Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр:
Форма: Очерк
Дата: 14.11.17 12:47
Прочтений: 29
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 1)
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Русские в Иностранном Легионе (очерк). Когда речь заходит о России, то любой француз охотно расскажет о том, что там была диктатура Сталина, а ныне - Путина, и чтобы согреться или забыться, люди там пьют водку вёдрами, не забывая разбить при этом об пол все фужеры. Самые просветлённые из них могут вспомнить, что русские служили в Иностранном Легионе, так как про этот факт иногда и очень скупо сообщается в местной прессе.
Русские в Иностранном Легионе.

Русские в Иностранном Легионе (очерк).
Когда речь заходит о России, то любой француз охотно расскажет о том, что там была диктатура Сталина, а ныне - Путина, и чтобы согреться или забыться, люди там пьют водку вёдрами, не забывая разбить при этом об пол все фужеры. Самые просветлённые из них могут вспомнить, что русские служили в Иностранном Легионе, так как про этот факт иногда и очень скупо сообщается в местной прессе. Всего же за годы существования Иностранного Легиона с1831 года и по наши дни, через него прошло более 600 тысяч граждан со всего белого света, из которых 35 тысяч значатся в Книге Памяти, как погибшие во славу Легиона. Сколько всего русских побывало в его рядах трудно сказать, так попав в него человек получая свой порядковый номер («Матрикюль») теряет порою на всю оставшуюся жизнь свою идентичность. Известно, что в истории Иностранного Легиона было всего три волны «русского нашествия» - отрезки времени, когда после социально - политических потрясений в России, нашего брата россиянина в Легионе было более чем предостаточно и про это пойдёт речь в моём очерке.
Сегодня затрагивая тему «Русские в Иностранном Легионе», я хочу донести до русских читателей то, что известно французам о легионерах русской национальности французского Иностранного Легиона, волею судеб, оказавшихся за границей и почти совсем не известно об этом в России.
«Первая волна»
В 1914 году война пришла во Францию и знаменитые иностранцы, жившие во Франции, призвали выходцев из других стран поддержать французскую армию. Этот призыв получил название «призыв Канудо», по имени итальянского писателя. В ряды Иностранного легиона вступили 42 883 добровольца, 52 национальностей. Легионеры приняли участия во всех важных сражениях этой войны. Более шести тысяч легионеров погибли, защищая Францию. История оставила в памяти это время, как первую большую волну легионеров, выходцев из бывшей Российской империи. Вот имена только немногих из них: графы Николай Васильевич Румянцев, де Витте, Александр Александрович Воронцов-Дашков, грузинские князья Вачнадзе и Амилаквари, Родион Малиновский, Зиновий Свердлов (Пешков) и многие другие. Первое официальное упоминание о русских легионерах весьма трагично. В военных архивах французской армии и по сей день хранится «Донесение из батальона «Ф» 2-го полка Иностранного Легиона от 22 июня 1915 года: О расстреле девяти легионеров российской национальности». Из депеши для российского военного правительства от российского военного атташе в Париже, полковника Игнатьева от 23 февраля 1915 года: «Русские добровольцы страдают и жалуются на то, что вынуждены жить и сражаться вместе с иностранцами различных национальностей с сомнительной моралью и африканскими кадрами, с разными привычками».
Депеша французскому военному правительству от командующего 5-й армией (shd -19N840): «Имею честь сообщить, что вчера 20 июня 1915 года, несколько человек 2-го Иностранного полка, отказались следовать за полком по направлению в Пруилли. Эти мужчины, 27 человек, в основном русские подданные заявляют, что недавний закон даёт им право покинуть службу в армии и требуют своего перевода во французские воинские части. Командир батальона пытался их заставить повиноваться, но без успеха. Всего 287 мужчин, виновные в отказе подчиняться, были разоружены и переданы военному трибуналу».

Из депеши генерала Гильямата (shd – 19N840): «В отношении всех виновных повстанцев, считаю, что необходимо примерное наказание и я приказал приговорить 9 человек к смертной казни, которая должна состояться сегодня днём около города Певи, где сейчас и находятся виновные лица»
На заседании военного совета 21 июня 1915 года по приказу №4759 были осуждены 27 легионеров Иностранного Легиона, виновные в восстании и в отказе Послушания, из которых были приговорены:
1. На пять лет общественных работ: Каск Станислав, Кирьеф Поль, Жоффэ Бенцион, Гульбенкран Гарабед, Гульбенкран Гарабед, Портнер Мордько, Лабрано Бернар.
2. На десять лет: Коронов Владимир, Колодин Михаил, Рембеджиан Гемайяк, Сарайдериан Агор и Лившиц Грегорий,
3. К расстрелу: Пало Жан (Эстония), Дикман (Россия), Брюдек Иван (Польша), Эльфанд Альберт (Одесса – Украина), Артомач Григорий (Россия), Николаев Николай (Россия), Петров Иван (Россия), Шапиро Симон (Россия) и Тимаксян Тигран (Турция) Приговор приведён в исполнение в 15:00 22 июня 1915 в Певи (Марна).
Мы нижеподписавшиеся: сержанты Дринк и Деффо прочитали осужденным приказ перед строем личного состава и после чего они были по очереди расстреляны. Врач – майор констатировал смерть. После чего был составлен протокол согласно статье 151 Кодекса военной юстиции от постановления 1909 года. Исполнено в Певи. Подпись: Сержант Клерк.
Из пометки должностного лица французской армии: «Стоит отметить плохой моральный настрой среди осужденных русских добровольцев, которые не отказывались идти в наступление, ибо знали, что имеют право покинуть Иностранный Легион в ближайшее время. Решение Сената от 3 июня 1915 года, позволяло российским Легионерам покинуть Иностранный Легион, о чём им и сообщил 19 июня того же года военный атташе Российского посольства, полковник Оснобизын, на встрече в расположении полка Иностранного Легиона с русскими субъектами, желающими служить в российской армии. Тогда как 4 июля 1915 года, через несколько дней после казни, российские легионеры, сделав запрос в письменной форме, могли присоединиться к своей национальной армии и 12 июля 334 российских легионеров были отправлены в Орлеан и 14 июля ещё 375 россиян». Невольно напрашивается вопрос: Зачем французы расстреляли именно русских легионеров и одного турка? Думаю, что в этом преступлении был заложен какой-то особый смысл, так как казнь была проведена тайно от других русских легионеров и послужила примером для своих французских солдат.
В это же время один известный французский генерал, искренне сочувствуя гибели своих соотечественников на фронтах Первой Мировой войны, многие из которых были классными шоферами, механиками и вообще специалистами своего дела, высказал своё мнении, что за жизнь одного француза не жаль отдать жизни десяти русских лапотников. Скорее всего, он и предложил обмен своих французских пушек на пушечное мясо из России. В результате чего, царь – батюшка Николай Второй дал своё благословение на отправку русских солдат во Францию и в первых числах января 1916 года почти 9000 тысяч русских солдат в составе 1-й пехотной бригады специального назначения, состоящей из двух полков (по три батальона в каждом), под командованием генерал-майора Лохвицкого. Люди взошли на борт французских кораблей и проделав долгий путь из китайского порта Далян до французского города Марселя, куда они прибыли 16 апреля 1916 года, где были восторженно встречены французскими дамочками.

Стоит отметить, что русский экспедиционный корпус неплохо зарекомендовал себя на французском театре боевых действий и своей грудью защитил Париж, но после февральской революций 1917 года в его рядах началось брожение, которое в сентябре 1917 года вылилось в бунт, жестоко подавленный французской армией. Из-за ухудшения своего положения и под влиянием известий о революции в России, солдаты 1-й русской бригады отказались подчиняться французским властям и потребовали возвращения домой. Туда в качестве представителя Временного правительства был направлен генерал Занкевич, у которого офицером по особым поручениям был поэт Николай Гумилёв, в то время прапорщик. Мятеж был подавлен силами французских частей при участии французской жандармерии с применением артиллерии, по некоторым данным, в результате расстрела из артиллерийских орудий девять солдат были убиты, восемьдесят зачинщиков отданы под суд, а основная группа из 8000 бойцов попала в концлагерь Ла – Куртин (регион Лимузен). В последующем, более лояльным солдатам было предложена работа на лесозаготовках, тогда как революционно настроенных граждан Российской Империи депортировали в Алжир. И лишь несколько сотен солдат, как правило, из казаков продолжив службу во французской армии в рядах французского Иностранного Легиона, участвовали в боевых действиях на французском фронте до ноября 1918 года. После подавления восстания, русские части были расформированы.

Малиновский Родион Яковлевич (11(23).11.1898, Одесса, – 31.3.1967, Москва)

16 апреля 1917 года, в первый же день наступления русских частей в районе форта Бримон, был серьезно ранен в руку солдат Родион Малиновский (в последующем Маршал Советского Союза и Министр Обороны СССР (1957-1967 г.). Он попал в военный госпиталь в г. Реймсе, где с трудом удалось уговорить хирурга не ампутировать ему кисть. Врач отправил его в английский госпиталь в г. Эперне, где английский хирург сделал ему сложнейшую по тем временам операцию, которая позволила сохранить руку. В восстании Родион не участвовал, так как в сентябре 1917 года находился в госпитале в г. Сен-Серван, из-за открывшегося незадолго до восстания кровотечения из старой раны на руке. Родион после лечения в госпитале записался в Иностранный Легион.

В его составе служил до августа 1919 года нижним чином в легендарном «Русском легионе Чести», входившем в состав 1-й Марокканской дивизии. За героизм при прорыве германской линии обороны (линии Гинденбурга) в сентябре 1918 года, французы отметили Малиновского Военным крестом с серебряной звездочкой, а колчаковский генерал Дмитрий Щербачёв, желая поощрить русских бойцов, представил его к награждению Георгиевским крестом III степени. Таким образом, он был награждён двумя георгиевскими крестами.
В то же время в Иностранном Легионе в качестве переводчика служил, без каких-либо привилегий, известный художник Александр Зиновьев (1889, Москва – 1977, Париж), отразивший в своих рисунках сложную внутреннюю жизнь солдат на поле боя, а также их суровые условия жизни. Он создал цикл фронтовых зарисовок. Станковые работы 1910-х репродуцировались в петроградской газете «Живое слово» и журнале «Нива».
Рассказывая о русских легионерах, нельзя не вспомнить имя легендарного Зиновия Пешкова (1884– 1966), служившего верой и правдой Франции и дослужившийся до чина генерала Иностранного Легиона. Он – кавалер пятидесяти правительственных наград, владел семью иностранными языками, в том числе арабским, китайским и японским. Зиновий Пешков, (настоящее имя — Ешуа Соломон Мовшев-Свердлов) – приёмный сын Максима Горького и родной старший брат верного ленинца Якова Свердлова. С началом Первой мировой войны поступил в Иностранный легион. Был награждён Военным крестом с пальмовой ветвью. В 1916 году после лечения и реабилитации был восстановлен на военной службе и переведён в офицеры, в качестве переводчика был направлен в США, где находился до 1917 года. В 1921 году служил секретарём Международной комиссии помощи по сбору гуманитарных средств для РСФСР. С 1921 по 1926 год был офицером Иностранного легиона в Марокко, где участвовал в военных действиях. С 1926 по 1930 год служил в МИД Франции. С 1930 по 1937 год — при Верховном комиссаре в Леванте. С 1937 по 1940 год служил офицером в Иностранном легионе в Марокко.








Будущий французский легионер и друг Шарля де Голля, Зиновий Пешков родился 16 октября 1884 году в семье еврейского ремесленника в Нижнем Новгороде (на Волге). Старший брат Якова Свердлова, впоследствии председателя ВЦИК. В начале 1900-х годов Ешуа Соломон Мовшев-Свердлов вместе со своим младшим братом Яковом Свердловым и участие в подпольной революционной работе, за что он лично был трижды арестован (1901—1902 гг.). 30 сентября 1903 г., он наконец-то встав на праведный путь, крестился и взял фамилию крестного отца и земляка — М.А. Пешкова (Максима Горького) за что был проклят своей семьёй. Максим Горький знал семью Свердлов и особенно любил Зиновия, за его страсть к авантюрам и к приключениям. У Зиновия был большой художественный талант и он учился в студии Московского художественного театра (МХТ) имел прекрасный голос и абсолютный слух настолько, что он хотел работать в Императорской Филармонии, но судьба решает иначе и в 1904 году в возрасте двадцати лет он уезжает из России в поисках приключений и интересной работы. В эмиграции он работает грузчиком на кирпичном заводе, рабочим на звероферме и в типографии. Он пытался торговать, но быстро обанкротившись, находит себе работу в российском издательстве в США. Позже попав во Францию, он узнаёт о начале 1-й мировой войны, но вопреки своему увлечению революцией в свою бытность в России, не желая поражения ни царской монархии, ни ее союзникам, записывается добровольцем в Иностранный легион. В мае 1915 года, под Верденом, он был серьезно ранен в правую руку и санитар, считая его умирающим, решил бросить его на поле битвы. К счастью, эвакуацией раненных солдат руководил лейтенант Шарль де Голль и Зиновий Пешков был отправлен в военный госпиталь под Парижем, где врачи вынуждены были ампутировать ему руку. Маршал Йоффре наградил российского легионера Военным Крестом и спустя некоторое время он станет другом своего спасителя Шарля де Голля, с которым позже будет участвовать во 2-й Мировой Войне. В молодые годы Зиновий и его брат Яков были увлечены революционными идеями, но в последующем, они оказываются по разные стороны баррикад: Зиновий являлся французским представителем при генерале Колчаке, а его брат Яков стал инициатором «Красного террора», репрессий против казаков и который сыграл ключевую роль в расстреле царской семьи. В начале 1919 года, Зиновий отправляет телеграмму своему брату Якову Свердлову: «Яшка, когда мы захватим Москву, то повесим первым Ленина, а потом и тебя, за то, что вы сделали с Россией!».

Крайний слева Зиновий Свердлов, Крайний справа Яков Свердлов.
Благодаря своей проницательности и умению легко устанавливать необходимые контакты, Зиновий Пешков начинает дипломатическую карьеру, которая быстро идёт наверх. Несмотря на антибольшевистскую позицию Зиновия Пешкова, французские органы безопасности следили за ним, так как его брат был другом Ленина, а его приемный отец Максим Горький был весьма обласкан советской властью. В 1940 году Зиновий Пешков не признал власть нацистских оккупантов и отказался продолжать службу под командованием немцев, за что был арестован и приговорён к смертной казни. Он умудряется обменять золотые часы – подарок Максима Горького, на гранату и захватив одного важного чина в заложники, бежит из тюрьмы. А в последующем умудряется пробраться в стан своего друга - генерала Шарля де Голля, по заданию которого ему удаётся в Африке убедить местные власти поддержать союзников и затем он возглавляет французскую миссию в Китае и Японии. Во время Второй мировой войны, Зиновий Пешков был неоднократно награждён высшими наградами Франции, в том числе Большой Крест Почетного легиона, и становится генералом французской армии. Единственный иностранец бригадный генерал французской армии, друг и соратник генерала Шарля Де Голля, брат Якова Свердлова, литератор друживший с Луи Арагоном, который назвал его жизнь «одной из самых странных биографий этого бессмысленного мира». Однорукий и небольшого роста – 162 см., он имел успех у женщин, а Саломея Андроникова – красивейшая женщина и Муза Серебряного века, которую он спас от расстрела в харьковской тюрьме и вывез во Францию, была его гражданской женой.


В 1950 году он ушел на пенсию и жил в Париже. Умер 7 ноября 1966 года в возрасте 82 лет. Его тело покоится на Русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже, где согласно его завещанию, на могиле имеется надпись: «Зиновий Пешков - Легионер». У него была единственная дочь от раннего брака с Лидией Бураго – Елизавета, которая жила с матерью на Капри, потом вышла замуж за советского дипломата Ивана Маркова, с которым вернулась в СССР, где в 1937 году её муж был расстрелян. Елизавета прошла лагеря ГУЛАГа и после освобождения работала преподавателем итальянского языка в Военном институте иностранных языков, но в 1948 году из-за угрозы нового ареста уехала на Кубань, работала дворником на пляже. Умерла в Сочи в 1990 году.

1 Кавалерийский полк Иностранного Легиона.
Становление 1-го Кавалерийского полка Иностранного Легиона (1-ere REG). Выживших русских легионеров перевели в Тунис – так сказать «От Греха подальше» французская империя после Большой продолжила свой рост, и нуждалась в солдатах в подавлении восстаний на новых обширных территориях от Сирии до Марокко и от Индокитая до Мозамбика. Но настоящая история русских в Иностранном легионе началась в 1920 году в Константинополе, куда прибыло более 150 тысяч русских беженцев, среди которых были остатки Белой армии, должностные лица, интеллектуалы и члены их семей. Гражданская война подошла к концу, и белогвардейцы бежали из Крыма, захваченного красной армией. Французы и англичане (бывшие союзники России и Белого движения) поместили своих бывших союзников в лагеря беженцев «Галлиполи» и «Лемнос», которые больше походили на концентрационные. В этих лагерях появились вербовщики из Иностранного Легиона. Для бывших российских военнослужащих от солдата до генералов нужно было выбирать между унижением и профессией простого наемника. В свою очередь, вербовщики обещали жалование 100 франков в месяц и 500 франков сразу на руки. Так, в одном из приказов по Донскому корпусу объявлялось, что в результате соглашения генерала Врангеля и командира французского корпуса производится запись казаков на службу во французский Иностранный легион. В нем указывалось, что «умеющие ездить верхом могут быть отправлены во французскую армию в Леванте (на Ближнем Востоке), ведущую операции в Киликии». Записалось до 3 тыс. казаков, с которыми в Марселе был заключен контракт на 5 лет. По сведениям Е. Недзельского, в 1924 году было зарегистрировано 3200 русских, прошедших базовый пункт Иностранного легиона в Сиди-Бель-Аббесе в Алжире, причем из них 70% составляли бывшие офицеры, юнкера и солдаты. Всего же за период с 1920 по 1940 год в Иностранном Легионе прошли службу более 10000 русских легионеров. Так 1-й кавалерийский полк стал фактически первым русским полков Иностранного Легиона, основанным в 1921 году в Суссе (Тунис) и по началу состоял он из 128 русскоязычных солдат, казаков и даже генералов начавших свою новую карьеру военного буквально с нуля. По легенде, французский полковник спросил русского легионера: В каком звании Вы были до службы?» получил ответ: «Я был генералом, мой полковник!» Известно, что в Легионе совершенно не важна прошлая жизнь легионера, но важно, что он из себя он представляет на данный момент и после подписания контракта независимо от званий и титулов добровольцы в то время направлялись в сборный лагерь примерно на месяц, а затем распределялись по частям. Так, из 400 человек 350 были отправлены в Сирию, а остальные в Алжир. Из сирийской группы позже были направлены 90 человек в Бейрут в 18-й ремонтный эскадрон 5-го конно-егерского африканского полка (командир — капитан Е. де Аварис), а 210 — в Горную роту, формируемую в Дамаске исключительно из русских волонтеров (командир — капитан Дюваль). Из воспоминаний легионера Гиацинтова: «Прибыв на место, легионеры вступали в свои обязанности, и начиналась жизнь томительная своим однообразием и бессодержательностью. Для легионеров 18-го ремонтного эскадрона она сводилась к службе по следующему распорядку: подъем в 6.30 (зимой) или в 5.00 (летом). Утренний кофе и затем сигнал «строиться», где после переклички обязательная раздача таблеток хины, которые каждый должен был принять на глазах начальства. После этого шло распределение личного состава: кто болен — для визита к врачу; плотники, кузнецы, садовники, писари и т. п. — по своим рабочим местам. Из оставшихся назначались отдельные партии для производства различных работ. После работы и приведения себя в порядок обед, который заканчивался в начале первого. Качество обеда оставляло желать лучшего. Большей частью нам давали чечевицу, которая сменялась фасолью или рисом, изредка давали картофель, а вместо мяса нам выдавали конину, приготовленную при этом в таком виде, что даже очень голодный человек вряд ли отважился бы съесть ее. Поварами были арабы-сирийцы, необыкновенно ленивый и неопрятный народ. После обеда до трех часов дня полагался отдых, затем вновь сбор с чтением нарядов на следующий день, приказов, взысканий и т. п. После сбора различные работы, оканчивающиеся уборкой лошадей и водопоем. В 18.30 ужин, ничем не отличающийся от обеда, свободное время и в 21.00 — отбой. Несмотря на однообразие службы, унижения, оскорбления, типичные для легиона, и нередко рукоприкладство со стороны младшего командного состава (в основном — арабов), и фактически рабское существование, русские волонтеры стремились добросовестно выполнять свои обязанности и жить, по возможности, полной духовной жизнью. Это было замечено высшим начальством и администрацией районов, где размещались легионерские части. Русским, как ответственным исполнителям, стали отдавать предпочтение в различных работах и, спустя два года, в Бейруте, где базировался 18-й ремонтный эскадрон, не было ни одной должности, на которой не состоял бы русский. Большой популярностью в Бейруте пользовалась и гарнизонная музыкальная команда, состоявшая в основном из русских легионеров. Русские песни звучали в домах местной знати, на различных торжественных мероприятиях, вызывая понимание и сочувствие к людям, потерявшим свою родину. Впоследствии хористы команды были откомандированы в распоряжение городского капельмейстера и стали гордостью и достопримечательностью Бейрута. В Бель-Аббесе после прибытия первой партии легионеров из Константинополя стала образовываться русская библиотека. Через полтора года она насчитывала уже несколько тысяч томов классики, новейшей и учебной литературы, сотни газет и журналов. Однако этими «благами» могли пользоваться очень немногие; большинство русских находилось за пределами «культурных» центров. Многие спились, тем более что пьянство здесь поощряется. Испытание на «прочность» и «человечность» большинством русских было выдержано. По признанию иностранцев, «духовный лик» с пополнением состава легиона русскими «волонтерами» изменился. Места авантюристов и жизненных неудачников заняли настоящие воины, искавшие только чести, хотя бы и под чужими знаменами, ставшие «дисциплинированной и боеспособной и наиболее ценимой частью» Иностранного легиона. Но заслуга русских легионеров была не только в возвышении понятия воинской чести. Благодаря их начинаниям стало формироваться и благоприятное отношение местного населения к Иностранному легиону в целом. Последнее, как ни парадоксально, вызывало у многих французов — представителей «цивилизованной нации», презрение и даже ненависть. Из воспоминаний легионера Николая Матлина (в прошлом русского офицера) в Легион с декабря 1920 г. и прослужившего в 1 -м кавалерийском полку в Алжире, Тунисе и Сирии более шести лет: «Недостаток воды и пищи — явление в легионе обыкновенное, но в моей голове не вмещалось, как французы — такие культурные люди, — могут так нагло обманывать, тем более нас, русских, все-таки много сделавших для Франции. Слово «легионер» в переводе на местный — бандит. Не так давно, всего два-три года до приезда в легион русских (1920 г.), взгляд на легионера был таков: после занятий трубач выходил и сигналил особенным образом, извещая жителей, что легионеры идут «гулять», и все магазины закрывались. По приезду же русских отношение жителей резко изменилось к лучшему, и даже многие из нас стали бывать в частных семейных домах. Не знаю, с какой целью, но французы всячески старались воспрепятствовать нашему сближению с жителями. Бывали случаи, когда французский офицер, завидев кого-либо из легионеров, гуляющего с цивильными, начинал на него кричать на всю улицу, и придравшись к чему-либо, и нередко приказывал вернуться обратно в казарму. Результат возвращения — «призон (гауптвахта)». Особенно тяжелой была служба в легионерских частях, находившихся в Африке или участвовавших в вооруженных конфликтах. Со слов легионера Е. Недзельского: «Поход совершается при жаре в 40 и 60°С, причем каждый легионер «все свое несет с собою», а это далеко не так легко: на спине — сак, где находится все имущество солдата, а кроме того, палатка и одеяло, затем — кирка или лопата, двухлитровый бидон обязательно с водой, 2 вещевых сумки по бокам, амуниция и 120 патронов, плюс винтовка. С этой же нагрузкой ведется бой и наступает момент, когда кажется, что уже больше нет сил терпеть и просить Бога о смерти, но отдыхаешь именно, когда вся сила и энергия — исчерпана и когда, почти задохнувшись от большой перебежки под визжащими пулями, свалишься за камнем и вздохнешь полной грудью. Обычно поход начинается до рассвета, весь день, иногда с боем, к вечеру намечается место остановки, часть начинает ставить палатки, другая идет за топливом и водой для кухни, а остальные возводят из камней траншею в 1 м 20 см высотою. С наступлением темноты все огни должны быть потушены, чтобы не привлечь внимания противника. Спят обычно не в палатках, а в траншеях, чтобы каждую минуту быть готовым к встрече самого неожиданного противника. Спят в амуниции с винтовкой, привязанной ремнем к руке, т. к. потеря ее обрекает легионера на новый контракт. Как стойкий анекдот, передающийся из поколения в поколение легионеров, ходит правило, что если легионера желают оставить в полку, ночью у него подрезывается ремень и вынимается из рук винтовка. При условии нечеловеческой усталости это нетрудно. Большинство ночей проходит тревожно, с перестрелками, а иногда и с боем. Особенностью марокканцев является их глаз: он видит в темноте и меток при выстреле. Поход кончается там, где удобно и сообразно расположить пост, т. е. вернее создать его. Помимо стратегических планов, местом его является возвышенность и близость воды. Здесь неделю-две легионер несет двойную работу: днем — как чернорабочий, ночью — как солдат. Днем он каменщик, плотник, работает в «карьерах» по добыванию камня, выжигает известь, рубит дрова и т. п. И вот, со временем, на пригорке вырастает белокаменный пост с бойницами для винтовок и пулеметов. Кругом он обносится колючей проволокой. Наконец, над постом взвивается французский флаг. «Колонна» продолжает движение вперед, создает новые посты, и так в течение нескольких месяцев. В течение всей «колонны» легионер спит не раздеваясь, в пыли, иногда под дождем, мучается от паразитов, а иногда не может в достаточной мере утолить жажду, не говоря уже об умывании. После такого путешествия все части уходят на отдых, а легионеры распределяются по отдельным постам, продолжая отчасти постройку, а главным образом для дозора, причем никакой связи с окружающим миром нет. Как выражается один из моих корреспондентов — «постовики без цепей прикованы к своему детищу», защита жизни связана с защитой поста, отступать некуда и сдаваться нельзя во имя жизни. Время сидения на посту русские назвали — «великим постом» в том смысле, что эта «животная жизнь» продолжается от 3 до 5 и 6 месяцев. Опасность заключается, с одной стороны, в атаках, а с другой, специально арабской, — в снимании часовых ночью метким выстрелом. Каждый, испытавший фронт, знает, что разница между солдатом и начальником на боевой позиции значительно стирается, гнет дисциплины переходит в чувство инстинктивной солидарности. Скверное отношение начальства, старающегося окончательно убить в легионере еще остающиеся в нем признаки человека и самолюбия, доводит солдата до того положения, когда он действительно становится похожим на животное. Сержант — бич легионера!
Легионер Архипов (в прошлом капитан), в одном из писем отмечает: «Отношение настолько хамское, что едва хватает сил удержаться... кормят настолько скверно, что даже вспоминаю Галлиполи. В последних боях погибло очень много русских»
С момента своего рождения 1-й кавалерийский полк разросшийся до 3500 русских легионеров участвовал в подавлении народных восстаний в Сирии и Марокко и вскоре поток русских солдат заполнил и другие полки Иностранного Легиона и только в третьем иностранном полку в Марокко было более 500 выходцев из России. В середине 1920-х годов, русские легионеры составляли 75% от общей численности всего Иностранного Легиона. По составу 5% русских солдат были бывшими заключенными немецких концлагерей, 10% бывшими солдатами Российской экспедиционной силы, 25% остатками южнорусской армии Деникина и 60% армии барона Врангеля. Так или иначе, русские легионеры в боях заслужили уважение французского командования в боях в Марокко, где в частности участвовал 1-й кавалерийский полк. Потом они также появились в пустынях Алжира и Туниса, в джунглях Индокитая и в ливанских горах сражаясь против мятежников, которые выступали против французской колониальной империи. Так, полковник российской армии Козлов служил в легионе в чине простого сержанта. Ему предлагали офицерское звание и должность, но он отказывался, объясняя, что в Великую войну был несколько раз ранен и контужен в голову. Частые кровоизлияния в мозг могут помешать ему на посту командира. Но немногих офицеров в легионе так слушались и так уважали, как сержанта Козлова. За ним шли без всяких сомнений. В последнем бою русский полковник был трижды ранен, но строй не оставил. Четвертое ранение оказалось смертельным. Он навсегда остался в песках Северной Африки в жаркую зиму 1923 года. Наличие бывших российских офицеров и солдат увеличило общий культурный уровень полков «ИЛ» так среди русских было только 2% неграмотных. Уровень преступности среди русских солдат были относительно низким и арабы, которые исторически боялись французских легионеров, с прибытием русских легионеров постепенно проникнувшись к ним доверием, перестали закрывать свои магазины и кафе, завидев издалека белые кепки легионеров.

Российские легионеры. 1925
В 1-м кавалерийском полку была открыта русскоязычная библиотека и в последующем она стала самой большой библиотекой в Легионе и 1925 году т.к.открылся её филиал в 3-м полку расквартированным в Марокко. На войне как на войне и у каждой медали есть обратная сторона. И со слов Николай Матина (в прошлом офицера), сторожевая служба, которую пришлось нести в Африке на границе с Триполитанией в условиях жаркого климата, вызывала среди завербованных в легион казаков массовое дезертирство.
Так, группа легионеров, в составе которой был Матин, применив оружие против гумов- арабов, находившихся на службе во французской полевой жандармерии, убила 16 человек, захватила баркас и пыталась бежать морем. Баркас сел на мель, а беглецы схвачены и приговорены к каторжным работам. Сам Матин, отбыв десять месяцев на свинцовых рудниках, в декабре 1923 г. был освобожден по амнистии и вновь отправлен в Легион. Участвуя в боевых действиях против друзов в Сирии, он был тяжело ранен. Его освободили по болезни от службы, и он смог возвратиться во Францию, имея пенсию в 44 франка. «Все мною пережитое за это время, — писал Матин в своих воспоминаниях, — настолько озлобило меня, что я решил ни в коем случае не оставаться во Франции, а уехать». Так же о случаях дезертирства сообщает в своих воспоминаниях легионер Э. Гиацинтов. «Один из них произошел в Сирии в горной роте капитана Дюваля. Инициатором побега четверых русских легионеров стал офицер военного времени Ладзин. Захватив оружие, они планировали через Турцию добраться до Персии, где Ладзин побывал во время Первой мировой войны. На второй день пути они были настигнуты отрядом жандармов и окружены. Не желая сдаваться, беглецы приняли бой, в результате которого было убито два жандарма и два легионера. Ладзину и еще одному беглецу удалось не надолго скрыться. Спустя два месяца Ладзин был схвачен в Бейруте, опознан и по приговору военно-полевого суда расстрелян. После этого случая горная рота капитана Дюваля была расформирована, а ее состав влит в прибывший из Алжира батальон Иностранного легиона. Русские были распределены по разным ротам и взводам и отправлены на фронт.
Во время боевых действий из русских были вновь сформированы отдельные взводы, которые зарекомендовали себя с самой лучшей стороны. Один из русских легионеров за отличия в боях был произведен в капралы и награжден Военным крестом. После окончания похода легионеры были отведены в тыл и назначены на работы по прокладке дорог. Отношение начальства, бывшее доброжелательным во время боев, вновь изменилось к худшему. Оружие было отобрано и выдавалось только отправлявшимся в караул. В один из дней группа русских легионеров численностью двенадцать человек, направленная в караул во главе с капралом — «героем войны», оставила пост и направилась к турецкой границе. За беглецами была отправлена погоня в составе эскадрона спансов (полк французской кавалерии) и взвода конных жандармов. Однако захватить русских легионеров не удалось. Преследовавший их отряд был встречен ружейными залпами, потерял несколько человек и был вынужден ретироваться. По слухам, беглецы благополучно пересекли турецкую границу и разъехались по разным странам. И еще один случай побега был совершен неким Мухиным — «человеком интеллигентным» из Москвы. Для того чтобы бежать, он подал рапорт о переводе в батальон, находившийся в то время на фронте. Через месяц, попав на позиции, он бежал с собратом по несчастью — легионером-немцем. В пути они были схвачены бедуинами и какое-то время находились в плену на правах рабов, но вновь бежали. Отдохнув в Турции, беглецы направили свой путь через Кавказ в Центр России. В Батуми они были арестованы ЧК и отправлены в Москву. В Москве немец умер от истощения, а Мухин, просидев некоторое время в тюрьме, был выпущен на свободу».
Об одной из многих трагедий — гибели 7 сентября 1932 г. в бою на Тазигзауте (Марокко) лейтенанта В.А. Александрова-Дольника, рассказывает С. Андоленко в журнале «Часовой»: «В роковой день 7 сентября, по совершенно невероятной круче, продираясь через густые кустарники, двигались колонны на штурм Тазигзаута. В 4 ... ч. утра затрещали первые выстрелы. Шедшие впереди иррегулярные части вскоре не в силах были преодолеть отчаянное сопротивление противника и остановились. Командир батальона легиона приказал 11-й роте овладеть позицией. Карабкаясь по невероятной круче, легионеры 11-й роты, имея впереди своих офицеров, устремились на штурм и, несмотря на сопротивление врага, утвердились на гребне. Но горцы сопротивлялись до конца, и их пришлось выбивать шаг за шагом. В этот момент 6-й роте, шедшей за 11-й, приказано было взять левее и выбить скопище мятежников, угрожавших левому флангу 11-й роты. Получив приказание, командир роты капитан Шовэн крикнул: «6-я вперед», но, обернувшись, увидел, что большая часть роты, продираясь через кустарники, в предутренней мгле растерялась, и с ним всего лишь несколько человек. Капитан стал кричать: «6-я рота — ко мне!», и на его зов вышел Александров-Дольник, вывел свой взвод к нему и немедленно же повел его в атаку. «Я вижу еще поручика Александрова с револьвером в руке, увлекающего своих людей», — пишет его командир. После жестокой рукопашной схватки (впоследствии на фронте роты подобрано 40 трупов арабов, заколотых штыками) легионеры овладели позицией и оставшиеся в живых марокканцы уже спасались бегством, как вдруг один из них обернулся и выстрелил в упор в Александрова-Дольника. Сраженный пулей в сонную артерию, Александров был убит наповал. Бежавший за своим офицером легионер Оригони тут же заколол араба, но сам был тяжело ранен двумя пулями в грудь на вылет». 12 сентября состоялись торжественные похороны Александрова-Дольника в Мекнезе. В надгробной речи командир полка так отозвался о его подвиге: «Мы горды вами. Вы заплатили вашей жизнью за доблестное и героическое поведение, которое делает честь не только Легиону, но всей Армии. Вы прибавили новую страницу славы к истории полка, и память о вашем славном поведении будет священна и послужит примером будущим поколениям». Согласно спискам, подготовленным в начале 1950-х годов содружеством резервистов Французской армии «За период с 1920 по 1933 год в колониальных войнах погибло более 150 русских легионеров». Неполный список русских легионеров, погибших в рядах французского иностранного легиона с 1921 г. по 1945 г.
Акимов — капрал 3-й роты 2-го полка. Погиб 13.11.1923 г. в Пост Бадер.
Александров-Дольник Владимир Александрович — лейтенант 2-го полка. Погиб 7.09.1932 г. в бою на Тазигзауте, Марокко.
Андреев — легионер 12-й роты 3-го полка. Умер 20.04.1921 г. в Кенара-Хенуи.
Андриенко — капрал С. Монт. 2-го полка. Погиб 4.09.1924 г. в Ишиеру- аф.
Антонов — легионер 24-й роты 1 -го полка. Погиб 21.06.1925 г. в Баб Таза.
Анфилов — сержант 1-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел ей Негир.
Аркадьев — легионер. Погиб в Марокко.
Афанасьев — легионер 2-го полка. Погиб 20.05.1923 г. в Ресифе Бу Арфа.
Баранов — легионер 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии.
Березин — легионер 24-й роты 1 -го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар.
Бобовский —сержант7-й роты 1-го полка. Погиб 14.06.1925г. в Брикка.
Богданчук — сержант 1-го полка. Погиб 17.08.1925г. вДжебел Асдем.
Бондарев — легионер СМ1 1-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Тизи Н' Уидеи.
Борицкий — легионер 2-го полка. Погиб 6.05.1922 г. в Та- ду-Скорра.
Бубанов — легионер 4-го полка. Погиб 19.10.1923 г. в Бу-Ишсамэр.
Буковский — капрал СМЗ 2-го полка. Погиб 11.12.1926 г. в Джебел Айад.
Булюбаш Владимир — лейтенант 1 -го конного полка. Погиб 28.11.1944 г.
Граф Воронцов-Дашков Александр — внук последнего Кавказского наместника. Погиб во Вьетнаме 1952 году.
Воропонов — легионер 9-й роты 2-го полка. Погиб 24.06.1923 г. в Эль Мэре.
Гайер — легионер. Погиб 20.05.1940 г. при Перрон.
Гарбуленко — легионер 3-го полка. Погиб 27.10.1923 г. в Эль Мэре.
Гекнер — сержант. Погиб 11.05.1943 г. в Тунисе.
Гендрихсон Владимир — скончался 6.07.1941 г. в Дамаске в Сирии.
Глебов — легионер СМ7 1-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир.
Гнутов — легионер 1-й роты 1-го полка. Погиб 25.05.1925 г. в Бибане.
Гончаров — сержант СМ 4-го полка. Погиб 10.08.1933 г. в Укзэр
Горбачев — легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Городниченко Михаил — сержант 5-го полка. Умер от ран 15.09.1945 г. в Индокитае.
Граев — легионер 28-й роты 1 -го полка. Погиб 30.09.1925 г. в Керкур.
Гусаров Александр — скончался в Тунисе.
Груненков Михаил Федорович — Убит.
Дамагальский — легионер 2-го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Тамзимет.
Данилов — легионер 3-й роты 2-го полка. Погиб 25.05.1925 г. в Бибане.
Дорошенко — сержант 1-го полка. Погиб 18.07.1925 г. в Соф-Эль-Казбар.
Евреинов — легионер 7-й роты 2-го полка. Погиб 10.01.1924 г. в Мекнкс.
Еделов — легионер 7-й роты 2-го полка. Погиб 24.04.1925 г. в Тамзимет.
Енин —легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Залока Николай — легионер 13-й бригады. Погиб 13.01.1943 г. в Тунисе.
Занфиров — легионер 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии.
Замешаев Иван — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе.
Земцов Иван —Сержант-шеф. Погиб 1.06.1942 г. в Бир-Гахейм (Либия).
Иванкович — 1-го полка. Погиб 13.08.1923 г. в Тафгирт Аирт.
Иванов —сержант 22-й роты 1-го полка. Погиб 22.05.1925 г. в АэдАмэам.
Иванов — сержант 24-й роты 1-го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна.
Иванов — легионер 8-й роты 1-го полка. Погиб 18.07.1925 г. в Теруал.
Иванов — легионер 4-го полка. Погиб 12.07.1922 г. в Бу Друа дэ л'Ульгес.
Иванов — легионер 1 -го конного полка.
Иванов (псевдоним) — бывший кадет Русского корпуса в Версале. Легионер. Погиб 15.03.1945 г. в Га Гианг в Индокитае.
Игнатьев — легионер 1-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Тизи Н' Уидеи.
Изварин — легионер 1 -го конного полка.
Казаринов — сержант 4-й роты 1-го полка. Погиб 24.06.1923 г. в Эль Мерс.
Калашников — легионер 1-го полка. Погиб 17.08.1926 г. в Джебел Галаза.
Калинищев — трубач 3-го полка. Погиб 6.05.1922 г. в Таду-Скорра.
Карнери (псевдоним) —Трубач. 10.03.1945 г. Убит во время атаки японцев на гарнизон в Танг в Индокитае.
Карповский Александр — су-лейтенант. Погиб 25.08.1944 г. в Тюнизе.
Карпов — легионер 2-го полка. Погиб 11.08.1923 г. в Джебел Идлан.
Ковальский — капрал 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии.
Кодовский Иван — сержант-шеф. Скончался 11.06.1942 г. в Бир-Гаком.
Козлов —Полковник. Сержант Иностранного легиона. Погиб в 1926 г. в Марокко.
Колесников — легионер 1 -го конного полка. Погиб 17.09. 1925 г. в Мэссифрэ в Сирии.
Колотилин — легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Мэссифрэ в Сирии.
Комаров Владимир — командир 6-й роты 5-го полка Иностранного легиона. Погиб 1.04.1945 г. в Туар-Гиао в Индокитае.
Коненко — легионер. Скончался в 1926 г. в Марокко.
Косой — капрал-шеф С. От. 1-го полка. Погиб 10.08.1933 г. в Кердуас.
Костревский Иван — бывший матрос. Скончался 17.06.1941 г. в Сирии.
Кострюков — легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Косцевич Владимир — легионер. Скончался 11.12.1944 г. в Вье Тганн.
Косяненко — легионер СМ5 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Кравченков Иосиф Силыч — скончался от ран в 1943 г.
Крещенков Иосиф — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе.
Кудрявцев — легионер 1-го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна.
Кузнецов — легионер 1-го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна.
Кузнецов Геннадий Дмитриевич — аджюдан. Погиб Е Марокко.
Куйденко — капрал 4-го полка. Погиб 20.09.1922 г. в Бин Эл-Уиданк.
Кулиш Даниил — легионер. Скончался 9.12.1944 г. в Тганн.
Яковлев — легионер 6-й роты 3-го полка. Погиб 19.06.1929 г. в Аит-Якуб.
Ларин — легионер 21 -й роты 1 -го полка. Погиб 10.06.1925 г. в Медиуна.
Ларин — легионер 6-й роты 2-го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Тамзимет.
Левов — бригадир 1 -го конного полка.
Лишакский Александр — лейтенант. Скончался от ран в 1943 г.
Любовицкий — бригадир 1-го полка. Погиб 3.07.1925 г. под Герсифом.
Ляшко —капрал 10-й роты 2-го полка. Погиб 23.07.1923 г. в Плато д'Им- музерт.
Малев — легионер 23-й роты 1-го полка. Погиб 16.10. 1923 г. в Акурирт.
Малевский — легионер 1-й роты 1-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Тизи Н Уидеи.
Малейко — легионер 1-й роты 2-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Айад.
Маргульес Альберт — убит 5.06.1940 г. на Сомме.
Марков — легионер 21-й роты 1-го полка. Погиб 7.07.1925 г. в Соф-Эль-Казбар.
Маркович — капрал СММ 1-го полка. Погиб 28.02.1933 г. в Джебел-Садго.
Масаев Владимир — скончался 8.06.1942 г. в Бир-Гашейм.
Маусин — легионер 3-го полка. Погиб 10.10.1923 г. в Тизи Н'Жуар.
Митриев — легионер 4-го полка. Погиб 25.04.1926 г. в Суэйда.
Мельничук Сергей — скончался 10.12.1944 г. в Тганн.
Мишальский — легионер 4-го полка. Погиб 7.10.1925 г. в Джебел Друз.
Мухин — сержантС.М. 1-го полка. Погиб 14.10.1929г. в Згуилма Джигани.
Нанков — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе.
Николаев — сержант СМ6 1-го полка. Погиб 16.10.1923 г. в Акурирт.
Николов — легионер 3-го полка. Погиб 27.10.1922 г. в Ишиеру- аф.
Новарзин — легионер 24-й роты 1 -го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар.
Новиков —легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Огарович — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе.
Огородное — 1-го полка. Погиб 22.05.1925 г. в Аэд Амзам.
Орлов — 1 -го полка. Погиб 25.07.1925 г. в Джебел Асдем.
Павловский — легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Павловский Иван — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе.
Петров — легионер 2-го полка. Погиб 17.11.1923 г. в Джебел Идлан.
Плешаков — легионер 1 -го полка. Погиб 24.07.1925 г. в Джебел Асдем.
Покровский — сержант 3-го полка. Погиб 20.05.1927 г. в Уэд Дессайа.
Поволоцкий — сержант 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Попов — легионер 3-го полка. Погиб 5.09.1922 г. в Л'Адерж.
Попов — сержант 4-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Попов — легионер 1 -го конного полка. Скончался от ран 12.01.1943 г.
Пунчин Георгий — легионер. Скончался от ран 23.12.1944 г.
Раскин — легионер 1-го полка. Погиб 23.07. 1923 г. в Айн Тагзут.
Регема — лейтенант. Погиб в 1925 г.
Решетников — легионер 3-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Джебель Тастер.
Романов — легионер СМ. 2-го полка. Погиб 9.06.1923 г. в Изуко.
Сапронов — капрал 2-й роты 2-го полка. Погиб 10.10.1923 г. в Понзегу.
Сафонов Николай (?) — погиб в Тунисе в 1943 г.
Сидельников — сержант. 3-го полка. Погиб 14.07.1926 г. в Джебель Тастер.
Сиз — легионер. Пропал без вести 26.03.1945 г. в Сон-Ля в Индокитае.
Сиянин — легионер 22-й роты 1 -го полка. Погиб 4.05.1925 г. в Таунат.
Соловьев — капрал 8-й роты 4-го полка. Погиб 13.09.1925 г. в Скер.
Сорока — капрал. 1 -го полка. Погиб 14.10.1929 г. в Згуилма Джигани
Старосельский — легионер 3-го полка. Погиб 17.01.1923 г. в Наегллин.
Суков — капрал 21-й роты 1-го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар.
Табунщиков — легионер 1 -го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел.
Танас Игорь — в Константинополе. Погиб 25.04.1943 г.
Таранука — легионер 1-го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир.
Тишевский — легионер 1-го полка. Погиб 22.05.1925 г. в Аэд Амзам.
Ткаченко - легионер. Погиб в июне 1925 г., приняв на себя командование 4-м эскадроном 1 -го кавалерийского полка Иностранного легиона.
Трофимов Вячеслав — погребен на военном кладбище в Картаж в Тунисе.
Туманов — легионер 5-й роты 3-го полка. Погиб 9.05.1923 г. в Бени Бузерт.
Турутин — легионер 4-й роты 2-го полка. Погиб 1.07.1923 г. в Эль Мерс.
Князь Урусов Сергей — Убит в Африке в рядах Иностранного легиона.
Уткин — капрал 25-й роты 1-го полка. Погиб 25.07.1925 г. в Джебел Асдем.
Утчаренко — капрал 5-й роты 3-го полка. Погиб 9.05.1923 г. в Бени Бузерт.
Федоров — легионер. Погиб в 1926 г. в Марокко.
Федорцев Николай — скончался 28.01.1944 г. в госпитале в Тунисе.
Фомин — легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Харитонов — легионер 24-й роты 1-го полка. Погиб 4.06.1925 г. в Астар.
Хотчаренко — легионер 2-го полка. Погиб 25.07.1925 г. в Тамзимет.
Черненко — легионер 1-го конного полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Шамалов — легионер 10-й роты 3-го полка. Погиб 17.01.1923 г. в Наегллин.
Шарев — легионер 19-й роты 4-го полка. Погиб 17.09.1925 г. в Сирии.
Шилло — легионер 5-й роты 3-го полка. Погиб 27.10.1924 г. в П. Ануаи.
Шумейко Дмитрий — погребен на военном кладбище в Картах в Тунисе.
Яков — капрал1-го полка. Погиб 14.10.1929 г. в Згуилма Джигани.
Якушов — легионер 1 -го полка. Погиб 10.09.1925 г. в Джебел Ей Негир.
Ясинский Виктор — погиб 25.01.1945 г. в Сирии.
«У нас, иностранцев, есть только один путь доказать нашу верность Франции — это погибнуть за нее» — это сказал подполковник Иностранного легиона грузинский князь, Дмитрий Амилаквари (1906-1942), геройски павший в Ливии в октябре 1942 года во время сражения при Бир-Хакейме. Он родился в Грузии, принц Дома Зедгинидзе и Гранд-Экерри из Короны Грузии.


Когда в 1921 году Красная Армия вошла в Закавказье, где была создана Закавказская Федерация ССР в состав которой вошли Армения, Азербайджан и Грузия, то семья Амилаквари эмигрирует вначале в Константинополь, а затем и во Францию где в 1924 году Дмитрий поступает на учёбу в военное училище «Сен-Сир», и через два года после выпуска, присоединяется к Иностранному легиону. На должности командира взвода лейтенант Амилаквари принимает активное участие в боевых действиях против арабских повстанцев, но лишь к 1939 году он дослужившись до чина капитана и наконец-то получил французское гражданство. В годы 2-й мировой войны он один из немногих кто осмелился поддержать опального генерала Де Голля. Он становится известен во время сирийской кампании тем, отказался вместе с другим командиром роты русским по национальности (имя которого предстоит установить) возвращаться вместе с вверенным им личным составом в вишистскую Францию, за что и был приговорён заочно к смертной казне.
Где-то я прочёл информацию о том, что разу после этого 13-я полубригада участвовала в разгроме вишистских войск в Сирии и Ливане, где ее главными противниками оказались свои же собратья-легионеры, в частности 6-й сапёрный расквартированный в Ливане. Действительно командование 6-го сапёрного полка пыталось помешать грузинскому князю увести своих людей под французским флагом в Египет на воссоединение с англичанами. Между этими подразделениями имело место вооружённое столкновение. Впрочем, благодаря князю Амилахвари, большой междоусобицы удалось избежать. Прежде всего благодаря собранию офицерского состава 13-й полубригады на котором офицеры выяснили между собой кто из них принимает сторону маршала Петена таких оказалось 31 человек, а сторону Де Голя приняли лишь 28 офицеров и сержантов, тогда как среди легионеров было много тех чьи страны были оккупированы фашисткой Германией и поэтому 900 добровольцев решили идти за своим командиром князю Амилахвари. Подобное совещание прошло и в 6-м сапёрном полку, где офицерский состав и легионеры уточнили свои позиции. И когда командующий 13-й полубригады распорядился, чтобы оркестр сыграл легионный марш то легионеры не желающие быть на службе у Петена, перешли на сторону тех, кто решил не возвращаться во Францию. В свою очередь в 13 полубригаде никто не удерживал тех, кто принял решение выполнить приказ из Виши, то есть возвратиться на Родину и сдать своё оружие фашистским захватчикам. В это время генерал Де Голь без войска, как министр без портфеля сильно раздражал своими заявлениями премьер министра Великобритании Уинстона Черчиля, который даже как – то избавиться от французского генерала.Когда ему сообщили о том, что целое французское подразделение в полном вооружении под знамёнами пришло в Египет, то это событие реально изменило расклад сил в пользу Де Голя. В июне 1941 года командант Дмитрий Зедгинидзе-Амилахвари, рожденный в Российской империи грузинский князь был назначен приказом генерала Де Голя на должность командира батальона и 16 сентября принял командование 13-м DBLE и через неделю ему было присвоено подполковника. В Легионе говорят, что находчивость подполковников Амилахвари и отвага легионеров 13 –й полубригады сыграли ключевую роль в разгроме итальянских войск в Эритрее весной 1941 года, а так же германских войск в Северной Африке в 1942 году. Генерал де Голль лично вручает ему Крест Освобождения в лагере Эль-Тахаг (Египет) 10 августа 1942 года. Затем в начале октября 1942 года подполковник Амилаквари и его два батальона столкнулись с частями Африканского корпуса Роммеля в секторе Эль-Аламейн в Египте, где утром 24 октября, отступая под давлением немецких танков, попали на минное поле. В Эль-Аламейне, в самом месте гибели франко-грузинского принца стоит белый крест, напоминая о мужестве и жертве этой, мифической фигуре иностранного легиона. По случаю 100-летия со дня его рождения, грузины и французы открылись в воскресенье, 19 ноября 2006 года, улицу Амилаквари в провинциальном городе Гори.

Война в Индокитае 1939 – 1945 годы
Все остальные подразделения Иностранного Легиона, за исключением 13-й полубригады, остались в подчинении правительства в Виши маршала Петена, которое став союзником Германии, сохранила свою власть на всех колониальных территориях Франции. В 1941 году японский экспедиционный корпус, действовавший на самом юге Китая, был выдавлен войсками Чан Кайши в Индокитай, колонию Франции, где на севере Вьетнама малочисленные колониальные французские войска и 5-й полк Иностранного легиона оказались на пути японцев. Согласно договор с французской администрацией японцы получили право находиться на территории Индокитая в качестве союзников вишистской Франции, помогающих защититься от возможного вторжения британских и американских войск, но к 1945 году французское командование в Индокитае установило прочную связь с генералом де Голлем и американской миссией в Китае. В ночь на 9 марта 1945 года японцы, атаковав французские гарнизоны, подавили их вялое сопротивление и взяли в плен до 15 тыс. человек. За исключением сводного отряда из 2- х батальонов 5-го пехотного полка Французского Иностранного легиона под командование команданта Токхадзе (грузина по национальности) расквартированного в лагере Тонг, что в 40 км от Ханоя. За шесть часов до нападения 2-й батальон снялся с лагеря и двинулся на север – в сторону Китая. Впоследствии оказалось, что из 1300 легионеров, вышедших в поход на Китай, дошло только 700 легионеров, 300 героев погибли в боях, и столько же оказалось в плену.
«В Иностранном Легионе Французской Армии всякий легионер-иностранец является существом «без рода и племени». Умрёт ли он, или будет убит, он вычёркивается из списков «как номер» и только. Никаких родных и наследников у него нет и не должно быть. Его вещи продаются в роте с аукционного торга и доходы от их продажи поступают в роту или в батальон.
Это относится и к офицерам – иностранцам. Все они считаются «селибатерами» т.е. не женатыми» - казачий полковник Елисеев, служивший в Иностранном Легионе с 1939 по 1945 годы.


Казачий полковник Ф.И. Елисеев в свои годы службы в Иностранном Легионе в качестве командира пулемётного взвода был известен под прозвищем «лейтенант Элизе». Фёдор Иванович Елисеев родился в 1892 году в станице Кавазская. Окончил Оренбургское казачье училище и принимал участие в боях 1-й Мировой войны на Кавказском фронте. В эмиграции Елисеев был активным деятелем казацкого движения и в 1924 году переехал вместе со своими казаками во Францию. В 1937 -1938 годах полковник Елисеев назначается представителем Кубанского атамана на Дальнем Востоке, где налаживает контакты с генералом Семёновым. В 1939 году на острове Суматра его застало известие о начале 2-й Мировой войны, что заставляет его вступить в ряды Иностранного Легиона, где до 2 апреля 1945 года он принимает участие в боях с частями японской армии, когда прикрывал отход своего батальона, и будучи контуженным, попадает в плен. После окончания войны он возвращается во Францию в 1946 году, где написал книгу по Истории Кубанского казачьего войска. Он скончался в 1987 году уважаемым человеком, имея 9 боевых наград, полученных за службу в Иностранном легионе, среди которых – орден Военного креста второй степени с золотой звездой на ленте. Но никакой награды не успел получить другой легионер из русских – командир 6-й роты 2-го батальона 5-го пехотного полка Иностранного легиона капитан Владимир Комаров. Вывезенный из России кадетом Морского корпуса, он окончил в эмиграции французское военное училище, вышел в офицеры. Капитан Комаров погиб в бою с японцами 1 апреля 1945 года невдалеке от вьетнамской деревеньки Дьен-Бьен-Фу.
Легион на Европейском театре боевых действий Второй Мировой Войны.
Говоря простым языком, во Легион, как в прочем и вся Франция не сильно засветилась на полях сражений Второй Мировой Войны, но как говорится победителей не судят. В музее Вооруженных сил Франции в Париже я прочёл в одной из книг, что войска Свободной Франции под руководством Генерала Де Голля на 36 процентов состояли из Иностранных Легионеров и более 50 процентов алжирских и марокканских арабов, тогда как на самих французских граждан приходилось лишь 16 процентов от общего пирога. После демобилизации из Иностранного Легиона в 1996 году, я поселился в одном городке на юге Франции, где моим соседом был один очень уважаемый дедок по фамилии Васильченко в прошлом мажор (старший прапорщик) Иностранного Легиона, который поведал мне, что до Второй Мировой он в звании майора Советской армии учился академии вместе с Маршалом Коневым. В конце 1941 года он попал в плен и в последующем встал под знамёна «РОА» генерала Власова, где служил до весны 1945 года, когда их полк держал оборону против сил Иностранного Легиона где – то в Альзасе. После общения с русскими легионерами его полк оставив свои позиции полным составом перешёл на сторону Иностранного Легиона и повернув свои штыки против войск Вермахта ударил в образовавшуюся брешь, чем очень помог французским войскам наступающим на этом участке фронта. Все бывшие солдаты «РОА» включая офицерский состав стали рядовыми легионерами и участвовали в боях вплоть до капитуляции Германии. В боях в Германии он – Васильченко, был тяжело ранен, и это спасло его от депортации, так как всех выживших русских легионеров из «РОА» генерал Де Голль выдал товарищу Сталину в обмен на граждан Альзаса служивших в Вермахте, но после окончания войны ставших французами. Этот дедок как личность произвёл на меня сильное впечатление и про таких как он в Легионе говорят: «Пюр и дюр!», что в переводе означает: «чистый и твёрдый». В после второй Мировой он продолжив службу в Легионе участвовал в Индокитайской компании с 1952 до 1954 года где познакомился с внуком последнего царского наместника на Кавказе с графом Александром Александрович Воронцов-Дашков (1922—1952), служившим простым легионером у него в подчинении. Молодой граф честно выполнив свой воинский долг сложил голову в Южном Вьетнаме.

Вторая волна (1945 -1954 годы).

Война в Индокитае тоже была русской трагедией, но большинство французов этого даже и не знают, т.к. если победа в Первой Мировой это гордость Франции, то бесславная война в Индокитае это её позор. После окончания Второй Мировой 1939-1945 годов в Иностранный легион зачислялось большое количество бывших русских заключенных освобождённых из фашистских концлагерей и по тем или иным причинам не пожелавшим вернуться в СССР. Они оказались почти в Индокитае. Вывод японских войск, оккупировавших французскую колонию, оставил её в хаосе, которым пользовались местные коммунисты, объявив независимость части Вьетнама в сентябре 1945 года. Поэтому и начинается колониальная война, в которой Иностранный Легион станет ударной силой французских вооружённых сил. По некоторым оценкам их было до 10000 человек из контингента 70 000 человек и к слову сказать служили они вместе 30000 немецких солдат многие из которых были их же охранниками в концлагерях в период Второй Мировой. Легион, до сих пор чествуя своих немецких ветеранов, ежегодно устраивая в их честь помпезные торжества. И самой популярной песней в настоящее время является песня «Против вьетнамцев – против врагов» исполняемая в тактах эсесовского марша. На одной из таких встреч один пожилой эсесовец мне сказал, что эти русские легионеры были странными людьми, ибо пройдя ужас концлагерей, они сильно страдали по Родине и по вечерам пели протяжные русские песни, а потом устраивали самоубийства. Почти десять тысяч легионеров, в том числе и русских, навсегда остались лежать в тропических джунглях Вьетнама. Самые тяжелые потери Легион понес в сражении около местечка Тьебенфу весной 1954 года. Многие тогда были убиты или попали в плен. Остальные — уставшие и деморализованные — вернулись залечивать раны в Сиди-Бель-Аббес, однако им долго жизнь не позволила им долго бездельничать и в конце 1954 года Франция вступила в борьбу с алжирскими патриотами, которая продолжилась до 1962 года. Он получил независимость, а Легион должен был навсегда покинуть свою «родину» и перебраться в метрополию. На рубеже 1950–1960 годов Французская колониальная империя стала рушиться, как карточный домик. Независимость получили почти все ее владения, и нужда в существовании Легиона отпал. Тем не менее, Легион все же было решено сохранить.
Cвидетельство о публикации 538049 © Львов А. Б. 14.11.17 12:47
Число просмотров: 29
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 1)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 293
Из них Авторов: 27
Из них В чате: 0