Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Драматургия
Форма: Пьеса
Дата: 10.09.17 18:18
Прочтений: 71
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Студенческая любовь
СТУДЕНЧЕСКАЯ ЛЮБОВЬ
Музыкально-поэтическая пьеса (основана на реальных событиях)
Действующие лица:
1. Поэт
2. Собеседница
3. Нина - студентка
4. Рома - студент 5. Маня - студентка
6. Тамара - мать Ромы
7. Света - мать Нины
8. Юлия - хозяйка магазина
9. Стасик - сын Юлии
10. Ваня - студент 11.Профессор - преподаватель вуза 12.Доктор - лечащий врач
13.Медсестра
14.Музыкант


Поэт: Ох, красота кругом какая,
Ты только в дали посмотри!
Глянь, собеседница благая,
И сердцу радость подари…

Собеседница: Да… Даль лазурью заиграла,
И взору сладостно глядеть,
Но меня драма взволновала,
Хочу твой взгляд о ней иметь.

Скажи, поэт, как всё же стало?
Как эта драма развилась?
Как счастье Ромино пропало?
И как судьба оборвалась?

Ведь Рома бойкий был парнишка,
Учился в школе хорошо,
Он помогал соседу Мишке,
Хотя и было нелегко.
Поэт: А от вопроса стало грустно,
Давай молитву пропоём,
В которой зов и наш попутно
Мы в пьесе этой понесём…


Звучит молитва «Величие Господа», исполняют поэт и собеседница*
№ 2, А.Ковалёва (книга «Величие Господа», с. 34)
ВЕЛИЧИЕ ГОСПОДА
Всё изменяется -
Все поколения.
Всё истребляется -
Времени тлением.

Только Бог наш вечен,
Неизменяем.
Его путь извечен,
В веках прославляем.

Господь существует
Раньше гор на свете.
Он души рассудит,
Мы все его дети.

Господь нас оценит
За дела мирские.
Гнев на милость сменит,
Богу мы родные.

Научи нас, Боже,
Мудрости Своей!
Помоги нам, Отче,
В жизни быть добрей.

Чтоб под сенью светлой
Рядом быть с Тобой
И любовь лишь сеять
Под Твоей звездой.


Собеседница: Ну что, поэт, печаль изгнали?
В прошенье излечил ты грудь?
Настрой души в нём твой воззвали?
Чтоб пьесу мог ты распахнуть?

Поэт: Теперь отвечу тебе сердцем,
Ты - собеседница моя,
Открою пьесы настежь дверцы,
Где Ромы путь бежит, скользя.

Роман и в вузе поначалу
Стремился знанием блистать,
Затем лишь лихом закачало,
Стезю наук не стал он звать.

Вот и сегодня Рома вяло
Путь права Рима освещал,
Доцент, вкусив науки жало,
В познанье Ромы их вонзал.

А их осколки лишь виднелись,
Напрасно Нина лист дала,
На нём ответы все имелись,
Доцент же мигом их взяла.

И двойку Роме посадила
Жирнющую на весь журнал,
А Нине ручкой погрозила,
Да тут звенеть звонок уж стал.

И они встали и торопко
С Романом Нина вниз пошли,
В буфете пили кофе бойко,
А с пары следующей ушли…

Нина: - Ой, Ромушка, не надо было
С теории нам уходить,
Профессор ведь читает мило,
Мне трудно без него учить…

Рома: - Да ничего… Прорвёмся, Нина,
Сломаем теме мы рога,
Такая всё же ты наивна,
Ведь жизнь, Нинусечка, легка.

Ты проще, друг, смотри в сомненья
Наук, их тысячи дорог,
Ищи, что ткутся лишь в везенья,
Чтоб обойти лихой порог.

Мы шпору в телефончик вставим
И смело будем отвечать,
Из головы кой-что добавим,
Не стоит сердце омрачать.

Нина: - Да нет, Роман, душа заныла,
Мне стыдно так себя вести,
В себе я словно честь спалила,
Нам надо всё ж назад идти…

Рома: - Уж дудки, Ниночка родная,
На лекцию я не ходок,
Потеря знаний небольшая,
Пойдём катнём винца глоток.

Ты отвыкай зубрить науки,
И так ты в школе верх брала,
На что тебе все эти муки,
Ведь ты медаль уж загребла.

И в вуз теперь ты поступила,
Бюджет сумела одолеть,
В час нужный сердцем не сглупила,
К чему теперь же так корпеть…

Нина: - Ой, нет, Роман, я не позволю
Мамулю в нищете держать,
Тебя я, Рома, не неволю,
Но я хочу законы знать.

И чтоб стипендия имелась,
А то ведь не на что мне жить,
Мечтою столько лет я грелась,
И ей не смею изменить…

Коль исключат - то я померкну,
И вновь я в вуз не поступлю,
И маму в муки, в горе ввергну,
А я её душой люблю.

Она так много ведь страдала,
Одна растила всё меня,
Отца чуток я только знала,
Забот я матери полна.

Мой папа умер от давленья,
Чернобыльцем служивый был,
Он в жизни не познал везенья,
И в двадцать пять отец почил.

А мама замуж не хотела,
Лишь мной сердечная живёт,
Учиться дальше не сумела,
И ношу медсестры несёт…

До смерти ж на врача училась,
А после папы не смогла,
На втором курсе поженились,
А дальше путь оборвала…

И я хочу помочь родимой,
Ведь ей всего лишь сорок лет,
Ей путь хочу сверстать я милый
И дать для сердца счастья свет.

Рома: - Ну ты, Нинок, вся дышишь солнцем,
Похоже, всем хочешь помочь,
Ты в свою жизнь открой оконце,
То жить, родная, так невмочь.

Пойдём хоть в бар, там разберёмся
Кому и сколько помогать,
И сердцем настежь распахнёмся,
Где сможем коньячка поддать.

Я угощаю, видишь кипу
Отец подбросил мне вчера,
Дадим разбег златому джипу
И купим разного добра.

И посидим тогда у речки,
Коль в бар не хочешь ты идти,
Сидеть нам рано, друг, у печки,
Жизнь надо бойкую вести…

Нина: - Прости, Роман… Я возвращаюсь…
Я всё ж на лекцию пойду,
Затем на вечер я останусь,
А то покоя не найду…

Рома: - Ну и иди, зубрила года,
С собой я Маньку позову…
Стоит чудесная погода,
И отдых с нею я совью.

Поэт: И он пошёл. И Нина бойко,
Стрелой помчалась в коридор,
И дверь открыла там тихонько,
Стыдливо потупив свой взор.

Но а Роман с Маняшей мигом
На речку в джипе понеслись,
Она дала понять всем видом,
Что мысли с ним её сошлись.

Собеседница: Небось спиртного прихватили,
Они, похоже, любят пить,
Если с занятий укатили,
То для того, чтоб покутить?

Поэт: Всё так… «Поляночку» накрыли,
Достав грузинского вина,
Коньяк в сторонку положили,
И пили в сладость и до дна.

Что разговор полился бойкий,
Любви касался озорной,
И стержень жизни мялся стойкий
В пучине ласки молодой.

Маня: - Ой, мой Роман, с тобой прекрасно
И сладко время проводить,
Столь дней не виделись напрасно,
Могли б давно мы вместе быть.

Зря дни впустую пропустили,
Но мы теперь своё возьмём,
Ведь встречу нашу же омыли,
Теперь мы в ней любовь найдём.

А может, к Нинке ты вернёшься?
И будешь снова с ней дружить?
И поцелуй её дождёшься?
Иль станешь сухарём ходить?

Рома: - Уж нет… Я Нинку укатаю…
Но буду я тебя любить,
Я от неё себя избавлю,
Как только цель смогу добыть.

Но ты смотри, чтобы ни слова
Нинахе не смогла сказать,
Тебе же новость ся не нова,
Кажись, недолго уже ждать,

Как я потешусь над подругой,
Покров невинности сорву,
Тебя же назову супругой
И смело в дом, Маня, введу…

Поэт: И долго в пьяном вожделенье,
В потоках буйного вина
Да младости любви хотенья
Вкушали сладкого огня…

И, наконец, в хмельном угаре
В машину сели всё ж они,
И мчались, словно на пожаре,
Сшибая градусов огни.

И вдруг удар об столб могучий,
Летит Маняша из окна,
А джип завис почти над кручей,
И пустошь лишь кругом одна…

Собеседница: Поэт, ну что остановился?
Давай, дружище, говори!
Как путь же дальше их сложился?
И про Маняшу расскажи.

Поэт: От боли Маня застонала,
Глазами тихо повела,
Картину ужаса познала,
К машине в муках поползла.

А там Роман сидел в машине,
В боль вдавленный со всех сторон,
Лишь руль висел на пуповине,
Как будто издавая стон.

Не зная делать что с собою,
От мук подняться не смогла,
С поломанной в бедре ногою
К дороге Маня поползла.

И Мане плохо совсем стало,
Как труп распахнутый лежит,
До крови руки постирала,
И кровь из ран ручьём бежит.

А тут мужчины проезжали,
Увидев случай здесь такой,
На тормоз быстренько нажали,
Хоть шли со скоростью большой.

И они встав с машины бойко,
С вниманьем к Мане подошли,
В ней пульс прощупывался стойко,
Её в больницу повезли.

И вот она уже в больнице,
К Роману «Скорая» спешит…
Возле неё сидит сестрица
И Мане тихо говорит:

Медсестра: - Ну вот, тебя всю починили,
Теперь ты будешь долго жить,
И в милицию сообщили,
Чтоб и Роману пособить.

Его с трудом большим достали,
Поломан, словно в бурю дуб,
Осматривать на месте стали,
Он был так жалок, млад и люб.

Ведь позвонок спины разрушен,
И ноги сломлены не раз,
Путь жизни был его нарушен,
Смерть тяжелела каждый час…

Поэт: Нина, узнав, стрелой примчалась,
Но а к Роману не прошла,
Входить туда не разрешалось,
И она к доктору пошла.

Нина: - Вас сердцем, доктор, умоляю,
Вы разрешите мне войти,
И к милости вас призываю,
Я буду правила блюсти.

Вы мне позвольте быть в палате,
Я только рядом посижу,
Я стану там сидеть в халате,
Микробами не заражу.

Позвольте руку лишь погладить,
Возможно, силу тем я дам,
Позвольте мне молитвой славить,
Что ниспослал Всесущий нам.

Доктор: - Родителям и то, подруга,
Как видишь ты - я отказал,
Ведь не спасти тебе уж друга -
Бороться организм устал…

Нина: - Но вас молю… Пустите всё же
Мне с Библией туда войти …
Доктор: - Ой, батюшки, ведь так негоже,
Тогда и мать с собой веди…

Поэт: И Нина быстро дверь открыла,
И к Роме мать его вошла,
Студентка голову склонила
И руку гладить начала.

Затем крестом вдруг осенила,
Молиться сердцем начала,
И в помощь псалмы говорила,
Похоже, тем борьбу внесла.

Он застонал, но без движений
По-прежнему Роман лежал,
Но признаки на оживленье
Всё ж организм слегка давал.

Собеседница: А мать что делала в то время?
Молиться начала она?
Чтоб снять с сыночка смерти бремя,
Ведь горюшка была полна…

Поэт: Нет... Мать стояла и ни слова
Вглубь душеньки не пронесла,
Давили нехристи оковы -
Молитв и псалм не вознесла.

Понять же Нину не сумела -
К чему крестилась так она,
Познать греховность не велела
Зачем молилась так сполна.

А лишь сказала:

Тамара: Верно, хочет,
Чтоб Рому на себе женить,
Вот оттого так и хлопочет,
Богатенькой желает быть.

Но ведь она - голь да томленье,
И нищета лишь в ней живёт,
И жмёт вон из себя смиренье,
И хитро к Богу же зовёт,

Чтоб пробудить во мне к ней жалость,
И я сроднилась чтобы с ней,
Ей подарила в жизни радость,
Назвав невестушкой своей.

Но нет… Коль будет жить Ромаша,
В дом эту девку не пущу,
Уж лучше допустить Маняшу,
С ней капитал свой наращу.

Ведь миллиард отец имеет,
В дом денег Манька принесёт
И ими Ромушку согреет,
И сынок счастьем зацветёт.

Вот только бы набрался силы,
Выздоровел сыночек мой,
Мне будут внуки его милы,
Дворец воздам ему большой.

А сейчас Нинка пускай ходит
И молится во благо дня,
Сюда молитвы свои водит,
Они дадут может огня.

И Ромушку они согреют,
И путь счастливый вознесут,
С сыночка боли снять сумеют,
Да больше радости дадут.

Хоть в Бога я совсем не верю,
Всё сказки это про бычка,
Но я молитвы не похерю*,
Ведь страх берёт же за сынка.

Пойду я завтра в Церковь рано,
Отца Василия найду,
Его просить буду воззвано,
Сама ж затем бегом уйду.

Но денег дам на всякий случай,
Тем подстрахую всё ж себя,
Пускай рублём моим кипучим
Он сбросит горюшко с меня…

Поэт: А Нина путь торит к больному
И просит Господа:
Нина: «Спаси,
«Сними вину, воздай родному,
Здоровья Роме вознеси.

*Похерить - зачеркнуть, уничтожить (прост). С.И.Ожегов. Словарь русского языка. М., 1961 г.

Чтоб он в раскаянье мольбами
К Тебе, Владыко, припадал,
Перед Святыми Образами
К Тебе душою всей взывал.

И не чинил плохих деяний,
Любовь к Тебе всем сердцем нёс,
И миру не дарил страданий,
А в чистоте к народу рос.

Господь, услышь…Сними мученья,
Роману, Боже, помоги,
Воздай, Всевышний, облегченья
И силы жизни сбереги.

Чтоб он не стал калекой падшим,
Его здоровым сохрани,
Чтоб взор его не был уставшим,
Жизнь полноценную верни.

Господь, Тебя я умоляю,
Прости греховную меня,
Я Промыслам Твоим вверяю,
Но дай всё ж Роме жизни дня.

Быть может, он поймёт несчастье,
Прозреет грешною душой,
Разгонит смрад, грехов ненастье,
Нависших чёрной полосой.

Люблю его я, Боже, верно,
Но до конца не поняла,
Порой бывает очень скверно,
В нём стержня жизни не нашла.

Но я не для себя взываю,
Всесущий Боже, помоги,
Перед Тобой главу склоняю,
Свет жизни в Ромушке зажги…»

Поэт: И затем Нина снова стала
Все псалмы наизусть читать,
И Богородицу взывала
Ей в помощи не отказать.

И вырвать Рому из-под смерти,
И снять теснившуюся боль…
И вы, друзья мои, поверьте,
Найдя ответ и жизни соль…

Ведь Рома стал здоров, поднялся
И смело стал на костыли,
И Нине мило улыбался,
В нём зори радости взошли.

Нинуся ж каждый день ходила,
Он здесь лежит уж скоро год,
Ему надеждушкой светила
И строила ему оплот.

Собеседница: А в институт он не являлся?
Не стал в него он путь торить?
Учиться Рома отказался?
Уж он не мог студентом быть?

Поэт: Да нет… Всё Нина объясняла,
Роман в учёбе не отстал,
Молиться тож не прекращала,
И студент сессии две сдал…

И Нина с Ромой наслаждались,
Донца вдыхая аромат,
Они с веселием купались,
По глади хлопая в набат.

Но мать Романа отправляла
В пансионате отдыхать,
И вот однажды что сказала,
Когда он собирался спать.

Тамара: - Ну сколько будешь в этой грязи
Ты всё микробы собирать,
И быть среди вонючей мрази,
И свою Нинку ублажать.

И в Церкви с нею появляться,
Да там молиться без конца,
И, как блаженный, улыбаться,
В молитвах вознося Творца.

Всё это бред и чушь собачья,
Ведь Бога никакого нет,
Былина в том лишь поросячья -
Таков тебе вот мой ответ…

Рома: - Ну что ты, мама?! Разве можно
Вот так о Боге говорить?!
Тебе понять о Сущем сложно,
Но ты не смей Бога хулить.

А то Господь тебя накажет,
А я твой сын - не забывай,
Бог нас печалями обвяжет,
Ты, мама, в Библию вникай…

Тамара: - Видал, как Нинка научила,
Ты, словно проповедник, стал,
Невежество в тебя вселила,
Ты, как дурак, всю чушь вобрал.

Рома: - Да если б Нина не просила
И не молилась за меня,
То боль во мне бы голосила,
Не гнулась бы моя спина.

Сидел бы я сейчас в коляске
И инвалидом, мама, был,
А вот теперь могу я в пляске
Ведь извлекать движений пыл…

Тамара: - То тебе Нинка рассказала
И так запудрила мозги,
Видал, какой святошей стала,
Ты от неё, сынок, беги.

А то совсем безумным станешь,
Такую муть будешь нести,
И нас несчастием обвяжешь,
Тебя пора в психдом вести.

И не смей больше со мной спорить,
На днях в Египет полетишь,
Нинке не дам тебя неволить,
В психдом иначе загремишь.

И эту стерву ты не слушай,
От бедности так говорит…
А ты, сынок, слегка покушай,
То худоба вон зло глядит.

Что даже Нинка не полюбит
И в Храм не станет уж водить,
Да всё ж она, сынок, голубит
Лишь то, что золотом блестит.

И за богатство к тебе липнет,
Тебя не любит ведь ничуть,
Как женишься, то вмиг отвыкнет,
Так, сынка, на чеку ты будь.

Проверь себя - поедь ты с Манькой,
Возможно, нет любви в тебе,
А Нинке доверяй с оглядкой,
Не дай гулять её тропе.

А как приедешь - разберёшься
Кого душа твоя зовёт
И с кем сердечком вознесёшься,
К кому любовь твоя цветёт.

И там полечишься вдобавок,
И свои кости укрепишь,
В Египте воздух моря сладок,
Свободой душу там пронзишь.

Поэт: И вот Роман уж за границей,
В Египте с Манею живёт,
Летит у них судьба синицей,
И сердце соловьём поёт.

Деньками целыми гуляют,
Купаются в морской волне,
Египта солнце пожинают,
Кататься любят на коне.

Ни в чём отказа не имеют,
Богатство ведь у ног лежит,
В них разные порывы зреют,
И исполнение бежит.

Собеседница: Небось и в рестораны ходят?
Там, где наркотик продают,
Отраву вместе там находят?
Иль в бездну зла всё ж не идут?

Поэт: Да…Сидят часто в ресторанах
Со взорами вина огня,
И в необузданных забавах,
Наркотиком себя пленя.

Его полёт Маня открыла
И Роме пробовать дала,
Ту страсть она уж полюбила
И друга за собой вела.

И Рома не сопротивлялся,
Тропу наркотика впустил,
И в него глубже вовлекался -
Вовсю с Маняшею кутил.

Его однажды всё ж спросила:
Маня: - А Нинку любишь ты сейчас?
Она же за тобой ходила,
Как мать, заботясь, каждый час…

Рома: - Ну вот, ответ ты и сказала,
Она как мать мне всё была,
В ней страсть любви не возгорала,
А Нина дружбой лишь звала.

Её я не поведал счастье,
Уж очень праведна она,
Умеет хоть срывать ненастья,
И чистоты Нина полна.

Но с нею сердцу было грустно
В её просторы заходить,
Она как письменно, так устно
Умеет душу лишь учить.

И к Богу звать так откровенно,
Что заразила и меня,
К Творцу бежит Нина безмерно,
И любит лишь Его сполна.

Но всё ж она спасла, наверно,
Молитвами мне помогла,
А я вот так подумал скверно,
Или к богатству путь вела?

Как о том мама говорила,
И хитростью ко мне вошла?
И меня вовсе не любила?
А к злату тропочку вила?

Маня: - Права же точно твоя мама,
Она узрела правоту,
Тамара мудрая же дама,
И вмиг сорвала суету,

Которой Нинка прикрывалась,
Чтобы тебя сильней привлечь,
И к Богу душенькой всё стлалась,
Сама ж, наверно, точит меч.

Тебе ж она ведь не трезвонит
И эсэмэсочки не шлёт,
Тебя рассказами не поит
И домой мчаться не зовёт.

А мы два месяца уж вместе
Как здесь вот в роскоши живём,
Ну так и надо жить невесте
Иль в загс с тобой мы не пойдём?..

Рома: - Да нет… Поженимся мы скоро,
Как лишь приедем в город свой,
И в зимнюю сверстаем пору
Великий пир семьи родной…

Но Нина всё же мне звонила,
Да не ответил ей тогда,
Ведь в душу ты мне дверь открыла,
Теперь с тобой буду всегда.

А к Ниночке меня не тянет,
С тобой мне сладко и тепло,
Мой пыл любви совсем не вянет,
Наркотик греет… Так зело*.

*То же, что очень.

И думать ни о чём не надо,
Лежи и зри вон в потолок,
А коль взыграется бравада,
Так можно волю дать чуток.

Мне ведь трудиться нет охоты,
Пускай родители везут,
А нам веселья поют ноты,
И всё богатство отдают…

И нам его с тобой, родная,
Вовек рекой не прокутить,
С тобой мы будем, дорогая,
Наркотик и виначку пить.

Налей в бокалы пополнее,
Любовь разбавим мы в вине,
И с тобой будем повольнее
Гореть в распахнутом огне.

А то на днях уж улетаем
С тобой в родимые края,
Там так ли счастья мы познаем,
Родная встретит как земля?

Маня: - На что, Роман, ты намекаешь?
Меня там бросить захотел?
Ты к Нинке вновь поковыляешь?
С петель ты вновь, козёл, слетел?..

Рома: - Ты что же, стерва, позволяешь?!
Во-первых, к ней я не пойду,
Ведь не простит, меня ты знаешь,
А, во-вторых, тебя побью,

Коль так посмеешь выражаться
И таким словом называть,
Тогда к другим ты отправляйся,
Такой тебя не буду знать…

Маня: - Ой, Ромочка, прости, родимый,
Сказала слово невзначай,
Ты самый чистый, самый милый,
Мой поцелуйчик получай.

Тебя люблю лишь я на свете,
Тобою только дорожу,
Других же нет и на примете,
Прости, Ромашечка, прошу.

Рома: - Ну ладно, мир…Давай же выпьем,
И эту ссору мы замнём,
И компромисс с тобою сыщем,
Свободушку душе даём.

Меня ты к Нинке отпускаешь,
Чтобы добился своего,
А для чего - сама ты знаешь,
Ведь я хочу лишь одного,

Чтоб мужика почтить волненье,
А там трава хоть не расти,
Но Нинкино сорвать терпенье,
Крутого парня честь спасти.

Чтоб ты мне в этом не мешала,
И помни, слово же дала…
Маня: - Ромаша, коль я обещала,
Отбоя, знать, не воззвала.

Поэт: И они долго пировали,
В виденьях души свои жгли,
И мир рогатых познавали,
Где тропки в бездну повели…

А Нина ждала встречи с Ромой,
Душе хотелось его звать,
В дверях столкнулась она с Томой,
А мать спешила ей сказать:

Тамара: - Мой сын уехал за границу,
Ему ты больше не звони,
Туда повёз свою синицу,
И с их дороги ты уйди.

Не смей судьбу Роману портить,
Ты для него прошедший день,
Невинную не думай корчить -
Познай теперь худую сень.

Совсем не пара ты Роману,
Ты бедная, полсирота,
А он познал сердечком Маню,
И к ней бежит судьбы верста…

Она богатством вон сверкает,
А ты, как нищенка, стоишь,
Сын Мане свадьбу обещает,
Что как безумная глядишь?

Нина: Тамара, что вы? Как же можно
Меня вот так вот оскорблять?..
Тамара: А мне тебя совсем не сложно
И даже к дьяволу послать…

Поэт: Съязвив и гордо пошагала,*
А Нина сжалась всей душой,
В груди боль тяжкую познала,
Что ранит горькою слезой.

От боли к Богу обратилась,
И стала песню сердца петь,
Прося, чтоб в бездну не скатилась,
И силу чтоб в душе иметь.

Нина: Поёт песню «Трепетная даль».
Собеседница: Как трепетно поёт, воззвано,
Но сколько ж горечи в груди…
Слог льётся к Господу желанно,
А боль сумела снять с пути?

*Тамара уходит, а Нина остаётся на сцене, садясь за стол вдалеке, выполняя действия, описываемые поэтом, а после слов поэта «И силу чтоб в душе иметь» поднимается и начинает петь. Затем уходит.

ТРЕПЕТНАЯ ДАЛЬ
Ветер рвёт платок, другом даренный,
Только он живёт, другой раненый,
Той, что ласкою своей сладкою -
Обвила его негой жаркою…

А как мне же жить, сиротинушке?
Видно, путь лишь знать горький, ивушке…
Не парить мне вверх, другом званною,
А лишь боль терпеть постоянную.

Что ж ты, долюшка, так мне выткалась?
Ведь любовь моя вмиг осыпалась…
И стою одна-одинёшенька -
Без дружка бежит вдаль дороженька.

Ниспошли мне, Бог, судьбу вынести,
Из беды большой сердцем вырасти…
И вспорхнуть в лазурь синеокую,
Найти тропочку в судьбе бойкую.

С ней сродниться мне, где б сверкал Твой Слог,
Чтоб в ней миленький волновать не смог,
А познать Тебя, Вседержателя,
Любви Вечности и Спасителя.

Помоги мне, Бог, душой вырасти,
Из беды большой сердце вынести,
И вспорхнуть в лазурь синеокую,
Выткать трепетность к Творцу стойкую…

Поэт: С трудом Нинуся ободрилась,
Кой-как от горя отошла,
Но счастьем взора не светилась,
В работе радость лишь нашла.

Поэт: И все каникулы трудилась
В киоске местном продавцом,
Она в работе не ленилась
И управлялась с пацаном.

Собеседница: И что, ни с кем и не встречалась
Никто душой не волновал?
Как Нинина дорожка стлалась?
Ужель её никто не ждал?

Поэт: Да нет… К ней Ваня подбирался,
Стремясь всё с нею рядом сесть,
Активностью всё рассыпался,
Неся науке славной весть.

И на неё Иван с украдкой
Свой взор восторженный бросал,
Но он глядел всё же с опаской,
Зря Нине не надоедал.

За целый месяц лишь однажды
В кино её он пригласил
И повторил вопрос свой дважды,
Но а ответ не получил.

Ваня: - Нинуся, почему молчите?
Пойдёмте же сейчас в кино?
Что?.. Говорить вы не хотите?..
Иль что? Другое вам дано?..

Нина: - Я не могу… Я на работу
После занятия иду,
Имею я, Иван, заботу,
Путь няньки я ещё веду.

Я малыша своей хозяйки
Сегодня буду забирать,
Скажу тебе я без утайки -
С ним буду время разделять.

И пока мать его в отъезде
Мальчонка станет у нас жить,
Потом вернётся, по приезде
Тогда она начнёт водить.

Ваня: - Давай с ним в парке погуляем,
День тёплый ведь ещё стоит,
Его на пони покатаем,
Глянь, солнце мило как блестит.

Поэт: И гулять Нина согласилась,
На пони Стаса повозить,
И очень сердцем удивилась,
Когда Роман стал подходить.

Рома: -Привет!.. Как жизнь в институте?
И как идут твои дела?
Нина: - Ко мне, Роман, не подходите,
Вас к Мане тропка увела.

Кажись, жениться вы решили…
Счастливого, Роман, пути…
Дела у вас, значит, сложились -
Судьбой своею к ней иди!

Поэт: И резко повернув к Ивану,
Его за руку вдруг взяла,
И поспешила вмиг к экрану,
Где детская картина шла.

И где их Стасик дожидался,
Довольный мальчик сердцем был,
На пони вдоволь накатался,
И игры Ваня подарил.

Они же с грустью шли до дома,
Лишь Стас, как птичка, щебетал.
Ваня: - Скажи, а кто же этот Рома?
И почему он приставал?

Нина: - Да в одной группе мы учились,
И он в аварию попал…
Ваня: - А вы друг в друга что влюбились?
В Египет он, знать, улетал?..

Нина: - Ты не пытай меня уж больше,
Не хочется мне говорить,
Я не могу гулять подольше,
Пора мальчонку уложить.

Поэт: И резкими шагами бойко
Со Стасом на этаж пошла,
Сдержала встречу с Ромой стойко,
Собой довольная была.

А дома боль вдруг зазвенела,
И слёзы падали со щёк,
Свой дух скрепить всё ж не сумела,
Да Стасик вдруг слегка помог.

Стасик: - Ну что ты, Ниночка, так плачешь?
Я за тебя горой пойду,
Ты для меня ведь много значишь,
Я отомстить, Нина, смогу.

Скажи же, кто тебя обидел?
Не плачь, Нинуся, потерпи…
Я Петьку тож возненавидел,
Меня ты, Нина, укрепи…

Давай мы сказку почитаем
И в ней спасение найдём,
С тобой сердцами понимаем,
Что путь всё ж верный мы ведём.

Нина: - А верный ли, мой Стасик милый?
Я не могу душой понять,
Мне путь явился, Стас, постылый,
Смогу ль его я оседлать?

Стасик: - Ой, сможешь, точно ты сумеешь
Всю боль из сердца вон изгнать,
Ты всё, Нинуся, одолеешь,
Нам надо крепко лишь поспать.

Нина: - Ты, Стасик, словно уже взрослый,
Так научился рассуждать,
Всё ж не ходи по полу босый,
То ножки станут застывать.

Давай ложись уже в постельку,
И, мой дружочек, засыпай,
Приедет мама чрез недельку,
А ты силёнки набирай.

Поэт: А утром Стасика одела
И его в садик отвела,
Поесть слегка Нина сумела
И в вуз разбитая пошла.

А там Романа повстречала,
Но смуты сердце не несло,
И в нём безмолвие блуждало,
Любви увядшее крыло.

Роман напрасно зори сыпал
И зря взывал всё погулять,
Он из обоймы сердца выпал,
Но стал всё ж случай поджидать…

Да взор свой притупил он свадьбой,
Маняша сына ведь ждала,
И занят был Роман усадьбой,
Где с Маней доля их жила.

Собеседница: А что Роман всё же женился?
Ведь он Маняшу не любил,
Его ж путь к Нине всё стремился,
Хотя он сердцем ей грубил…

Поэт: Да… Свадьба с Маней отгремела,
В Венеции она прошла,
И мощь, и силу там имела,
И путешествие дала.

И, наконец, домой явились,
Студенты в сессию вошли,
И сдать все модули стремились -
В том счастье сердцем обрели.

А Рома сессию засыпал,
Предметы многие не сдал,
И был, конечно же, отчислен,
Но он о том не горевал.

И с матерью всё рассуждали:
Тамара: - Поедешь в Киев, мой сынок,
Туда же тропки протоптали,
Учиться будешь там, дружок.

И Манечку туда устроим,
И пост судьи тебе дадим,
Нотариат Мане откроем,
Путь бойкий мы для вас свершим.

И в Суд Верховный доберёмся
Через десяток быстрых лет,
И в высший суд мы вмиг пробьёмся,
На всё найдём рублём ответ.

Малышке няньку раздобудем,
Ведь внук до лета подрастёт,
И в таком плане жить мы будем,
Сейчас к отцу путь поведёт.

И с ним ты бизнесом займёшься,
Поучишься счета верстать,
В делах сложнейших разберёшься,
То пользу может тебе дать…

Поэт: И дни бежали за деньками,
Но Рома в бизнес не входил,
А был доволен он столицей,
Куда частенько стёжку вил.

И там с Маняшей развлекались,
Она без удержу пила,
Наркотиком всё согревались,
Да вот пора рожать пришла.

И в Киеве больницу сняли,
Хороший там роддом нашли,
На днях развязку уже ждали,
Но роды всё никак не шли…

Собеседница: А в чём причина? Что случилось?
Маняша ж в срок пошла рожать…
Наркотиками отравилась?
Иль не хотели помогать?

Поэт: Нет… Упрекать врачей негоже,
Ей помогали как могли,
Врачи, науку всю итожа,
Всё ж в свет ребёнка повели.

Но ужаснулись, как узрели,
Ребёнок был урод сплошной,
Ведь ножки вместо рук висели,
Был со свинячьей головой.

А уши, рот, как у собаки,
Ворса по телу проросла,
И обрамляли живот складки,
Картина жуткая была.

Собеседница: Какой кошмар! Какое горе!
Бог наказание ей дал?..
Тамаре путь воздан чрез боли?
Чтоб с Маней мозг их прозревал?..

Прости, поэт, тебя прервала,
Я удержаться не смогла,
Судьба какую жизнь верстала?
Малышка всё ж живой была?..

Поэт: Ребёночек живой родился,
Познав свет жизни, закрича
И в болях видно, что томился,
Врачей на помощь призывал.

А доктора здесь растерялись,
Не знали, как им поступать,
Всё ж мыслями кой-как собрались,
В палату стали свекровь звать.

Тома, войдя, остановилась,
Понять вначале не смогла,
И взглядом в существо вонзилась,
Ведь мысль в неё как ток вошла.

И вспомнила всё как гневила,
Собачьей чушью назвала
Всевышнего, Ему хамила,
Свиньёю враз обозвала.

И в бешенстве она кричала:
Тамара: - Пусть этот здесь урод живёт,
Мань, чтоб домой не забирала,
Пусть в загородке хлеб грызёт.

Поэт: И вышла, стукнув дверью громко,
Маняша плакала навзрыд,
Врачи переглянулись робко,
Свой пряча изумлённый вид.

И мальчик брошенный забылся,
Отбыл чрез месяц на покой,
Напрасно сердцем врач трудился,
Малыш ушёл всё ж в мир иной…

Собеседница: Ну а Роман в роддом явился?
И как повёл он в эти дни?
В спасение души молился?
Раскаянья взошли огни?

Поэт: За эти дни Роман ни разу
Ведь к малышу не приходил,
Как лишь узнал, то стал же сразу
Колоться и сильней запил.

И Маня тож не отставала,
Пила с Романом день-деньской,
Хотя и горюшко познала,
Но не светлела головой.

Однажды к Нине прибежала,
Себя несчастной назвала,
Но Нину слушать не желала,
Хоть та её понять звала:

Нина: - Брось пить, возьми же себя в руки
И про наркотики забудь,
Зачем ты терпишь эти муки,
Ведь интересней есть же путь…

Маня: - Ой, не могу на этом свете
Я без наркотиков уж жить,
Хоть пред тобой я не в ответе,
Но всё ж прошу меня простить.

Что я Романа всё ж отбила,
И от тебя я увела,
И на себе его женила,
Но счастья всё ж не обрела.

Но слышала, ты с Ванькой дружишь,
Он прокурорский что ль сынок?
Знать, прокуроршей скоро будешь,
Коль подойдёт венчанья срок.

Нина: - Ну за венчанье ты хватнула,
Мы просто дружим только с ним,
Наверно, Таня слух раздула,
К чему спешить в загс молодым.

Мне вуз ведь надо наш закончить,
Потом уж замуж выходить,
И мужа рано мне пророчить,
Хочу я вольной, Маня, жить.

Маня: - Да ты закончишь… Вон ночами
Я знаю, напролёт сидишь,
Зубаришь ты ведь и деньками,
В библиотеки всё бежишь.

Поэт: И, наболтавшись, Маня встала,
Домой вразвалочку пошла,
Новинки Роме рассказала,
Да к ним вдруг в дом беда пришла…

Собеседница: Раскрой, поэт, беды явленье,
Какое горе их нашло?
Ведь к ним богатства шло везенье,
Ласкало доллара крыло…

Поэт: Бандиты папеньку убили,
Доходы всласть не поделив,
И киллеры свой акт свершили,
Его в дороге застрелив.

И в доме горе бушевало,
Богатство стало убывать,
И разорение их ждало,
Тамара не могла понять.

Куда счета вдруг подевались,
И фирмы стали исчезать,
В подставах тайно оформлялись,
Другим начав доход давать.

Тамара в панике рыдала,
Но банда злей зверей была
И её горю не внимала,
Напрасно к ним она пошла.

У них закон винтовки грозной,
И жизнь не ценится душой,
Там путь верстается помойный,
Живут в грязи и рвутся в бой.

Собеседница: А что Роман, он не пытался
Счетов пропавших ход понять?
В суды он с иском обращался?
Иль продолжал всё пропивать?

Поэт: Роман же, видя, что не может
Свои уж фирмы мать спасти,
Лишь путь злочинный дом им гложет,
То банду он решил свести.

Задумал отомстить бандитам
И к ним в доверие полез,
Ему открыли счёт к кредитам,
В которых он не ведал вес.

Его ж бандиты раскусили,
Ведь неуча легко поймать,
Подделкой Рому обступили,
Сумели весь достаток взять.

И дом налогом обложили,
Машину стали забирать,
И всё буквально захватили,
Он озверел и стал стрелять.

И исполнителей в безумстве
Всех четверых Роман убил,
Наркотика путей распутства,
Был всей утробой одержим.

Его в милицию забрали,
И суд открытый провели,
Пожизненную кару дали,
В места лишенья погребли.

Собеседница: А как же Маня поступила?
Пыталась мужа всё ж спасти?
И мать Романа навестила?
Стремилась ей покой найти?

Поэт: Нет… Маня пьёт и хлопцев водит,
В родительский очаг зовёт,
Путей к свекрови не находит,
Уют и помощь не даёт.

И Тома милостыни просит,
Тихонько к Церкви побрела,
Больные ноги еле возит,
На смерть похожая была.

Вдруг песню рядом услыхала,
Что в сердце скорбью проросла,
В ней боль щемящую познала,
В себе берёзы грусть нашла.

Собеседница: Давай, поэт, её озвучим
И песню вместе пропоём,
Ответы жизни в ней получим,
Тропу познания найдём.

Поэт: Ну что ж, давай! Не возражаю,
Коль просится она душой,
Я песню эту обожаю,
В ней путь лежит ведь непростой.

Звучит песня «Берёза» в исполнении поэта и собеседницы.

Собеседница: Поэт, спасибо за старанье,
А нас какая доля ждёт?
Поэт: Нас ждёт Тамарино признанье,
Тропинка к ней нас поведёт.

Где Нина мимо вон проходит,
Но к нищей всё же подошла,
И в ней Романа мать находит,
А сразу всё ж не поняла.

БЕРЁЗА
У речки, скованной морозом,
Где снега намело к утру,
Стоит на холмике берёза,
Стоит и гнётся на ветру.

А лишь вчера над ней с восхода
Весь день под солнцем до зари
Средь бус хрустальных гололёда
Резвились славно снегири.

Припев:
Так вот и жизнь быстротечна,
Годы, как буря, уйдут,
А в небесах бесконечно
Тучи плывут и плывут.

Искрились веточки алмазом,
С пригорка отгоняя тень,
Погожий, словно по заказу,
Для белоствольной выпал день.

И вот смешались снег и ветер,
Даль за пригорком не видна,
И, кажется, на белом свете
Она одна, совсем одна!

Припев то же.

Нина: - Вам не помочь ли в чём-то надо?
Тамара: - Да здесь я хлебушка прошу,
Лишь в нём теперь моя отрада,
Хоть чаю очень я хочу.

Его я долго не вкушала,
Ведь я бомжем, Нина, живу,
И вот такой теперь я стала,
Ночлежку под кустом ищу…

Нина: - Пойдёмте к нам, там вас согрею,
Горячим чаем напою,
В наряд другой одеть сумею
Тамара, вам я пособлю.

Поэт: И дома мать их повстречала,
На стол накрыла… И вина
Бутылочку бегом достала
И в рюмки налила сполна.

Тамара робко и несмело
На стол смотрела дорогой,
Ведь оценить всю суть сумела
Своей разбитою судьбой..

Но суп горячий быстро съела,
Картошки с мясом набрала,
От счастья душенька запела,
И путь своим словам дала.

Собеседница: Наверное, разговорилась
И волю душеньке дала?
В ней боль прозренья обострилась?
Что в сердце горестном несла?..

Поэт: Да… Рассказала все обиды,
Что так теснили её грудь,
Как строила на жизнь все виды,
Да боль смогла лишь распахнуть.

Затем, взглянув, Нине сказала:
Тамара: - Меня ты, Ниночка, прости,
Я же тебя от Ромы гнала,
А ты добра стелешь версты.

В тебе же было Ромы счастье,
Да ведь и жизни нашей всей,
А я в тебе зрила* ненастье,
Не видела любви огней.

Нина, прости, прошу я сердцем,
Наказана я уж судьбой,
Печёт душа, как в горьком перце,
Избита я своей стезёй.

Я и работу не имею,
Нигде бродягу не берут,
А делать многое умею,
Мозги во мне ещё живут…

*Видела

Нина: - А продавцом вы быть хотите?
Тогда хозяйку попрошу,
Но там всё ж тяжко, извините.
Тамара: - Да что вы? С радостью пойду…
Нина: - И жить пока вас там поселим,
В той комнате с большим окном,
Мы с Юлией как раз поедем,
С ней говорили мы о том.

Она меня найти просила,
Чтоб мог ей честный помогать,
Когда чтоб надо заменила,
Вы ж сможете той силой стать.

И завтра же пойдём мы утром,
К ней путь просторный проторим,
Пускай он явится к нам мудрым,
Тогда в делах мы победим.

Ну а сейчас уж спать давайте,
Стоит вон полночь за окном,
Но вы мне всё ж не помогайте,
Сама я справлюсь со столом.

Поэт: А утром раненько все встали,
И Нина с Томою ушли,
Они в дом к Юле забежали,
И разговор там повели.

Нина: - Мы, Юлия, к тебе явились
Вот на работу поступать,
Прийти пораньше мы стремились,
Зря чтобы время не терять.

Её Тамарой величают,
Желает труд свой приложить,
Товары знает как верстают,
Она полезной может быть.

А то ведь я уж завершаю,
Дипломная же на носу,
Работу вот уж подбираю,
Путь прокурора понесу.

Хоть в здешний город назначают,
Но кто-то должен помогать,
Пусть Стас с Тамарой выручают,
Чтобы тебе простор познать.

Юлия: - Не возражаю, коль ты просишь,
И на работу я беру,
А ты машину, Тома, водишь?
И вставать любишь поутру?..

Тамара: - Водить машину я умею,
И я работы не боюсь,
Опаздывать я не посмею,
Во всю вам мощь я потружусь…

Юлия: - Тогда сегодня приступайте
Знакомьтесь где и что лежит,
И в складе всё попроверяйте,
Отчётов книга там висит.

А мы на днях с Ниной уедем,
И товар новый привезём,
Через недельку мы приедем
И плотней путь труда найдём.

Нина: - У неё нет, Юляша, дома,
Уж так сверстался жизни бег…
Юлия: - Пусть в комнате живёт же Тома,
По-разному идёт к нам век…

Тамара: - Спасибо, буду я стараться,
Чтоб, Юля, вас не подвести
И перед Ниной оправдаться,
Ещё прошу, Нина, прости.

Нина: - Да ладно, Тома, я простила
И зла совсем я не держу,
Я рада, что вот пособила,
И с вами я дружить хочу.

Гляжу, добрей Вы, Тома, стали,
Вам тяжкий ведь открылся путь,
Но вы смирение воззвали,
Знать, горе сможете задуть…

Поэт: Сказав, стремглав Нина помчалась
Вмиг в институт свой дорогой,
Ведь там её судьба слагалась,
Там Ваня ждал её душой.

Нина: - Ваняша, ты пришёл как главный,
Но нет ещё ж восьми часов,
И ты стоишь такой забавный,
Что выразить прям нету слов…

Аудиторию открыли?
Ваня: - Не знаю… Я у входа ждал,
Но с Верой, Тань, не выходили.
Нина: - Тогда вахтёр пооткрывал.

Пошли дипломную посмотришь.
Ваня: - А ты тогда глянешь мою,
Может, погрешности усмотришь.
Нина, давай тогда твою.

Поэт: И они ими обменялись,
И сели рядом у окна,
Они в познанья углублялись,
Работы звали их сполна.

Но вот профессор появился,
Весь важный, строгонький на вид,
Но всё ж в студентов он влюбился,
К тому же был и их он гид.

Профессор: - Вы справились, друзья, с дипломом?
Поэт: Спросил вдруг, по рядам идя,
Студенты: - Да нет ещё, - ответ был хором,
Поэт: Вину в ответушках найдя.

Профессор: - Пора, пора сдавать работы,
То уж защита предстоит,
Сейчас к диплому все заботы,
Ведь май уж на крыльце стоит.

Кому что всё же непонятно?
Давайте вместе разберём,
Не думайте же вы превратно,
Что с двойкой вам диплом спасём.

Нет… Кто диплом не подготовит,
Защиту значит не пройдёт,
И через год лишь бал устроит,
Коль защищаться всё ж придёт.

Поэт: Студенты страхом напоенным
Вопросы стали задавать,
И вмиг мышлением проворным
Пытались здесь же исправлять.

А Нина с Ваней, сдав дипломы,
Счастливые в кино пошли,
Хоть их и ждали дела дома,
Но души к счастью повели.

Им не хотелось расставаться
И друг от друга уходить,
Сердца стремились всё встречаться
И зовом мая всё любить.

Что Нина в радости запела
Про ночку майскую душой,
Обнять навек её хотела,
От ночки счастьем став хмельной.*
Нина: Поёт песню «Майская ночь» (в книге «Грозди жизни», с.382)

Собеседница: Похоже, Нина расцветала?
Боль сбросила свою до дна?
Душой Ванюшу распознала?
И в сердце не была одна?

Поэт: Да… Они, выйдя, вновь присели
Под пышной милою сосной,
Их взоры радостью горели,
Зовущей яркою судьбой.

Ваня: - Ну вот, Нинок, теперь же можно
Нам пожениться ведь с тобой?..
Нина: - Принять решенье, Ваня, сложно…
Как жить мамуле здесь одной?

Ты ж знаешь, мама же студентка,
Отлично учится она,
Кормить не будет же оценка?
Ведь пища, Ванечка, нужна.

*При исполнении песни и до слов поэта «Зовущей яркою судьбой» собеседница и поэт находятся на сцене, в сторонке, а затем только уходят за кулисы.

МАЙСКАЯ НОЧЬ*
Ночь цветущей сладостью парит.
Тишина на землю опустилась.
И луна задумчиво глядит,
Словно в небо майское влюбилась. - 2 р.

Небо звёздный выткало парад,
Нежным взором землю в травах греет.
И такая в сердце благодать,
Что душа от радости хмелеет.

Нету сил из ночи уходить,
Ведь томит неведомым томленьем…
И безмерно хочется любить,
Быть ночи счастливым продолженьем.

Её ж мечта осуществилась,
И пятый завершает курс,
Так долго мама в нужде билась.
Ваня: - Но я ж, Нинулечка, не трус.


Я буду очень же трудиться,
Стараться стану день и ночь,
Не буду, Ниночка, лениться,
И маме я смогу помочь.

Не всё ж тебе пахать родимой,
И так пять лет уж тянешь воз.
Нина: - Но мне не тяжко для любимой,
Труда не чувствую обоз.

Ведь мама поднялась судьбою,
Врача же стёжку поведёт,
А как расстанется со мною,
То помощь кто ей принесёт?..

Учиться ещё год ей надо,
И что-то надо есть и пить,
Она моя, Ваня, услада,
И с нею здесь я буду жить.

К тому же место здесь мне дали,
Путь прокурора провели,
Тебя же в Киев вон воззвали,
Туда тропиночку нашли.

И как же будем жить семьёю
С тобою в разных мы местах?..
Мы не пойдём стёжкой одною,
Печаль запрячется в устах…

А время нам судьёю станет,
Измерить чувства вдалеке,
Оно уж, верно, не обманет,
Не даст ворваться налегке…

Ваня: - Ой, Ниночка, я изведуся,
Как без тебя там стану жить?
Когда я всё же доберуся
К тебе, чтоб очи твои зрить?..

Нина: - Ванюшенька, звонить я буду,
Тебе по зову отвечать,
Душой, похоже, не забуду
И тебя здесь я стану ждать…

Ваня: Нинусечка, позволь, родная,
Мне на прощанье песню спеть,
В ней суть судьбины, дорогая,
Любовь твою хочу иметь…

Музыкант: играет.

Ваня: поёт песню «Даль версты» .

Нина: Ты не скорби душой так, Ваня,
Навстречу доле мы пойдём.
И ждать я стану без обмана,
По воле сердца путь найдём…

ДАЛЬ ВЕРСТЫ*
Взор грустит, а песня льётся
Из распахнутой груди.
Сердце страхом жизни жмётся - 2 раза
Из нехоженой версты.

Припев:

В тебе я песней разольюсь
И полноводно потеку,
Своей любовью распахнусь,
А без тебя - 2 раза - я пропаду.

Что желаньем припадает,
Стезя радостью пьянит
И всё вдаль и вдаль взывает - 2 раза
Да усталостью звенит.

Припев тот же.
Взор грустит, а песня льётся
Из распахнутой груди.
Сердце страхом жизни бьётся, - 2 раза
Сколько ж тропок впереди?

Припев тот же.

Поэт: И они с болью распрощались,
Умчался в Киев выпускник,
В сердцах с грустинкою остались,
С надеждой ждали встречи миг…

Собеседница: Скажи, поэт, а как торговля?
У Томы с Юлею цвела?
Хорошая нужна в том воля?
Чтоб она прибыль принесла?

Поэт: Да… Юля с Томою сдружились,
Товара много навезли…
Всё брать по спросу научились,
Ключ понимания нашли.

И Тома бойко торговала,
Расхваливая свой товар,
Что удивляться Юля стала,
Увидев в ней старанья дар.

Собеседница: А Тома как судьбу встречала?
Как к Ване отнеслась она?
За выбор Нину укоряла?
Хотела, чтоб была одна?

Поэт: Нет… Тома в трепетном волненье
Ей воз нарядов принесла,
В ней к Нине зиждилось стремленье,
Душой её к себе звала.

Тамара: - Ой, Ниночка, похоже, впору
Вот это платьице тебе,
Мы перемеряли уж гору -
Подходит прям таки везде.

Ты в нём царица величава,
Стройна, красива и мила,
Ну просто Ангел, земли слава,
Ты вся, как роза, расцвела.

Нина: - Тогда берём, Тамара, платье…
Тамара: - Берём, и туфли я взяла,
Пусть принесёт наряд сей счастье,
Чтоб в нём ты как заря взошла.

Нина: - Спасибо, Тома. Я помчалась,
Я на минутку прибегла,
В музее с Юлей повстречалась,
Со Стасом в гости позвала.

Поэт: И вмиг её поцеловала,
Тамара счастлива была,
Любовь души она познала,
Что Нина в сердце сберегла.

Вслух молвила:

Тамара: Могла бы Нина
Мне дочкой ещё раньше стать,
Ведь я сама тому повинна,
Что злом раздор стала вбивать.

И сыну жизнь тем загубила,
В тюрьме навечно он сидит,
Его работой не пленила,
И в нём ведь зло сейчас глядит.

Господь, сними с него то бремя,
Пошли ему прозренья путь,
Впусти в него молений время,
Где б мог он душу распахнуть.

К Тебе, любовью окрылённой,
Хватило чтобы сил идти,
Судьбы, грехами воспалённой,
Раскаянье к Тебе нести.

Прости, сынок, что не сумела
Тебя как надо воспитать,
А лишь в беду тебя одела,
Но могла б счастье тебе дать.

Когда б, как Света, в Храм носила
Тебя с пелёнок, дорогой,
Тогда б беду твою не зрила,
Прости меня, сынок родной…»

Поэт: И Тома сердцем зарыдала,
Скатилась горькая слеза,
И долго так она стояла -
В ней зла стиралась уж гроза…

В прозрениях она очнулась,
А тут и Света забегла,
И в туфли новые обулась,
Что вчера Тома принесла.

Тамара: - Что, нравятся? Бери, подруга,
Я их тебе, Света, дарю,
В них точно завлечёшь ты друга,
Сдашь анатомию свою.

Ведь ты на днях врачом уж станешь,
И сбудется твоя мечта,
И путь хирурга оседлаешь,
Пойдёт к больным твоя верста.

И пускай счастье тобой правит,
Здесь, кстати, Ниночка была,
Она наверно нас оставит,
Стезя ведь в Киев позвала…

Света: - Но мы не будем всё ж об этом
С тобою, Тома, говорить,
Мне тоже светит Киев летом,
И, может, все там станем жить?..

Тамара: - То классно было бы, родная,
Так больше будем помогать,
Ведь Нина наша как святая,
Себя не любит ублажать.

Вот и сейчас всё на работе
Десятый час подряд сидит,
Вся во внимании, в заботе,
Вглубь дел познанием глядит.

Поэт: А завтра Ваня к ней приедет,
Его с усладой Нина ждёт,
Он ей сияньем солнца светит,
Судьба друг к другу их зовёт.

И год разлуки испытаньем
Ведь им сердца не охладил,
Напротив, ткался всё признаньем
И чистоту любви явил.

Их встречи день уж состоялся,
От счастья светятся зарёй,
И Ваня Нине изъяснялся
Своею трепетной душой:

Ваня: Моя ты прелесть золотая,
Мой дивный радости цветок,
Ты Ниночка моя родная,
Горящий ласки лепесток.

Тебя люблю всем счастьем сердца,
Всей глубиной души своей,
К тебе навек открыл я дверцы,
Тебя нет краше и милей.

В тебе весь мир мой и горенье,
В тебе лазурь и чистота,
В тебе надежда и везенье,
В тебе судьбы моей звезда.

Согласна стать ты мне женою?
По жизни вместе путь торить?
Ведь я живу одной тобою,
И лишь тебя буду любить…
Нина: Согласна, Ваня, мой желанный,
Я сердце верности отдать,
Ведь ты любовью мне воззванный,
Хочу женою тебе стать.

Ты мой кумир и радость счастья,
Размаха трепетных высот,
Моя ты крепость в дни ненастья,
Судьбы моей ты всей оплот.

Тебя люблю своей душою,
Ты нежность, светоч дорогой,
Тебе хочу цвести весною,
И сердцем быть всегда с тобой…

Собеседница: А дальше что, поэт, случилось?
Чего ты снова замолчал?
Что, Нина с Ваней разлучились?..
Поэт: Да нет… День счастья их настал.

Музыкант: играет лёгкая музыка.

Поэт: Они уж в свадебных нарядах
Красивые к венцу идут,
У них любовь лежит во взглядах,
Им гимны верности поют.

Кричат им «Горько», как ведётся,
И славят Господа Творца,
Им путь венчаньем улыбнётся,
В котором глубина венца…

Музыкант: играет музыка.

Поэт: И вон уж в вальсе как кружатся,
Как лебедь Ниночка плывёт,
И гости не отстать стремятся,
Путь свадьбы к ним и нас зовёт…

Музыкант: играет «Вузовский вальс» (в книге «Грозди жизни», с.374)

После слов поэта «Путь свадьбы к ним и нас зовёт…»,
плавно вальсируя в танце, выходят Нина с Ваней. Затем и остальные участники выходят на сцену и становятся в полукольцо, продолжая танцевать. К ним присоединяются поэт и собеседница, танцуя. Часть студентов поют слова вальса. Можно брать студентов, которые не задействованы в пьесе. Вальс заканчивается, все берутся за руки и кланяются.


ВУЗОВСКИЙ ВАЛЬС *
К тебе мы, наш ВУЗ, постучались
Ты двери сердечно раскрыл.
С тобою навеки остались - 2 раза
В мир знаний - 2 р. - ты путь осветил. - 2 р.

Тебя мы не забудем,
Твой стяг мы понесём,
И нежно приголубим -
Своей любви теплом. - весь припев 2 раза

Сияй нам, пора золотая,
Звените студенчества дни.
Ты нам Альма-матер родная, - 2 раза,
Даруешь - 2 р. - познаний огни. - 2 р.

Тебя мы не забудем,
Твой стяг мы понесём,
И нежно приголубим -
Своей любви теплом. - весь припев 2 раза

К тебе мы, наш ВУЗ, постучались
Ты двери сердечно раскрыл.
С тобою навеки остались - 2 раза
В мир знаний - 2 р. - ты путь осветил. - 2 р.

Тебя мы не забудем,
Твой стяг мы понесём,
И нежно приголубим -
Своей любви теплом. - весь припев 2 раза

















Cвидетельство о публикации 534484 © Лазор Лидия 10.09.17 18:18
Число просмотров: 71
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Александр Кайданов
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 298
Из них Авторов: 35
Из них В чате: 0