Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Приключения Проза
Форма: Повесть
Дата: 12.08.17 00:16
Прочтений: 34
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
"Безумству храбрых поём мы песню"!.. Да и как тут не спеть, если Главный Герой с открытым забралом, бесстрашно кинулся отвоёвывать трофей для своей возлюбленной у грозного и серьёзного противника - мощного электрического ската. И ведь выиграл сражение! Несколько, конечно, безрассудно поступил, и без страховки... Но отвага юноши всё же немало впечатляет...
Трилогия "М О Р Е Х О Д К А". Книга I. "ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ". Глава 6. МОРСКОЙ ПИКНИК. Часть 5. Смертельное Противостояние

                                                          Т Р И Л О Г И Я      «М О Р Е Х О Д К А»


Мореас Фрост


                                                                                                                       «Пусть погибнет вся империя,
                                                                                                                                                  для меня ты - весь мир»
                                                                                                                       (Марк Антоний, консул Древнего Рима)




                                                       Книга  I.  «ПРОВИНЦИАЛЬНЫЕ  ХРОНИКИ»



                                                         ДЕРЗКИЕ СТРАСТИ (переходного возраста)


                                                                     Глава 6. МОРСКОЙ ПИКНИК

                                                              Часть 5. Смертельное Противостояние

... Мы пока не стали будить отца. Я достал маску с трубкой и ласты. Варика ещё никогда не пробовала плавать с этими причиндалами. Ласты, понятно, для неё не подходили – уж слишком мала была у неё ножка, по сравнению с моей. Я хорошенько подладил под неё маску, показал, как надо правильно пользоваться трубкой, и теперь ей можно было с успехом и наслаждением полюбоваться сквозь толщу такой прозрачной воды красотами морского дна поблизости от баркаса, и совершенно без искажений. Она с радостью подхватила это моё предложение.
Мы снова спустились на воду. Варика достаточно быстро овладела новой для себя плавательной техникой. А от превосходно открывающихся её взору морских подводных пейзажей была просто в диком восторге. Даже повизгивала временами от неожиданностей и впечатлений, увиденного там. Сквозь стекло маски несравнимо ярче и значительно отчётливее раскрывались скрытые горизонты подводного мира, чем с борта лодки. Меня-то это особо не цепляло – в своё время вдосталь насмотрелся подобных картин. Я постоянно находился рядом, сопровождая её и помогая время от времени справляться с возникающими техническими неполадками нехитрого снаряжения. То ей вдруг под маску вода просочится, то трубка, провалившись своим верхним концом под воду, слегка её черпнёт...
Вдруг Варика, неожиданно сбрасывая с себя снаряжение, с неописуемым смятением отрывается от своего созерцания. Я уж, было, заподозрил, что случилось нечто неладное. Взволнованно, взахлёб, шумно отфыркиваясь, она, подплывая, сбивчиво вещает мне.
- Славушик… д-дорог-гой… пос-смотри-ка, скорее… к-какую прелесть… я увидела там... на дне! Такая… уф-ф… из-зу-мительная ракушка… и б-большущая такая!..
- Фу ты, ну ты! Варика, ты меня конкретно напугала! Давай, глянем... Показывай, где ты её увидела?
Я перехватил у неё маску, одел её.
- Вот… где-то здесь, Славуш… - ткнула она рукой в воду, метрах в пяти от кормы баркаса.
Ориентировочно, доплыв до указываемого Варикой места, набрав в себя побольше воздуха, резко толкнулся в глубину, чтобы, если искать, то уже наверняка. И, действительно, сделав всего лишь несколько гребков вниз, ко дну, я разглядел её.
Настолько крупных раковин мне до сих пор видеть не доводилось. Не тратя времени, я погрёб к ней вниз, как можно скорее. Это хорошо, что на мне были ласты. Они существенно облегчали и ускоряли мои подводные передвижения. Внизу, ближе ко дну, водица была не настолько тёплой, как на поверхности. Зато раковина представала передо мной всё большим своим великолепием.
Наконец, я достиг дна, протянул, было, к ней руку… но тут же моментально отдёрнул её. И хорошо, что быстро и вовремя. В самый последний момент, каким-то чудом я уловил, что раковина-то «охраняется»… И не кем иным, как морским электрическим скатом. Ещё вдобавок и очень внушительного размера.
Пару раз мне доводилось лицезреть их наяву. Однажды – мёртвого, на берегу - его выкинуло штормом. А во второй раз - непосредственно в воде, живым, как-то купаясь в море на этой же Арабатке, на пятом километре, совсем рядом с берегом, в одной из лагун. Они частенько заплывают на мелководье, чтобы погреться в тёплых водах. Однако они были не такими внушительными, можно сказать, детского или подросткового возраста. «Мой» же – на редкость впечатлял своими нешуточно гигантскими размерами. Мерзавец, ловко замаскировавшись, идеально слился с окружающей песчаной средой. Его страшный нашпигованный острыми шипами хвост угрожающе опасно «просвистел» совсем рядом с моей рукой! Я крайне своевременно отпрянул в сторону! Воздух во мне заканчивался. Пришлось отступить.
Поднявшись на поверхность, я увидел и увлышал, как моя Варика, ещё находясь в воде и перекинув руку через борт, отчаянно голося, энергично трясёт спавшего у борта отца, который никак не мог очухаться, прийти в себя, совершенно не понимая, что происходит. Прилично поднабрался дорогой родственничек, однако. Бедняга Варика подумала, что я потонул. Я, действительно, был всего на дюйм от этого. Потому как знал, что с такими опасными тварями, как скаты, надо держать ухо востро. С ними шутки плохи. Бывали случаи, когда пловцов парализовало от ударов их хвоста. А тут - ничего так, экземплярчик ещё тот! Я немедленно подал голос. Варика тотчас же подплыла ко мне, со следами слёз на лице, в волнении обнимая и целую меня на радостях.
«Неужто, я так долго пребывал на дне?» - пронеслось у меня в голове. – «Казалось, всего ничего, ну, может быть, каких-то пару десятков секунд. Но почему-то для Варики это оказалось гораздо дольше. Ну, не знаю, там, под водой, время, что ли, течёт медленнее?.. Глупость какая-то!».
Я забрался в баркас, а отец вытянул Варику. Она, всё ещё не отойдя окончательно от охватившего её волнения, слушала рассказ о моём приключении на дне. Варика умоляла меня оставить в покое затею с поднятием этой, по её словам, злосчастной ракушки. Но я и не думал отступаться. Наоборот! Во мне проснулся червь тщеславия! Я что, должен бояться какой-то безмозглой твари?! Да ни в жизнь!!! Тем более, что мне безумно хотелось всенепременно преподнести эту удивительную раковину в подарок моей любимой к знаменательному тринадцатому Дню её рождения! В конце концов это было делом чести!
Для начала надо было вооружиться, поскольку наши силы были совсем не равны. Я быстро вытянул из кубрика цевьё от подсаки, и спешно стал привязывать к нему наш столовый нож. Он хорошо подходил для этой цели – был достаточно длинный и очень острый. Далее было всё просто. Я вновь экипировался в маску и ласты, прихватив своё импровизированное оружие, и, не обращая внимания на слёзные увещевания подруги и предостережения отца (он-то знал, что я неплохой пловец и ныряльщик, однако и скат – это крайне серьёзно!), занырнул во вражью среду царства Нептуна. Передо мной маячила одна-единственная цель - я ДОЛЖЕН добыть эту рапановую раковину для моей возлюбленной, чего бы это мне ни стоило! ДРУГОГО было не дано!
Я не сразу нашёл «нужное» место. Баркас наш временами слегка «погуливал» по ветру из стороны в сторону (девиировал, по-морскому). Хотя это был совсем не ветер. А всего лишь совершенно незначительный бризик, и то – еле заметными порывчиками. Пришлось несколько раз переныривать, и всякий раз Варика с откровенной тревогой в голосе, чуть не плача, пыталась меня отворотить от «дурной» затеи. Но это было абсолютно бесполезно. Я – упёртый, а точнее – твердолобый. Наконец, я угадал с местом. Вот она, родимая, отблёскивает на солнце серебром! Снова набрав побольше воздуха в лёгкие, резво толкаюсь в глубину.
А вот и он, красавец, нет, скорее, чудовище! Хотя, действительно, он был великолепен. Сейчас я уже мог отлично разглядеть его. Он, как мне показалось, даже с места не сдвинулся с момента нашей первой встречи. Соперника, конечно, всегда хорошо знать в лицо. И я, внимательно за ним наблюдая, сходу приметил его мощный длинный хвостище. Я хорошо понимал, что какой-то заряд мне, возможно, придётся принять на себя. Но одно дело – непосредственно, по какому-то участку открытого тела, и совсем другое – опосредованный – удар через какой-нибудь предмет, на расстоянии. Ничего, психологически я был готов к этому. И главное – я не боялся его. Меня подогревала Варика, точнее, её любовь ко мне. Но и недооценивать его коварство тоже было бы глупо. Задача была – не дать этому «красавцу» поднять тучу песка, если я его спугну. Тогда будет хуже. Он будет иметь тактическое преимущество, и может незаметно напасть первым. И ещё я знал наверняка – смертельно опасен самый первый его заряд. Значит, необходимо было либо спровоцировать его на этот удар, либо наносить первому разящий удар, но ИМЕННО разящий.
Он, видимо, тоже готовился к сражению. Вот только до сих пор не могу понять его упорства. Ну, уступил бы, сошёл с дороги, и все дела. Однако нет, зверь затаился, замер в ожидании… Даже плавниками перестал пошевеливать, навострился, наверное, почуяв неладное. Его хвост был приблизительно того же размера, что и длина моего копья – чуть больше метра. У нас были равные силы и равные шансы. Мой острый нож - против его смертоносного жала! Хвост воинственно нависал над раковиной, слегка раскачиваясь из стороны в сторону.
У меня начинал подходить к концу запас воздуха. Всё-таки я решился на второе - сразу разить его насмерть. Рассуждал так: если я попробую его пугануть, лишь спровоцировать на удар по палке, где гарантия, что он тоже не схитрит, и не станет наносить этот свой смертельный удар?! А далее, извернувшись и подняв завесу из тучи песка, точно сразит меня наверняка. Все эти, казалось бы, пространные размышления проистекали во мне в считанные секунды. Мой мозг, всесторонне и критически оценивая ситуацию, напряжённо работал как современный компьютер, перебирая различные возможные ситуации. И всё-таки я – молодец - выбрал единственно верную тактику боя. Даже неожиданную для самого себя. Я сделал совсем иное. Это решение пришло ко мне совершенно внезапно, и тут же в моей голове возник удивительно чёткий и простой план действий, который я незамедлительно начал претворять в жизнь.
Совершив предельно резкий, молниеносный выпад в сторону ската, будто собираясь нанести реальный смертельный удар, я заставил ската сразу же пустить в ход свой страшный меч, которым он, вероятно, надеялся достать меня за живое. Что же ещё ему было делать? Ждать, когда я его проткну?.. Он, так же как и я, совершил СВОЙ выпад в мою сторону. Но я был к этому готов. ИМЕННО этого я от него и ждал! Скат, однако, просчитался, и очень сильно. Потому что я схитрил. Это был с моей стороны всё-таки всего лишь отвлекающий манёвр. Я своевременно успел быстро отвести свой кинжал в сторону. Одновременно, держа на «мушке» его грозное орудие, столь неосмотрительно для него, бездумно и беззащитно выкинутое мне навстречу, заранее просчитав его действие, синхронно с ним совершил резкий манёвр в сторону. Теперь я смотрел на полностью растянувшийся во всю свою красу вражий хвост чётко сбоку. Оказалось, я несколько недооценивал его длину. Он был куда длиннее моего оружия. В этот же момент, что есть силы, и, насколько резко можно было сделать это в воде (а мы оба законам физики подчинялись одинаково – любое твёрдое тело движется в воде медленнее), скользящим режущим движением отсёк его в срединной части.
Вот и всё! Весь наш поединок, от начала до конца, длился какие-то секунды. Это была моя безоговорочная победа! Поверженный мною скат, рядом со мной бился в конвульсиях, истекая кровью… Что ж, сам виноват. Теперь мне уже ничто не могло навредить. К моему счастью, он так и не успел сбросить свой изрядно накопившийся, и, я так думаю, сверхмощный смертоносный заряд. Настолько мощный, что я бы наверняка фатально прочувствовал его не то что сквозь палку, но и на приличном от него расстоянии, сквозь массивную толщу воды. Я хорошо понимал, что теперь скорой смерти ему не избежать, он просто истечёт кровью. Как и подобает настоящему бойцу, я закончил его страдания на нашем поле битвы, вонзив свой кинжал ему в сердце.
Тут я окончательно понял, что начинаю задыхаться. И дай мне боже сил, добраться до поверхности. Практически последняя капля воздуха ушла у меня на заключительный аккорд моего акта милосердия – убиения животины.
Уж теперь и не припомню, какими силами я выбирался на спасительную поверхность. На сверхусилиях воли?! Или на осознании своей триумфальной победы?! Ведь существует какой-то зримый, реальный предел человеческих возможностей, после которого – уже апатия и безразличие и в конечном итоге пустота?.. Мне кажется, что если бы мой путь на поверхность был длиннее, ну, хотя бы на полметра, наверное, не дотянул бы. Так хотелось разорвать свои лёгкие, раскрыть рот на полную. Но уж тогда бы – точно смерть!!!
В момент моего подъема, когда я действительно задыхался, в моей затуманенной голове вихрем пронеслось происшедшее со мной похожее приключение годичной давности, когда мы с пацанами, на спор, переплывали в рыбпорту под водой корпуса сейнеров поперёк, стоящих борт к борту (лагом). Тогда я также совершил практически невероятное, невозможное...
Я обычно всегда без особых проблем, спокойно переплывал два корпуса, стоящих один к одному бортами судов. Но тогда мы «спорнули» на три подряд. Это было больше 15 метров дистанции, плюс к тому необходимо ещё и зануриваться глубоко вниз. Я тогда то ли маловато воздуха взял в легкие, то ли производил заныривание на фоне определённой усталости, когда вдруг почувствовал, что вот не заплыву я сейчас за третий корпус, и всё тут. Вот не пошло!.. Так бывает. И подумал, лучше вынырну за вторым. Но всегда есть это проклятое НО… Я предварительно не подумал об элементарной страховке - в каком месте корпуса судна, при возможном фарс-мажоре, следовало бы всплывать за вторым корпусом.
Всё же удивительные вещи иной раз происходят под водой при экстремальных ситуациях. Глаза видят достаточно правильную картину, а мозг, будто находясь отдельно от своего остального организма, диктует совсем иное. Суда в этот раз стояли как никогда слишком плотно друг к дружке. И нужно было бы всплывать ближе к корме, там, где конструктивно корпуса несколько сужены, а полоса свободной воды между ними значительно расширена, да к тому же ещё и корма приподнимается ближе к поверхности воды. Не столь глубоко подныривать под ними требуется. Хотя сама дистанция получалась несколько длиннее. Тогда бы никаких проблем! Ну, в кое-то время проиграл бы дряной спор. И фиг с ним! В другой бы раз выиграл! А тут, всплывая, и, что интересно, без помех видя, что просвет щели между вторым и третьим корпусами реально катастрофически мал – голова явно не пролезет... Так, казалось бы, поворачивай и плыви полным ходом к корме. Вот только... пресловутый инстинкт самосохранения к проклятой щели взывает (а вдруг она, голова родимая, проскочет?!), ближе значительно эта щель по расстоянию. И что дальше?! Ткнулся башкой в металл обоих корпусов бес толку, и тогда другого пути не оставалось, как двигаться дальше, вперёд, под корпус судна – проплывать злосчастный третий корпус; не возвращаться же на два назад, или плыть ещё метров с 10 к корме, это надо было делать сразу, пока ещё имелся остаточный запас воздуха. Вот уж где у меня возникла паника. Хоть стреляй меня, не знаю, каким чудом мне это удалось совершить?!... Наверное, подсобил мой ангел-хранитель, подтолкнул. Ведь это ещё почти шесть метров плыть, к тому же одновременно приспускаясь на глубину больше двух метров. Противоречивый спор тогда я, конечно, выиграл… Совершенно никчемушный, абсолютно необязательный спор со смертью!..
Это ни с чем невозможно сравнить, когда твои лёгкие, свернувшись мокрой промокашкой, прилипают к стенкам груди. А в мозг гадкой змеюкой вкрадывается паскудная мысль: «Ну, всё, парень, доигрался, хана тебе! Чего ещё ждёшь? Разевай свой рот, принимай водицу внутрь!». И она, эта навязчивая гнусная мыслишка, многократно прокручивается в тебе как на магнитофоне, пока ты отчаянно борешься за каждый дециметр дистанции. А потом тебя начинает настоятельно куда-то «уводить», обволакивает вязкой пеленой... Тело становится будто не твоё, каким-то ватным, аморфным, а движения - вялыми и замедленными, вроде как не обязательными. Твой рассудок уже не в состоянии управлять сознанием. Это уже твой несчастный страдающий мозг бунтует – начинается кислородное голодание, и чем дальше, тем всё более конкретное... Кажется, вот ещё секунда - и думать уже не будет чем. Накроет окончательно!.. И тут… наконец-то, она - спасительная поверхность, бездонная воздушная кладезь, счастье жизни!.. Нет уж, такая бесславная смерть явно не по мне!



                            Продолжение в Главе 6. Часть 6……….

Cвидетельство о публикации 532952 © Мореас Фрост 12.08.17 00:16
Число просмотров: 34
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 294
Из них Авторов: 24
Из них В чате: 0