Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Триллер Проза Приключения
Форма: Рассказ
Дата: 13.01.18 20:05
Прочтений: 35
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Покинув порт Портленд, пройдя реку Колумбия и выйдя на океанические просторы, пароход сходу очутился в недружественной погодной обстановке. Океан был сердитым. И это не было неожиданностью. Все прогнозы об этом говорили. И если в первые пару суток было ещё как-то терпимо, то через ещё тройку дней карта погоды, к ужасу, показала, что то, чего так опасались, уже никакими судьбами не избежать - коварный тайфун перехитрил нас!..
«ГЛАЗ» ДЬЯВОЛА. Часть 4. Эта Зловещая Карта Погоды


                              
                               «ГЛАЗ» ДЬЯВОЛА               

                     Часть 4. Эта Зловещая Карта Погоды

       Да, пароход, естественно, не резиновый. Но те дополнительные 150 тонн пшенички, на радость нашему мастеру, хоть и с превеликим трудом, но таки улеглись под крышки трюмов – они еле-еле закрылись. Пришлось даже матросам кое-где по-разогнать лопатами горбы по небольшим пустошам в углах.
      - Евгений Станиславович, к приходу судна в наш порт возьмите себе на заметку, чтобы не забыть подготовить «Морской протест»* по поводу непогоды, - обращаясь к третьему помощнику, который к тому же был вахтенным офицером в день отхода, мастер не скрывал радости по поводу благополучного окончания погрузки.
      - По приходу сработаем по этой теме, как положено, не могите сомневаться, Сергей Леонидович! Не впервой ведь, - кивнул «третий».
      Он на пару с грузовым, вторым помощником сопровождали мастера и главного стивидора терминала при заключительной перед подписанием коммерческих документов процедуре осмотра и опломбирования крышек трюмов.
      - Грузновато, конечно, сидим, - капитан, перегнувшись через борт, бросил прощальный взгляд на залитое светом прожекторов терминала пространство между причалом и бортом судна и обратился уже к своему второму помощнику. - Но зато остойчивость на высоте, не так ли, Сергеич?
      - Да, зимнюю грузовую марку выбрали фактически на сто процентов. Только вот с вашим последним довеском пару градусов дифферент** на корму получили. Но тут уж никуда не деться, попробуй угадай... Теперь-то стало понятно, надо было воду в форпике не трогать, а выкачать всё из ахтерпика.
      - Ну, это не столь существенный дифферент. Можно и с ним двигаться без проблем. Но никогда не поздно перекачать всё из ахтерпика в форпик. Понаблюдаем по ходу, и, ежели что, качнём, не проблема, выправим дефект.
      Делегация удалилась в каюту капитана, куда только что проводили представителей таможни и властей порта для выполнения окончательных формальностей по отходу судна. По сути, в порту нас уже ничто не держало.

 
      … Уже подходили к концу текущие сутки, когда на борт поднялся лоцман, и пароход, дав прощальный гудок, отвалил от причала терминала. Впереди судна, сопровождая, как и при заходе в порт, шёл крохотный буксир, мощным прожектором освещая себе и нам путь далеко впереди. Он и заберёт на выходе из реки лоцмана на свой борт.
      Выходить глухой ночью из незнакомого иностранного порта обычно всегда не очень весело. Даже, можно сказать, неприятное чувство одолевает, когда пароход, уходя в море в темень, будто, в самом деле, растворяется в её мраке. А к тому же море бурляще кипящее, штормовое, пугающее. Но не стоять же в ожидании утренней зорьки полностью готовому к отплытию судну, тем более, валютой оплачивая дармовую стоянку у причала. И так поневоле неприличную лишку проторчали не по делу из-за непогоды. Уже почти полпути до дома можно было спокойно одолеть за то время, пока все крупные и мелкие дожди тут пережидали.
      Но у любого парохода, и неважно, будь то день или ночь, всегда есть свои глаза и уши. Глаза – это две радиолокационные станции, сокращённо РЛС, стоящие на капитанском мостике симметрично, по разным его сторонам. Для краткости и в просторечии их называют радарами. Они выдают обзорную картинку всей обстановки вокруг идущего судна вплоть до расстояния 50-ти миль радиусом. Это круто! И неоценимо для штурманов, ведущих судно. Особенно в ночной час. Или даже днём, когда что-то, к примеру, в виде тумана, не даёт возможности визуального наблюдения за навигационной ситуацией. Потому как, не ровен час, да запросто можно столкнуться с каким-нибудь встречным плавсредством или напороться на что-либо в кромешной тьме или в условиях ограниченной видимости. А тут по извилистой реке идём, вдоль кромок безжизненных берегов, ничем не освещённых, а ещё, бывает, и острова встречаются на пути. И ночью русло реки и все возможные препятствия на пути не очень-то просматриваются, как днём, хоть в десять биноклей в них пялься. Так что без такого прибора, как радар, современному судоводителю не обойтись никак… А уж, тем более, по речному фарватеру продвигаясь. А так всё-всё окружающее отражается на экране локатора.
      Но, вообще-то, в обычном режиме переходов от порта к порту, как правило, достаточно работы и одного из них. Это когда в открытом море или океане следуем. И то включается лишь кратковременно, так, для контроля обстановки. А, допустим, в узкостях каких, или проливах, или других напряжённых судоходных местах проходим, то непременно оба задействуются. На всякий случай – а вдруг что-то случится с одним из них, тогда второй прибор подстрахует, к примеру, при расхождении со встречным судном в условиях ограниченного пространства. И наступает настоящее горе для судоводителя, если не дай бог в неудобный для них момент из строя выйдут один за другим одновременно оба радара. Такое хоть и крайне редко, но случается… Как говорят, по закону подлости.
      А вот уши парохода уже долгое время на море – это сами радисты. Без них пароход – мёртвый. Или как человек без рук! Ни один капитан ни при каких обстоятельствах не отважится вывести судно не то, что в какой-нибудь даже короткий переход из точки А в точку Б, пусть даже крохотным будет это расстояние, а даже не решится на внешний рейд припортовой акватории выйти. Ведь на море и с самим морем не шутят. Случиться может всё, что хочешь, и в любой момент. А кто же, как не радисты, являются той самой связующей ниточкой между судном и родным портом в любой точке мирового океана? А, главное, как обойтись без тех же прогнозов погоды, ими принимаемых регулярно по радио, воплощая точки и тире азбуки Морзе в буквы и слова, и уж, тем более, когда речь заходит о планировании безопасных маршрутов океанских переходов, и прокладывается генеральный курс судна? Тут без синоптической картинки на бассейне, которую масштабно можно охватить только на специальной факсимильной метеорологической карте, никак не обойтись. Её тоже «вылавливают» из эфира радисты с помощью своеобразного оборудования - факсимильного аппарата, «ФАК-П» называется. На специальной крупного формата электрохимической бумаге, при приёме соответствующего радиосигнала, на её поверхности выводится рисунок с месторасположением на данный момент времени всех атмосферных возмущений, господствующих на приземном уровне над определённой территорией земного шара. Там всё прекрасно видно, будто из космоса смотришь на землю. Все «вихри» перед твоим взором, а те, что особо важны с метеорологической точки зрения, поданы даже с их приблизительным несколькочасовым ожидаемым прогнозом. К примеру, те же тайфуны. В наше время только круглый идиот или слишком самонадеянный мореплаватель будет лезть напролом и буром, невзирая на привходящие обстоятельства и без учёта постоянно меняющихся условий мореплавания. Иначе можно легко вдряпаться в такие неприятности, а то и передряги!.. Но ведь можно и не вдряпаться… А, к примеру, попытаться вовремя обойти центр неприятного циклона, отвернув от него в сторону, или переждать его прохождение, допустим, укрывшись в «тени» попутного острова, за его подветренными берегами. В общем, свести все возможные риски к нулю, ну, или хотя бы к минимуму. Это если у тебя такая умная карта погоды имеется на руках. Вот тогда и спится капитану куда спокойнее. Ну, и, понятно, всему экипажу, соответственно, тоже…
      Наиболее точные и подробные, очень удобные для мореплавания карты погоды по всей северо-западной части Тихого океана, а, значит, и для нашего пути следования, передаются японским метеорологическим центром. Даются эти карты через каждые шесть часов. И по выходу из любого порта этого бассейна плавания, наша святая обязанность – неизменный заблаговременный приём этих ценных «метеошпаргалок» для капитана.   


      Так вот, принятая нами накануне выхода из Портленда карта погоды, совсем не обрадовала нас с Сергеем и, естественно, совершенно не взбодрила нашего уважаемого «кэпа».
      Лишь только окинув взором свежую карту, лежащую на нашем столе, ещё влажную, подсыхающую, он так и охарактеризовал текущий момент.
      - Это - полнейшая задница, ребята!
      Мы были с ним полностью солидарны. Потому как на карте не оказалось ни одного более-менее пустого места, чтобы без «пауков»-циклонов. Они шли широким и плотным фронтом, один за одним, по нашему предполагаемому пути, как в куче, так и раздельно, подпирая и подгоняя один другого, заполонив собою фактически всю акваторию северной части Тихого океана.
      Ещё на подходе к выходу из устья реки Колумбия, мы почувствовали их недоброе влияние. Впрочем, стоя ещё у причала, погода явно разбуркалась, играя солидным ветром. Но для суши – это всего лишь ветер, пусть и не слабый. А вот в океане это к тому же и немалой высоты волны. Как же без них при таком ветре? А он оказался порядка 15 метров в секунду, а порывами иногда и больше. Это здесь, на суше. А в голом океане, на широком просторе, естественно, ветерок этот ожидается куда похлеще. Уже только это никого не могло радовать. Значит, хочешь - не хочешь, придётся идти сквозь непрерывные шторма. Ведь всю эту непогоду переждать, где-то отсидеться на якоре в укрытии, в это время года можно и не надеяться. Тихого океана в близкое время явно не предвидится. Таковы реалии.
      Конечно, можно было приспуститься книзу, к югу, сыгнорировав движение по «дуге большого круга», каким мы и шли сюда, в Штаты… И это было бы вполне логично. Именно так и следовало бы опускаться южнее при таких недружелюбно складывающихся обстоятельствах… Вот только если бы не одно НО. Оно было очень жирным и крайне красноречивым. Над Японией, точнее, к востоку от неё расправлял свои длинные корявые и не дружественные щупальца мощный тайфун. И уже не просто тайфун, а, как мы помним, супертайфун, с постоянно углубляющимся давлением внутри. Это было заметно из сравнения с предыдущей картой, принятой нами до этой. Тогда давление в нём было 920 миллибар. Сейчас оно составляло уже 900. И по прогнозу он поддерживал тенденцию к углублению. К тому же двигался этот монстр уж очень как-то нерешительно медленно, но по неприятной для нас траектории – естественно, на север-северо-восток. И потому южный путь для нас был им решительно и однозначно отрезан.
      - Вот ведь свинство какое натуральное! – мастер ткнул пальцем в центр тайфуна на карте. - Нам ничего не светит, как двигаться тем же путём, что и пришли. Не соваться же в пасть к самому дьяволу! Из двух зол выбирают меньшее. Ну, что ж, приблизимся к Алеутам, а там оглядимся. Ежели что, то хотя бы укроемся за островами, переждём чуток…
      Слова удручённого реалиями мастера, конечно, не придали нам оптимизма. И весь ход последующих событий с лихвой подтвердил его внутренние опасения и сомнения за дальнейшую судьбу нашего парохода, хоть напрямую и недосказанные нам, но явно зловеще завитавшие вокруг неутешительного прогноза, красноречиво обозначившегося на этой невесёлой метеокарте-предрекательнице.   
      - Ну, что ж, ребята, вы теперь поняли, как мы пойдём... Попрошу брать любые словесные прогнозы по нашему пути следования отовсюду, где только возможно, ну, а про карты, само собой, я уже молчу. Теперь вся надежда на вас… - мастер устало вздохнул, сгрёб со стола пресловутую погодную карту, и совсем не ожидая нашего ответа, покинул радиорубку.
      Невзирая на уже поздний час, вряд ли кто из экипажа спал. Потому как только недавно американские портовые власти покинули борт судна. Обычно, и нас об этом оповестили, ими производится обход по каютам с идентификацией личности по паспорту моряка. В этот раз проверки такой не было. С советских моряков спрос ничтожный. Народ – не в пример иным, дисциплинированный. И американцы прекрасно об этом осведомлены. Оттого, вероятно, и ретивости особой по отношению к нам не проявили.
      Чуть погодя по судовой трансляции прозвучала команда с мостика.
      - Внимание экипажа! По судну объявляется штормовое предупреждение! С раннего утра по выходу в океан ожидается усиление ветра до 6 - 7 баллов при высоте волны до 8 метров. Прикрыть и задраить иллюминаторы на металлические заглушки, также задраить все входные двери в надстройку. Имущество в каютах и по своим заведываниям закрепить по-штормовому! Выход из надстройки наружу - исключительно с разрешения капитана! 


     Практически выход из реки и за 12-мильную зону американского побережья занял тёмное время суток. И открытие радиостанции на режим радиообмена пришёлся на утреннюю смену начальника. Ему же достался и весь объём отходной информации на передачу. А я отдыхал эту ночь ещё в обычном, береговом режиме.
     Океан встретил нас, как и ожидалось, немалым шквальным ветром и чрезмерно приличным волнением. К тому же небо затянуто плотной пеленой нездорового цвета, серой облачностью при временами прорывающемся дожде. Но для нас, предельно загруженных, резкой качки не наблюдалось. Шли довольно споро, по сути, подгоняемые волной, ветер играл почти в спину. В принципе, обычная штормовая погода. Не впервой. Конечно, волна докучала, но было пока терпимо. Хотя штормовые нюансы вносят в обыденную жизнь свои неприятные моменты, в частности при приёме пищи. Но обед горячий был, как тому и положено, по расписанию, и в полном объёме. Это радовало. Во время качки на столах буфетчица обычно поднимает подстраховочные бортики. Но только они не спасали жидкое содержимое в тарелках от перелива. Конечно, если зазеваешься… Тогда приходилось тарелку с супом временами удерживать в руках на весу. Жилая надстройка судна находилась в самой его кормовой части. И когда корма попадала в очередную ложбину волны, при этом приседая, хоть и происходило это движение относительно плавно, как на качелях, но зато опускание вниз проистекало с приличной амплитудой. Оттого создавался своеобразный секундный эффект, смахивающий на невесомость, заметно облегчая тело. Палуба как бы терялась из-под ног. Казалось, что при этом даже столовые приборы слегка приподнимаются над поверхностью стола. Вот так, лавируя содержимым тарелок, и трапезничали первым блюдом. Со вторым было уже несравненно проще. И можно было уже без помех принимать пищу непосредственно со стола.   
      
   
      К концу вторых суток перехода погодные условия ужесточились. Вошли в сферу действия очередной парочки более глубоких циклонов. И как-то довольно резко поменялось и направление ветра. Он уже не подгонял нас, а, наоборот, притормаживал. Идя к волнам под углом, временами неприятно подлавливали их недружелюбное к нам отношение – хронические поцелуи никак нельзя было назвать любовными, когда мы не успевали вписаться в ту самую синусоиду плавного переваливания корпусом через очередную волну. Их динамическое воздействие ударом по скуле приводило в содрогание весь корпус судна. Особенно впечатляющим был вид с капитанского мостика. Нос судна просто-таки трепетал, как крылья бабочки. Да и волна пошла уже далеко не та – считай, с десяток метров точняком – с приличный трёхэтажный дом! И на эти горы доводилось каждый божий раз вздыматься пароходу. А вот иногда не вписывались в их ритм, скорее, это они сами нарушали строгую пропорцию. Вот тогда мы и заполучали от них приличную пощёчину. И, мне сдаётся, пароходу это было больно…
     Но, тем не менее, мы постепенно, но неумолимо приближались к Алеутской островной гряде.
     Очередная принятая нами карта погоды, очень даже насторожила капитана, если не сказать, нешуточно взволновала. Дело в том, что «сидевший» некоторое и довольно продолжительное время в своей засаде, наш супертайфун ни с того ни с сего вдруг резко пришпорил свой бег, уже давно оторвавшись от берегов Японии. Причём развил при этом неожиданно спринтерскую скорость передвижения – аж до 50-и узлов, считай, 90 километров в час. Да он, по сравнению с нашим черепашьим ходом, просто летел! Во, насколько раскрутилось его спиральное колесо! К тому же он, однажды переродившись (у берегов Японии, когда стоял в задумчивости), даже углубил давление в центре – теперь оно стало ещё более угрожающим - 880 миллибар! А это уже совсем не шутки! Это же чудовищный ветер в «стене» его «глаза» – никак не менее 70 метров в секунду, или 250 километров в час! Можно только чисто гипотетически представлять себе, какую страшную высоту волн на поверхности океана этот монстр может генерировать в этом своём месте!.. Самое неприятное, что направление его движения было с ориентацией явно в нашу сторону. И что ещё угнетающе настораживало, так это его прогнозируемая тенденция на ещё большее понижение давления!
      После непродолжительного совещания со штурманами капитан, исходя из прогнозов и недолгих расчётов, пришёл к однозначному выводу, что наши траектории движений, при полученных вводных, явно не пересекаются, и что мы с ним расходимся довольно благополучно, и даже с приличным запасом. Задеть, конечно, заденет, но только своей периферией. Но то не страшно. Ну, и, слава Богу, что так! А значит, и дальше продолжаем идти, как и шли - нашим изначально выбранным курсом. Тогда и незачем прятаться в Алеутских островах, к самой близкой точке которых мы уже вот-вот подгребаем, ну, совершенно не имеет никакого смысла. Короче говоря, всё идёт по заранее разработанному плану.   
      И мы, естественно, намереваемся проскочить мимо этих островов, оставив их справа, имея следующей своей дальнеиграющей целью маршрута Командорские острова. 
      Но… это, как говорят в Одессе, было ещё вчера!.. А вот сегодня!!!... Ну, кто бы мог подумать?!...
      Принятая нами поутру очередная карта погоды была равнозначна взрыву гранаты, когда Сергей передавал её капитану. Она чуть не выпала из его рук, когда он взглянул на неё. Мастер даже в лице поменялся. Оказалось, скорость движения тайфуна за последние шесть часов возросла в целых два раза, даже с копейками, и теперь со скоростью в 110 узлов он буквально нёсся на нас, прямиком летя в направлении этих самых Алеутских островов! Или мы сами шли прямо к нему в объятия… В данный момент это уж роли не играло. То-то нас так круто «класть» начало!.. Волна-то пошла уже даже далеко не десять метров, а куда выше!..
      То, чего мы более всего не желали, по каким-то не понятным нам законам природы, жестоко настигало нас!
 
-----------------
*«Морской протест» - документ, а точнее, заявление, которое оформляется капитаном судна (или его помощником).
  Целью создания данного документа является обеспечение доказательной базы при возникновении чрезвычайной
  ситуации или происшествия или действия непреодолимых сил стихии, будь то в море или на берегу, которое может
  стать причиной имущественных (финансовых) претензий. В данном случае – порча (подмокание) груза в штормовую
  погоду.

**Дифферент — угол продольного наклонения судна, вызывающий разность в осадках носа и кормы. Если углубление
    носа и кормы одинаково, то судно сидит на ровный киль. Если углубление кормы (носа) больше, чем носа (кормы),
    то судно имеет ДИФФЕРЕНТ.


-----------------
На картинке:       Вот именно так выглядят наиболее популярные и уважаемые во все времена судоводителями метеокарты
                      приземного анализа синоптической обстановки японского метеорологического агентства  по азиатско-
                      тихоокеанскому региону (северо-запад Тихого океана), неизменно принимаемые всеми судами, выходящими
                      в море или уже там находящимися.
                            Попробуем её прочитать.
                            Тройка мелких кружочков в нижней части карты, близких к экваториальной части океана (помечены
                      английской аббревиатурой, как «TD» и «L») - как раз и есть те самые мелкие «пупырышки» - хиленькие
                      вихрики тропических депрессий. Из них вполне способны зародиться будущие грозные тропические
                      циклоны. Но могут и не зародиться. Тут уж как бог даст. Места их дислокации на карте и есть та самая
                      специфическая зона, где вроде как из ничего возникают эти потенциально опасные враждебные вихри.
                            В самом центре рисунка и справа вверху – две области довольно низкого давления: над центральной
                      частью  Японии навис и серьёзно расправил свои щупальца (т.е. уже вовсю долбит её) молодой хищный
                      тропический циклон, не столь давно переродившийся в резвый тайфун (его характеристика прописана
                      шрифтом в правой части карты), готовящийся рвануть на северо-восток (небольшим раструбом обозначен
                      путь его предполагаемого движения), а в правой верхней части карты, у гряды Алеутских островов,
                      раскидал свои нешуточные коварные сети уже давно прилично развившийся и малоподвижный глубокий
                      «паук»-циклон. Именно эти области пониженного давления задают и во многом определяют погоду для
                      практически всего региона северо-западной части Тихого океана. И в зонах их влияния очень даже не
                      уютно.
                            А между двумя этими малоподвижными центрами зла теснятся обширные области повышенного
                      давления (обозначены на карте буквой «Н» красного цвета), пока не пускающие тайфун в акваторию Тихого
                      океана. Но их, помогая тайфуну расчистить путь, пытается потеснить небольшой континентальный циклон,
                      довольно резво выползающий из Охотского моря. Так что скоро быть этому тайфуну на просторах Тихого
                      океана. И захватит он этого помощника в сети своих вихрей, обретя ещё большую силу. И ещё какого там
                      шороха натворит!..
                            Вот приблизительно в таком духе читаются и понимаются эти интересные и захватывающие
                     синоптические карты. О многом могут они поведать опытному мореплавателю.
 


                           Продолжение следует...

Cвидетельство о публикации 542070 © Мореас Фрост 13.01.18 20:05
Число просмотров: 35
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 374
Из них Авторов: 14
Из них В чате: 0