Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Повесть
Дата: 13.02.18 14:56
Прочтений: 18
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Абду, Нурик и сосед по прозвищу "Призрак"

В Хубджам возвращался на автобусе. На автовокзале перед этим я накупил разных газет, за целую неделю, и всё время в пути писал статью по материалам узбекской прессы. Вообще-то, в газетах тогдашних подобные обзоры делались только международниками. Но нам повезло: редактором у нас был совсем молодой выпускник журфака МГУ, ценивший и приветствовавший всякую новизну. Тем более, что тему я выбрал абсолютно беспроигрышную: стояла жара, хлопковый сезон был  в самом разгаре, и вот я рассказывал, какие в Узбекистане применяются новинки. У нас в молодежной газете писать об этом не очень-то любили, предпочитая политику, либо что-то необычное -- тогда это как раз стали называть «паранормальным». А время между тем вносило перемены по разным направлениям: на селе оно тоже многое с места сдвинуло, и там стал модным семейный подряд. Теперь колхозникам не привозили больше в помощь горожан на громоздких автобусах, а просто, за дополнительную плату, отдавали кусок земли прямо «под ключ». То ли социализм сдавал позиции, то ли дурость человеческая отступала, к социализму настоящему никаким боком не относившаяся…

Я писал с интересом, но всё же как-то автоматически. Из головы не уходила мысль о пропавшем сыне Альфии. Конечно, я мог бы уехать и забыть об этом, и вообще никогда не вспоминать. Но что-то меня толкало помочь этой женщине, наверное, я просто чувствовал, что попади я в беду, она бы тоже не отступилась, помогла бы до конца. И я решил к этому делу привлечь нашего Абду, с его тягой ко всякого рода приключениям -- он ведь на ташкентских автовокзалах знает многих своих коллег… Посоветуюсь ещё и с Нуриком. Поехать он с нами, наверное, не сможет, но уж точно наведет на хорошую мысль. Да уже, собственно говоря, и навел: по совету его я попросил у Альфии фото её сына и, по крайней мере на одном из нескольких ташкентских автовокзалов, уже его кому надо показал. Я и сам, конечно же, сумел бы додуматься, но было приятно, когда за меня это делали друзья -- я любил во всяком деле поначалу за их счёт «расслабиться». Да и вспомнил бы я об этом, скорее всего, уже бы где-нибудь в автобусе, по пути в Хубджам. Но вот я совсем по постороннему поводу вдруг позвонил Нурику из Ташкента, и он меня тут же надоумил попросить фотографию сына у Альфии. И показать её хотя бы посадчикам на автовокзале. Вы спросите, почему Нурик стал вдруг мне это советовать, ему больше делать нечего? А вот потому, отвечу я вам, что он любил людей и им сочувствовал. А беспечность его была поверхностной, как и тот цинизм, который был присущ многим его коллегам, и который он даже иногда делал попытки у них перенять, чтоб «заразиться» их равнодушием. И ... не мог.  Он, возможно, даже хотел стать таким как они -- но вот не получалось, и всё… А если и получалось, то лишь по мелочам -- потому что на самом деле в глубине он всегда чувствовал ответственность за людей.  Я помню, когда у меня умер отец, он каждый день ко мне приходил. И разных своих друзей приводил помогать на поминках. Это был момент, когда мы с Махмудом, нашим «экстрасенсом», не сумевшим охладить в пути радиатор, не то чтоб поссорились, но жизнь сама по себе нас как-то развела. И вот  Нурик ему позвонил и сказал: «Эй ты, кто тебя человеком в этой жизни сделал?!.. Ты знаешь, что у лучшего твоего друга умер отец?!». И Махмуд тут же прибежал, на бегу прихватив у кого-то в конторе своей чапан, который на поминки надевают только самые близкие… Правда чапан этот на плечи ему так и не налез -- у друзей моих всё не как у остальных… 

Да, Махмуд бы с нами точно поехал, но для этого ему бы следовало утолить, хотя бы отчасти, предпринимательский аппетит супруги нашего водителя, спровоцированный  его обещанием достать сразу десять рулонов ткани под названием «кобра»…

В самом же Абду, повторяю, я стопроцентно был уверен: если он заменил радиатор в своей машине, то сначала обязательно покапризничает, но потом сам же и позвонит, и отправится со мною искать вот этого пацана. А это будет уже второй «пропавший мальчик» -- случаются же совпадения! Хотя из-за этого совпадения всё в этой         истории и закрутилось…

Когда я приехал в Хубджам, Абду как раз дежурил на своём автовокзале. Но тут же он отпросился и повёз меня домой. По дороге я стал посвящать его в планы по поискам убежавшего из дому сына Альфии.

-- А зачем это всё вам? – поинтересовался он. – Если из-за этой татарки, то я вас понимаю – взгляд у неё прямо сердце «играть» заставляет (именно так он и выразился). -- А если просто, то лучше не надо…

Тут же он громко рассмеялся, и прибавил сразу скорости…

Я ничего не ответил, поняв, что он точно согласится. И через день он мне позвонил:

-- Ну, и  что вы собираетесь делать?

-- В каком смысле?

-- Поедете в Ташкент?

-- А радиатору твоему экстрассенс больше не нужен?

-- На х…! – взвинтился Абду по телефону. Стало ясно, что теперь при любом упоминании о нашем «экстрассенсе» он будет воздух рубить ребром ладони, употребляя всякие блатные и полублатные словечки, коих в запасе у него, росшего рядом с кинотеатром, у которого собиралась вся шпана, огромное количество. Когда он это говорил, поднимая вверх-вниз свою ладонь, я невольно вспоминал персонажей детства и отрочества. Вспоминал наш шумный многосемейный  двор, наши многоквартирные одноэтажки барачного типа, с просторными комнатами, с большими верандами, которые потом, со временем, даже застеклили!.. Палисадники, сараи с дощатыми неотесанными заборами, холодные погреба за этими заборами – в общем, нам было где в детстве разгуляться, поиграть в казаки-разбойники!..

В одном из погребов двое пацанят с нашего двора однажды обнаружили оружие. Это был настоящий револьвер. Чувствовалось, что его выточил и собрал тоскующий по своему делу оружейник-профессионал. Отверстия в барабане были подогнаны под самые ходовые мелкокалиберные патроны, которые безо всякой лицензии продавались тогда в обычном спортивном магазине. У моего отца их хранилось несколько пачек – у него раньше была мелкокалиберная винтовка «Монте-Кристо», которую он продал. А вот револьвер я увидел своими глазами впервые. Владельцем его оказался наш сосед -- сухощавый, сутулый, весь словно связанный из тонких жил -- он был молодым токарем, работал в мастерских, расположенных рядом, и вообще жил в нашем дворе. Он ходил всегда с постным лицом -- во дворе его за это прозвали «Призраком». Семья их переехала из России, причем, сравнительно недавно, и то, что он приобрел себе револьвер, меня не удивило: завоевывать позиции в городе, где верх держали смуглые и черноволосые ребята, ему, наверное, было, не очень-то легко. А если откровенно, то просто тяжело: он и среди русских выделялся -- волосы у него были совсем бесцветные и кожа «дебелая», почти как у альбиноса. И вот он для уверенности себе купил где-то этот револьвер, или попросил просто выточить за деньги кого-то из коллег-токарей – умельцев таких у нас в городе было тогда много. Я его даже видел не раз «присмолившимся» к тесному кружку курильщиков травы. Туда принимали всех, независимо от цвета кожи и разреза глаз -- были бы деньги. Главенствовал там бывший боксер по прозвищу Липа -- высокий с широченными плечами, в городе его все уважали. Там же, рядом с ним, ловил ежедневно свой кайф один безносый таджик, ходивший в модных белых сандалетах, которые носили только заведующие магазинами, при ходьбе широко расставлявший ступни и важно поводивший локтями, как в медленном танце. Он сам был то ли буфетчиком, то ли снабженцем в сфере питания, в общем, денег на жизнь ему хватало. Почему-то он себя называл  «Король Испании», особенно после нескольких затяжек… И там был ещё низкорослый человек неопределенной национальности, с вытянутой кверху головой и клоунским носом, по прозвищу Кумпол, которого эти же его друзья вечно колотили по башке, а он потом терзал в отместку встретившуюся ему на пути малышню. За это его через некоторое время и убили, кто-то пожаловался своему отцу, и тот явился с  топором. И разрубил эту голову как сырое яйцо, этот «кумпол», ставший, увы, причиной всех насмешек, всех бед, наконец, самой смерти несчастливого его обладателя…

Так вот, Призрак пристал на некоторое время к этому кружку, но всё же не вписался – вся его здоровая крестьянская натура протестовала, так и не поддалась. И он потом ходил некоторое время одинокий и злой…

Помню, за два года до этого случая с револьвером, я попал в него нечаянно мячом. Он подошел и принялся без предупреждения меня колотить. Он был старше почти на четыре года, конечно же, намного сильнее. Право быть не униженным в нашем городе отвоевывалось ежедневно, пядь за пядью, но тут я натыкался каждый раз на твердые, костлявые кулаки, натыкался и натыкался, очень скоро мое лицо просто «потекло», превратившись в кровавую маску. Зароптали сидевшие на лавочке пожилые соседи, набежала пацанва. Наконец, выскочила с веранды его мать -- этого «призрака». Она больно вцепилась мне в плечо, резко развернула к себе и сказала с ненавистью: «Это в тебе кровь твоя бесится, смешанная, гадина!..» Вот так. Мне было плевать на её слова, но я боялся показаться на глаза своему отцу, потому что если б он пошел с Призраком разбираться, всё бы кончилось плохо. Я не знал тогда, что Призрак имел при себе револьвер, мне просто неприятно всё это было – любые разборки после драки.  Моя мама хорошо поработала над моим лицом,  вечером я уже снова играл в футбол во дворе. К счастью, неизбежных вопросов мы с ней избежали. Потому что отца срочно вызвали, и больше недели мы потом с ним не виделись, он был работе. Выдался засушливый год и вода в нашем искусственном море, оказывается, упала ниже «мёртвого горизонта», как выражаются ирригаторы -- осталось лишь русло реки – нашей реки Тайн -- и небольшое расширение у плотины. На поверхности водохранилища срочно монтировались какие-то плавучие агрегаты, качавшие воду вверх, поднимая её до насосных станций и дальше она текла по каналам, по протяжным и длинным бетонным лоткам, по арыкам, пока, наконец, не приходила на поля… В общем, отец долго отсутствовал -- мы с Призраком за это время успели даже помириться.

И вот, через два года пацанята принесли мне револьвер -- как оказалось, он найден был погребе, принадлежавшем семье нашего Призрака. Сам он тогда попал в заключение, отбывая срок где-то неподалеку, на принудительных работах. История, приключившаяся с ним,  для обитателей нашего двора по сути была как многосерийный фильм, именно так она воспринималась (тогда еще не было сериалов).  А осудили его за хулиганство: в летнем кинотеатре он избил одного русского, инвалида-фронтовика, «хорошего семьянина», как было особо подчеркнуто в приговоре. А приговор дети и пожилые женщины в нашем дворе знали едва ли не наизусть, многие из них как на зрелище шли «на суд» (суды тогда оставались ещё открытыми учреждениями). Так вот, семьянин, как оказалось, в летнем кинотеатре был не один, он был со своими детьми, со школьниками, и это вину нашего Призрака серьёзно отяготило. Не хранись у него тогда где-то рядом, почти под руками, этот проклятый револьвер – ничего подобного бы не случилось, я уверен. Револьвер этот как бы лишил его страха, который до этого его связывал, не давая делать глупости…

А когда это уже случилось, то сколько мамаша его ни дежурила в ментовке и как ни уговаривала свидетелей --  от срока он всё равно не отделался, хорошо, что он только поселение получил (хотя чего тут хорошего…). Дознаватель, кстати, сначала и к нам домой заглянул, вместе с участковым -- кто-то из бабок его надоумил. Потому что тут же они вспомнили про ту историю, случившуюся два года назад, когда Призрак мне разбил  лицо …

Мама была на веранде, выслушала внимательно гостей, а потом отмахнулась: от тюрьмы да сумы не зарекайся, с каждым может случиться…

Память о тех крепких костлявых кулаках наверное всё же засела в моей голове. Потому что нисколько я не пожалел Призрака, когда присвоил его револьвер. Обладание этой машинкой давало невероятный кайф, тем более, что я несколько раз пострелял за городом на реке Тайн, в самых высоких камышах... Потом я его все же выбросил, потому что как-то не вязалось то наше время с огнестрельным оружием. Оружие тогда было чем-то настораживающим, точней, напрягающим (в нынешнем значении слово это распространилось, по-моему, уже позже). И чувство это тяготило, и убивало весь кайф. В общем, я выбросил револьвер -- не потому, что боялся его хранить, нет, этого я даже не осознавал. Просто обладание им лишало какой-то гармонии, нарушало общее спокойствие, что ли. А спокойствия всё же было гораздо больше, оно в ту пору перевешивало…

Поехали в Ташкент, Абду, на самом деле, поехали! Вперед, и неважно, сколько мы будем ехать. Хлопковые поля, пески, камыши, редкие деревья. Потом кишлаки, поселки, малые города с пропыленной зеленью, с солнцем - жгущим, затем медленно и плавно уходящим за горизонт в синий небесный океан -- до слепящей яркости синий! Звезды, словно сотворенные руками вдохновенного ювелира, луна как смятая золотая чаша. Я  думал о Велимире Хлебникове. Я жалел, что председатель земного шара родился не вечным. Воспеватель мира оттенков, всех оттенков мира, бескорыстный и нетребовательный -- во все времена такой человек нужен… Ему надо было дойти пешком до Средней Азии, пешком миновать три пустыни, потом самому преодолеть хребты и перевалы. И он должен был вглядеться в неё, досыта вглядеться в Среднюю Азию, и обозрев её всю – отразить. Как никакая другая, эта земля ему близка по духу, и дух этой земли питал бы его бесконечно…

Cвидетельство о публикации 543943 © Анвар Тавобов 13.02.18 14:56
Число просмотров: 18
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 439
Из них Авторов: 23
Из них В чате: 0