Меню сайта
Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Остросюжетная литература
Форма: Эссе
Дата: 11.01.18 18:53
Прочтений: 45
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт КС Стиль Word Фон
Психология палачества
Хотя палачи, живодеры, костоломы, душегубы, нелюди, расчеловеченные типы существовали во все времена, их исторический облик непрерывно менял свои очертания — от императоров-некрофилов (Калигула, Тиберий, Нерон или Гелиогабал) через Великих Завоевателей и Великих инквизиторов Средневековья (Торквемада) и до «великих вождей» тоталитарных государств ХХ века (Ленин, Сталин, Гитлер, Мао, Пол Пот). Хотя ныне мы имеем дело с вырожденными вариантами палачества, курилка, увы, жив, трансформировавшись в исламских террористов, организаторов гибридных войн и поддерживающих их троллей, токсичных типов или адвокатов дьявола (http://www.proza.ru/2012/04/09/512). Ныне такой тип — от уличного живодера до тролля или веб-бригадника — кооптируется из добровольцев, которые прежде шли в палачи, инквизиторы или фюреры. По существу тролль и есть ментальный палач.

Как и живодерство, ментальное палачество — порождение ущербного, дьявольского ума и каменного, трусливого сердца. Как и живодерство, палачество отвратительно, ибо позорит звание Человека. Как и живодер, ментальный палач бессердечен, а это одно из самых тяжких преступлений. В ком нет сострадания ко всему живому, человеком, по существу, не является. Теодор Рузвельт писал: «Я думаю, что хуже, чем жестокость сердца, может быть лишь одно качество — мягкость мозгов». В каждом палаче живет маньяк, способный убить физически или морально, гранатой или словом — социопат, отличающийся особой жестокостью, агрессивностью и бессердечностью.

Замдиректора научного Центра социальной и судебной психиатрии имени Сербского Зураб Кекелидзе: «Подобные проявления говорят о психических отклонениях. Есть два варианта. Первый — человек, отстреливающий собак, вероятно, болен серьезным психическим заболеванием и нуждается в принудительном лечении. Второй, наиболее вероятный, — это проявление морального помешательства. Это означает, что у человека отсутствует понятие морали. С такими людьми абсолютно бесполезно обсуждать, что морально, а что аморально. А проявляется такое отклонение у людей тогда, когда общество подобным явлениям ничего не противопоставляет. Когда обществу все равно. И если подобные случаи приобретают характер закономерности, то это уже сигнал, чтобы бить тревогу. Общество должно доказать, что это выходит за рамки морали. Только так можно остановить подобные отстрелы. Тем более что уже начали палить по людям».

Психологический портрет палаческой личности соткан из самых отвратительных черт — это не просто некрофилия, кровожадность или дьявольская жестокость, но злобность, трусость, закомплексованность, профессиональная никчемность… Согласно данным криминальной психологии (классификации Холмеса и Де Бургера), подавляющее большинство палачей и серийных убийц — жалкие, полураздавленные личности с плохо развитым интеллектом. Как правило, в детстве они были обижены: жили в неблагополучных семьях или подвергались насилию и унижениям. Часто палач — это бывшая жертва. Как правило, этот тип не считает себя палачом, а напротив — законником, учителем, наставником, иногда наказывающим людей для их же пользы, чуть ли не спасителем. Именно это заставляет ментальных и иных палачей искать в жизни такие ситуации, в которых они могли бы почувствовать свою значимость на таком же примитивном уровне. Как мы знаем из книги Георгия и Аркадия Вайнеров «Евангелие от палача», кат живет с одной мыслью: скоро придет его время — время расплаты…

Первыми жертвами будущих серийных убийц часто становятся животные, которым проще «мстить» за свои обиды, ощущая силу и превосходство и в полной мере наслаждаясь властью над беззащитными. Зачастую в эти моменты у палача, серийного убийцы, живодера формируется представление о своей особой «миссии» в мире. Миссия придает его жизни смысл. Все «миссии» серийных убийц, диктаторов, палачей не отличаются особой оригинальностью. Это всегда «улучшение» мира путем очистки его от беспорядка, беззакония или «грязи». Такими сначала могут стать «грязные» бездомные животные, а затем «грязные» проститутки, бомжи, старики, люди с нетрадиционными ориентациями, «русофобы» и так далее.

Палач — разновидность токсичной личности, заражающей окружающих не только своим негативизмом, но отравляющих их своим токсичным воздействием, по самому большому счету — губящих мир вокруг себя. Есть даже целое направление в психологической науке, обучающее способам противостояния живодеру, токсичному или деструктивному типу.

Большинство палачей принадлежат к злокачественным нарциссам и распознаются по характеристикам нарциссического типа. Нарцисс думает о себе любимом и предпочитает говорить только о себе, зломеренно критичен к другим, склонен к физическому, эмоциональному или ментальному насилию, никого не уважает, не умеет и не хочет слушать других, органически не способен признавать свою неправоту и правоту других, делит мир на своих и чужих, смотрит на всех остальных сверху вниз, всегда перекладывая вину на других.

Палач, живодер, костолом, тролль не способен оценить положительные стороны других, но блестяще использует возможности манипуляции окружающими с тем, чтобы заставить их чувствовать себя неполноценными или зависимыми. Живодер, тролль напрочь лишен сочувствия и сопереживания, излучает холод Коцита и не понимает, что его слова могут больно ранить или даже убить окружающих. Еще он постоянно врет так, что нельзя доверять ни единому его слову.

Степень отравляющего воздействия палаческой личности определяется степенью ее влияния на окружающих и ширится тем больше, чем более высокого положения в обществе такая личность достигает. Увы, негативные качества палаческой личности в сообществах с запаздывающим развитием и противоестественным отбором не только не препятствуют ее продвижению по социальной лестнице, но в авторитарных и тоталитарных странах становятся своеобразным социальным лифтом, поднимающим гитлеров, сталиных или корейских кимов на вершину государственной пирамиды. В таких случаях часто теряется разница между палаческой и психопатической личностью.

Почему — психопатической? Потому что к основным чертам психопата относятся:

— бессердечность, нетерпимость, патологическая подлость и супернарциссизм;
— сверхэгоизм и органическая неспособность любить других людей или проявлять к ним сочувствие, безразличие к боли других людей;
— абсолютная неспособность к сожалению или ощущению вины за всё совершаемое;
— безответственность, непредсказуемость и непонимание результатов своих импульсивных действий;
— патологические коварство, ложь и отсутствие каких либо-либо моральных устоев;
— исключительная подозрительность, доходящая до паранойи, и крайняя, садистская жестокость, сопровождаемая полным отсутствием чувства вины и раскаяния.
— неспособность посмотреть на себя глазами другого человека. Вместо того, чтобы осознать свою вину за содеянное, психопат ищет причину неудач в конспирологических мифах и обвиняет в своих неудачах исключительно "вражеское окружение".
— органическая неспособность признавать просчеты и ошибки.

Все эти черты присущи всем без исключения диктаторам-психопатам. Я бы добавил к этому патологическое самозошоривание: диктатор-психопат видит мир через узчайшую щель, считая все находящееся за ее пределами НЕСУЩЕСТВУЮЩИМ или НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫМ.

По мнению одного из основателей вайоленсологии Эриха Фромма, изучавшего человеческую разрушительность, для такой личности имеет значимость только то, что касается ее самой, а остальной мир в эмоциональном отношении не имеет ни запаха, ни цвета, и потому она воспринимает окружающее в искаженном виде, несоответствие с которым ведет ее к ипохондрии, тревоге, гипертрофированному беспокойству за свое физическое и моральное здоровье.

В «Анатомии человеческой деструктивности» Эрих Фромм на примере Гиммлера прекрасно описал психопатологию такого типа: дабы скрыть собственную разрушительность от самого себя, социопату приходится возводить вокруг себя мощные защитные укрепления. Обычно он стремится выглядеть человеком строжайшего порядка, идеальным блюстителем закона, защитником интересов государства, верным и вежливым служителем Отечества. Но все это — только маски или позы, потому что на самом деле за синдромом «верного Руслана» кроется только агрессия, ненависть, подлость и служивость Хозяину, столь же легко переходящая в предательство.

Кстати, личность «кровававого пса Европы» (как называли Гиммлера) является яркой иллюстрацией палаческого типа как такового. Гиммлер несет персональную ответственность за убийство 15 или 20 млн. безоружных и беспомощных людей: русских, поляков и евреев. Исследователи личности этого инфернального социопата отмечают его виртуозное умение подчиняться, бюрократическую тщательность и чрезмерную педантичность. Это вовсе не описание монстра или человеконенавистника, как его обычно оценивают, это просто портрет бездушного бюрократа и адвоката дьявола. Хорошо знавшие «преданного Генриха» люди засвидетельствовали сочетание в нем мрачности, ипохондрии, тщеславия, желания господствовать над другими и одновременно — фанатизма и готовности подчиняться («несамостоятельности, зависимости», как это назвал Я.Буркхардт), рождающей подобострастие по отношению к Гитлеру.

Когда Генриху было всего 16 лет, он впервые обнаружил свою склонность радоваться по поводу злостных наветов и клеветы на знакомых людей. Будучи типичным конформистом, протеем и приспособленцем, он никогда не бунтовал и не «высовывался», пока не нашел мощных покровителей в лице Штрассера и других нацистских лидеров. Гиммлер страдал комплексом не только физической, но и социальной неполноценности и ему долго нравилось быть ребенком — слабым, беспомощным, малоинициативным, исполнительным. В социальном и профессиональном плане это был совершенно заурядный и никчемный тип, потому он всегда искал сильного лидера, способного дать ему ощущение уверенности в себе. Неуемное тщеславие и желание сделать карьеру толкало его присоединиться к Гитлеру, а близость к фюреру компенсировала недостающие личные качества. Но и тогда его рассуждения были странной смесью из бравого вранья, примитивной застольной болтовни и страстной проповеди сектанта. Навязчивость, с которой Гиммлер заставлял другого человека слушать его бесконечные речи, — это тоже вариант господства, весьма типичный для личности садиста или фанатика.

Обретя неограниченная власть, Гиммлер быстро научился использовать новую политическую ситуацию в личных целях, и его садистские наклонности получили воистину дьявольские масштабы. Вспомним, что в целом садизм определяется как страсть к абсолютной и неограниченной власти над другим человеческим существом. Причинение физической боли — только одно из проявлений этой жажды абсолютной власти.

Когда главный идол его жизни — Гитлер перестал быть ему полезным, «преданный Генрих» попытался его предать, проявив готовность подчиниться новым хозяевам и работать на союзников, которые вчера еще были заклятыми врагами, а сегодня — победителями. Нелюдь, каким Гиммлер был на самом деле, камуфлировавший свою некрофилию проповедью законности, преданности, честности и ответственного отношения к делу, показал — в соответствии со своим истинным характером — величайшее вероломство и безответственность.

Сам Гиммлер воспринимал свое палачество как железную, непреклонную волю, как бесстрашие или знак Провидения. Он верил в то, что его ведет звезда или высшая воля, что у него есть миссия («великая идея» людоедства)…

Любой диктатор, мегапалач, изувер, как зверь, интуитивно ощущает ледяное дыхание в затылок, но он никогда не отступает, он непреклонен и будет идти только вперед — каждый к своему бункеру, как Гитлер, к своей земляной норе, как Хусейн, или к канализационной трубе, как Каддафи.

Почти все общие черты диктатур — беспощадная «зачистка» политического пространства, «вертикаль власти», несменяемость, направленная деформация сознания электората, энергичное создание дебильных конспирологических мифов, звериный страх и подсознательное ожидание расплаты — являются следствиями серьезных и неизлечимых «сдвигов по фазе».

Я полагал, что существуют болезни, распространяемые вирусами и бактериями, и хвори, никак с инфекциями не связанные. Реальность опровергла мое, а заодно и общемедицинское представление: оказывается социопатия тоже ЗАРАЗНА, даже тогда, когда с вирусами и бактериями никак не связано. В тоталитарных странах сам бесноватый фюрер и его «верные Русланы» оказываются инфекцией для народа, как продемонстрировал Гитлер в 30-е годы и три Кима в наши дни...
Cвидетельство о публикации 541973 © Гарин И. И. 11.01.18 18:53
Число просмотров: 45
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2018
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 379
Из них Авторов: 18
Из них В чате: 0