Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения

1966 (Поэма о первой любви)







Отзывы читателей

Пролог

Весна цвела. Свет лил во все углы
В обычной однокомнатной квартире,
Где складываться начали — милы —
Мои воспоминания о мире.

Я жил у тёти с дедушкой моим.
Мне шёл тогда четырнадцатый что ли?
Легко учился в музыкальной школе,
А на баяне был неотразим.

Неплохо нам втроём, казалось, жить,
Заботясь друг о друге понемножку.
Я должен был полы сегодня мыть,
Из овощного принести картошку.

Смешные цены были в это время —
Три пятачка за целый килограмм!
Я дань отдам скворчащим беляшам,
Определённо, в следующей поэме.

О, винегрет! О, сырники! В меню!
Гуляш, окрошка, драники, пельмени!..
Я перед вами встал бы на колени,
Но своему герою не вменю.

Пусть по полу спокойно возит тряпкой,
Живёт без капитала и вранья,
Пусть ходит в школу с неизменной папкой,
Осознавая собственное "я".

Пусть тётка в дневнике его находит
Лишь то, чем возгордится вся родня.
Пусть в жизни у него, как у меня,
Лишь лучшее блистательно выходит!


I

Она жила со мной в одном дворе,
Как все, играла в баскетбол за школой
И по весенней, солнечной поре
Была такой же солнечно-весёлой,

Небесно и светло голубоглазой,
Красивее красавиц из кино —
Так ярко, что в глазах моих темно
Непостижимо становилось сразу.

Казалось, будто обликом она
Меня неслышно, внятно окликала,
Тревожащей загадкою полна,
Манила за собой и прогоняла.

Я даже (мне неловко вспоминать)
Подглядывал за нею из подъезда —
Пытался ту загадку разгадать,
Но было всё, ей-богу, бесполезно.

Ухаживать я просто не умел,
Об этом лишь мечтая осторожно:
Сводить в кино, нести портфель, возможно —
Подростковой фантазии предел.

События тянулись, не спеша,
Уроки в школе, музыка и книги —
Всё впитывала юная душа
Витальным1, хлебным запахом ковриги.

Был несравненным каждый новый день
И свежим, и насквозь прозрачным воздух,
Порою мысли были набекрень
О космосе и настоящих звёздах.

То в Политех, то на завод "СК"2.
Ходили на экскурсии всем классом
Вела нас трелью школьного звонка
Судьба ширококлёшая с запасом.

Олимпиады, химия, труды,
Бассейны, танцев бальных искушение
Влекли в неутомимое движение
Философа, пока без бороды.

И сломанные лыжи, и коньки,
И караси с удачливой рыбалки...
И были эти мелочи не жалки,
Поскольку чувства были высоки.

Мне как-то надо девочку назвать.
Ну, скажем, Лена. Лена Кудряшова.
Я был влюблён в полнейшем смысле слова

Однажды одноклассник Игорёк,
С которым за одной сидели партой,
К себе моё внимание привлёк,
Изображая фокусника с картой.

И вдруг пообещал мне раздобыть
В подарок фотографию Елены.
Я клюнул на слова его мгновенно,
Не размышляя. Так тому и быть.

Три долгих дня обещанного ждал,
Но представлял подобное едва ли:
Меня немилосердно разыграли —
И фото Игорь детское достал.

Я взять его, конечно, отказался,
Совсем разочарован и уныл:
Я маленьких девчонок не любил —
С сестрёнкой младшей "горя навидался".

И далее пошло всё, как обычно:
Учёба, книги, музыка, мечты,
По общим меркам — скромно и прилично,
Без паники и лишней суеты.

В ту пору мы сдружились с пареньком,
Который жил площадкою пониже.
Учился он в училище речном,
Был по природе к реализму ближе,

И тоже был Еленою пленён.
Пусть и не так возвышенно влюблён,
Но понимал мои переживания,
Лирические думы и мечтания.

Мы с Александром были заодно:
Научную фантастику любили,
На Фантомаса, помнится, ходили,
Потом на Макса Линдера в кино.

Гайдая обожали мы всерьёз,
А денег на билеты не хватало,
Ходили подрабатывать на ДОЗ"3
Кидать дровишки в кузов самосвала.

Давали за машину три рубля —
Ни воровать, ни вымогать не надо.
На эскимо, на плитку шоколада,
На что другое "вящей пользы для..."

У Сани (как его я называл)
Две маленьких сестрёнки, мама, отчим.
Обычная семья — не идеал,
Но и других не хуже, между прочим.

Он занимался плаваньем тогда,
По-доброму завидовал баяну,
Со слухом у него была беда,
Хотя совсем чуть-чуть, грешить не стану.

К нему "на телевизор" я порой
Захаживал и просто повидаться.
Мне было интересно с ним общаться,
Он был мне и товарищ, и герой.

Речник готовый без пяти минут,
А мне ещё учиться да учиться...
И не случайно в первый раз побриться
Одновременно мы решили тут.

Природная стыдливость промеж нас
Немногое оставила для тайны,
Но не были и знанья чрезвычайны,
Довольно непристойные подчас.

Нас улица не слишком увлекала —
Труд чаровал романтикой сильней,
И правда жизни больше волновала
Недостижимой стороной своей.

Мы жили в самой лучшей из всех стран,
Из всех существовавших на планете —
Её неизбалованные дети,
Где тайно был рождён большой обман.

Мы сами, чуть пораньше рождены,
Его почти никак не ощущали,
Но самый главный класс моей страны
Уже тайком от власти отстраняли.

И мог ли я тогда предполагать,
Что с нами лет за двадцать постепенно
Произойдёт такая перемена,
Которую рассудком не объять!


II


Дождливою порою, в сентябре,
В приталенном и светленьком пальтишке
Она легко являлась во дворе,
И трепетало сердце у парнишки.

Как трогательно могут задевать
Походка, хлястик, туфелька, причёска,
Что существуют врозь совсем неброско,
Но вместе — много больше, чем "на пять"!

Не это ли гармония сама —
Основа музыкального аккорда?
Я понимал её ещё не твёрдо
И оттого почти сходил с ума.

И к ночи представлял я, засыпая:
Сквозь этажи иду к её ногам,
Шепнуть: "Спокойной ночи, дорогая".
Тогда я доверял своим словам,

Баяну верил — в том, что он баян,
Румянцу верил — в том, что он румянец,
И в голове царил отнюдь не глянец,
А полный романтический туман.

Я многому сегодня знаю цену,
На годы и на мудрости богат,
Но чувства, что выходят на арену,
Дороже вряд ли стали бы стократ,

Когда б не шаг назад к капитализму,
Когда б душе не подступил финал
И то, что я любовью представлял,
Разбито злободневностью капризной.

Тогда же счастье в сердце ликовало,
Мы были вдохновенны и чисты,
По-матерински солнце пригревало,
И по-отцовски гладили кусты.

Я не сказал, какой зеленый город
Тогда нас окружал и брал в полон,
Про тополей и клёнов миллион
И миллион берёзок без забора.

В Европе и Сибири вы едва ли
Листвы такое скопище видали.
И, приходя на праздники в горсад,
Мы зрели достославный город-сад.

Дворец культуры, где-то в месяц раз
Классической симфонии назначен,
Был рад и современности горячей,
Естественно вливающейся в нас.

И школьников там танцам обучали,
Собрав по три, как помнится, рубля.
Мы танцевали вальс и хали-гали,
Всё должное искусству уделя.

Держать себя учились постепенно,
А главное, из нашего двора
С девчонками туда ходила Лена —
Обманчивого случая игра.

О, я мечтал: я встану с нею в паре
И воспарю на небо торжества.
Предательски кружилась голова,
Почти не позволяя быть в ударе.

Что делать? Принимать ли бодрый вид,
Пытаться ли разыгрывать артиста,
Когда от вальса чуть ли не тошнит,
А музыка играет слишком быстро?

Представьте ураган противоречий,
Мальчишку разрывавший пополам.
К ней подойти? Легко, скажу я вам.
С ней танцевать? Не может быть и речи!

Никто не мог беде моей помочь:
Ни мудрый дед, ни ласковая тётя,
Ни друг влюблённый, как и я точь-в-точь,
Которого вы тоже не спасёте.

Я с ней на демонстрации хотел
В одном ряду поближе оказаться,
Почти совсем себя преодолел,
Но не посмел через толпу пробраться.

Потом, обратно топая домой,
И вовсе умудрился отличиться:
На лестнице троллейбуса стальной
Решил бесстыдно сзади прокатиться.

За то едва дубинкой по спине
Не получил от милиционера —
Сия предупредительная мера
Порядок обеспечила вполне.

Эх, осень! Раньше ты не так летела,
А приземлялась, медленно кружась,
Обратно возвращаясь то и дело,
На снег и послепраздничную грязь.

Весна мне больше нравилась тогда:
Пройти полегче можно по сухому
До музыкальной школы, снова к дому,
Где под сугробом — чистая вода...

Совсем как в раннем детстве на селе,
Куда меня тихонечко тянуло,
Где жизнь меня ничем не обманула —
Единственное место на Земле!

Где я родился, вспоминали, синим
И бабушка сказала: "Не жилец!"
Но мы её пророчество отринем,
Поскольку жив доселе молодец.

Как многие, рождён в пятидесятых,
Я голода и холода не знал,
Ни шубы, ни борща не избегал
И не держал фортуну в виноватых.

От детских хворей вовремя привит
И вовремя "заправлен" рыбьим жиром,
Чтоб не достал какой-нибудь рахит,
Я был готов к единству с этим миром.

Я был воспитан больше, чем здоров,
И был начитан больше, чем воспитан,
И, к радости советских докторов,
Хорошим отличался аппетитом.

Ну как такому парню не любить,
К изяществу душою не тянуться,
За прелестью не мчаться во всю прыть —
И с головой порой не разминуться!

Особенно в такие времена,
Когда была всесильною страна,
Когда весь мир за ней тянулся к свету,
Вздымая потребления примету.

Друзья, по воле бога или беса,
Любовь в века прогресса и регресса
Составлена, коль прочим пренебречь,
Из интереса, верности и встреч.

А если нет хотя бы одного
Из этого, то нету и всего.
Так, формулу невольно соблюдая,
Я первых встреч искал с тобой, родная!



III


Я интерес и верность описал,
А встреч пока что было очень мало.
Мне их, конечно, очень не хватало,
Но я их специально не искал.

Зато другим девчонкам иногда
Я нравился, похоже, не на шутку:
Невольные свиданья "на минутку",
Достойные смущенья и стыда...

Нам, к сожаленью, нравятся не те,
Кому мы сами откровенно милы,
С которыми в душевной чистоте
Весь жизни путь прошли бы до могилы.

Частенько те, в кого мы влюблены,
Об этом даже не подозревают,
И искренне привлечь к себе мечтают
Других, волной любви увлечены.

Но то, что внешне просто, как в кино,
Бывает для подростка мудрено —
Напрасно ищут новые поэты
Об этом в гугле смелые сюжеты.

События неслись со всех сторон:
Пришёл тот час, и на квартиру тёте
Был проведён домашний телефон,
Весьма необходимый по работе.

Она была технолог, инженер
На крупной швейной фабрике советской,
Для нас — эмансипации4 пример,
Отнюдь не феминистской и не детской.

По мне же, был достоин королей,
Внедрения и культа на планете
Её оклад в сто пятьдесят рублей,
Как верный тон в фабричном высшем свете.

Итак, явился "классный" аппарат,
Сверкающий и звёздно-тёмно-синий,
Приятный и на ощупь, и на взгляд
Сплетением поверхностей и линий.

Дед полочку к нему соорудил,
Хватило места телефонной книге —
Источнику сомнительной интриги
(И кто в ней сам себя не находил!).

То в дивном, прошлом веке был венец
Всех информационных технологий —
Ах, уберите Ваш айфон убогий
И выбросьте компьютер из сердец!

И Саня мог с восторгом оценить:
Отныне он по праву нашей дружбы
Свободно мог по городу звонить,
Когда ему такое было нужно.

Мы физику стремились изучать,
Детекторный приёмник "сочинили",
Хотя на первый раз, чего скрывать,
Дверной звонок в итоге получили.

Да, в наши дни любой бы точно смог
В пятнадцать лет соорудить звонок,
Но это было всё ж назад полвека,
Ещё под управлением Генсека...

Крупнейший в мире самолёт "Антей"
Разил огромной массою своей
И мощью дерзновенного полёта
Внушал чрезмерно-правильное что-то.

Жаль, правильное нынче не в чести:
Без правил легче денежки грести.
Об этом нынче власти твёрдо знают
И через биржу скромно их качают.

Так вот. О телефоне. Как-то раз
Звонок в тиши нечаянно раздался,
И высоко пропел девичий глас:
— Андрюшу можно?
Я тотчас собрался:

— Я слушаю! — Привет! Не узнаёшь?
Я не узнал, хотя высокий голос
На Светкин был немножечко похож —
Девчёночья беспечность и весёлость.

Я Свету с Леной во дворе встречал,
Но не заметил, чтоб они дружили,
И на вопрос невольно промолчал.
— Ну, что молчишь? — Меня слегка дразнили.

Что должен был в ответ я говорить?
Понятно, дело было не в ответе:
Из мыслей о единственной на свете
С другими было нечего делить.

И голос продолжал болтать нелепо,
Но странное закралось чувство вдруг,
Как будто Лена слушает всё это —
Слепое ощущение, мой друг.

Любовью сердце вещее страдало,
Болело, изнывало под ребром
И грубо бросить трубку не давало,
Мешая делу кончиться добром.

Когда же разговор у нас прервался,
Я от терзаний чуть не изнемог,
А через день-другой опять раздался
Волнующе-загадочный звонок.

И снова я был искренне смущён,
Не по-мужски безвольно и нелепо:
Кому-то щебет — пареная репа,
Но не тому, кто по уши влюблён.

Давно известна истина в веках:
Влюблённые с другими на планете
Общаются на разных языках
И видят мир по-своему, как дети.

Тем временем приблизилась пора
Ансамбля в нашей школе музыкальной:
Подобран был квартет инструментальный,
И грянула совместная игра.

Бизе. Кармен. Блистанье увертюры,
Бравурный марш и праздничный настрой.
Я в ноты погружался с головой —
Искать закона для моей натуры.

О, как тогда я музыку любил!
Таинственные звуков излияния
Мне заменяли радости свидания
С одною той, кто был так чудно мил...

На радио мы предваряли хор,
И я (уж таково сносило крышу)
Гордился тем, что Лена может слышать
(А вдруг да!) мой лихой баянный вздор.

На всесоюзном радио (не сон!)
Я деда ждал торжественного слова:
По поводу полёта Комарова
Уж интервью хранил магнитофон,

Но Комаров трагически погиб,
И дед мой миру так и не открылся.
Он жил, служил, учился и женился —
И доброй славы тоже не отшиб.

Одну медаль принёс с работы в дом
За мирный вклад на фронте трудовом.
Был инвалидом и пенсионером —
Моим непритязательным примером.

Куда милее был мой добрый дед,
И времена, которые пронёс он,
Чем нынешний стабильный интернет
И завтрашнее утро под вопросом.



IV



Я дедушку всегда боготворил:
Он на пути на жизненном, тернистом,
Работал печником и котлочистом
И крупной стройки века пригубил.

Есть мост. Он через Белую ведёт
К Уфе из широко известной Дёмы.
И он, и дед мой за руку знакомы:
— Марш-марш вперёд! — шёл плотницкий народ.

Дед был слегка на Сталина похож:
Такой же крупный нос, усы седые,
Но более характером хорош,
Чем остальные все мои родные.

Заботливый отец детей троих
Живых, он горько четверых оплакал.
Лихой войне, ударившей под дых,
Увы, он отдал многое, однако.

И бабушка так рано умерла:
Она была лишь на шестом десятке —
Но всем троим, живущим не в достатке,
Образованье высшее дала.

(Самой же — расписаться было сложно:
С неграмотной крестьянки что возьмёшь!).
Обожествляли ум в краю безбожном —
Бесплатно обучали молодёжь.

Я позабыл о каверзных звонках.
И тут, как раз когда в гостях был Саня,
Незримым жаворонком в облаках
Трель прозвенела, тишину тараня.

И снова не смутиться я не смог,
В ответ на вызов, что сказать, не зная:
— Дай трубку мне! — включился мой дружок,
Здоровую решительность являя.

Я не могу сегодня повторить
Той грубости, что он сказал девчонке,
И пусть оно останется в сторонке,
Подробности, пожалуй, лучше скрыть.

Так телефонный завершён "роман",
И в голове моей, как прежде, школа,
"Приём в ряды" в райкоме комсомола
И трепетной влюблённости туман.

Да, с нынешнего опыта высот,
Его сопоставляя с предвоенным,
Я вижу: комсомол уж был не тот,
Со славою и подвигом нетленным.

Хотя значок, носимый на груди,
Мне предвещал немало впереди,
И я не стал бы тем, кто я сейчас,
Без тех идей, что пестовали в нас.

А в школе провели эксперимент —
Экзамены до срока объявили,
Заранее вопросы предложили —
И тут случился непростой момент.

Решила тётя знания проверить,
Дала мне наугад восьмой билет:
Военно-исторический сюжет —
Гражданская война раскрыла двери.

История разгрома Колчака —
Наместника английских интервентов.
Я ничего не выучил пока
И тут не заслужил аплодисментов.

Пришлось учебник заново листать,
В событиях детально разбираться.
Я с блеском мог в итоге рассказать
О том (как говорится, рад стараться).


Мундир английский,
Погон французский,
Табак японский —
Правитель омский!

И надо же! Произошло со мной
Позднее, на экзамене реальном:
По замыслам чудесно-идеальным
Билет достался именно восьмой.

Скажу, вперёд немного забегая,
Что, поступая в университет,
Я тот же самый вытянул билет —
И помогла история родная!

Но, право, удивительней всего —
Год не истёк, как повторилось то же:
Я вынул на экзамене его же.
Какое-то — ей-богу! — волшебство.

Влюблённость не хотела проходить:
Меня всё так же волновала Лена,
То покидая сердце постепенно,
То продолжая вновь его щемить.

В тот год наш дом слегка был изменён:
Открыты клуб, спортсекция в подвале.
Там с интересом мышцы мы "качали"
По моде наступающих времён.

Там я услышал слово "культуризм" —
Так "бодибилдинг" раньше называли.
Из нас спортсменов делали едва ли,
Но здраво укрепляли организм.

А в клубе были шахматы, столы,
Настольный теннис, книги и газеты.
Пусть были помещения малы,
И мы не в джинсы рваные одеты.

Понятно, развлекались, как могли,
Разыскивали шарики, ракетки
Простых людей старательные детки —
И рвение к успеху берегли.

Я мог там Лену видеть и потом,
Возможно, познакомиться поближе,
Хотя мне в это верилось с трудом,
Но сбыться мысли детские могли же!

И детство продолжало бить ключом,
Его ещё хотелось придержать бы.
Интриговали похороны, свадьбы,
Фантастика дразнила ни о чём.

Однажды я с балкона усмотрел
Башкирской свадьбы шумное движение
На хромке5 плясовой сопровождение
И сразу ностальгией заболел.


Башкирии бескрайние поля
Припомнились и всадники степные,
Желтеющие волны ковыля
И дальних гор отроги голубые.

Национальный праздничный наряд —
Нагрудник из монеток серебристых —
Всё радовало юношеский взгляд
Преданием воспоминаний чистых.

Совхозный, свежевыстроенный клуб,
Разбитый парк с аллеями из клёна,
Сирень сплошной шпалерою зелёной
И собственный, видавший виды чуб.

Здесь мы играли в прятки и войну,
А чуть поздней — в футбол и вышибалы,
Здесь мальвы тихо кланялись окну
И лёгкая наивность процветала.

Здесь, прочитав о графе Монте-Кристо,
Я древний запах замка обонял
И сам себе шифрованные письма
С усердием великим сочинял.

Здесь летом я ходил по караси,
Зимой бродил по заячьему следу
И здесь, любого школьника спроси,
Торжествовал познанье, как победу.


V

Я лето проводил в семье отца
Он был директор мелкого лесхоза,
Что было для него совсем не проза,
И, как умел, воспитывал мальца.

Кудрявый, ясноглазый и худой,
C улыбкой белозубо-молодой,
Был награждён и ранен был на фронте,
Шутил: "Усовершенствован в ремонте".

Была простой учительницей мать,
По вечерам тетради проверяла.
За свет (его немало нагорало)
Не надо было деньги начислять.

И я читал запоем по ночам
Хотя избыток чтения, наверно,
Выводит нас из-под опеки мам.

Мне мама свет тихонько выключала,
Что, в общем, не мешало мне ничуть
С фонариком залезть под одеяло
И дочитать страницу, и уснуть.

В мечтах "про человека-невидимку"
Я пребывал в лирическом жару
И с толстой "Геохимией" в обнимку,
Бывало, просыпался поутру.

Меня влекли свободой философской
Пока не Аристотель и Платон,
А пушкинский Онегин и Дубровский,
В которых был по-детски я влюблён.

Благодаря подобной дружбе с книгой,
Горячим чувствам к письменной строке,
Я шёл вперёд по жизни налегке,
Пренебрегая верою-веригой.

Но думать я об этом не умел,
Захваченный потоком важных дел,
Который, как у каждого мальчишки,
Увенчивали ссадины и шишки.

С утра привычно делал физзарядку,
Потом ходил к колодцу у пруда.
Блестящий ворот, цепь, ведро, вода
Давно не составляли мне загадку.

На коромысле летом два ведра,
Зимой во фляге по снежку на санках...
Ах, жизнь была прекрасна, как игра
Весёлая на солнечных полянках.

Одеты в пресловутый "самострок" —
Не зря у мамы швейная машинка
Растягивала куртке жизни срок
И вот та куртка снова как картинка!


Завидовала младшая сестра,
А друг Борис молчал недоумённо.
Я счастлив был тогда определённо,
Была такая славная пора.

Желанья предваряя, в Новый год
В совхозном клубе эрудит старинный
Выигрывал подряд все викторины,
И говорили сверстники:
— Везёт!

Коричневая плитка шоколада,
Серебряное "золото" фольги —
Заслуженная детская награда
Средь ёлочной и праздничной пурги.

Удача догоняла исподволь,
Изображая фарс и неудачу,
И космонавта сыгранную роль
Я вспоминаю и от смеха плачу.

По замыслу ракета пролететь
Должна была посередине зала,
Но, не покинув сцены, там упала,
Где и стояла, вяло, словно плеть.

Теперь же Новый год уже не тот:
Не так нарядна ёлка городская,
Не так таинствен солнечный восход
Во двор зашедший, зрение лаская,

Не так сверкает снежная постель,
Не так в руке ломается сосулька,
Не так сладка, как прежде, карамель
Не так румяна праздничная булка.

Не так правдиво старое трюмо
(Оно одно на то имеет право),
И радует одно лишь эскимо
Да тётушкино свежее какао.

А про одежду что и говорить,
И брюки-клёш от доброго портного
Моднее куртки, перешитой снова
Но легче ли соседа удивить?!

Поэтому к пятнадцати годам,
Когда в душе является серьёзность,
Нам грешная близка амбициозность
И лишний интерес к её плодам.

Но я, поверьте, не был гордецом,
Хотя и слишком скромным не казался,
С обычными уроками справлялся,
Короче, не ударил в грязь лицом.



VI

На летние каникулы в тот год
Летели мы на Ан-24 —
Надёжнейший советский самолёт,
Такой, каких и не бывало в мире.

Двух чашек кофе в аэропорту,
Объёмом чуть поменьше полстакана,
Мне с дедушкой хватило, как ни странно
И "лайнер набирает высоту".

В Уфе зелёной через два часа
Мы сели... в тот же час, когда взлетели,
Ну, это ли не чудо в самом деле?
Сменились часовые пояса!

Эх, детство! Сколько лет ни утекло,
Мне волшебство твоё, как прежде, близко
И сквозь твоё прозрачное стекло
На целый мир могу смотреть без риска.

Ты, ты, неповторимый идеал
С наивностью святой и взглядом чистым —
Я мудрой диалектики не знал,
Был бескорыстным материалистом.

Не понимал, зачем бывает ложь,
Зачем бывает долгая обида
И длился день, приятен и хорош,
Как вечность, уходящая из вида...

Добром и лаской принимал совхоз:
Заветный парк высокою стеною
Вставал навстречу, и свой флаг вознёс
У дома тополь, выращенный мною.

Я бы ещё подробней рассказал —
В деталях, так, как у меня бывает,
Но авторство, увы, не позволяет
Непродуктивно отдалять финал.

Лукавый автор рамки создаёт,
Тайком свою навязывает повесть,
Творит, куёт, работает на совесть,
Под дудку любомудрия поёт.

Так мать её любимое дитя
Заботливо и нежно опекает
И не бранит за вольности, хотя
Не каждому поступку потакает.

Так светлый ум — хронографа оплот,
Заботясь о любви былой могилах,
Наружу грусти выйти не даёт,
Хотя сопротивляться ей не в силах.

Но разум мной руководил иль бес,
Смущённо отвернулись идеалы,
И вот на юный тополь я залез
Вырезывать Её инициалы.

С последней ветки чуть ли не упал,
Отец, увидев, тихо посмеялся,
Но вслух об этом только и сказал:
— Сам с дерево — на дерево забрался!

Понятно, я был мягко пристыжён
(Не всякий жизни опыт нам приятен)
И на такое впредь себя не тратил,
Зато морально стал вооружён.

Наверно, можно лучшее найти
Из груды дорогих воспоминаний,
Когда передо мной, как на экране,
Прошедшего картины и пути

Типичный школьник, будущий студент,
Ни капельки сомнений не имея,
Что впереди прекрасная аллея
И счастья вечно длящийся момент,

Я думал о любви, как о весне,
О трепетном, идущем в небо древе,
Подснежнике на солнечном пригреве,
О всей моей безбедной стороне.

Я не слыхал об этом от друзей —
Сосед Серёжка, сын ветеринара,
Великий читарь, Лермонтову пара,
Мне рассказал:
— Послушай, ротозей!

Ей-ей! Об этом говорят стихами
Таинственными пишут письменами,
Есть о любви и песни, и кино,
Но всё понять не каждому дано.

И просто так живут на свете люди,
Без книжной романтической любви.
А ты, хоть двести сказок назови,
Возможно, у тебя её не будет.

Я слушал и не слышал, как чудак,
Желая сам с собою разобраться.
Не просто жить на свете просто так,
Когда вам от рожденья лишь пятнадцать.

Я жить хотел, как учат лишь поэты,
Возвышенно, достойно и светло,
Чего мне напитаться повезло,
Чего ловил невольные приметы.

Отсутствием эротики блистали
И подсознанье чистым оставляли
От сексуально важных пустяков.

Да, дома (с глаз долой, из сердца — вон)
Я помаленьку забывал о Лене
И снова был охотник и герой
На мировой и сказочной арене.

Отец опять поехал в знойный Крым
Лечить с войны израненную ногу.
Бывало, мама выезжала с ним,
О детворе в душе храня тревогу.

Мы оставались с дедушкой. У нас
Довольно было дел и развлечений:
Дрова колоть, поймать синичку враз,
В пруду купаться без ограничений.

Для дела был готов в любой момент
Сработанный своими же руками
Столярный и слесарный инструмент,
И верстачок с чугунными тисками.

В чулане поджидал велосипед,
Удилища и для рыбалки снасти.
Да много ли нам надобно для счастья,
Когда у внуков есть хороший дед!



VII



Хочу просить читателя простить
За потаённый замысел поэмы
Идею пресловутую раскрыть,
Убрать препоны в пониманье темы.

Я написать задумал о любви
И различать учился без обмана,
Как Пушкин, даль свободного романа
Пред памятью моею визави.

Я видел путь мальчишки-мудреца,
Прошедшего свои метаморфозы
Сквозь горький смех и сладостные слёзы,
И всё ж не потерявшего лица.

Стрижом ли промелькнёт на вираже,
Жар-птицей ли приснится в час желаний —
Любовь не завершается в душе,
А переходит в глубь воспоминаний.

Хотелось рассмотреть со всех сторон
Кристаллизованную увлечённость,
Понять её естественный закон
И дряхлого цинизма незаконность.

Тянуло самого себя понять
И женскую волнующую тайну
В душе, соединённую опять
С мелодией, возникшей так случайно.

В какой-то мере это удалось,
В какой-то ждал я большего успеха,
Но так сроднились дело и потеха,
Что, кажется, себя не мыслят врозь.

За эту, крепко взявшись, сердцевину
Я выведу повествованья нить,
И памятную завершу картину,
Когда настанет время завершить.

Пока же час прощанья не пришёл,
Рассказ неторопливый продолжаю:
В то лето занимал меня футбол,

Влетали, впечатления раздвинув,
Легендами обводок и голов.

Эйсебио светил издалека
Ничуть не хуже Месси и Роналду,
Направив бутсы мах наверняка,
Как кованую, тяжкую кувалду.

Так море бороздит могучий шквал,
Так степь пересекает вихрь сердитый.
Он так по краю поля пробегал,
Как будто вовсе не было защиты.

Но на баяне, занятый не слишком,
Я продолжал трудиться по часам,
Завидуя гоняющим друзьям,
Свободным от арпеджио6 мальчишкам.

Желая меньше сопереживать,
Отвлечься от футбола хоть немного,
Стал на колене книгу раскрывать,
Под гаммы, исполняемые строго.

И в становленье русского таланта
Вполне катастрофическую роль
Сыграли "Дети капитана Гранта"
И старый Лир — шекспировский король.

Но в поле к футболистам то и дело
Душа моя свободная летела:
По мягкой травке с кожаным мячом
На край земли с закатным кумачом.

Настенные часы вращали стрелки
Так слабо — их хотелось подвести,
Но время, как ты стрелки ни крути,
Увы, не поддаётся переделке.

Правители сегодняшней страны
С историей колдуют, как с часами,
Похоже, плохо понимая сами,
Зачем они стране моей нужны.

"Обогатись во что бы то ни стало!"
Вот слоган неделимый, словно ртуть,
Таких и прежде множество бывало,
Скрывающих токсическую7 суть

За формою блистательно-живою,
За видимостью счастья и добра,
Которой мы не приняли с тобою,
Успевшей устареть ещё вчера.

Но попытаться я не премину
В порядке вдохновенного протеста
Спасти почти убитую страну,
Хотя бы на странице гипертекста.



VIII


В СССР превозносился труд,
Росла почёта каменная башня
Не для того, что вдруг её снесут
И разнесут не очень-то изящно.

Но славы был разрушен пьедестал.
Едва от пыли воздух стал свободным —
Достаток торгаша почётен стал
С названием его международным.

Моё!!! Предпринимательство в чести!
Хвала наживе грубой и безмерной,
Умению вкруг пальца обвести,
Предательской свободе лицемерной!

Везде к деньгам позорное влечение.
Хотя давно бы можно и понять,
Что без труда счастливым можно стать
Лишь временно, и то как исключение.

А честный труд, как первая любовь,
Питая душу, в сердце не ржавеет,
Здоровую к лицу приносит кровь
И на щеках румянцем розовеет.

Трудолюбивым исстари везёт,
Особенно при справедливом строе.
Так шли по свету все наперечёт
Мои несовершенные герои.

Мой дедушка из пенсии своей
В тогдашних "новых" семьдесят рублей
Платил за лучший облик8 не напрасно
И в модной шляпе выглядел прекрасно.

За всю-то жизнь ничем не торговал
Не езживал на ярмарку с товаром,
Зато в рабочий мир пришёл недаром,
Где головой да силой рисковал.

Он был доволен собственной судьбой,
Советским строем и его законом,
Брил щёки, крепко пах одеколоном —
Спокойный и сознательный герой.

И я его потомок, чуждый лени,
Далёк от кумовства и воровства,
Жестоких катастроф и преступлений
Ловил его весомые слова:

"В народе говорят, мой милый внучек,
Я слышал, за учёного дают
Двух неучёных. А за спрос не бьют.
Не уважают только белоручек.

Тянись, брат. Те, кто вислыми бывают,
От жизни много горя принимают".
Седой наперсник игрищ и забав —
Мой дедушка был совершенно прав.

Ровесников от всей души любя,
Я, милый дед, не предавал тебя.
В СССР — предмете всех сердец
Ты был мой абсолютный образец.

Легко ль представить в двадцать первом веке,
Что бабушку ты полюбил навеки
И верность, как иные чудаки,
Ей сохранил до гробовой доски.

Ты нравился душевной простотой,
Свободой делать верные поступки,
И слов твоих бесценные скорлупки
Дороже мне посуды золотой.

Я переколотил её немало,
Когда жене на кухне помогал,
И счастья мне за это перепало
Достаточно, как и предполагал.

За остальное я обязан деду:
Учил и находить, и достигать,
И дела, отведённого на среду,
До дождичка в четверг не задвигать.

И к чёрту в ад не лезу я заранее,
И душу очищаю в сей момент:
Когда умеешь исполнять желание,
Зачем тебе его эквивалент?

Без лишних слов и навыков парторга
Мой дедушка с детьми преуспевал:
Он за усы давал себя потрогать,
И тем успешно к миру призывал.

А что нам нужно было, кроме мира,
Того, что привлекает и зовёт,
В котором есть и страсть, и честь мундира,
Который нам покоя не даёт.

И мне не важен поиск виноватых,
Когда Гагарин смотрит из глубин
Тех легендарных лет шестидесятых,
Со мною дотянувших до седин.

Была. Была великая держава,
Бескрайняя советская страна,
Где мы на счастье все имели право
И где на нас надеялась она.

Что значит счастье? Счастлив весь народ,
Когда страна к могуществу идёт,
И будет он, естественно, не в духе,
Когда она в упадке и в разрухе.

Проста, ребята, истина, проста
Поистине такое ощущение:
Чем зеркала нежнее чистота,
Тем выглядит вернее отражение.


IX


Теперь о Лене надо рассказать —
Моей прекрасной пассии9 невинной,
В истории занятной и не длинной
Сердечные порывы передать.

Мы жили с ней на том же этаже
В одном огромном, современном доме,
Видались в школе, впрочем, чаще — кроме:
Был двор, а не проходы в гараже

Вдоль линий ипотечных10 иномарок.
Игре детей газгольдер11 не мешал,
Там волейбол извечно процветал
И день сиял безоблачен и ярок.

За столиком играли старики
В шестьдесят шесть и в домино стучали,
И мы с мячом, ей-богу, не скучали
От горестной заботы далеки.

Какой она красавицей была?
Из тех, что взгляд не сразу покоряют,
Но сердце постепенно привлекают,
Ведя на вдохновенные дела.

Конечно, отточив на людях глаз,
И бескорыстный опыт представляя,
Я это понимаю лишь сейчас,
Таким уж был наивненьким тогда я.

Она была моложе лишь на год,
Причём казалась года на два страше —
С какой-то хрупкой аурой монаршей
Брала моё сердечко в оборот.

Томительным восторгом обуян,
К высокому весьма предрасположен,
Я чувствовал себя как Д`Артаньян —
Задиристо-рассеян и тревожен.

(Продолжение следует)





1. Витальный — Жизненный, относящийся к явлениям жизни.
2. Завод "СК" — Завод синтетического каучука.
3. ДОЗ — Деревообрабатывающий завод.
4. Эмансипация женщин — Предоставление женщинам равноправия в общественной, трудовой и семейной жизни.
5. Хромка — Двухрядная гармонь.
6. Арпеджио — Музыкальное упражнение в виде последовательного исполнения звуков аккорда.
7. Токсический — (спец.) Ядовитый, отравляющий, вредный.
8. Облик — (русск.) Имидж, внешность.
9. Пассия — (из франц.) Страсть, чувство, любовь.
10. Ипотечный — Купленный с помощью кредита под залог имущества.
11. Газгольдер — Ёмкость газового хранилища.







Отзывы читателей (Клик по чёрному треугольнику слева от текста раскрывает список отзывов.)

Невольно стала вспоминать: а где была в году я этом? Закончив школу, я билеты тянула на вступленьи в институт... Полвека... А теперь живу я тут, на Севере, что почти что Крайний — и рада этому необычайно...
Спасибо, Сергей Егорович, за путешествие во времени.
Журавушка 14.03.2016 15:01

Замечательно, Сергей) Добрый стих!
С уважением,
Марина Борина-Малхасян 22.03.2016 17:54

Сергей, очень!
Счастья вам!
С уважением,
Марина Борина-Малхасян 13.04.2016 09:06

Чудесная любовь)
И похожа на сегодняшнюю)
С уважением,
Марина Борина-Малхасян 15.04.2016 18:03

Отличный стих, Сергей!
С уважением.
Макс-Железный 24.04.2016 05:55

Замечательно, Сергей.
Это поэма?
С уважением,
Марина Борина-Малхасян 14.05.2016 22:53

Хорошие стихи! С Днём рождения, Сергей Егорович! Удач!
Сергей Долженко 25.05.2016 16:04

Как чудесно, Сергей.Целая жизнь здесь со всеми радостями и чувствами юности.
С уважением,
Марина Борина-Малхасян 28.05.2016 12:16

Отличный стих, Сергей!
Прекрасные воспоминания о юности!
С уважением.
Макс-Железный 05.07.2016 22:32

Хорошие поэмы, Сергей!
Я тоже часто вспоминаю свои детские и юношеские годы. Помню свои занятия рисованием, музыкой, спортом, детскими путешествиями летом с отцом из г. Северодвинска по Крымским, Севастопольским местам. Помню и первую, ещё детскую влюблённость.))) Ваши поэмы окунули меня в моё детство, спасибо Вам за это!
С уважением и наилучшими пожеланиями,
Влад Макеев 14.08.2016 18:33

Сергей, простите, что повторяюсь.
Отрадно прикоснуться к хорошей поэзии! Просто нечего больше добавить. Спасибо!
С уважением,
Натали Фаст 2 18.10.2016 13:06

Сергей, простите, что повторяюсь.
Отрадно прикоснуться к хорошей поэзии! Просто нечего больше добавить. Спасибо!
С уважением,
Натали Фаст 2 18.10.2016 13:06

мне очень нравится))))))))))
KOLOVRAT 20.10.2016 16:29

Чудный стих, Сергей.
Артём Эребус 24.10.2016 18:18

Замечательная поэма, Сергей!
Сколько хорошего разрушили наши младорефрматоры, похоронив Советский Союз!
Абсолютное большинство Россиян жило небогато, но честно, справедливо. Работали все, тунеядцев высмеивали. А теперь страной правят такие, как Чубайс, у которых одна забота — попасть в книгу миллиардеров Forbes.
Наша госдума, правительство практически ничего не решают, обрекая народ на нищету. Спасибо за поэму, Сергей!
С уважением и наилучшими пожеланиями,
Влад Макеев 09.11.2016 19:27

Как прочитала про город-сад и про завод СК, так и подумала: не про родной ли мой Омск Сергей Егорович пишет?
Интересная задумка, интересное воплощение. Вспоминать не спеша...
Журавушка 07.12.2016 09:26

Хорошо, красиво написали, но очень длинно (даже я пропустил изрядное количество строк)
Есть правда несколько мест со сбоем, в частности сбой в рифмовке 1221, 1212 и тут же 1221
Владимир Степанов 4 09.12.2016 12:23

Помню, в этом году были сильное землетрясение, мы даже на улице спали. И, конечно, футбол. Всё случилось во время трансляции. Спасибо за стих, унёс в детские воспоминания. С Наступающим! С теплом.
Солнечная Бора 29.12.2016 13:55

Очень здорово! Получилась поэма!

Светлые ностальгические строки, Сергей!
С уважением
Виктор Гусак 25.01.2017 12:00

"Как трогательно могут задевать Походка, хлястик, туфелька, причёска,..."
Как метко подмечено, Сергей!
То же самое ощущал и я в школе, много позже узнал, что одна девчонка долго в меня была влюблена и после школы, а я уже уехал в другой город. Но полюбил раз и навсегда, и сейчас мы вместе.)))
С уважением,
Влад Макеев 28.01.2017 12:52

Смешные цены были в это время —
Три пятачка за целый килограмм!
Я дань отдам скворчащим беляшам,
Определённо, в следующей поэме.

А у нас картошка стоила 10 копеек
Георгий Лагутин 04.02.2017 14:26

Спасибо, Сергей! С удовольствием прочла. И ведь ни разу не проговорился насчет баяна, когда в издательстве (издевательстве безденежном) работал. Удачи!
Светлана Кожевникова 25.02.17 19:13

Читала легко, увлекает!
Замечательно! Спасибо! А продолжение есть?
Нина Калашникова 3 03.03.2017 13:33

Успеха Славному Поэту! Всех благ!
Михаил Стихоплётов 13.03.2017 01:16

Сергей, поэзию куда дел?
Владимир Волковец 29.03.2017 12:09
Сергей, у тебя есть гениальные строки, держись их!
Владимир Волковец 29.03.2017 12:59

Замечательно, Сергей)
Надеюсь, скоро выйдет в книжном печатном варианте
Марина Борина-Малхасян 06.04.2017 11:39

Да в 1966 мне было 16 лет но какое это было время — время рассвета нашей могучей родины — СССР. Очень хорошие стихи в вашей поэме жду продолжения с уважением Александр Кудрявцев 18-04-2017
Кудрявцев Александр 18.04.2017 09:37

Вы, Сергей, через себя и посредством себя описали, практически, всю жизнь поколения пятидесятых! Даже мою жизнь взять: в младших классах я уже ходил в музыкальную школу по классу скрипки, через 2 года надоело, перешёл в изостудию, Затем активно стал заниматься спортом: лёгкая атлетика, баскетбол, волейбол, плавание в бассейне, теперь удивляюсь, как у меня, на всё это времени хватало.))) Да и на любовь тоже. Была одна девушка, которая меня не замечала, и была девушка,которую я не замечал. А узнал я о ней лет 5 назад, когда школьный друг в одноклассниках написал, кто был в меня влюблён.)))
Но время уже ушло: я давно отец и дедушка,
Были в школах и политинформации, мы хорошо знали внешнюю политику.
Была и астрономия с географией, которые лет 15 назад начали успешно разваливать, Сейчас вроде поняли, географию вернули в школу, с астрономией пока неясно... В общем, правильно жили, пока не появился трусоватый Горбачёв и глуповатый ЕБН. С той поры и катимся под откос: на словах всё отлично, даже санкции на руку, а промышленность продолжает разваливаться...
Хорошие у Вас поэмы, Сергей!
С уважением и теплом,
Влад Макеев 02.05.2017 22:29

Браво! Великолепно!!! С нетерпением жду продолжения.
Сергей Цыганков 2 03.05.2017 17:26

С удовольствием читаю вашу поэму, Сергей!
Марина Борина-Малхасян 05.05.2017 21:04

Ваша поэма Сергей доставила немалое удовольствие при прочтении, а потому и остальные стихи привлекают к себе внимание, и экспромт — это лишь малый способ выразить благодарность Вам за творчество!
Сергей Цыганков 2 05.05.2017 23:45

Добрый день, Сергей. Интересно развиваются события в вашей поэме, постепенно все больше знакомимся с Лирическим Героем, его семьёй, друзьями, любимыми. Читается легко и увлекательно, что говорит о мастерстве Автора. Спасибо! С уважением,
Марина Борина-Малхасян 21.06.2017 17:05

Спасибо, Сергей! Прочитала с удовольствием и с трепетом — как будто снова погрузилась в мир собственного детства и юности. Жаль этого времени: не потому что мы были молоды, а потому, что оно было чистым, достойным. Сейчас мы только пыжимся жить так же, но слишком много цинизма и прагматизма уже отравило новое поколение и да и нас самих. Я все-таки верю, что и наше время очистится к старости и совершит свои подвиги. Времена никогда не бывают простыми.
Поэма прекрасная, и эта первая любовь ... Спасибо вам за такие стихи.
Процитирую строфу, которая почему-то понравилась больше всего:

Ах, осень! Раньше ты не так летела,
А приземлялась, медленно кружась,
Обратно возвращаясь то и дело,
На снег и послепраздничную грязь.

или это:
Я был воспитан больше, чем здоров,
И был начитан больше, чем воспитан,
И, к радости советских докторов,
Хорошим отличался аппетитом.

Да там много удачных строф, — нужные стихи! Светлые.

С уважением, Алла
Алкора 04.09.2017 06:39

Добрый день, Сергей.
С удовольствием наблюдаю, как развивается ваша поэма.
Личное переплетается с историей, и прошлое оживает...

С наилучшими пожеланиями,
Марина Борина-Малхасян 04.09.2017 07:53

Спасибо, Сергей!
Читал с интересом.
Да, именно так мы и страдали от своей невысказанной любви.
Хорошее дело затеял!
Пишите откровенно.
Хорошие люди оценят.
Побольше фактов Вашими глазами.

(С уважением к Вам! Владимир)
Владимир Степанович Козлов 17.10.2017 13:13

Аж детство вспомнилось. Вышибалы, караси и танцплощадка тоже в парке разбитая. Спасибо, удачи и добра.

Виталий Федоренко 01.11.2017 19:13

Спасибо, Сергей, напомнили:

С фонариком залезть под одеяло
И дочитать страницу, и уснуть.

Всё так было и у меня! Всех благ!
Людмила.

Землянская Людмила 12.11.2017 10:51

Замечательная поэма, Сергей!
Тоже вспомнил своё детство и юность.
И кому всё это мешало?

Макс-Железный 26.11.2017 13:10

Сергей, Вы моё школьное детство описали!))))
Включая и детскую влюблённость, и спортивные увлечения, и рыбалку, и взаимоотношения со взрослыми.
Мы и жили и вырастали примерно одинаковыми, осуждали ложь, уважали старших, у нас были примерно одинаковые дороги в будущее...
Сейчас всё, увы, по другому.
Дети растут в разных условиях, они уже разделены
своим будущим на рабов и богатых чиновников.
Очень понравилась Ваша поэма!
С уважением,

Влад Макеев 29.11.2017 13:56

Если никудышен тыл, не поможет ратный пыл! Ну а если пыла нет — тыл пойдет врагу в обед!

Олег Рыбаченко 04.12.2017 13:34

Добрый день, Сергей) С удовольствием читаю вашу Поэму.
Про маму учительницу, тетради, книги под одеялом, когда родители выключают свет... Все это и про меня)
Всего доброго вам!
С уважением.

Марина Борина-Малхасян 04.12.2017 17:42

Историей перекрученный стих выше всякой похвалы, и в каждой строфе — правда и искренность, так узнаваемые пережившими то время. И как не вспомнить...
"В начале этого первого послешкольного лета 1947 года у меня появился маленький брат. Я слыхал из взрослых разговоров, что он родился без волос и ногтей, и был весь «синюшный». «А где же их было взять, витамины эти?», говорила бабушка, «и то спасибо тебе, святая царица, что живы остались». Каждый вечер маленький брат мой начинал синеть, задыхаться, и его спешно заворачивали в наволочку, внутри которой был заранее нагретый песок. Мама сидела над ним и плакала. «При бедности да нежности», ворчала бабушка и добавляла, тоже утирая слёзы, «до утра не доживёт»...
(Мемуары "Такая жизнь").

Анатолий Ефремов 04.12.2017 21:18

Сергей! Поэма-блеск! Вернусь еще раз, почитаю более усидчиво, затем и выскажусь — в наше время почти не встречаются эпические полотна...

Габдель Махмут 05.12.2017 09:46

Ох ты!! Очень красиво и искренне рассказываете!!!! Так и было в реальности!!!!

Стар618 07.12.2017 15:30

Люблю, когда люди искренне делятся своими воспоминаниями. Особенно, когда это хорошие, эмоциональные рассказчики и когда их рассказ является полезным для слушателей. Ваши воспоминания читаю с большим интересом.
С уважением к Вам.

Владимир.
Владимир Степанович Козлов 20.12.2017 16:28

Сергей! Завод СК - не Ефремовский ли?

Василий Ишутин 22.12.2017 15:14

Здравствуйте Сергей! Начало мы уже прочитали и долго ждали продолжения, и, наконец, дождались. Спасибо. С уважением

Кудрявцев Александр 22.12.2017 19:19


Сергей, с удовольствием читаю ваши произведения, вы умница и молодец. спасибо вам за экскурс в прошлое. С уважением Александр

Кудрявцев Александр 22.12.2017 19:23

На такое серьёзное, эпическое творение здесь не напишешь ёмкую рецензию. Только короткий отзыв - трогательно, "витально", искренне, правдиво написано. Нужно читать не спеша, вдумчиво. Но Ваши ровесники, считавшие, что Вам везёт, были правы. Пусть и дальше с Вами дружит удача. Но Вашим ровесникам намного проще воспринять суть слов и мыслей.Есть с чем сравнивать пиар, пропаганду и хулу великой эпохе народной власти.
С новым Годом Вас! Творческих успехов, бодрости и удачи!

Виктор Москаленко Ст 30.12.2017 19:39

Многим из молодежи это покажется почти сказкой. Но это же все было. надо рассказывать — они должны все знать. :)

Ирина Давыдова 5 19.01.2018 20:22

Уважаемый Сергей! Прочитала поэму не отрываясь! Очень правдоподобно описаны переживания главного героя. Поверьте, у девочек тоже очень трепетно проходила первая влюблённость и, как Вы верно заметили, обычно не к тому мальчику, кому они нравились:) Вы ненавязчиво перенесли своего читателя (в частности меня) в мир светлых и чистых воспоминаний, в мир детства и юности: знакомые ситуации, быт, увлечения. Вам удалось передать неповторимую атмосферу тех лет. Хотелось бы продолжения. Интересно узнать, чем закончилась первая влюбленность ЛГ:) P.S.У меня есть повесть "Уходящие за горизонт" о первой любви, о романтике, о жизни до 90-х и после. Будет время, заходите:) http://www.proza.ru/2017/12/12/1633 и далее адреса по порядку после каждой главы.

Вера Столярчук 27.01.2018 11:35

Я сама из тех лет, из той эпохи...
Мне тут все понятно, до боли...

Рабия Магомедова 08.03.2018 21:03

Читал Вашу поэму Сергей, и думал, как верно Вы обо мне написали!
Всё это было и у меня, и цены те я хорошо помню, и на лесенке троллейбуса катались (ох, и дураки мы тогда были). И первый ремень от отца, и первую влюблённость в школе, и мечты о светлом будущим, и равенство всех учеников и студентов. Пробивались именно умом, а не взятками от богатого папы...
Спасибо Вам за такие строки!
С уважением,

Влад Макеев 15.04.2018 15:30

"Поскольку жив доселе молодец." — хороший посыл.
Я вот тоже стараюсь. И тоже "роман в стихах" начал. Но засомневался. Потому и интересуюсь.
Однако же, как Вы капитально. Хорошо написано, читать нескучно, многие места интересны. Несмотря на то, что форма однообразна (я-то своё постарался разнообразить).
До конца не дочитал, но ещё вернусь, спешить не надо, хорошо читать не торопясь. По правде сказать, не ожидал.
Действительно — молодец!

Геннадий Маков 20.05.2018 18:56

Спасибо!!!

Игорь Иванов 2.07.2018 15:22

Сергей браво! Труд огромнейший. Читается легко и захватывающе, жду продолжения. Спасибо. С уважением!

Александр Ермилов Майкоп 03.07.2018 11:38

Рада, что растёт и крепнет ваша поэма, Сергей!
С уважением,
Марина Борина-Малхасян 08.07.2018 22:30

"Пролог:
Весна цвела. Свет лил во все углы
В обычной однокомнатной квартире,
Где складываться начали — милы —
Мои воспоминания о мире."

Хороший пролог. Дальше уже можно не читать!
Папамашин 09.07.2018 18:53

Прочитал ещё раз Вашу поэму о жизни в советском времени. Во мнении только утвердился — замечательно написано!
С уважением и наилучшими пожеланиями,

Влад Макеев 08.08.2018 12:35

Замечательная поэма получается, Сергей! И как прекрасно написано о любви. И тонко, и глубоко.
С уважением,

Марина Борина-Малхасян 09.08.2018 12:03

Хорошо читается, Сергей!
С уважением,

Виктор Гусак 21.08.2018 15:06

Весьма занятная подборка. Спасибо!

Никита С. Митрохин | Авг 28,2018

Тоже люблю писать поэмы)) браво автор… не могу понять за что минус та поставили,
прочиталось с интересом, рифма мелодичная, смысл, главное смысл глубокий)) продолжайте)). плюсую))

NataliaLichevskaua 1.09.2018 18:25

Сергей, с огромным удовольствием прочитала неоконченную Вашу поэму. Очень понравилось. Очень! С теплом, Вера. Спасибо за доверительный слог.

Вера Нестеренко 07.10.2018 16:15

Да, Сергей...
То время было надёжнее и, по моему, выше духовно... ... И были мы намного спокойнее и... свободнее, чего нынешним не понять...
С уважением —

Дмитрий Ковригин 01.11.2018 02:47


голубое небо
но не солнце

Пащенко Эколог 09.11.2018 11:07

Достаточно интересно о первой любви и о знакомых советских реалиях!!!!
Во многих местах узнавала себя!
Спасибо!
Прочитала с удовольствием и с нетерпением жду продолжения.

Соловьёва 10.11.2018 12:34

Читала, читала и... устала!
Так они поженились или победило зло?

Хома Даймонд Эсквайр 01.12.2018 11:26


Это полная, проиндексированная версия поэмы. Промежуточные произведения: Юношеская любовь — любовная лирика, 21.07.2016 17:07, "Дождливою порою в сентябре..." http://www.stihi.ru/2016/10/18/3935 — любовная лирика, 18.10.2016 11:43, Публикация в журнале "Великоросс", № 99 (июль 2017) РУБРИКА: Поэзия, публикация в журнале "Великоросс", № 106 (февраль 2018) РУБРИКА: Поэзия, в журнале "Великоросс", № 111 (июль 2018) РУБРИКА: Поэзия, публикация в блоге на портале "Югра Литературная", публикация в общественно-политической газете "Омское время" № 10 (425) 3 октября 2018 г. , на портале "Российский писатель", публикация в издательских решениях "Ридеро" 11.10. 2018 г.











Cвидетельство о публикации 531828 © Сергей Сметанин 23.07.17 13:56
Комментарии к произведению: 0 (0)
Число просмотров: 465
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):