• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма: Новелла

ЗАРИСОВКИ ВЧЕРАШНЕГО ДНЯ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Щитников Михаил
“ Зарисовки вчерашнего дня “
 
ЗА УГЛОМ
У неё была семья .
Один—два раза в неделю он приезжал к её дому. 
Ставил машину за углом. 
Писал сообщение : " Я внизу ". 
Ждал . 
В ответ приходило : " Бегу ". 
Позже : " Иду ".
Потом они расстались.
 
МОСТ
 
<< Когда случилась подмена? Как вернуться — увидеть подлинник? >>  — неприятные размышления замедлили шаг — коллекционер остановился.
 
Ледяная пена неравномерно занимала арки моста. 
 
— Мария Игоревна, — это я. Я только - что был у вас. Я по поводу картины. Вернее не только.... Выслушайте меня. Это ветер — я на мосту у вашего дома. Не волнуйтесь. Мне надо сказать. Сейчас. Я чувствую — это последняя возможность. Выслушайте. Мария Игоревна, я скажу вам, что чувствую. Вы меня разгадали, Мария Игоревна.... Слава Богу.... Вы так посмотрели.... Ваш взгляд.... Вы поняли, что я скрываю! 
Я не был таким — когда - то — не был. 
Вы поняли, как я мучаюсь — не могу вспомнить момент, когда упустил все, что моё — настоящее моё — ,что у меня было, с чем я вырос и потерял. Сам момент не помню — только куски — тоненькие ступенечки — вы понимаете. Вы так смотрели на меня — так смотрела моя бабушка, могли смотреть её подруги — многие люди, что собирались у деда в мастерской.
Мне было очень хорошо с ними. И потом они долго мне помогали, когда их уже не стало.... А момент я не помню. Как - то потихоньку менялся. Одни обстоятельства, другие. У меня только и осталась, что эта огромная мастерская — такая пустая теперь — с женой мы развелись — они с дочерью в Америке. Друзья тоже закончились. Если я сейчас этого не сделаю — то всё — последний шанс — я чувствую. 
Картина стоит в три раза дороже. Я знаю — у меня есть покупатель. Деньги будут в пятницу и я отдам их вам, Мария Игоревна. Извините меня. До пятницы.
 
Коллекционер шёл по мосту чуть размахивая портфелем. В портфеле лежала картина известного русского художника — прадеда Марии Игоревны. 
 
Он думал о профессоре академии художеств Ирбине и своих однокурсниках.
 
 
 
ПАРК
 
Закончив пробежку, Сергей свернул на центральную аллею парка и шёл быстрым шагом. 
— Рита!?
Женщина остановилась.
— .. Да.
— Отгадай! Из какого мальчика вырос такой прекрасный мужчина, в чёрных спортивных кальсонах?
Она засмеялась.
— Судя по вопросу — Шестов? Ты!?
— Точно. 
Он снял солнечные очки. Улыбнулся.
— Как ты здорово выглядишь! Кра са ви ца! — утвердительно произнёс Сергей.
— Да ладно.. 
Приятно, конечно.. Спасибо.
Ты здесь живёшь?
— Да, уже лет двадцать, как переехал. Как только с тобой расстался.  В прошлом тысячелетии — , закончив уездную нашу гимназию. 
Рита смеялась. 
Действительно, двадцать пять лет прошло.  Учились на окраине. Встретились в центральном парке….

— Со мной расстался!? Да ладно — у нас ничего не было !
— Я всегда об этом жалел — сказал Сергей довольно серьёзно.
Куда ты идёшь? 
— На метро. 
— Я тебя провожу. Рит , слушай мне кажется или у тебя акцент какой - то пробивается? Иногда.
— Я в Америке живу. Здесь наездами. Уехала давно . Там — в  оркестре. Помнишь? Скрипка.
— Да. Ты ещё была отличницей. У меня всегда это не вязалось. Тогда.
Юмор твой и скрипка с пятёрками. 
— Да ладно! Мой юмор! Это вы с Клименко нас с Катькой всё развлекали. Мы смеялись в основном. А сейчас вяжется?
— Что вяжется?
— Юмор. С пятёрками и скрипкой. 
Сергей задумался. 
— Помнишь, какие животрепещущие, на тот момент, темы мы обсуждали? Эротического плана. 
Мы с Вовкой — два раздолбая . И вы с  Катькой — две отличницы. Ты ещё и со скрипкой. 
— Да. Шутили в основном на эту тему.. 
— Потом я узнал, что самые развратные .... — в хорошем  смысле, свободные в этом вопросе дамы — из отличниц и вырастают. В идеале — скрипачки конечно.
Рита смеялась. 
— Как жаль, что мы уже пришли. И мне ехать надо. Найди меня. Я есть в контакте. Фамилия теперь - Э шер.
 
И ЛИЗА
 
В это утро наступило прошлое. Море  било волной — Лиза плакала.
 
Началось ещё в номере — у зеркала — , когда мазала руки кремом от солнца — наспех ухоженные,  знающие, что такое много мелкой рыбы, принесённой мужем — пахнущим водкой — руки женщины старше сорока — полноватые ниже плеча.
 
Как-то быстро всё прошло — быстро забылось ощущение тела — здорового, радующего, любимого.
 
Она стала считать — вспоминала, когда это было и как — когда она не думала, а знала, что хороша — лето в Зеленогорске — они с братом жили у друзей на даче — утром на велосипедах ехали на городской пляж — Лиза часто вырывалась вперёд, зная, что ребята внимательно её разглядывают.
В училище, окружив себя простоватыми подружками — была успешна — может так казалось — , но сомнений в теле не было — это она помнила точно. 
 
Идя по территории отеля, перебирала знакомых — Маша — соседка по даче — конечно она моложе — , но подтянута — спину держит, улыбается — муж интересный — спокойный, доброжелательный — занят всегда чём-то....
 
Прорвало на пляже — , подскользнувшись на камнях, заходя в море — подвернула ногу, — падая неловко делала вид, что решила посидеть в прибрежной волне —  отвернувшись заплакала.

 Ей было всё равно — И.... — очень жаль себя. 
 
 
ТРЮМО 
 
Трюмо — большое зеркало, дополненное шкафчиками и полочками.
Трюмо много лет было рядом.
Хозяйка любила его, ценила и дорожила им. 
Она привыкла улыбаться ему "на ходу" — делиться появляющимися морщинками, строить  рожи.
Иногда она забывала, что - нибудь и потом находила в верной полочке трюмо.
Однажды привычное положение дел поменялось.
Хозяйка ушла не попрощавшись — не посмотрев напоследок, не улыбнувшись. Даже " рожу не состроив " — как- то отразившись спиной, ссутулившись.
Через несколько лет хозяйка вспомнила о трюмо и захотела забрать его в новый дом, к новоселью. 

" Нет, не поеду  " — сказало трюмо — " Спасибо, я не для этого. На свете очень много новых зеркал, созданных лишь для отражения твоей успешности ".
 
НЕОБХОДИМО И ДОСТАТОЧНО
 
Небо было небрежно расчерчено пролетевшими самолётами.
 
 
 
 
ЯНВАРЬ
 
Гороскоп настаивал на начале романтической истории — яркой — , которая принесёт много приятных моментов.
Соседи ругались в окне напротив — крупный мужчина задёрнул на животе халат и опустился — видимо в кресло — , высохшая к пятидесяти женщина размахивала перед ним руками. 
Мой кот сел рядом — в ожидании чаек, которых я кормлю.
У них есть имена — Циля и Авраам. Циля видя кота боится и делает лишний круг — , Авраам же смел — стремительно прилетает на подоконник, — не обращая внимания на впившегося в окно Томаса. Томас — так зовут моего кота — на редкость интеллигентного и деликатного.
 
Почему-то я думал о балете — не знаю — может полёт чаек, поселил такую мысль в мозгу — хотя я кормлю их каждое утро — люблю этот ритуал — не знаю. Глядя на продолжающих махать руками соседей, представлялась мне женщина в тёмном платье — танцующая на сцене, под многочисленными взглядами зрителей. Танец был похож на фламенко — хотя я, конечно, не очень в этом разбираюсь — , но по мне — это фламенко.
 
Из под арки выехал велосипедист — таджик-дворник в оранжевой жилетке приехал убирать новогодний снег — в оконную щель полетели звуки металлической лопаты, добравшейся до тротуарной плитки.
 
Я вспомнил о разговоре с бывшей женой, — завершающем год. Мы разошлись — , но привычка всё обсуждать пока осталась. Катя говорила раздражённо — зло:
 
" Да, я работая в госкорпорации — да, много бардака — , но я способная — ты же знаешь — всё могу — меня хвалят — , а интересуюсь многим — театр, музыка.... А платят сейчас только там! Чем ты недоволен?! "

<< Бордель не то место, где нет способных проституток — ,естественно, — умело выполняющих локальные задачи. Ты в первую очередь материальна — материалы сопротивляются — сопромат — , а люди? — люди ломаются. >> — так я подумал потом — хотел бы ей так ответить — , а сказал: 
 
" Понимаю, не волнуйся - хорошо всё будет. "
 
 
ДОМ " КОРАБЛЬ "
 
Молодой человек спортивного телосложения перекрестился. 
Павлову стало неловко. Он посмотрел вокруг, желая увидеть что-либо связанное.
Дома стояли спокойно. Куполов не наблюдалось. В окне второго этажа 
старушка переставляла горшок с фикусом. 

<< Чего он? Суеверие? Примета .... >>

Павлов вспомнил, как боялся темнеющего входа в подвал. 
Садясь в лифт, спешил сосчитать до пятидесяти — верил, что тогда обойдётся. Выбегал, замечая лишь почтовые ящики, на противоположной стене. 
В морозных сумерках останавливался, слышал звук закрывающейся  двери парадной. 
Шёл в школу. 

Во втором классе он перестал обращать на подвал внимание. 

Приехав в гости к отцу, с трёхлетней дочкой — заметил на подвале решётку.
 
МЕТРО

Приятели болтали о своём.

Доносилось:
Дети, Лондон, Германия, MBA. 
 
Девушка читала книгу.
Подвёрнутые джинсы переходили в татуировку на левой ноге в виде рыбки. 
Она нравилась ему. Нравился профиль,  прямая спина....

Небольшого размера кроссовок напомнил о дочери.
Совпали ощущения. 
Это была нежность, умиление и в то же время взгляд мужчины. Мужчины, ставшего спокойней. Ещё молодого — помнящего вспышки несущие в длительные мечты....

Девушка подняла на мгновение глаза. 
Мелькнуло обычное, понятное, разочаровывающее.
 
Через секунду, смотря в книгу, она шмыгнула носом.

Вернулись удовольствие созерцания, фантазии и высокомерный покой.
 
 
 
 
ДИРЕКТОР ШКОЛА
 

В Тбилиси прилетели ночью. 

В Аэропорту нас встречал Габриэль. 

От знакомых мы знали — , что он историк, вынужденно  ставший гидом — для желающих посмотреть Грузию.

Габриэль стоял у микроавтобуса в белой морской фуражке. 

Через двадцать минут Катя стала Катэриной, я — Михаэлем, Юха — Пинелли. 
" Пинелли — это финн по-грузински " — пояснил Габриэль .
Юха действительно был финном .

Яна , Стеша и Макар сумели  остаться сами собой.

Посмотрев ночной Тбилиси , подъехали к гостинице в Мцхета. 

— Буду ждать вас тут в сэм . 
Габриэль энергично выгружал чемоданы. 

На часах было два ночи. 

Дети закатили глаза.

— Габриэль, давайте попозже. Часов в девять. Мы поспим. Позавтракаем. 
Произнесла Катя общее пожелание. 

— Катэрина! 
Габриэль смотрел укоризненно. 

— Завтра Тбилиси . В город войдёём — нычего нэ увидэм! 

Говорил он чуть нараспев. 

— Большая  программа завтра! Ладно в восэм я здэс. 

Программу мы действительно оговорили заранее. Написали наши пожелания и количество дней пребывания в Грузии. 

Юха, например, желал видеть " родовое 
гнездо " Сталина. 

Так к Казбеку, Тбилиси, Боржоми и монастырям с винодельнями добавился город Гори . 

Я искренне радовался, что будем проезжать Телави — фильм " Мимино " сидел " во мне крепко. 

" Ошибкой " стала наша договорённость о расходах. Мы платил по системе " всё включено " из расчёта " человеко - день " . 

Габриэль переживал!

Он переживал , что мало едим.

" Михаэл! Возмём в концэ нэмного хинкали?! " 
Немного — это двадцать - двадцать пять штук с бараниной и зеленью. 
После ужина с вином, шашлыками и десятком горячих и холодных закусок!

Переживал —, что долго любуемся видами с Казбека.

" В город войдёём — нычего нэ увидим ". 
Повторял Габриэль.

Что " находу " меняем программу — отменяем некоторые музеи, предпочитая неспешно любоваться природой. 

Габриэлю оставались непотраченные на билеты деньги, а он — переживал! 

Таков был наш Габриэль! — честно стремившийся выполнить всё оговорённое, встретивший неожиданное " сопротивление " в лице самих заказчиков.

На третий день—, поняв и приняв нас,— он начал " мстить ". 

" Месть " была наполнена местным колоритом — Габриэль стал привозить домашние чачу и вино, высочайшего качества. 

" Одна пожилой женщина каждый утро пьёт такой. Ей почти сто! " — говорил он нам с Юхой, наливая по стопкам ароматную чачу. В семь утра ....

Полагаю эта столетняя дама половину жизни провела в дрёме — спать после " напитка долголетия " хотелось сразу. 

Юха так и поступал. Спокойно дремал на заднем сиденьи автобуса, по пути от гостиницы. 

Я же сидел рядом с Габриэлем. Он довольно бесцеремонно толкал меня локтем, закладывая очередной поворот на горной дороге. 

—Михаэл! 

Обращался ко мне Габриэль и начинал рассказывать. 

Рассказывал он прекрасно!

Исторические факты дополнялись жестикуляцией.  Юмор сопровождался блеском голубых глаз. 
Род Багратиони, легенда открытия источника Боржоми, закуска из цветков дерева Джонджоли неслись с нами по " серпантину ". 

" Сваны? Они нэмножко .... , как ваши чукчи у нас .... " — отвечал Габриэль на мой вопрос о настоящих горцах, проезжая по Алазанской долине . 

" Есть историй! Сэйчас ми в Кахэтия — единствэнный плодородный кусок Грузия! Здэс осёл — уважаемий животный! " — глаза блеснули из под козырька бессменной фуражки. 

" Пахат, работат — всо с ослик! Воот! 
Одын семъя был ослик. Одын раз он пошол лэс. Вечером смотрат — нэт ослик. 
Вса семия идёёт лэс — ыскать. 
Нэт! Дэн — нэт. Два — нэт ....

Тут прыходит вэст — умэр далный родствэник. В Сванэтия. 

Надо эхат. Выразит дан уважэниа. 

Приэхали. Входиат двор. Видат ослик. В пиджак и галстук.

Забыли про мётвый родствэник! 

— Ослик ,гдэ ти был?! Мы тэбя искат! 
— Это я у вас бил ослик. Здэс я — Директор Школа! " 

Спасибо тебе , Габриэль! 

Мы помним тебя! 

В Сванетию поедем только с тобой.
 
 
СЛОВА
 
 
— Он говорит,  чтобы я не менялась. Оставалась всегда девчонкой — шалила — не превращалась в даму ....
 
— Вы, наверное, очень сблизились тогда? Когда он почувствовал .... Что теряет .... Что тебя с ним нет. 
 
— Да .... Наверное .... Был момент, когда ужасно дорого всё стало — годы прожитые , друзья. Даже вещи домашние другими стали — значение приобрели. Очень всё сохранить хотелось. И его сохранить .... Не предавать. Сблизились, конечно. Как будто вместе, что - то держим .... С трудом! Тянем из ямы. Не видим что ... И так тяжело! И если один ещё отпустит .... Сблизились.
 
— И как сейчас ? 
 
— Сейчас хорошо. Люблю очень .... Тебя. 
 
— Ты же говорила : " Ошибка всё. Прошло. Не любовь это — распущенность. " 
 
— Говорила ....
 
 
ВСТРЕЧА


Опаздываю.
Встреча с друзьями детства была в в футбольном манеже. 
Собирал всех тренер. Планировался матч и банкет в ресторане.

Олега  и Кирилла не видел более двадцати лет. 
Как - то так получилось — собирались у тренера перед Новым Годом уже лет десять, а
они не приходили.

Они очень дружили в детстве.

Кирилл был одним из самых талантливых мальчишек футбольного Ленинграда.
В 14 лет его забрали в Москву — во вторую команду клуба высшей лиги.
Дальше у него не сложилось — взрослые нагрузки в переходом возрасте, проблемы
с сердцем. Он поиграл несколько лет по низшим лигам и стал работать
инструктором
по восстановительной физкультуре — в больнице для инвалидов.

Олег  помнился, как очень командный, общественный человек. Всегда в
курсе, что у кого и как — живущий интересами футбола и ребят. Закончил
институт Лесгафта и работал детским тренером. Несколько лет назад, кажется в ресторане, в драке его ударили ножом в спину. 
Он стал инвалидом.

Олег сидел в инвалидном кресле, Кирилл наклонившись говорил ему что - то,
остальные ребята с шутками разминались рядом на поле. 
 
 
НА КАФЕДРЕ 
 
 
 — Разочарование в любви, в любимом ?
 
Аспирантка поставила на лакированный стол чашку с растворимым кофе.
 — У Бродского есть обращение к женщине, повлиявшей на него — характеризует  очень слово разочарование. В таком максимально возможном "гениальном  супе" — ,учитывая личность Бродского.
 Он писал. Через  двадцать пять лет после расставания!
 
"  Четверть века назад ты питала пристрастие к люля и финикам,
                рисовала тушью в блакноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером - химиком 
                 и ,судя по письмам , чудовищно поглупела. "

 — Он связан с ней и через двадцать пять лет. Любит её. Я  думаю —  любит. Прежнюю, скорее даже образ, который тогда придумал. И гневается. Очень гневается от глубоко разочарования,  какая она теперь. Какой стала.  Он сознаёт , что дело тут не в " инженере - химике ". И это его злит больше всего — делает  мстительно злым. Мысль , что она и с ним бы " поглупела " — разрушает не только её, но и его образ.
 
 
ЁБ ТВОЮ МАТЬ
 

Место на отделении кардиологии в реабилитационном центре освобождалось в понедельник. 

— Пару дней поживёшь с " инсультниками ". Это на одном этаже. Рядом. Потом переведём к твоим. 
Позови следующего. 

" Моими " главный врач называл борцов с неритмичной работой сердца — с аритмией. 

Коридор тянулся по периметру здания. У каждого поворота располагались стол, шкафчик со стеклянными матовыми стёклами, напольные весы и медсёстры, разной степени задумчивости. 

Дверь в девятнадцатую палату была подпёрта кроссовком внушительного размера.

Я вошёл. 

— Серый, ешь  суп. А то накажем! Сладкое не получишь! 
Крупный детина крутил в руке баночку детского питания. 

Из - за плеча женщины были видны умные глаза мужчины, с ложкой во рту. 

Я поздоровался. 

— А, привет ! Заходи. Сейчас Серого накормим. А то не жрёт гад! Иван.
Детина протянул мне руку . 

— Оля. 
Женщина чуть обернулась, удерживая тарелку. Это Сергей.

Мужчина спокойно смотрел не моргая.

— Я — Михаил. 

— Располагайся. Вот твоя кровать и тумбочка. 
Иван говорил громко, быстро, доброжелательно. 

— Серый, жри! Я ушёл на прогулку. 
Надев кроссовки он вышел.

Сергей доел и закрыл глаза. 

— Он сейчас заснёт. Быстро устаёт — хотя и лежит целыми днями. 
У вас давно был? 

Я сообразил. 
— Вы про инсульт? Нет. У меня аритмия. Сердце. Я к вам временно — мест нет на кардиологии.

 — А .... 
А мы уже полгода. И Ванька с нами, почти столько же. Срослись .... Он очень добрый. Чуть " не от мира сего ". Звонарь — в колокола звонит. На всякие фестивали ездит — учит кого - то .... И всё на велосипеде — по много километров. Бывает с палаткой. 
Здоровенный. Вы видели. 
А сел шнурки завязывать, наклонился — инсульт. Хорошо бабушка быстро заметила .... Он с бабушкой живёт. Вдвоём. 

Она смотрела чуть испуганным взглядом, очень уставшей женщины. 
— А мой ... ?  Ничего не предвещало.  Работал много. Зарабатывал. Спортом занимался. В отпуск ездили два раза в год. И вдруг .... 

Чуть отвернулась, не хотя показывать слёз. 
 
Я сделал вид, что ничего не заметил. Спросил бодро. 

— А как это произошло с Сергеем? 
  
Оля подняла глаза. Посмотрела. Мне показалось с благодарностью.

— Он на работу уехал. Позвонил в обед — мы обсудили предстоящие выходные. У него день рождения, как раз приходился на субботу. Не юбилей — сорок семь, но мы хотели друзей позвать в ресторан — недалёко от нас. Я стала всех обзванивать. Потом, когда столик заказывала, звонок увидела — на второй линии — номер офисный — городской ..... Сказали плохо стало, упал, скорую вызвали. Инсульт — это уже в больнице сообщили ....
Там с Ванькой и познакомились. Он тоже лежал тогда. Кипяток на руку пролили — не почувствовал. А позже крепнуть стал с каждым днём — заговорил, пошёл! 
Тут Серёжа духом упал совсем. Он за Ваню очень рад — я его характер знаю! А в себя почти перестал верить.

Вернулся Ваня. 
— Дождь пошёл. 
Логопед ещё не пришла? Опаздывает. 

Он деловито стал будить Сергея. 

— Ванька очень к нему привязался. Всё делает, когда меня нет. Иногда я дома ночую.

Вошла крупная женщина в белом халате. Поставила в угол раскрытый зонт. 

— Всем добрый день! 
Ваня, сажай Серёжу. Сегодня будем много работать! 

Вдвоём с Ваней они склонились над кроватью Сергея. 

Он смотрел на них, навалившись на подставленную под голову подушку. 

— Серый, давай! И не ленись, как вчера! 

" Ёб твою мать " — чётко сказал Сергей. 

— Ёб твою мать.

— Это единственное, что у него получается. А разрабатывать речь
надо — пояснила мне Оля.
 
 
 
 
ДВЕ СТОРОНЫ 
 
 
Пётр закурил, стоя в ноябрьском саду, спиной к Катерине.
Желающих с ним сфотографироваться не было. 
Ярко одетая группа людей виднелась напротив — туристы, закрывая зонты, входили в Елисеевский магазин.

Когда его дочь Лиза была маленькой, они любили обедать за столом в центре зала, у пальмы. 
Борщ приносили в горшочке из хлеба. 
Она отламывала кусочки освободившихся, ещё пропитанных супом сочных краёв, закидывала голову, глядя на огромную люстру, медленно ела.
 
Дождь усилился. Сигарета намокла.
 
 
КОНТЕЙНЕР
 
Мусорный контейнер был обклеен объявлениями, — предлагающими все прелести жизни — жену на час, исполнение фантазий, баню — на розовых бумажках разместились - Зули, Дианы — реже встречались Наташи.
 
Молодая женщина внимательно разглядывала мусоровоз, остановившийся рядом — отвлеклась от зеркала заднего вида, держа помаду в руке.
 
Круглов ликовал! — в поезде он читал, кем-то забытую книгу — автор убедительно рассказывал о пользе визуализации — настоятельно рекомендовал представлять себе желаемую действительность — не лениться — и всё произойдёт.
В купе Круглов — математик по образованию — подумал, что неплохо бы пойти от обратного — видя действительную картинку — вспомнить, что ей предшествовало — проследить, так сказать, причинно-следственную связь.
 
Стоя на перекрёстке у вокзала видел он "рекламный" мусоровоз, задумавшуюся женщину — понимал, что не вспомнит — , когда такое желал — , что действительность ему нравится — и очень его веселит.
 
 
 
ПАПИНА ДАЧА
 
 
Папину дачу Андрюша любил. 
 
Рядом был лес, колодец с всегда холодной водой и сосед Боря. 
 
Боря занимался спортом. До середины июля не приезжал — жил в спортивном лагере. 
Андрей часто представлял, как это.
" Жить в спортивном лагере ".
 
Сам он жил с мамой — на папиной даче. 
У мамы тоже была дача. Обычно они жили летом и там.
Но сейчас на маминой даче шёл ремонт — дедушка Коля менял крышу. Он звонил Андрюше, рассказывал подробности. Говорил, что скоро закончит и пойдут рыбачить. 
 
Вечером они веселились. Мама говорила, что бы он не разгуливался перед сном, а сама шутила и дурачилась. 
Счастливый он долго не мог заснуть. Обняв маму, что - нибудь спрашивал. Ему очень хотелось что бы вечер продолжался, не заканчивался ....
 
Сегодня снились две кошки с рыжими котятами. Котята ползали в кровати Андрюши, залезая под одеяло .... Один болезненно куснул за палец ....  
 
Маму Андрюша увидел на соседней кровати — в углу комнаты. Он знал, что мама ждёт, когда он заснёт, а потом спит на той кровати. И папа, когда приезжает на выходные — тоже ....
 
Рука гладила мамины волосы. Остановилась задумчиво на затылке. Спустилась по маминой шее под одеяло ....
Приподнявшись на подушке, Андрюша увидел глаза. Они быстро исчезли за маминой спиной. 
 
Резко встав и плотно накрыв кровать одеялом, мама поспешила к нему. 
Крепко обняла . Целовала, шепча, что ещё ночь — надо спать. А светло? — так это " белые ночи " ....
Рассказав маме про котят, Андрюша закрыл глаза. От мамы пахло кремом и духами — она несколько раз  брызгала на себя из бутылочки на окне, вечером, говоря с кем - то по телефону.
 
Привычный скрип больших ворот и звук автомобильного мотора, разбудили. 
Андрюша подтянул штаны пижамы, вставил ноги в жёлтые резиновые сапоги, споткнулся о порог ....
Мама вешала на ворота замок. В конце узкой улицы поворачивала чёрная машина. 
 
— Тебе приснилось родной — всё приснилось. Не было никакого джипа, Андрюша .... Как и котят. У соседей чёрный большой кот — ты знаешь .... 

Мама поцеловала его.  
Они завтракали на веранде. В пижамах. Вдвоём. 
 
Одевшись, Андрюша, как всегда побежал к бабушке Ире — спросить про Борю. 
Перед воротами, в колее на траве, наступил в лужу. 
 
<< Папина машина , всегда оставляет на газоне следы. Мама ругается. Интересно, приехал ли Борька!? >>
 
 
АЛЕКСАНДР  ФЁДОРОВИЧ 
 
 
— Достоевский Александр Фёдорович? 
Женщина в регистратуре оторвалась от медицинской карты.
— Вы не родственник Фёдор Михайловича ? 
Пошутила она. 
— Да. Это мой отец. 
Серьёзно ответил мужчина в военной форме. 

Он внимательно осмотрел себя в зеркале гардероба, поправил пробор тонкой расчёской в тряпочном чехле. 

Достал телефон. 

— Маша, это я. Сейчас в поликлинике.  
Чётко формулировал Александр Фёдорович.

— Вечером уеду на охоту. Пригласили. Можно? 
Добавил поспешно . 
— Как наши девочки ?

Уличный стол был заставлен закусками.

— Понимаешь, по-настоящему очень умные люди ....  Умные, как минимум на фоне других людей .... ,их окружающих. Очень  часто совершают большие глупости. Вреда от этих глупостей немного. Но что интересно! Часто гораздо больше, чем пользы от их ума. 

— Умно! 

— Не говори! Самому понравилось! 

Улыбнувшись друзья чокнулись. Закусили шурпой из гуся. 

— Маша! Обалдеть!  Я сам стрелял! 
Александр Фёдорович говорил громко. 
— Андрей с Володей меня научили и я убил гуся! Сейчас вместе за столом сидим! Целую вас всех! 

Он положил телефон на стол.

 — Я сам из Челнов.  Солнечный Татарстан. А жена местная. Из графьёв ваших. У неё дедушка гинекологическое! древо собирал. Прапрадед её викингом был — Селезень. Вот и она — Селезнёва.

Александр Фёдорович говорил спешно. 

— Не убил, а добыл.
Андрей долил ему домашней водки. 

— Что!? 
Встрепенулся Александр Фёдорович.

— Ты сказал ; " Я убил гуся ". 
Не убил, а добыл. На охоте гуся добывают.
 
 
БОЛЬШЕ ДВУХ
 
 
Она бежала по лестнице "хрущёвки " покормить, лежащего после инсульта свёкра. 
 
В квартире бывших советских инженеров -  караблестроителей чувствовалось присутствие болезни.
 
 Быстро кормила его. 
Стыдясь отсутствия сострадания, к давно знакомому человеку смотрела в сторону. 
Торопливо ссылалась на срочные дела и бежала вниз. 
 
Он ждал её в большом автомобиле. 
Свободный, блестяще остроумный, с непредсказуемыми мыслями и идеями. 
Он был абсолютно искренен радуясь и переживая.

И абсолютно не надёжен. 

Она очень любила эту его непохожесть на окружающих.
 
 
ДОСТОИНСТВО
 
 
— Алё! Да. Зубы чищу.  Нет. Ну ... считай, что это ниже моего достоинства ....
 
— То есть ты полагаешь, что лучше него? 
 
— Нет. По большому счёту, конечно, нет!  Просто разные достоинства .... 
 
Женя засмеялась и повесила трубку. 
 
Недавно подтянутый торс порадовал Алексея в зеркале. Он вспомнил, что не курит уже третью неделю. Решил помыть сегодня машину, сбрить щетину и больше не хандрить —поводов для радости много — надо только на них настроиться.
 
В середине дня поехал в аэропорт — прилетала с курорта мама.
 Мама соскучилась по слушателю —дочка  соседки по номеру — наркоманка, дачная зелень и набережная в Антибе столпились на одном перекрёстке — горел красный свет, была небольшая " пробка " — мама была в ударе.
 
Получив традиционную бутылку хорошего коньяка в подарок, Алексей поцеловал маму , говорящую теперь по телефону с подругой.
 
Он видел со стороны, как едет на окраину. 
 
Проститутка была немолодой и замёрзшей. Согласилась делать минет без презерватива.
 
По пути домой он курил, взятую у неё сигарету.
 
 
" ХАРАКТЕРИСТИКА "
 
 
Салат мой друг режет ювелирно. 
Медленными, спокойными движениями. Никуда не торопясь. Без суеты. 
 
Всегда. 

Я по - другому не видел.
 
Лезвие поблёскивает в скульптурно - мужских руках, с крупными костяшками длинных пальцев. 
 
Проявление эмоций, очевидных для окружающих, для него редкость . 
 
Заметно высок. Красив. 
 
Образован . 
 
Не по собственной воле интеллигентен. 
Генетически. 
До невозможности обратного. 
 
В излишне нетрезвом состоянии — глуп. 
До неузнаваемости — с приобретением противоположных, вышеописанным качеств .
 
Интеллигентность же его нерасщепима.
 
Скандаля, говорит оппоненту: 
" Послушай - ка, родной! " 
 
Часто " родной " достаёт ему чуть выше плеча — , что ускоряет процесс укрепления родственных уз.
 
К сложившимся отношениям относится скрытно - бережно. 
 
В расширении контактов  потребности не показывает. 
Не помню, что-бы он привёл нового человека.
 
К появляющимся же  персонажам терпим. 
По запросу, часто рентгеновски точен в оценке человека.
Редко говорит открыто плохо. 
 
Поменял семью. 
 
Поменял работу — на менее творческую.
 
Думаю — временно.
 
Видимся теперь нечасто.
 
Ему мимолётно важно моё мнение.  
 
Можем спокойно молчать рядом. 
 
Как раньше.
 
 
ПОЩЁЧИНА 
 
 
— Ударь меня. Дай мне пощёчину!
 
Она двигалась наращивая темп. 
 
— Не бойся! Сделай мне больно. Я хочу! 
 
Сергей  смотрел на неё снизу. Он чувствовал, как усилилось возбуждение. 
<< Я скоро кончу. Как ударить? >> 
 
Он поднял руку. Взял её за подбородок. Сжал. Потряс в такт её движению, но перпендикулярно. Она на секунду открыла глаза. Посмотрела со звериным удовольствием. Зло. 
 
— Ударь свою суку. Я сейчас кончу ....
 
Внутренней частью ладони Сергей провёл по её левой щёке — нежно. Ударил довольно сильно по правой — костяшками пальцев. Потом ещё — наотмашь.
 
Она напряглась. Сжала кулаки. По лицу пробежала судорога. Рот искривился. Громко выдохнула. Упала на него. Содрогнулась. Затихла.
 
Он чуть приподнял её за ягодицы, резко двинулся  вверх. Обнял. Закрыл глаза....
 
 
МАЛЬЧИК 
 
 
По тропинке бежалось хорошо. 
Иногда пляжные сандалии цеплялись за корни, но он не падал — бежал. 

У хутора остановился. Подошёл к собачьей будке. Пустая цепь огибала миску с дождевой водой. Побежал. 

На большой дороге попробовал потрогать машину, медленно перебирающую кочки. Женщина в жёлтой куртке посадила его рядом, крепко обняла. 

В сумерках увидел маму — прижался. 
Бежать было хорошо. И сейчас хорошо.... 

Папа говорил с людьми в одинаковой одежде. Мальчик слышал; 
" На секунду в лесу отвернулись.... Лёня — аутист " 
Его так зовут. Он знал. 
А брат — просто Димка.
 
 
 
 
ХЛЕБ 
 
 
Егров возвращался  в город. 

Грибов было мало. 

Он вёз страхи.

Безработица, неопределённость .... — полный набор.

В маленьких деревушках часто  пекут вкусный хлеб. 

Купил буханку. Подумав взял вторую и молоко. 

Свежий хлеб с молоком отвлекли — ненадолго успокоили. 

Ближе к городу " все " были на местах — отсутствие работы прижималось к потребностям близких — неопределённость нависая обнимала их за плечи.

Жена обрадовалась ему. И хлебу обрадовалась.

" Сделаю сухари! " 

Егров не мог заснуть. 

Из красивой керамической миски торчали хлебные сухари. 
Он любил, что Маша режет их по-своему — длинными — не стараясь 
сделать одинаковыми.

— Марина ,привет!  Ты прилетела? 
Голос жены напомнил об их общей близкой подруге. 

Егров вспомнил, что существенно помогал Марине в непростых ситуациях. Зная какой пост она занимает сейчас — разозлился — могла бы и помочь с работой ....

Взял тёплый сухарик. Потом второй.

<< Ещё парочку и всё. Хуже чипсов! Не остановиться.Только вес согнал .... >> 
Егров ругал себя, продолжая есть.

<< Зуб!? >> 
Почувствовал, как что - то усилило хруст сухаря.

<< Твою мать! Красота! Опять расходы  .... Вовремя! " 
На месте переднего верхнего зуба в зеркале была дыра.

— Маша ,всё! Старость! Зубы сухари не выдерживают! 
Егров вошёл скалясь на кухню.

Жена посмотрела внимательно. 

— Не переживай, пират! Это не старость. Ты затаил на кого - то злобу. Подумай на кого.
 
 
СПОРНЫЙ ВОПРОС 
 
 
Она считала мужа — евреем. 

Он склонялся к русскому. 
Шутил; " Нет смысла им быть, когда только отец.... В Израиль не возьмуть! " 

— Да посмотри на свою мать и тётку! 
Профиль, смех!  Вылитые! Скрывают от тебя что - то. 
Настаивала русская жена.

— Докопаешься до правды — кричи! Начнём второй паспорт делать. И тебя за упорство прихватим.... 
Смеялся муж.

Иногда они спрашивали сына. 

Тот отшучивался — его это не волновало. 

Она, как русская — по-еврейски радовалась умному сыну. 

Он, кем бы ни был — ценил остроумный ответ. 
 
 
ДАЧНИКИ 
 
 
Дети у Володи появились поздно — под пятьдесят.
Трёхлетний Егор крутился под ногами. Годовалая Лиза улыбалась из коляски. 
Володя жмурился на майском солнце. 
Они с Машей снимали эту дачу четвёртый год — привыкли и любили её.

Егор побежал к соседке, появившейся  в калитке. 

— Привет, оксимеронихам! 
Володя вытянулся перед четырнадцатилетней Дашей. 

— Здравствуйте, дядя Володя. 
Даша улыбнулась. 
— У Вас зарядки нет? Моя сломалась. 
 
— Сейчас — Машкину  возьмём — она спит. Как отец? 

— Видимо неплохо.... 
Даша обнимала Егора.

— Почему видимо? 

— У него теория; — Если тебе плохо — лучший способ с этим бороться — начать помогать другим. Он нам с мамой немного времени уделяет....

— Ясно. 
 
Володя смеялся .
 
— Посмотри за ребятами — пойду за зарядкой.
 
 
КЕРАМИЧЕСКАЯ ПЛИТКА 
 
 
Образец плитки, который жена очень ждала  — в магазин не привезли. 
Продавец не стал ничего придумывать — признал, что забыл добавить в заказ. Предложил взять образец с витрины — из похожей коллекции. 

— До исправления нами моей ошибки. — резюмировал он.

Сергей отметил, что спокойная реакция продавцам и расплывчатое заключение — 
подняли настроение. 

— Понятно. Жду вашего звонка, когда привезут нашу плитку. 

Зная, что  жене нужна именно  та, которую не привезли — важны оттенки цвета — взял три предложенные плиточки.

На улице по особому пахло едой.

Войдя в столовую, положил мешающие плитки на ярко красный диван из кожезаменителя. 

Сергей ценил совпадение — и он, и Аля любили простую столовскую еду. 

— Сто шестьдесят четыре рубля. 
Женщина в хиджабе посмотрела на передвинутый к кассе пластиковый поднос. 

За столом, где он оставил образцы уже обедал мужчина. 

— Садитесь! Кушайте! Места хватит! 
С небольшим акцентом произнёс он, когда Сергей попытался забрать плитки. 

— Спасибо. 
Сергей сел напротив. Чувствуя неловкость, стал есть — сосредоточенно укладывая ножом порции морковного салата на вилку.

Мужчина ел ложкой — набирал макароны " рожки ", отламывал куски куриного шницеля. 

На елозящем по столу телефоне, появилась надпись — Сынуля.

— Алё. Да. Папа кушает. 
Мужчина провёл рукой по лысой голове. 

— Во сколько? 
Рука погрузилась в бороду. 

— Папа успеет. Докушает быстро и едет к тебе на игру.

— Футболист? 
Неожиданно для себя спросил Сергей. 

— Ага. Девять лет. 
Мужчина обрадовался вопросу. 

Продолжил ; 
—  Мы простые люди. А у него в команде много детей больших людей.
— Хорошо, что в футбол " имена " не играют. Там всё на поле видно.... 
Сергей смотрел на мужчину.

— Слава богу!  Или Аллаху! — это без разницы.  Спасибо вам. Побегу, а то — опоздаем. 
Торопливо вставая мужчина протянул руку. 

Сергей пожал.

— Удачи!  Привет сыну!
 
 
ОСТРОВА 
 
 
Иногда волны  Сиамского залива добирались до стоящего на песке стола. 
 
В темноту отпустили светящиеся шары.

Принесли баракуду. 

Мужчины выпили.

— Меня веселит менеджмент контор государственных. Такой, который за годик - два, забывается и сам верить начинает, что он именно таких денег и стоит. Те, кто до миллиона — в месяц. 
У меня друг сказал нашему общему знакомому — тот  — типичный представитель. Вернее стал им года за три. 
Друг ему говорит: " Ты стоишь в два раза больше. Умножь свою зарплату в месяц на два — вот — столько ты стоишь! — в год."
В Ницце потом сидят — рассуждают — ситуацию в стране треплют. 
Главное — не из провинции ребята — из питерских семей. 
Как - то частный бизнесс , любой, более правдив что ли. А это? 
Питерские внучата — питерских бабуль дожимают. Демагогия конечно и банальность. Но что - то в этом есть — близко мне что - то.

Второй поддержал; 

— Да, очень забавная есть публика. 
Они такие, знаешь, как в  девяностые — ездили на хорошей машине ребята, одеты были модно —  , а жили вчетвером в какой - нибудь квартирке съёмной— однокомнатной — за городом. А эти — чуть деньги появились — шмотки — дорогие — и главное много —сколько не нужно — , как в истерике покупают. И со жратвой начинается комедия — камчатских крабов ждут от подпольных поставщиков, ещё всякую хрень.
Я сам так пробовал.
Вкусно. 
Но утомительно.
Смеёшься?
Я "дурака валяю " конечно — , но от части. Знаешь , у меня был период — работа была налажена — моего участия почти не требовала. Так —  раз в день  позвонить — , а в основном контролировать, анализировать. 
Вообщем, — телефон с интернетом. 
И я взял моду — обедать где - нибудь в городе — один. 
Такой — "гений бизнеса" — я, жратва и компьютер. 
Помнишь пластику Алибаба и разбойники? — " Скука, разбойники — скука." 
Потом — , когда дела испортились, — мы производство заново организовывали — в очень сложных условиях — так я радовался. По триста километров в день наматывал — производство в области было. В цеху холод был — минус — зима. 
Усталые приезжали, но когда получалось дело — довольные. 
Тут слово дело, наверное, — ключевое — делом занимались. И конечно любой ужин дома — в радость. 
Я без крайностей. Понимаешь? 
Не против животных. 
Особенно камчатских крабов. 
Но у меня такой вот опыт с этими вещами — я их " от лукавого " называю. 

— Заметил, как эти темы заводят? — как " под копирку ", каждый раз. 
Далеки мы, конечно, от местных жителей — от буддизма и приятия. 

— Может у них так же? 

— Думаешь? 

— Нет. Но не исключено.
 
 
ДВА МИРА —  ДВА КЕФИРА
 
 
Неухоженная пара раскладывала на скамейке снедь из пластиковых контейнеров — куски хачапури, хлеб, обломки сыра. 
Водитель открыл заднюю дверь. 

Загорелый немолодой мужчина,прихрамывая, направился к ресторану. 

— Добрый день, Юлий Семёнович! Что с ногой? На теннисе подвернули? 
 
Администратор с трудом удерживал дубовую дверь с витражами. 

— Доброе утро, Игорь. На хоккее вчера столкнулся....  Думал в теннис совсем не смогу.... 
  Ничего....— отбегал. 

  Юлий Семёнович прошёл внутрь, не снимая дорогую спортивную куртку.
 
  — Доброе утро всем! — обратился он к персоналу , накрывающему столы в ещё пустом зале — Покормите? 

 —Здравствуйте, Юлий Семёнович! Сырники готовы. С вареньем клубничным. Будете? 
Молодая официантка смотрела на него улыбаясь . 

— Да. И чай. С лимоном....

 Он посмотрел на бейджик, прикреплённый  к белой блузке.

— Евгения, только сначала ложку сахара раздавить с лимоном — , а потом заварку — это важно! Или несите чайник — я сам налью. 

— Я всё поняла! — официантка спешила на кухню, продолжая улыбаться.

<< Бойкая! Стройная. Из новеньких?   Красивая.... Евгения! 
Женьке надо позвонить.... >> 
Юлий Семёнович медленно опустился на стул, помня о травме . 

Он любил такие моменты — , когда мышцы приятно побаливают после нагрузки, усталость прогнала лишние мысли — можно сидеть, рассматривая жёлтые деревья — за большим окном старинного особняка — в ожидании завтрака.
  
Вернулась не потерявшая улыбки Евгения. Держа поднос одной рукой, поставила глубокую белую чашку — с чуть вынырнувшим лимоном — , отдельную тарелочку с нарезанными кусочками — ,ещё, — вазочку с тростниковым сахаром и сырники  с алой росписью. 

<< Предусмотрительная >> 
Юлий Семёнович улыбнулся. 

<< А Женьке позвонить надо >> 
Чувствуя перемену благостного настроения —  поспешил начать поздний завтрак.

Он отламывал кусочки тёплых сырников, медленно водил ими по узорам клубничного варенья — неспешно ел, привычно глядя в окно.

Мужчина на скамейке  помогал женщине прикурить. Она уткнулась в его расстёгнутое пальто с жалким воротником.

— Игорь !
 
Юлий Семёнович махнул рукой.

— Игорь, пусть Женя... Евгения отнесёт что - нибудь людям.... На улице. Видишь!? —кивнул он на окно подошедшему администратору — мясо, колбасы, сырники ....

— Понял — сейчас сделаем.

Юлий Семёнович допил чай, закусил лимоном — предварительно придавив его к сахарному дну чашки. Набрал номер сына.

— Привет, пап. 

— Привет, Жень. Как дела? 

— Настя звонила — расстраивалась опять — что не слышишь , не реагируешь — весь в себе.... Пап, может тебе не мучиться? — как когда - то с мамой.... — одному жить.

— Нет, Жень. Ты что!? Она помидоры режет для салата.... — как никто другой!

 За окном, съёжившись на ветру, Евгения протягивала большой пакет  удивлённо отступающему мужчине.
 
 
 
 
СЕДОЙ и ЛЫСЫЙ
 
 
За столом  сидели двое мужчин. Один лысый, крупный — очки на верёвочке болтаются — лет пятидесяти. Второй лет на десять помоложе — уже с сединой. 

 "Молодой" говорит;
— Ты не расстраивайся — рано ещё. Сейчас многие отменили для себя понятие порядочности. И на коротком — ближайшем этапе — это принесёт результат — будет чему радоваться. Твой масштаб на больший период тебе претендовать не позволяет — так что по своему ты с этим "кидком " логичен. И даже смел. Особенно если понимаешь , что аукнется это потом на здоровье — и не обязательно твоём — а очень может быть, что близких тебе людей. 

Лысый засуетился. 
— Ты, что? — говорит — Угрожаешь?!

Молодой привстал и спокойно так; 
— Я на это влиять не могу — как и ты теперь. А когда такие  входят в помещение — приличные люди его покидают. Вот не могу удержаться ! Доставлю себе это мальчишеское удовольствие.

Носом вдохнул — слюны в рот набрала, как раньше во дворах делали. Плюнул смачно лысому в кофе. И пошёл.
 
 
СЕМЕЙНОЕ ДРЕВО
 
 
Кирилл был женат на Любе — правнучке Чкалова. 
 
" Представляйся отцом праправнука Чкалова — для солидности. " — советовал друг.
 
— Ты понимаешь, что меня беспокоит? 
 
Люба выключила торшер. 
 
— Да. 
 
— И? Что это значит? Можешь мне сказать?
 
Кирилл неохотно повернулся. Вздохнул:
 
— У человека  двадцать тысяч мыслей в день в голове пролетает — каждые пять секунд — новая мысль. Это многое объясняет.
 
— Не поняла.! Что это объясняет?
 
— Люба, попробуй закрыть глаза — расслабиться и произнести вслух, что в голове мелькает.
 
— Машка... ночь.... дача.... паспорт с визой.... Гоголь с ревизором — он-то откуда?! — Ужас! 
 
— Ужас. Спокойной ночи.
 
 
КОФЕ
 
День начинался.
 
Неплохо начинался.
 
Тёмная пена была поймана — лишь чуть-чуть пробежалась по кофейнику и застыла. 
 
На напиток возлагались ожидания — бодрости, оптимизма и даже душевного покоя.
 
Монотонность последнего года давалась всё тяжелее.
 
Бытовые дела были однообразны — теперь требовались врем и силы — увидеть и в них жизнь.
 
Однако, день начался, кофе выпит — надо куда-то идти...
 
 
ВОЗВРАЩЕНИЕ
 
К концу новогодних праздников стали появляться в городе люди с загорелыми лицами. 
 
Выглядели они обманутыми — две-три недели они хорошо себя чувствовали, быстро привыкнув к солнцу — плавали в море — и вот...
 
В сильный мороз укутывались " возвращенцы" в шарфы — спеша в вымерзшие с ночи машины.
Ещё несколько недель " прятались" от шапки — продлевая приятную иллюзию беззаботности.
 
К середине февраля загар сходил. 
Побледневшие коллеги не вызывали воспоминаний. Рассказы о путешествиях утихали. 
 
Жизнь, надев плотно шапку, налаживалась.
 
 
НЕ ВОЗЛЮБИЛ
 
 
— Люди по большей части глупы! Просто глупы и всё. Без всяких на то оправданий. 
 Это очень затратно — слушать людскую глупость — не раздражаться — вся энергия в пустоту! Книги – другое дело! 
Там человек хоть попытку совершил —  написал, перечитал, подумал — и только потом другому предложил .... Ознакомиться .... — со своей глупостью.
В основном книги жутко глупые. Поверьте! 
Я по тому с людьми и не общаюсь почти. Только по необходимости — чтобы выжить. 
Понимаете?!

— Понимаю.... 

Мужчина нервно махнул на меня рукой.
 
Очевидно я сказал глупость....
 
 
 


 
 
 
 
Cвидетельство о публикации 542247 © Щитников М. 17.01.18 16:21