Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Эротика Проза
Форма: Повесть
Дата: 14.09.17 00:56
Прочтений: 29
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Провидение подкинуло Главному Герою возможность тесно провести два дня и две ночи с Варикой у неё дома во время отсутствия её матери. Предоставленные самим себе, в первые сутки они очень старались наполненно и целенаправленно и с пользой для "дела" использовать эту возможность. А впереди ещё один день и одна ночь. Может, они, кое-что добавив, что-то изменят в интимном состоянии несчастливой Варики... Но оптимизма они не теряют
Трилогия "М О Р Е Х О Д К А". Книга I. "ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ". Глава 16. «ИЗГНАНИЕ ДЕМОНА ИЗ ВЛАДЕНИЙ РАЯ». Часть 3. Клубничная Любовь

                                                          Т Р И Л О Г И Я       «М О Р Е Х О Д К А»


Мореас Фрост


                                                                                                                «Пусть погибнет вся империя,
                                                                                                                                            для меня ты - весь мир»
                                                                                                                (Марк Антоний, консул Древнего Рима)



                                                     Книга  I.  «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ  ХРОНИКИ»



                                                               МЯТЕЖНАЯ ЮНОСТЬ (шальная)


                                              Глава 16. «ИЗГНАНИЕ ДЕМОНА ИЗ ВЛАДЕНИЙ РАЯ»

                                                                    Часть 3. Клубничная Любовь

… Через пару часов я уже разливал моё знаменитое вино в самые красивые фужеры Варики. Это был старинный бабушкин хрусталь. В этих антикварных фужерах наше вино заискрилось и заиграло ещё более «живыми» красками, буквально насыщая всю комнату своим бесподобным пьянящим ароматом. Этот запах можно было смело назвать «Фантазией Любви».
Наш столик отличался своей изысканной лаконичностью. Лишь парочка лёгких овощных салатиков и фрукты. Но на столе в кухне ещё остывала отваренная картошечка с маслицем, а из дома я отхватил несколько жаренных маминых котлеток. Всё это в конечном итоге шустро перекочевало в комнату к нашим скромным салатикам. Ещё Варика вытянула из своих старых запасов баночку ароматных «шпротов». Еда настойчиво умоляла нас не откладывать далее приятнейшую процедуру поглощения этого скромного натюрморта. У нас и в мыслях не было противиться этому.
Мы присели за небольшой столик напротив друг друга. Подняли наши фужеры. На сей раз Варика вызвалась провозгласить тост. Ей уже не терпелось вкусить так понравившийся ей в прошлый раз знатный напиток.
- Любимый мой, давай поднимем наши фужерчики с этим божественным нектаром за нас с тобой, чтобы никакие самые мрачные жизненные обстоятельства не смогли замарать и даже бросить тень на нашу с тобой безграничную ВЕЧНУЮ ВЕЛИКУЮ ЛЮБОВЬ! За тебя, любовь моя!
- За тебя, моя любимая! – мы «чокнулись» фужерами, и пир начался…
… На улице начало темнеть. Мы неумолимо приближались к важному для нас, пикантному кульминационному моменту. Я уже мучительно изнывал в ожидании предстоящего очередного сеанса «изгнания злого духа». Мы к тому времени слегка захмелели, хотя вино нами было испито лишь наполовину. Интересное у него было свойство. Оно держало организм в некоем необычайно стойком странном тонусе, не валя его с ног, а действовало на стабильно определённом безумно комфортном уровне, но довольно продолжительное время. Причём кровь разогревало основательно. Действительно, истинный любовный элексир!


... Наконец, Варика, взяв меня за руку, торжественно ввела в свою «святая святых» комнату. Она, видимо, заранее ко всему приготовилась. Отброшенное ею в сторону покрывало, обнажив пугающе неестественную белизну простыней, застало меня несколько врасплох, одновременно придав мне чувство новизны и ответственности предстоящего действа. Ещё ни разу нам не доводилось заниматься любовью в столь идеально изысканных, можно сказать, помпезных условиях. У меня вихрем пронеслись в голове все наши незабываемые «беседки», школьные и морские «приключения» с их ненавязчивым, не предвзятым, не претенциозным сопутствующим «сервисом». Я даже замер на месте, не находя слов, лишь высказал опасение.
- Солнце моё, мы же можем перепачкать эти чудесные простыни…
На что Варика, с присущей ей лёгкостью и элегантностью, ответила
- Дорогой, они для того и предназначены, чтобы их кропить нашей
Любовью! Любимый, я хочу сама раздеть тебя, позволь мне сделать это…
«Боже мой, она ещё и спрашивает!..»
- Конечно, родная, какие же могут быть возражения?
Мы медленно и чувственно раздевали друг друга, ласково прикасаясь и нежно целуя один одного в постепенно избавляемые от одежды обнажённые участки тела... К этому времени мой откровенно «нескромный амиго» уже успел испустить свой первый «дух», находясь, мягко говоря, в несколько «непригодном», поникшем состоянии. Но, по мере нашего взаимного разоблачительного ритуала, очередная «приливная» волна, формирующаяся где-то в глубинах моего заводного бесперебойного организма, уже начала своё «праведное» движение, нарастая с каждой минутой. Варика, опустившись на колени и не дожидаясь моего окончательного эрективного импульса, целиком захватила и сдавила «ЕГО» своим божественно приятным цепким и скользким любовным «кольцом».
«Ах, как же изумительно виртуозно у неё получается игра на моём «вдохновенном инструменте»! Как она поразительно тонко чувствует его нежнейшие струны. Моя неподражаемая искусительница, моя возлюбленная Варика!» - возносились ввысь мои одухотворённые ею мысли.
Нежный бархат её непоседливых пухленьких волшебных губок и неугомонный ласковый язычок выворачивали из тенет моего разгорячённого тела неописуемо глубинные, невероятные чувства эйфории! То она любодействовала на самой его вершинке, то умопомрачительно скользя по «Нему», цепко обхватив губками, жадно принимала в самую пучину своих плотных «пылающих» недр. Как же невообразимо сказочно она это творила!..
… Оставалось свершить наше главное «ритуальное» действо.
За ночь нам удалось дважды «погонять злого духа». И каждый раз я непременно оставлял «следы» в её уже давно заждавшемся желанного «пробуждения», несчастливом, обездоленном и понуром «заветном цветке». Варика дважды за ночь меняла постельное бельё.


Наутро, проснувшись, я обнаружил отсутствие Варики рядом с собой в кровати, но зато приглушённо услышал доносившиеся звуки жизни за плотно закрытыми дверями комнаты. Одев брюки, я не нашёл на месте своей рубашки. Проходя мимо кухни к туалету в ванной комнате, увидев Варику, на минутку приостановился, невольно ею залюбовавшись. Она, не замечая меня, словно пчела на цветочной клумбе, порхала у плиты, готовя нам завтрак. И была почти голенькой, если не считать тапочек на ногах, а на её теле - моей рубашки. Она была застегнута лишь на одну среднюю пуговицу и едва-едва прикрывала её чудные беленькие бодрые, шальные грудки, которые, при её частых порывистых движениях, поочерёдно время от времени норовливо выскакивали из-за створок рубашки, но вскоре вновь испуганно прячась в них. Рубашка была несколько коротковатой, с натяжкой прикрывая её прелестный треугольничек спереди и очаровательную попку сзади. Но, когда ей приходилось слегка приподнимать руку, чтобы дотянуться до шкафчиков, а иногда и привставать на цыпочках, рубашка на ней, высоко задираясь, мгновенно открывала для меня всё, что было столь неимоверно дорого мне. При этом её длинные пышные волосы, собранные сзади на скорую руку воедино в хвост и зажатые обыкновенной резинкой ближе к срединной их части, значительно перекрывали внизу по длине мою рубаху и весело перемещались по ходу её резких движений туда-сюда, то лихо разбрызгиваясь по сторонам, то откровенно ложились прямо на её пышный прелестный задик, почти полностью его прикрывая.
«Вот так бы стоял всю свою жизнь и смотрел на неё!» - отдалось ласковым трепетом в моем заворожённом организме.
Однако не терпящие отлагательств сиюминутные «дела» взывали меня к вещам, более приземлённым. Так и не «обнаружив» сразу своего присутствия, зайдя в ванную, немножко удивился. Оказалось, она ещё успела и дровишки в «титане» разжечь, чтобы нам как следует покупаться. Поздно вечером мы так и не заставили себя сподвигнуться на такой «подвиг», а потом, понятно, устали и забылись сном.
Завершив свои скромные дела, а заодно от души «полакомившись» зубной пастой (щётку взять с собой ума не хватило!), пошёл опять совершать дела созерцательные. Она с тем же азартом и усердием, даже мурлыча какой-то шлягерок, по-прежнему меня не замечала. Ещё чуток полюбовавшись, я всё-таки решился, наконец, нарушить её беспечный покой, озвучив в слух ту самую, свою сакраментальную фразу.
- Любимая вот так бы стоял всю свою жизнь и глазел на тебя! И ничего более мне бы не нужно было! – затем, уже подходя к ней, прижав к себе и целуя, уточнил. - Пока, не нужно!..
- И сколь же долго длился сеанс вуайеризма, в смысле созерцания, у моего безобразного мальчишки? – ласково-игриво вопросила моя ненаглядная малышка, наконец, оторвавшись от моих настойчивых губ, одновременно безуспешно пытаясь спрятать выскочившую из своей непозволительно вольготной для неё норки пухленькую грудку. Но пока она справлялась с одной, на виду оказалась другая, не менее аппетитная.
Мы стояли друг напротив друга: я – обхватив её за талию, она - слегка отстранившись, с ложкой, которой до этого помешивала еду, в одной руке и кухонным полотенцем – в другой, и безуспешно пытаясь поправить съехавшую с неё в сторону рубашку.
- Достаточно долго, дорогая, чтобы ужасно проголодаться и немедленно скушать её! – с этими словами я, изловчившись, подловил губами её в очередной раз выскочивший наружу «сочный плод» за сосок, слегка поиграв им зубками.
- Славушик, миленький, у меня же сейчас тут всё пригорит, пока ты будешь грызть меня! Отпускай сейчас же, противный мальчишка!
- Ладно, тогда мы будем искать другую твою «болевую» точку... Вот она, ура, нашёл! Так удивительно быстро!..
И я опустился на колени позади неё. Пока она, воспользовавшись данной мною передышкой, продолжила что-то там торопливо помешивать на плите, я резво напал на её своевременно оголившуюся чудную попку, приминая её руками, целуя и смачно облизывая, как блудный котяра, нарвавшийся на бесхозную сметану.
- Ну, Славушик, какой же ты у меня «зажигательный»! Неужто тебе ночки было мало? Я же так старалась тебя максимально ублажить!..
- Дорогая, то было ночью, а на сей час, ну, просто критично мало. Я даже умирать начинаю!.. Очень мучительно медленно… - я быстро встал, угрожающе придвинулся к её оголившемуся в очередной раз пухленькому заднему месту и предельно убедительно подпёр его сквозь брюки своим неугомонным «стальным пистолетным дулом».
- Славушик, дорогой, а нельзя это как бы сделать чуть попозже?.. Ну… скажем, перенести на время после завтрака, к примеру? – продолжая, скорее на автомате, что-то там помешивать, проговорила с мольбой в голосе моя «повариха». Хотя сама в полной мере уже начала неумолимо постигать реальную тщетность какой бы то ни было отсрочки предстоящего, неминуемо просящегося «мероприятия». Потому что, не долго думая, схватив полотенце, быстро отставила пышущую сковородку с плиты.
- К величайшему огорчению, нет, моя дорогая леди! Весьма «тяжёлый» случай. Пациент страшно рискует, не дождавшись экстренной помощи от своей любезной сестрицы милосердия, просто-таки умереть, не приходя в сознание, прямо здесь, на этом «операционном» столе. Да и моей милой «сестричке» просто жизненно необходимо пилюльку чудодейственную принять, именно перед едой, для лучшего усвоения пищи, и в срочном порядке. Но она, безусловно, очень даже может повторить свой сеансик и после еды… Для пациента, скорее всего, это будет ещё важнее, полезнее и надёжнее...
Она скрестила руки на моей шее и, подыгрывая моей буйно разыгравшейся фантазии, с теми же театральными интонациями, озвучила.
- Какой же ты хитрющий вреднулька у меня! Ну, скажи, милый, как твоя сердобольная, милосердная «сестричка» может с лёгкостью бросить в беде, отказать в посильной помощи столь безнадёжно страждущему пациенту? К тому же с настолько патологическим диагнозом – Варика при этом уже расстегнула мои брюки, в полной мере ощутив «тяжесть» в своих руках.
И моя драгоценная «медсестричка» основательно и с должным усердием занялась «важной спасительной неотлагательной реанимационной» процедурой со сказочно фантастическим для меня по приятности сюжетом и феерическим финалом…



                           Продолжение в Главе 16. Часть 4………

Cвидетельство о публикации 534637 © Мореас Фрост 14.09.17 00:56
Число просмотров: 29
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 300
Из них Авторов: 26
Из них В чате: 0