози на сцене действовала так уверенно, что никто в зрительном зале, в том числе и жюри, не сомневались, что так и было задумано. Падчерица быстро переобула Рябуху. Ни с того, ни с сего Рист опять начал громко мычать. Он хотел сказать Рози, что ему в сапог что-то попало и ужасно кололо ногу, но без переводчика с коровьего языка девочка ничего не поняла. Не мог же Рист своими руками снять этот сапог и вытрусить его?

— Му-му-му, му-му-му! — выразительно промычал мальчик, что должно было значить «подойди поближе». Но Рози не реагировала на его зов. Тогда Рист отчаянно закрутил головой. От резких движений перетёрлись нитки, и один рог под оглушительный смех зала грохнулся на пол.
— Смотрите, Рябуха, как лось, рога сбрасывает! — прокричал кто-то из зала.
— Молчи, Рози! — шептал Лорик под балахоном, но Рози уже нельзя было остановить.
— Корова-то у меня волшебная. Видите, рог старый и сухой, — она постучала рогом-деревяшкой об пол сцены, — вот она и меняет каждый год свои рога на новые.

А Рист тем временем не знал, как избавиться от противного сапога. Он попытался снять его, цепляясь ногой за ногу, но ничего не вышло. Тогда мальчик, чтобы привлечь внимание Рози, стал, что есть силы, топать ногой. Наконец-то девочка оставила рог в покое и повернулась к нему. И опять всё пошло не по сценарию. Перед спектаклем Рист должен был занести завучу деньги, которые класс сдал за фотографии, сделанные на экскурсии в зоопарке. Он не успел выполнить это поручение учительницы, и потому в его кармане было полным-полно денег. Дырки в карманах, как обычно, появляются без предупреждения их владельцев. Но сейчас это было совсем не вовремя. Рист-Рябуха ещё несколько раз стукнул копытом и ... из-под коровы со звоном посыпались монеты и бумажные деньги. Зал просто стонал.
— Ух, ты! Вот так бы в жизни! Не корова, а прямо Оленёнок Серебряное копытце!
Рози не растерялась. Сделала вид, будто ничего другого она от Рябухи и не ожидала.
— Спасибо, Рябушенька! Спасибо! Теперь мы с отцом богаты! Нам незачем жить с богатой и злой мачехой! — тараторила девочка, собирая с пола деньги.

И уж совсем не по сценарию на сцену выбежали мачеха с дочкой. Они хотели помочь падчерице собирать денежный урожай. Но Рози и сама справилась, не дожидаясь помощников. Может, и правда, падчерица с дочкой в коровье волшебство поверили, или просто демонстрировали приступ жадности своих персонажей, Рист так и не понял. Они подбежали к Рябухе со словами:
— Рябушенька, хорошая наша, постучи копытцем, дай нам денежек!
— Дай денег, коровушка, не мелкими монетками, а купюрами хрустящими, я компьютер хочу купить! — потребовала дочка.
Зал, как говорится, помирал со смеху. На сцену выбежал Дрик, который играл отца главной героини.
— Нет уж, нет уж! — стал между Рябухой и мачехой Дрик. — Корова наша! А мы разводимся! Стало быть, к нашей корове вы никакого отношения не имеете. Корова наша. А денежки нам и самим пригодятся. Я теперь свой кредитный банк открою, тогда и берите, сколько надо на компьютер. В кредит. Под проценты!
Учительница второго «Б» сидела в полуобморочном состоянии в зрительном зале и шептала:
— Провалились! Опозорились!

Спектакль закончился. На сцену вышли все исполнители действующих лиц сказки. В зале раздались бурные аплодисменты. Жюри ничего не оставалось, как присудить второму «Б» первое место. А по условиям фестиваля победители должны были принимать участие в городском конкурсе школьных театров, и труппа второклассников дала этот спектакль на сцене настоящего театра, Театра юного зрителя.

Ребята очень старались, но не заняли призовое место. Зато жюри наградило их грамотой за самую смешную сказку. Это тоже было приятно и почётно. Ученики второго «Б» шли из театра домой, и говорили о конкурсе.
— Я знаю, почему мы не заняли первое место, — сказал Лорик. — Папа Риста Рябуху спонсировать отказался. Ристу пришлось картонные монетки вырезать вместо настоящих. А это уже совсем не то.
— Это точно, — подтвердил слова Лорика Рист. — Да и публика здесь не та. Вопросы никто из зала не задавал. То ли дело у нас в школе!
— Да, — согласились ребята, — в нашей школе — самые лучшие в мире зрители и нам не стоит участвовать в конкурсе «Школьные театры Гирляндии».
— Даже если бы мы туда и попали... — добавила Рози.
Cвидетельство о публикации 54510 © Черняева В. Ю. 12.02.06 15:11