Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Роман
Дата: 12.09.17 14:23
Прочтений: 46
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Искажение жестокости. Часть восьмая. Глава 8
Неожиданный, громкий звук нарушил царившую вокруг тишину, грубо выдернул его из уютных глубин сна. Руслан испуганно открыл глаза, прислушался и пару минут настороженно вглядывался в тёмное, незнакомое пространство огромной спальни. Разбудивший его резкий, неприятный звук больше не повторился. Растерянный парень, в страхе застывший на постели, даже не мог вспомнить, на что этот звук был похож, но из дальнего угла комнаты до него вдруг донеслись какие-то странные, тихие, едва различимые шорохи. Руслан встревоженно приподнял голову с подушки, широко распахнутыми глазами всматриваясь в окружающую темноту, и увидел, как зеркальная дверца большого шкафа у противоположной стены, отражая смутный, бледный свет уличных фонарей, сочившийся со стороны окна, медленно сдвинулась, словно сама по себе, открывая узкий проём, который постепенно становился всё шире. Оттуда повеяло подвальной сыростью и отвратительным зловонием.

Изящные, длинные, бледные пальцы, испачканные кровью, возникли из непроницаемого мрака, заполнявшего проём, и бесшумно легли на край дверцы шкафа, толкая её дальше в сторону. Не в силах шевельнуться, застыв от ужаса, парень наблюдал, как рядом с пальцами, словно материализуясь прямо из тьмы, появилась голова. Светлым пятном мелькнули волосы и высокий, чистый лоб, следом показалось красивое, спокойное, бледное лицо и щека, помеченная длинной, кровоточащей царапиной, оставленной его ножом. Большие, холодные, жестокие глаза медленно осмотрели комнату, потом обратили свой неподвижный, настойчивый взгляд в сторону кровати, уставились, казалось, прямо ему в душу, пронзительно и злобно. Красивые, чувственные губы, обрамлённые аккуратной, светлой бородкой, изогнула саркастическая усмешка. Андрей Холодов, не спеша, выбрался из шкафа, выпрямился, небрежным, изящным жестом пригладил слегка растрепавшиеся, светлые волосы. В пальцах его правой руки сверкнуло острое, обнажённое лезвие длинного ножа.

Руслан понимал, что он должен немедленно встать, поискать какое-нибудь оружие и приготовиться к защите, но цепкие руки спящей рядом девушки, словно верёвки, обвились вокруг его обнажённой груди, крепко прижимая к кровати, не позволяя ему сдвинуться с места.
—Оля, — взволнованно прошептал парень, стараясь освободиться из её объятий, — он здесь, мы должны бежать. Проснись.

Девушка никак не отреагировала на его слова, словно сон её был слишком глубок, и она просто не могла услышать его жалкий, панический шёпот. Руслан попытался разомкнуть её руки, которые судорожно сплелись вокруг его тела, словно стальные обручи, но у него ничего не получилось. Парню хотелось повернуться к ней, посмотреть на неё, чтобы понять, в чём дело, почему Ольга не просыпается и не отпускает его, но он не мог отвести испуганный взгляд от зловещей, тёмной фигуры человека в дальнем углу. Холодов медленно приближался, насмешливая, презрительная улыбка витала на его губах, прячась в окровавленной, светлой бородке. Вот он сделал мягкий, скользящий шаг по направлению к кровати, на которой они лежали, потом ещё один и ещё один. Казалось, стоит отвести от него взгляд, и он тут же очутится рядом, вонзит свой смертоносный нож в их беспомощные, обнажённые тела, распростёртые среди чёрных простыней.

В горле у Руслана пересохло, и дышать стало трудно.
—Оля… — в отчаянии с трудом прохрипел парень, задыхаясь от тошнотворного ужаса, который сдавил ему грудь невыносимой тяжестью, — нам нельзя здесь оставаться. Проснись. Нужно бежать.

Он на ощупь нашёл тонкую руку Ольги, с неожиданной силой впившуюся в его тело, и поразился тому, какая она холодная и твёрдая, словно неодушевлённый предмет. Что-то тёмное шевельнулось на кровати рядом с ним. Не выпуская из вида Холодова, который продолжал подкрадываться к ним с коварной медлительностью, словно растягивал удовольствие, Руслан быстро посмотрел в сторону девушки, но не увидел в темноте ничего, похожего на длинные, светлые волосы Ольги. Ольги не было. Вместо неё с серебристо-чёрной подушки навстречу его растерянному, испуганному взгляду вдруг поднялось мертвенно-бледное лицо, обрамлённое длинными, тёмными волосами, придвинулось к нему вплотную, заслонив собою комнату и крадущегося Холодова. Казалось, что это лицо слегка светится изнутри слабым, голубоватым светом. Широко распахнутые, остекленевшие, наполненные чёрным, потусторонним космосом, мёртвые глаза Алисы с мягким упрёком заглянули ему в глаза, воскрешая мучительную боль потери, возвращая тяжкое ощущение собственной вины и отчаяния, рождая внутри новый, нестерпимый ужас.
—Не нужно бежать, — тихо проговорила девушка странным, скрипучим голосом, который напоминал сухой шорох мёртвых листьев, — мы всё равно умрём.

Её холодные, посиневшие губы приоткрылись и начали медленно приближаться к его лицу.
—Поцелуй меня, — настойчиво попросила Алиса всё тем же жутким, потусторонним голосом, и её ледяные руки ещё крепче обвились вокруг его шеи.

Охваченный невыносимым ужасом Руслан в панике попытался отодвинуться от девушки, но обнаружил, что не в силах даже пошевелиться, как будто он был крепко связан по рукам и ногам и безмолвной, покорной жертвой отдан ей на растерзание. Твёрдые, холодные пальцы Алисы, словно когти, царапнули сзади по шее, схватили его за волосы, медленно потянули назад, запрокидывая ему голову.
—Поцелуй меня, — жутко шуршали её негнущиеся, мёртвые губы у самого его лица. Ожидая их неотвратимого прикосновения к своим губам, Руслан беспомощно зажмурился от нестерпимого ужаса и… проснулся.

Несколько секунд потрясённый своим кошмарным сном парень лежал неподвижно, не в силах шевельнуться, и прислушивался к лихорадочному биению собственного сердца. Больше ни один звук не нарушал тишину, которая царила в большой, роскошно обставленной комнате. Ночь ещё не закончилась, но светлый прямоугольник окна уже обозначился чуть яснее на фоне глубокой темноты, скопившейся в дальних углах, что свидетельствовало о скором наступлении утра. Рядом, уютно свернувшись калачиком и уткнувшись лицом ему в плечо, мирно спала Ольга. Её тихое, тёплое, спокойное дыхание нежным дуновением касалось его обнажённой кожи, длинные волосы светлым облаком разметались по серебристо-чёрной подушке. Кроме них двоих, в тёмной спальне никого не было. Ужасные кошмары из его сна отступили, исчезли, растворились во мраке.

Но не успел Руслан вздохнуть с облегчением и успокоиться, как до его настороженного слуха снова донеслись какие-то странные звуки. Теперь это уже не было сном. Звуки, казалось, шли откуда-то из самых дальних глубин огромного, старого дома. Они были негромкими, приглушенными, но вполне отчётливыми, тяжёлые, хаотичные удары по твёрдой поверхности, иногда сопровождавшиеся безумным рёвом, похожим на вой ветра.

Парень приподнялся, потом осторожно, чтобы не потревожить спящую девушку, выпутался из траурных простыней и сполз с огромной кровати на пол. Босые ноги утонули в пушистом ковре. Руслан замер, весь превратившись в слух, но странные звуки прекратились так же неожиданно, как и начались, и парень больше ничего не мог услышать, как ни старался.

Решив, что это была всего лишь галлюцинация, порождённая его недавним кошмарным сном, Руслан усилием воли стряхнул с себя страх, порождённый таинственными звуками, взглянул на своё обнажённое тело и вспомнил, что вся его одежда осталась в ванной, в стиральной машине. Осмотревшись вокруг, он заметил небрежно брошенные на край кровати большие махровые полотенца, в которые они заворачивались после купания. Парень потянул к себе одно из них, обернул вокруг бёдер и нерешительно двинулся к выходу из спальни.

—Ты куда собрался? — остановил его сонный голос Ольги. — Ещё же совсем темно.
—Мне не спится. Пойду, включу компьютер в кабинете, посмотрю, что там есть, — объяснил Руслан.
—Ладно, иди. Если найдёшь что-то важное, разбуди меня, — пробормотала девушка и повернулась на другой бок, собираясь ещё немного поспать.

Заглянув в ванную, где они бросили свои рюкзаки, парень ополоснул лицо холодной водой, захватил с собой телефон Холодова и его ключи, свой собственный телефон, нож и сигареты. Потом, миновав странную приёмную с безмолвно стоящим в полной темноте рыцарем, он осторожно пробрался к противоположной стене и на ощупь нашёл дверь, ведущую в кабинет. Уже начинало светать, и все предметы обстановки словно плавали в сером предрассветном сумраке. Стараясь не натыкаться на мебель, Руслан приблизился к большому, роскошному столу у окна. Очень хотелось раздвинуть плотные, тёмные шторы и выглянуть наружу, узнать, что там происходит. Парень едва сдержался, понимая, как это рискованно из-за видеокамер, которые наверняка установлены и с внешней стороны здания.

Ночь была на исходе, в огромном, старом доме царила мёртвая тишина. Она казалась какой-то притворной, неестественной и очень опасной. Лишь большие старинные часы монотонно и зловеще тикали за спиной, словно равнодушно отмеряли последние секунды и минуты их жизни. Некоторое время Руслан стоял неподвижно и прислушивался, надеясь снова услышать те странные звуки и понять, откуда они доносятся. Потом, так ничего и не услышав, кроме размеренного тиканья часов, парень потянул к себе большое, удобное кожаное кресло, сел в него и включил компьютер Холодова. За оставшееся до утра время он должен был найти какой-нибудь способ отключить видеокамеру в коридоре и выбраться из смертельной ловушки, в которой они с Ольгой оказались в этом доме.

Пока компьютер загружался, при свете вспыхнувшего экрана Руслан оглядел просторный стол и среди всевозможных дорогих канцелярских принадлежностей и деловых бумаг заметил изящный, роскошный, жемчужно-белый паркер с золотым пером и элементами отделки, покрытыми розовым золотом. Машинально парень взял дорогую безделушку и повертел в пальцах, рассматривая и удивляясь тому, как самую обычную ручку можно превратить в шикарный предмет роскоши. Красивая, стильная вещь чем-то неуловимо напоминала своего вежливого, лощёного хозяина, который остался внизу, в собственном страшном подвале, где он убил несчастную Алису. Вспомнив о погибшей девушке, Руслан почувствовал, как привычно поднимается внутри немая ярость, смешанная с тоскливым отчаянием и болью. Внезапно ему захотелось сломать эту дурацкую, вычурную ручку, швырнуть её обломки на пол и растоптать, но парень сдержался, весь дрожа от гнева. Вместо этого, повинуясь неожиданному импульсу, Руслан вырвал чистый лист из толстого ежедневника и написал на нём нервными, крупными буквами: «Это очень важно. Тому, кто найдёт мою записку. Обязательно посмотрите фотографии на моём телефоне. На них подвал в загородном доме бизнесмена Андрея Холодова. Туда ведёт ход, который начинается в шкафу у него в кабинете. Там лежит тело погибшей Алисы Тепловой, которую он убил. Если я умру, прошу похоронить меня рядом с Ольгой Холодовой. Руслан Сарковский».

Парень положил свою записку на самое видное место, чтобы позже, уходя, не забыть забрать её с собой, потом нерешительно взглянул на дверь шкафа, из которого они с Ольгой недавно вылезли. Неожиданная идея вдруг пришла ему в голову. Руслан схватил свой нож, кое-как доковылял до шкафа и вырезал на его полированной дверце большую, глубокую стрелку и слова «вход в подвал». Пользуясь фотовспышкой на телефоне и светом, который излучал экран монитора, парень сфотографировал приоткрытый шкаф с двух разных ракурсов, сфотографировал обстановку кабинета так, чтобы его можно было узнать, и только потом вернулся за стол, чтобы погрузиться в изучение программ и файлов на компьютере Холодова. За этим увлекательным занятием время пролетело незаметно. Когда чьи-то пальцы мягко коснулись его обнажённых плеч, ласково скользнули по шее и забрались в волосы, Руслан вздрогнул всем телом, оторвал сосредоточенный взгляд от экрана и увидел, что сквозь неплотно сомкнутые шторы на окне уже сочится первый яркий утренний свет восходящего солнца.
—Ну, как дела? — промурлыкала сзади Ольга, нежно целуя его в макушку. — Нашёл что-нибудь полезное для нас?
—Да, кое-что нашёл, — пробормотал парень, открывая для неё нужную программу, — посмотри вот на это.

Девушка, тоже завёрнутая в большое полотенце, оставила в покое его волосы, наклонилась ближе через его плечо, но взглянула не на экран компьютера, а на записку, лежавшую рядом на столе.
—Ты так мало веришь в наше спасение? — мрачно спросила она, указав на листок, вырванный из еженедельника.
—Это просто на всякий случай, — смущённо объяснил Руслан.
—Может, нам и местечко на кладбище уже заказать? — с издёвкой бросила Ольга. — Чего мелочиться?
—Местечко на кладбище закажут и без нас, если оно понадобится, — в тон ей ответил парень, потом сложил свою записку и сунул её под клавиатуру. — Ты лучше посмотри вот на это местечко. Узнаёшь?
—Но ведь это же коридор перед дверью в апартаменты, где мы сейчас находимся, — поражённо проговорила Ольга, взглянув на экран компьютера.
—Да. Здесь есть программа, которая позволяет просматривать изображения со всех видеокамер, распиханных по дому и снаружи. Вот, смотри, наш второй этаж, первый этаж, гараж, а вот это главные ворота.
—Обалдеть, — взволнованно прошептала девушка.

В это мгновение в поле обзора одной из видеокамер, которая была установлена снаружи здания, невозмутимо прошествовал сурового вида охранник с громадным псом на поводке. Руслан и Ольга настороженно замерли, словно он мог их увидеть.
—Уже утро… наверно, они начинают собирать собак из парка, — сказал парень, переключив ещё несколько изображений.
—Всё это очень интересно, но что насчёт того, чтобы отключить видеокамеру в нашем коридоре?
—Как раз этим я и занимаюсь, — вздохнул Руслан, открывая настройки. — Мне кажется, я примерно понял, что нужно делать, вот только…
—Что? — нетерпеливо спросила Ольга. — Ты боишься совершить ошибку?
—Я боюсь, что охранники, сидящие за пультом у главных ворот, будут оповещены о том, что я отключил видеокамеру.
—Ты уверен? — нахмурилась девушка.
—Нет, я ни в чём не уверен, но... В общем, у нас будет в запасе всего минута, а потом система наблюдения автоматически восстановится, видеокамера снова включится, а изображение с неё сразу же попадёт на главный экран пульта управления у ворот. Возможно также, что охранники позвонят твоему брату, чтобы узнать, всё ли в порядке. Кто знает, какие правила установлены у них для подобных случаев. И если твой брат не ответит, охранники могут явиться сюда, — сказал Руслан и встревоженно посмотрел на смартфон Холодова, лежащий на столе.
—Но пока ему никто не звонил?
—Никто. Телефон отключён. Я пытался его включить, но он запаролен.

—Ладно, пускай звонят и приходят, — легкомысленно махнула рукой Ольга. — Ты говоришь, у нас будет минута? За минуту мы как раз успеем пересечь коридор и спрятаться на чёрной лестнице.
—А если охранники придут как раз по этой чёрной лестнице?
—Нет, вряд ли. Это лестница для прислуги. Она ведёт в подсобные помещения и на кухню. Охрана пользуется главной лестницей.
—Но ничто не мешает им проверить так же и чёрную лестницу, верно? — грустно усмехнулся парень. — Так что это большой риск.
—Ну, никто же и не обещал, что будет легко и безопасно, — пожала плечами девушка. — Укроемся в какой-нибудь ближайшей подсобке и переждём. В крайнем случае, можно подняться на третий этаж, там нет видеокамер.
—Да, раньше не было, когда ты ещё жила здесь. Но теперь уже есть. Вот, полюбуйся, — Руслан щёлкнул мышью, выводя на экран нужное изображение, — коридор третьего этажа. Просматривается насквозь.
—Может, её тоже отключить? — предложила Ольга.
—Одновременно можно отключить только одну видеокамеру и всего на минуту. Выйдя отсюда, мы потеряем доступ к компьютеру и больше не сумеем ничего отключить. К тому же, если мы где-нибудь застрянем, а охрана заподозрит неладное и поднимет тревогу, первым делом они запрут все двери, и тогда мы уже не сможем выбраться из дома.

—Вот умеешь ты напугать, Руслан, — мрачно усмехнулась девушка и резким движением взлохматила ему волосы. — Ну и где же твой оптимизм, а?
—Наверно, в подвале остался, — печально проворчал парень. — Я не пытаюсь тебя напугать, Оля. Я просто говорю всё так, как есть.
—Ладно, тогда скажи честно, ты что, хочешь вернуться в подвал и снова поупражняться с верёвкой?
—Нет. Мне не залезть на такую высоту. Но и здесь путь не легче. Если после отключения видеокамеры охрана сразу же свяжется с твоим братом и не получит никакого ответа, то времени на то, чтобы выбраться из дома, у нас будет очень мало.
—Всё равно мне кажется, попробовать нужно, — упрямо проговорила Ольга. — Может, нам повезёт, никто ничего не заметит и ни с кем не свяжется. Мы ведь не знаем наверняка. А подвал оставим напоследок, на самый крайний случай. Если уж нас обложат здесь со всех сторон, тогда вернёмся в подвал. Вряд ли охрана сможет открыть ту тайную дверь, к которой ведёт коридор, начинающийся в шкафу. Скорее всего, они даже не подозревают о её существовании.
—Может и не подозревают, — согласился Руслан, — но не забывай, когда мы выйдем отсюда, пути назад, в подвал, для нас уже не будет.
—Почему?
—При попытке вернуться видеокамера в коридоре заснимет нас, и вся охрана сбежится к апартаментам.
—Ну и что? А мы запрёмся и дадим им последний бой, — усмехнулась девушка.

—Какая ты… бесстрашная, — с невольным восхищением пробормотал парень, потом вдруг повернулся вместе с креслом, обхватил Ольгу обеими руками и прижался головой к её груди.
—Это что, замаскированный намёк на мою глупость? — засмеялась девушка, тоже обнимая его.
—Нет. Ты, правда, бесстрашная. Без всяких намёков. Моя бесстрашная девочка. Неужели ты ничего не боишься?
—Конечно, боюсь. Я боюсь возвращаться в подвал, — честно призналась Ольга. — Если уж нам удалось оттуда выбраться, давай не будем туда возвращаться. Не стоит во второй раз искушать судьбу.
—Ладно, — согласился Руслан, — давай не будем туда возвращаться. Попытаемся прорваться здесь. Осталось решить, когда мы начнём осуществлять наш план. Оденемся, соберём вещи и выйдем прямо сейчас?
—Нет, думаю, ещё слишком рано, — сказала девушка, взглянув на экран компьютера, — ни на одном изображении с видеокамер не заметно прислуги, и дверь чёрного хода, скорее всего, ещё заперта. У нас есть немного времени.
—Для чего?
—Для того чтобы подготовиться, как следует. Не будем спешить. К тому же, ты так меня напугал, что мне тоже захотелось написать прощальную записку.

Ольга выскользнула из его объятий, медленно потянулась к ежедневнику, лежащему на столе, и вырвала оттуда чистый лист. Потом она подцепила пальцем краешек записки Руслана, которую он спрятал под клавиатурой, вытащила и развернула её, быстро прочла и, вооружившись позолоченным паркером брата, написала свой вариант слегка угловатым, мелким, летящим, острым почерком: «Если я умру, прошу похоронить меня рядом с Русланом Сарковским. Ольга Холодова».
—Ведь ты же не откажешься полежать рядом со мной в могиле, правда? — усмехнулась она, оглянувшись на Руслана.
—Не откажусь, — вздохнул тот.
—Вместе нам не будет скучно. Мы даже сможем устраивать гонки могильных червей.
—Могильных червей? — растерянно повторил парень. — Я всё-таки надеюсь, что до этого не дойдёт. Не нравятся мне эти черви.
—Ну, а кому они нравятся. Я тоже от них не в восторге, но ты ведь первый это начал, первый придумал писать предсмертные записки, — сказала девушка, складывая оба листка вместе, — пусть так и будет.
—Я согласен, пусть так и будет.

—Всё же ты выбрал меня, да? — вдруг хмуро пробормотала Ольга и в её хрипловатом голосе мелькнула какая-то мрачная, угрожающая интонация. — Ты сумел выбрать между нами, хотя раньше говорил, что не можешь.
—Я не понимаю, о чём ты, — покачал головой Руслан, не поднимая на неё глаз.
—Не притворяйся, отлично понимаешь. Ты ведь мог написать в своей записке, что желаешь быть похороненным рядом с ней.
—Нет… я косвенно виноват в её смерти. Вряд ли её родные согласятся похоронить её рядом со мной. А у нас с тобой никого нет, возражать некому.
—И поэтому ты предпочёл меня? Какой у тебя практичный взгляд на вещи, — с жестокой издёвкой сердито протянула девушка. — А я-то, наивная, думала, что ты сейчас снова начнёшь ныть о своей любви и о том, как ты хочешь быть рядом со мной после смерти.

—Оля, ну, как ты можешь… — расстроенно начал парень и беспомощно умолк, задетый её обидными словами.
—Ладно, забудь, — натянуто усмехнулась Ольга, взглянув в исказившееся от боли лицо Руслана. — Глупо делить места на кладбище, пока мы ещё живы
—Тебе нравится меня мучить, да? — вдруг тихо спросил он, невидящими глазами уставившись в экран компьютера.
—Тебе тоже нравится меня мучить, — сердито и непреклонно пробормотала в ответ девушка. — Думаешь, мне приятно снова и снова вспоминать об этой Алисе и видеть, как она тебе дорога.
—Я просто хочу, чтобы её нашли, вот и всё, — попытался объяснить парень. — У тебя нет причин для ревности, Оля. Разве ты не видишь, что ты мне дороже всех на свете.
—Нет, не вижу, — упрямо тряхнула головой Ольга. — Докажи.
—Что тебе доказать? — устало вздохнул Руслан.
—Что я тебе дороже всех на свете.
—Но как? — растерянно взглянул на неё парень. — Разве я не доказываю это каждую минуту, каждую секунду? Что мне ещё сделать, Оля? Что мне сделать, чтобы ты успокоилась?

Девушка взяла со стола зажигалку, лежавшую рядом с пачкой сигарет, и протянула Руслану.
—Сожги свою записку. Для того чтобы нас похоронили рядом, вполне достаточно и моей, — коротко бросила она сквозь зубы.

Несколько секунд парень недоверчиво смотрел Ольге в лицо, потрясённый её безжалостной жестокостью. Он побледнел, в широко распахнутых глазах его мелькнул гнев, потом растерянность и отчаяние, смешанные с тоскливым удивлением, губы шевельнулись, но из них не вылетело ни звука. Тяжело вздохнув, Руслан на мгновение крепко зажмурился, словно стремился удержать внутри свою боль, которая рвалась из него наружу обжигающим потоком вместе с возмущением и возражениями. Когда он открыл глаза, рука девушки всё так же непреклонно продолжала протягивать ему зажигалку.
—Ладно, — сделав над собой усилие, хрипло пробормотал парень, — если ты этого хочешь…

Руслан взял зажигалку, щёлкнул и дрожащей рукой поднёс к язычку пламени уголок своей записки. Плотная бумага начала неохотно обугливаться. В следующее мгновение резкий удар выбил зажигалку из его пальцев, и она отлетела в сторону. Непроизвольно парень дёрнулся и маленький, слабый огонёк, лизавший край записки, погас, оставив после себя чахлую струйку дыма.
—Достаточно, я верю, дальше можешь не жечь, — спокойно проговорила Ольга. Она быстро отыскала на ковре упавшую зажигалку и бросила её обратно на стол.
—Ты меня доконаешь, Оля, — выдохнул Руслан, в изнеможении откидываясь на спинку кресла. — Ну, зачем, ты это сделала?
—Я хотела проверить, действительно ли я что-то значу для тебя.
—Не что-то. Ты значишь для меня очень многое. Не понимаю, зачем тебе эти дурацкие проверки. Пожалуйста, прекрати. Давай лучше оденемся, — предложил парень. — Как там наша одежда?
—Думаю, что всё уже высохло.
—Тогда нужно одеться. Не стоит разгуливать по вашему страшному дому в одном полотенце, — проговорил Руслан и хотел подняться, но Ольга не позволила ему встать. Девушка подошла вплотную и, положив обе ладони ему на плечи, прижала парня к мягкой спинке кресла.
—Подожди, — негромко выдохнула она.
—Чего ждать? — встревоженно спросил Руслан, глядя на Ольгу снизу вверх растерянными, непонимающими глазами.

Вместо ответа девушка медленно наклонилась и поцеловала его в губы. Поцелуй оказался долгим и нежным. Руки парня мягко скользнули по стройному телу Ольги, скрытому полотенцем, и нерешительно замерли у верхней кромки, которая скрывала её грудь.
—Ты уверена, что у нас есть на это время? — тихо проговорил он, когда их губы разомкнулись.
—Да, время ещё есть, — сказала девушка, не отводя сияющего взгляда своих серебристо-серых глаз от его взволнованного и немного растерянного лица.
—Тебе мало того, что произошло в ванной? Тебе хочется ещё экспериментов надо мной? — с грустной иронией пробормотал Руслан.
—Нет, — покачала она головой. — Просто мы с тобой написали эти дурацкие записки, и я вдруг подумала о смерти. Может, мы и в самом деле умрём. Конечно, это важно, чтобы нас положили рядом на кладбище, хотя мёртвым, наверно, уже всё равно. Но ещё важнее другое…
—Что? — спросил парень, так как Ольга в задумчивости умолкла.
—Если мы умрём сегодня, мне бы не хотелось, чтобы то, что произошло в ванной, стало для нас последним. Ты меня понимаешь, Руслан?
—Кажется, да. Если ты думаешь, что у нас есть время, мы могли бы вернуться в постель, — нерешительно предложил парень и снова попытался подняться с кресла.
—Нет, сиди, — Ольга настойчиво нажала ему на плечи и удержала на месте.
—Ты что, хочешь заняться этим прямо здесь, в кресле? — растерянно спросил Руслан, подчиняясь.
—Сиди, — властно повторила она, — у тебя болит нога, и совсем незачем куда-то ходить. Я хочу тебя прямо здесь, в этом кресле. Я хочу, чтобы ты овладел мною прямо здесь, в этом кресле. Я хочу принадлежать тебе прямо здесь, в этом кресле, в этом кабинете, в этом чёртовом доме, где я столько вынесла, — быстро проговорила девушка взволнованным, возбуждённым голосом, продолжая удерживать его за плечи, — просто возьми меня здесь, в этом кресле, так, как тебе хочется. Давай не ждать кладбища, давай будем рядом уже сейчас…
—Ладно… иди ко мне, — Руслан протянул к ней руки, медленно распутал и стащил с неё большое, пушистое полотенце.

Цепляясь за его плечи, Ольга с готовностью придвинулась ближе, поставила босую ногу на подлокотник кресла, мягко скользнула вперёд, парень подхватил её за талию и усадил к себе на колени лицом к лицу. Выпрямив вторую ногу, девушка свесила её через второй подлокотник, взглянула в лицо Руслану, и тут они оба сделали порывистое движение навстречу друг другу и обнялись так крепко, как, казалось, никогда в жизни ещё не обнимались, чувствуя друг друга каждой клеткой кожи, каждым нервом, каждым взволнованным, горячим толчком пульса в груди.
—На мне осталось полотенце, — огорчённо пробормотал парень, пряча лицо в её волосы.
—Сделай так, чтобы мне захотелось его снять, — прошептала Ольга, отдаваясь его рукам и губам.

Забывшись, они принялись ласкать друг друга с неистовой, отчаянной страстью, словно это и в самом деле был их последний раз. Девушка не сдерживала стонов, в свете экрана монитора её обнажённая кожа отливала серебристой пылью. Руслан жадно целовал её изящное, гибкое тело и не мог им насытиться. Его движения были порывистыми, а губы старательными, изобретательными и нежными. Доведя Ольгу до изнеможения своими ласками, он вскоре почувствовал, как девушка лихорадочно теребит край полотенца у него на поясе. Тогда парень обхватил её за талию, приподнял, она проворно развернула в стороны мешавшую ткань толстого, пушистого полотенца, и Руслан тут же вошёл в неё, быстро опустив девушку вниз.

С тихим стоном Ольга отклонилась назад и почти легла парню на бёдра. Удерживаемая его руками, она принялась двигаться, то быстрее, то медленнее, стремясь продлить, разнообразить, расцветить яркими красками безумное волшебство их соединения. Руслан помогал ей короткими, резкими толчками бёдер. Вторя их стонам, кресло под ними жалобно скрипело, вздрагивало и медленно крутилось то в одну, то в другую сторону, увлекаемое их лихорадочными, ритмичными движениями. Из-за этого возникало головокружительное ощущение невесомости, словно они попали в центр мощного, неуправляемого вихря, который смешал их горячее дыхание, переплёл их волосы, губы и тела, слил их в единое существо и теперь стремительно, неудержимо увлекал куда-то вверх, за пределы того, что может почувствовать человек.

Руслан и Ольга почти одновременно достигли сладостной вершины. Не сдерживая стонов, они долго низвергались вниз вместе с ослепительным потоком наслаждения, которое неукротимо пульсировало внутри их соединённых тел. А когда всё закончилось, когда последние сладкие судороги утихли, исчезли, растворились, когда дыхание замедлилось, выровнялось и успокоилось, когда кресло под ними перестало скрипеть и крутиться, и вернулось ощущение реальности, они ещё долго сидели, обнявшись, закрыв глаза, прижавшись друг к другу с отчаянной нежностью, словно были не в силах разнять судорожно сплетённых рук и тел.

—Не хочу тебя отпускать, — взволнованно призналась Ольга, пряча лицо у него на плече. — Не хочу, не хочу, не хочу…
—Я тоже не хочу отпускать тебя, — прошептал парень и нежно погладил её по обнажённой спине.
—Мне кажется, это, действительно, был наш последний раз, — печально проговорила девушка после небольшой паузы.
—Не надо так думать. Мы выберемся. Должны выбраться.
—Ты веришь в это? — Ольга подняла голову, требовательно повернула к себе его лицо, заглянула ему в глаза.
—Я хочу в это верить, — честно сказал Руслан и нежно поцеловал её в губы.
—Тогда почему ты написал ту записку?
—Не знаю. Быть может, потому, что и после смерти мне хотелось бы остаться рядом с тобой, Оля.
—Не говори о смерти.
—Ладно, не буду.
—Если они убьют тебя, я тоже жить не стану, — с отчаянной решимостью сердито объявила девушка.
—Ты же сама только что просила не говорить о смерти, — мягко упрекнул её парень. — Вот и не будем о ней говорить. Смерти нет, пока мы вместе. Мы выберемся. Слышишь? Обязательно выберемся. А сейчас давай оденемся и подготовимся к выходу.

Ольга кивнула и неохотно выпустила его из своих объятий. Они выползли из мягкого кресла, которое дало краткий приют их любви, пошли в ванную, быстро ополоснулись под душем, стараясь не намочить повязку на раненой руке Руслана, надели свою выстиранную и высушенную одежду, привели в порядок волосы и, захватив с собой рюкзаки, вернулись в кабинет.
—Я забыл тебе сказать, — спохватившись, признался парень, — я что-то слышал, что-то странное…
—В смысле? — удивлённо вскинула тонкие брови Ольга, повернувшись к нему.
—Ну, когда мы спали, я слышал какой-то шум. Он был совсем не громкий. Как будто издалека. Словно чем-то тяжёлым колотили по стене или в дверь. И ещё был странный вой, похоже, как ветер воет…

Не говоря ни слова, девушка устремилась к шкафу, из которого они недавно вылезли, и вдруг увидела стрелку и надпись, вырезанные на его дверце.
—Твоя работа? — мрачно усмехнувшись, спросила она, повернувшись к Руслану.
—Да, — смущённо ответил парень.
—Зачем? Вряд ли кто-то сумеет это увидеть, кроме нас и моего брата. К тому же дверцу легко заменить.
—Я сделал несколько фоток, — грустно пробормотал Руслан и вдруг взмолился с отчаянной тоской в надломленном голосе: — Оля… ну, пожалуйста… пусть её найдут…
—Разве я против? — невозмутимо пожала плечами Ольга. — Пусть найдут. Вот только хотелось бы мне знать, каким богам помолиться, чтобы нас с тобой тоже нашли. И желательно не обгоревшими трупами в очередной разбитой машине, потому что тогда и твоя записка, и все твои фотки превратятся в неопознаваемый пепел, — сердито добавила она, потом приоткрыла дверцу шкафа и прислушалась.

—Сейчас всё тихо, — после продолжительной, напряжённой паузы выдохнула девушка. — Никакого шума не слышно.
—Это потому, что та толстая дверь, которая ведёт на лестницу, не пропускает сюда звуки из подвала, — хмуро объяснил Руслан, расстроенный её жестокими словами.
—Или потому, что Андрея там уже нет. Если ему удалось освободиться, он воспользуется нашей верёвкой, которую мы там оставили, и вылезет наверх.
—Вряд ли. Не думаю, чтобы он смог освободиться, — скептически проговорил парень. — Скорее всего, этот шум, который я слышал, не имеет к нему никакого отношения.
—Не будь так уверен, — мрачно проворчала Ольга, — ты не знаешь, на что он способен.
—Ну, в любом случае, если бы он освободился и каким-то образом вылез из подвала, мы бы об этом узнали. Но в доме пока всё спокойно.
—Вот именно, что пока.

Встревоженные, они вернулись к компьютеру на столе. Руслан сел в кресло и быстро защёлкал мышкой, просматривая изображения с разных видеокамер внутри и снаружи дома. Девушка примостилась на подлокотнике, раскурила сигарету сначала для парня, потом для себя.
—Посмотри сюда. Кто это? — вдруг спросил Руслан, указав на экран, где охранник у главных ворот что-то беззвучно говорил трём женщинам средних лет.
—Прислуга начинает появляться, — хмуро бросила Ольга. — Подумать только, наша старая кухарка всё ещё работает здесь. Я помню её с детства. Остальных двух женщин я не знаю. Наверно, это уборщицы.
—Это значит, что дверь чёрного хода уже открыли?
—Если и не открыли, то вот-вот откроют.
—Ладно, дадим им ещё полчаса, — сказал парень и, затянувшись сигаретой, стряхнул пепел прямо на глянцевую поверхность стола.

—Наверно, сейчас самое время позвонить Игорю и Димке, сказать им, где нас ждать, если они ещё там, за лесом, — предложила девушка.
—Да, можно попробовать позвонить им, — согласился Руслан.
—Что им сказать? Пусть ждут нас за лесом?
—Ну, если всё получится так, как мы планируем, то примерно через час мы должны выбраться отсюда через нашу дыру в ограде. И было бы хорошо, если бы они забрали нас сразу за лесом.
—Ладно, тогда я сейчас позвоню им.

Ольга достала свой телефон и вызвала номер Игоря.
—Алло! Оля? Наконец-то. Где ты? Ты нашла Руслана? — после нескольких гудков донёсся до девушки взволнованный, охрипший голос парня.
—Да, я его нашла, — сказала Ольга.
—И где вы сейчас находитесь?
—Мы всё ещё в доме моего брата. Пока не можем выйти отсюда.
—Но ты, действительно, нашла его? С ним всё в порядке? — не мог успокоиться встревоженный Игорь. — Где он? Что с ним? Он жив?
—Не волнуйся, он здесь, рядом со мной. Можешь поговорить с ним, — предложила девушка и передала телефон Руслану.

—Алло. Привет, Игорь, — сказал парень.
—Руслан! Привет. Как я рад тебя слышать! Ты в порядке? Что с тобой случилось?
—О том, что со мной случилось, я расскажу позже. Сейчас со мной всё нормально, не волнуйся. Где вы находитесь?
—Мы здесь, стоим на обочине дороги возле того места, где Дима высадил тебя тогда вечером. Мы провели тут всю ночь. А в чём проблема? Вы не можете выйти оттуда?
—Мы пока заперты в доме. Здесь везде установлены видеокамеры, поэтому выйти незамеченными непросто. Но мы попробуем, у нас есть небольшой шанс. В общем, дай нам ещё часа два. Час на то, чтобы выбраться из дома, пересечь парк и проникнуть за ограду, ну и ещё час на прогулку по лесу. Будьте готовы сразу же забрать нас. Возможно, придётся очень спешить. Не исключено преследование.
—Хорошо, мы будем готовы, — сказал Игорь. — А куда поедем? Сразу домой?
—Наша цель как можно быстрее уйти от леса и достичь трассы, при этом ехать лучше по самым многолюдным местам, в общем, через посёлок. Это на случай погони.
—Ладно, я понял. Ждём вас здесь. Держите нас в курсе, Руслан.
—Если случится что-нибудь неожиданное, и планы изменятся, я тебе сообщу. Пока.

Отключившись, Руслан докурил свою сигарету, затушил окурок о край стола и взглянул на экран монитора. Его внимание снова привлекло движение у главных ворот. Их как раз открывали. Во двор медленно въехала машина, остановилась у здания охраны. Из авто вышли какие-то люди, они переговорили с охранниками и направились к главному входу.
—У нас гости, — тихо пробормотал парень.
—Не у нас, а у моего брата, — мрачно поправила его Ольга. — Тебе не кажется, Руслан, что ждать дальше опасно. Скоро кто-нибудь может заинтересоваться его долгим отсутствием и выключенным телефоном. Возможно, этим утром у него была назначена встреча с этими людьми, которые только что подъехали. И если брат не явится на эту встречу, они поднимут тревогу.
—Ну, надо же ему привести себя в порядок после тайного, ночного визита в подвал, — усмехнулся парень. — Ждём ещё пятнадцать минут и потом выходим.

Они взглянули друг на друга широко распахнутыми, сверкающими от волнения глазами, одновременно сделали порывистое движение, и их губы на несколько мгновений нежно соприкоснулись. Потом Ольга соскользнула с подлокотника кресла. Руслан взял со стола свою записку, сложил её и сунул во внутренний карман куртки. Туда же он положил пистолет, в котором не было патронов, проверил, легко ли вынимается его нож.
—Не забудь ключи, — напомнила ему девушка, медленно разворачивая и ещё раз перечитывая свою записку, — дверь в коридор заперта.

Парень кивнул и забрал со стола связку с ключами.
—Его телефон оставим? — спросила Ольга, складывая и пряча листок.
—А зачем он нам? Пусть остаётся здесь.

Нацепив на плечи рюкзаки, собравшись и приготовившись, они некоторое время, молча, стояли перед экраном компьютера, словно бегуны на старте, и с напряжением следили за меняющимися изображениями с видеокамер. Огромный, мрачный дом, который так долго держал их в плену, постепенно просыпался, оживал и наполнялся людьми.

Когда пятнадцать минут истекли, Руслан, молча, протянул руку к мыши, вывел на экран настройки видеокамеры и хотел уже нажать нужные кнопки, чтобы отключить её, но тут девушка его остановила.
—Подожди.
—Что-то не так? — встревоженно взглянул на неё парень.
—Мы ещё не готовы выходить, — объяснила Ольга. — Сначала надо отпереть дверь из приёмной в коридор. На ней два замка, не считая засова. Неизвестно, сколько мы с ними провозимся, но в любом случае, это займёт какое-то время из нашей драгоценной минуты. И ещё ты сильно хромаешь, а комнаты большие. Пока ты доберёшься отсюда до двери приёмной, мы потеряем ещё несколько секунд. В итоге у нас останется слишком мало времени на то, чтобы выйти из поля обзора видеокамеры, потому что коридор довольно длинный. Придётся бежать, но всё равно мы можем не успеть укрыться до того, как камера снова включится.
—И что ты предлагаешь? — нахмурился Руслан.
—Покажи мне, как отключить видеокамеру. Я останусь здесь, а ты пойдёшь и откроешь дверь в приёмной. Потом я присоединюсь к тебе, и мы выйдем. Так будет быстрее, и мы потеряем меньше времени.

—Ладно. Смотри сюда. Вот наша видеокамера, — начал объяснять парень. — Видишь, коридор пока ещё пуст.
—А где эти люди, которые недавно вошли в дом? Можно их как-то увидеть?
—Сейчас посмотрим другие изображения. Вот они, на первом этаже, стоят и разговаривают в холле.
—Это в противоположном конце дома.
—Отлично. Главное, чтобы они не вздумали подняться сюда, в наш коридор. Теперь как отключить видеокамеру. Переходишь в режим настройки, находишь нашу камеру. Вот она. Видишь, выставлен интервал одна минута. Я пытался его увеличить, но ничего изменить нельзя. Теперь нажимаешь сюда и сюда. Поняла?
—Да, — кивнула девушка.
—Тогда я пошёл в приёмную, — сказал Руслан, доставая ключи из кармана. — А там можно включить свет? Ну, чтобы мне не возиться с фонариком.
—Конечно. Выключатель находится справа от входной двери. Как только откроешь дверь, набери мой номер, с которого я отправляла тебе смс-ки. Я сделаю здесь всё, что нужно, и прибегу к тебе.
—Надеюсь, сработает, — пробормотал парень, направляясь к выходу из кабинета с максимальной скоростью, на которую он был способен с больным коленом.
—Сработает, должно сработать, — тихо проговорила Ольга и, повернувшись к экрану монитора, положила перед собой на стол телефон.

Через пять минут устройство завибрировало вызовом. Сбросив звонок, девушка быстро изменила настройки видеокамеры и бегом бросилась в приёмную, где Руслан ждал её у двери.
—Обними меня за плечи, опирайся на меня, — коротко приказала она и обхватила парня за пояс с правой стороны, чтобы помочь ему бежать. Руслан, молча, подчинился.

Они открыли дверь, быстро вывалились в длинный, сумрачный коридор, освещённый россыпью крошечных, круглых светильников, вмонтированных в потолок, повернули налево и с максимальной скоростью устремились вперёд. Толстая, синяя ковровая дорожка на полу заглушала их неровные шаги. Мимо мелькали двери, картины и тёмные, деревянные панели, которыми были отделаны стены коридора. Руслан изо всех сил старался бежать быстрее, хотя его разбитое колено плохо слушалось, при каждом шаге взрываясь нестерпимой болью. Судорожно вцепившись в куртку у него на поясе, Ольга с яростью волокла его вперёд, подставляя своё плечо, если парень спотыкался от резкой боли. Казалось, что прошла целая вечность прежде, чем они достигли конца коридора, открыли неприметную дверь в углу, потом ещё одну и остановились, задыхаясь, в небольшом, подсобном помещении, заваленном пылесосами, вёдрами, щётками и всевозможной бытовой химией. Утренний свет скупо сочился сюда сквозь маленькое зарешеченное окошко под самым потолком.

—Успели? — одними губами выдохнул измученный слишком быстрой пробежкой Руслан, в изнеможении привалившись к стене. Ольга достала телефон и взглянула на время.
—Пятьдесят три секунды, — тихо сказала она.
—Почти впритык, но главное, успели.

Они замерли и прислушались, но в огромном доме, по-прежнему, было тихо и спокойно. Никто за ними не гнался, никто не спешил реагировать на отключение видеокамеры и поднимать тревогу.
—Будем считать, что пока нам везёт, — пробормотала девушка. — Осталось спуститься вниз и выбраться из дома.
—А где лестница? — спросил Руслан.
—Здесь, рядом. Как нога? Сильно болит? Ты готов двигаться дальше?
—Да, — парень осторожно переступил с ноги на ногу и поморщился от боли. — Не волнуйся, я как-нибудь справлюсь.
—Давай снова вместе. Вместе будет легче спускаться. Положи руку мне на плечи и держись за меня, — Ольга снова обхватила его за пояс своей сильной, цепкой рукой и прижала к себе.

Они осторожно приоткрыли дверь подсобки и выглянули наружу. Слева, за поворотом, обнаружился выход на не очень чистую и плохо освещённую лестницу. Оттуда доносился какой-то невнятный шум, отдалённые звуки чьих-то голосов, шарканье ног и металлический лязг.
—Там кто-то есть, на лестнице, — встревоженно прошептал Руслан.
—Не обязательно. Просто на первом этаже, в этой части дома расположена кухня, прачечная и другие хозяйственные помещения. Этот шум и голоса означают лишь то, что прислуга уже на месте, и дверь чёрного хода открыта.
—Но мы можем на кого-нибудь нарваться, когда вылезем на лестницу.
—Да, это не исключено, — спокойно сказала Ольга. — Нам придётся рискнуть. Другого пути всё равно нет. Сам видишь, лестница не соединяется напрямую с коридорами, между ними находится нечто, вроде тамбура и ещё несколько подсобок. Это ведь не главный вход. Этой лестницей пользуется только прислуга. Вряд ли они сразу после прихода на работу начнут шнырять по этажам. Сначала они долго пьют кофе на кухне и обсуждают последние сплетни.

—Ну, тогда пойдём дальше, пока здесь никто не шныряет, — предложил парень. — Или подождём?
—Нет, ждать удобного времени бесполезно. Тут уж или повезёт, или не повезёт. Даже если кого-то из уборщиц случайно встретим, не страшно. Это ведь не охрана. Они не в курсе, кто находится в доме, а кого здесь быть не должно. Да им и по фиг. Может, мы с тобой приехали в гости к моему брату. Откуда им знать.
—Ну, да, в гости, — усмехнулся Руслан и взглянул на свою левую руку, на которой бинты и разноцветные татуировки теперь заменяли отсутствующий рукав, — особенно я, со своим модным, обрезанным рукавом и окровавленной повязкой. Посмотри на нас, Оля. Хотя мы с тобой теперь чистые, вид у нас всё равно экстремальный. Любая уборщица заподозрит неладное.
—Даже если какая-нибудь уборщица сообщит о нас охране, это произойдёт не мгновенно. Надеюсь, мы успеем скрыться в парке. В общем, всё, хватит болтать, идём, — решительно проговорила девушка и потянула его за собой.

Они осторожно вышли на площадку лестницы и прислушались. Приглушенные голоса и шум продолжали доноситься снизу, но в непосредственной близости явно никого не было. Тёмная лестница казалась пустой. Обнявшись, крепко уцепившись друг за друга, Руслан и Ольга начали быстро спускаться вниз. Они благополучно миновали первый пролёт. На площадке между этажами стояло ведро с водой и швабра.
—Быстрее, — сквозь зубы прошипела Ольга, таща спотыкающегося Руслана дальше.

Второй пролёт закончился в длинном коридоре, где было пять дверей: четыре справа явно вели в какие-то комнаты, и одна в торце была похожа на выход наружу. Слева, ближе к выходной двери, в глухой стене находился глубокий проём, в котором новый пролёт лестницы уходил дальше вниз, в подвал. Парень и девушка ступили в коридор, осторожно прокрались мимо полуоткрытой двери, ведущей на кухню. Оттуда доносились громкие голоса женщин, какой-то стук и лязг, тянуло ароматом только что сваренного кофе.

Путь к выходу был открыт, оставалось преодолеть не более десяти метров, но вдруг впереди, со стороны лестницы, ведущей в подвал, послышался какой-то странный шум. Сначала оттуда донёсся испуганный женский крик, потом звук быстрых шагов. Из проёма в панике выскочила пожилая женщина в синем форменном халате. На её полном, круглом лице был написан ужас, седые волосы выбились из-под косынки. Увидев Руслана и Ольгу, она ошеломлённо вытаращила глаза, попятилась к противоположной стене, потом опрометью бросилась к кухне и исчезла за дверью, за которой тут же зазвучал возбужденный хор испуганных голосов, напоминавший истеричное кудахтанье потревоженного курятника.

Парень и девушка ускорили шаг, стараясь быстрее пробежать оставшиеся метры и выбраться наружу, пока выходную дверь не закрыли, но из проёма в левой стене вслед за уборщицей, преграждая им путь, вывалилась в коридор страшная, хромающая, окровавленная фигура. Когда-то элегантная и дорогая, теперь одежда этого человека была неузнаваема. Чудовищно измятый, изорванный, красный пиджак покрывали пыль, паутина и пятна крови. На обнажённой груди, между лохмотьями когда-то ослепительно-белой рубашки виднелись страшные, рваные раны, словно в подвале ему пришлось сражаться с каким-то зверем. Он сильно хромал на одну ногу, бедро которой было туго перетянуто окровавленной тряпкой. На смертельно бледном лице с перепачканной пылью и кровью, светлой бородой и засохшей, длинной царапиной на щеке застыло безумие и лютая злоба. Вытаращенные светлые глаза полыхали ненавистью, рот превратился в жуткий оскал. Дыхание со свистом вырывалось сквозь судорожно стиснутые зубы. Увидев парня и девушку, Холодов издал хриплый, яростный вопль и неуклюже бросился к ним, угрожающе размахивая увесистым обломком арматуры.

Ольга отреагировала мгновенно. Рванув за собой растерявшегося Руслана, девушка отскочила к правой стене и распахнула последнюю дверь, которая как раз оказалась у них за спиной. Из-за раны на бедре её брат двигался не слишком быстро, и это их спасло. Он замешкался, и чудовищный удар тяжёлого железного штыря пришёлся по двери, за которой успели скрыться Ольга и Руслан. Правда, запереть дверь за собой оказалось невозможно. На ней не было ни замка, ни засова. Несясь дальше по очередному тёмному коридору, они услышали сзади тяжёлые шаги и хриплое дыхание преследующего их Холодова.
—Куда мы бежим? — выдохнул Руслан, спотыкаясь и едва не падая.
—В гараж, — коротко бросила Ольга, изо всех сил таща его за собой.

Девушка быстро распахнула ещё какую-то дверь, и они очутились в огромном, просторном гараже на десять машин. Ворота на улицу оказались открытыми, на центральном проезде стоял чёрный джип, возле автомобиля возился охранник. Услышав приближающийся шум, он поднял голову, его рука натренированным движением скользнула к кобуре, но достать оружие он не успел.
—Стоять! Не двигаться! — яростно заорал Руслан, направляя в его сторону свой пистолет, в котором не было ни единого патрона. — Руки на машину! Руки на машину! Не двигаться!

Бледное лицо парня пылало такой решимостью, что охранник, коренастый мужчина средних лет, нехотя подчинился. Осторожно приблизившись, Руслан быстро протянул руку, залез к нему в кобуру и вытащил оружие. В это время Ольга проворно обогнула огромный джип с другой стороны, скользнула на водительское место и увидела, что ключ торчит в зажигании.
—Садись в машину! — крикнула она Руслану. — Быстрее!

В это мгновение, издав злобный, нечеловеческий вопль, в гараж из коридора вывалился обезумевший, оборванный, окровавленный Холодов. Он с рычанием протиснулся между двумя машинами и, размахивая тяжёлым куском арматуры, выскочил в центральный проезд. Изумлённый охранник, стоявший, согнувшись и положив обе руки на капот, невольно повернул голову в его сторону, Руслан, воспользовавшись этим, изо всех сил ударил его пистолетом в лицо, отпихнул в сторону, а сам открыл заднюю дверцу джипа и проскользнул внутрь. Ольга тут же врубила мотор, и машина рванула с места, но они ещё успели заметить, как Холодов, вытаращив бешеные глаза, помчался им наперерез, словно намеревался остановить автомобиль голыми руками. Страшный удар арматурой пришёлся по боковому стеклу, осколки дождём посыпались внутрь, и Руслан резко отпрянул в противоположную сторону, прикрывая лицо локтем.
—Ты цел? — спросила девушка и увеличила скорость почти до максимальной.
—Да, — пробормотал парень, стряхивая осколки стекла со своей одежды.
—Пристегнись.

Машина стремительной, воющей пулей вылетела из гаража. Не снижая скорости, Ольга заложила безумный, крутой вираж по широкому двору, залитому ярким светом восходящего солнца, и направилась прямо к главным воротам. Им повезло. В это мгновение ворота как раз начали открывать, чтобы выпустить лёгкий фургончик, привозивший продукты. Огромный, чёрный джип нагло проскочил мимо него, зацепив и грубо отбросив в сторону. Не успели охранники опомниться и остановить ворота, как мощная машина на большой скорости с бешеным напором ринулась в образовавшийся, узкий проём, и, с душераздирающим скрежетом ободрав свой полированный бок о створку ворот, вырвалась на свободу. Вслед ей торопливо защёлкали запоздалые, суматошные хлопки выстрелов.
Cвидетельство о публикации 534573 © Нэймлис Л. 12.09.17 14:23
Число просмотров: 46
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 260
Из них Авторов: 29
Из них В чате: 0