Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Повесть
Дата: 17.07.17 00:34
Прочтений: 26
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Да, кто ж сомневался?! Варика была, безусловно, как и всегда и во всём, на подобающей ей высоте, безупречна! Вот и поступление в самый престижный вуз страны - институт международных отношений - очередная её непринуждённо лёгкая победа. Для неё не существует понятия "конкуренция"!
Трилогия "М О Р Е Х О Д К А". Книга II. "ДЕТИ ЛЕЙТЕНАНТА ШМИДТА". Глава 7.4. "ЗВОНКИЙ" ИНСТИТУТ. Часть 2. Убедительное Рандеву

                                                          Т Р И Л О Г И Я     «М О Р Е Х О Д К А»


Мореас Фрост


                                                       Книга  II.  «ДЕТИ  ЛЕЙТЕНАНТА  ШМИДТА»




                                                                                             «…Любовь, золотая лестница… без перил!»
                                                                                                                                (из песни Ю. Антонова)



                                                                ВАРИКА (прощальные «гастроли»)


                                                               Глава 7.4. «ЗВОНКИЙ» ИНСТИТУТ

                                                                   Часть 2. Убедительное Рандеву

… Но вот в ней, наконец, заговорило и рациональное.
         - Славушик, родной, рассказал бы мне, как тебе учится в твоей мореходке? Каково вообще тебе там? Интересно ли? Я ведь ничегошеньки о твоей новой жизни не знаю…
         - Да что я могу особо интересного сообщить о первых буднях своей затворнической учёбы? Если коротко совсем, то по большей мере сущая борьба по ночам с разными приборочными повинностями, а днём – на занятиях – со сном. И всё это - поначалу в обстановке изначальной суровой изоляции от внешнего мира, в виде затянувшегося на полтора месяца карантина, больше напоминающего тюремный режим, когда и носа никуда не высунешь безнаказанно, и фактического нахождения в замкнутом пространстве ротного помещения, в дальнейшем перемежающееся редкими увольнениями в город по выходным дням. И так будет, наверное, весь первый год. Вряд ли это будет уж очень интересно для тебя. Чуток попозже поведаю тебе о подробностях моего нового житья-бытья. Это ещё может подождать.
            А вот, солнце моё, лучше ты расскажи мне о своих злоключениях после нашей с тобой разлуки, о перипетиях с твоим поступлением. Хотелось бы услышать всё с самого начала, как только ты оказалась в Москве, о всех моментах своей жизни. Ведь ты понимаешь, для меня всё, что происходило с тобой за время нашей долгой разлуки – сплошное белое пятно. Я ничегошеньки о тебе не знаю. Ну, а тот наш единственный телефонный разговор, после твоего возвращения домой и далее странный скоропостижный отъезд снова в Москву, и вспоминать нет желания. Он меня тогда буквально «похоронил», поставив ещё больше вопросов по нашему будущему. Я не сомневаюсь, тебе есть, что мне поведать. И, желательно, в деталях и подробностях. Я даже не спрашиваю пока о твоём последующем молчании, будто сгинула там. Но вот для начала ответь мне на один давно жутко мучающий меня вопрос: почему ты, уехав на поступление в Москву, когда я тебя провожал, и задержавшись там, так ни разу мне и не удосужилась позвонить? Даже попыток не делала. Ведь отлично знала или предполагала, что я, по сути, с конца июля и весь август должен находиться дома!.. Для меня это – полнейшая загадка. Хотя, признаю, не могла ты знать, что я буду делать ещё одну попытку поступления, но уже в мореходку. И как раз в августе.
       Варика внимательна меня слушала и, было заметно, призадумалась, как бы припоминая вновь все те события, обстоятельства и впечатления, связанные с тем, ставшим уже далёким периодом её жизни - временем поступления в этот пресловутый институт международных отношений.
         - А знаешь, всё же мне стало известно, что в начале августа тебя не будет дома. Вот только не предполагала, что ты пойдёшь морским путём, - она снова замолчала в задумчивости, и, сделав паузу, проговорила. - Да, дорогой, конечно, ты вправе всё знать. И ты, несомненно, абсолютно всё от меня неизменно услышишь. У меня нет от тебя тайн. И, поверь, всему будет своё логичное объяснение. Но лучше всё – постепенно и по порядку. Ведь нам некуда торопиться, у нас вполне достаточно времени впереди.
       - Вот уж, действительно, странно... Откуда тебе могло стать известно, что я уеду из города? Ведь я ни с кем не делился о поездке на поступление в мореходку, в том числе и со своими друзьями. Потому что ни с кем не то, что не говорил о своих планах, а даже ни с кем из знакомых не успел увидеться в то время. Настолько это произошло скоропостижно и даже для меня неожиданно.
      - Ну, ты же давно осведомлён о моих специфических способностях... Всё, всё скоро узнаешь, Славушик... Я ничегошеньки не намерена скрывать от тебя. Ну, а для начала расскажу тебе о моём своеобразном поступлении...


      И, словно журчащий ручеёк, полилось её стройное и долгое повествование, настолько подробное, что мне даже не пришлось его прерывать лишними вопросами и уточнениями.


      - Вопреки моим ожиданиям, поступление в желанный «громкий» институт в итоге свелось для меня, по сути, к сущей проформе. Хотя и не без неприятных моментов. Собственно, для тебя ведь давно не секрет, у меня, как всегда, нигде и ничего гладко или безболезненно не происходит. И всё – из-за моей пресловутой внешности. Как ни стараюсь я особо не выделяться своим суперскромным видом, хотя бы тем же макияжем или одеждой и причёской, но и тут не обошлось без интимных намёков и скабрезных нюансов.
         …После обычной документальной регистрации в «Приёмной комиссии», накануне первого и единственного для медалистов экзамена, я была неожиданно вызвана в институт на особое собеседование.
            Оказывается, в заведении, помимо общей, существовала своя, внутренняя практика ограниченного отбора абитуриентов без экзаменов, по итогам собеседования, по их документам, «Личным делам». Этим правом пользовалось Министерство иностранных дел, курирующее институт. И вот я, в числе пары десятков кандидатов, попадаю в сферу их интересов...

   
      … Довольно просторная прямоугольная комната, вероятно, для особых заседаний, с высоким потолком, три больших широких окна, распахнутых настеж. Посередине - длинный массивный чёрной полировки стол. У ближнего ко входу торца и по его сторонам – ряды стульев, в том же строгом величественном стиле, с высокими спинками.
      За столом – компания из пяти серьёзных разновозрастных мужчин в костюмах и одна, средних лет, женщина, как я потом сообразила, психолог. Шестой – совсем молодой парень – тот, что зазывал всех на «беседу», одетый попроще, сидел в стороне от основного коллектива, ближе ко мне, и всё время что-то писал в блокноте. Видимо, секретарь, стенографировал.
      Во главе стола, возвышаясь на кресле, восседал презентабельного вида мужчина, в элегантных очках, которые впоследствии он то снимал, крутя в руках, то одевал вновь, средней комплекции, в солидном костюме-тройке, холёной, но вполне располагающей наружности, с пикантными усиками и благородной проседью на висках, но далеко не преклонного, молодящегося возраста. По его внешне строгому председательствующему виду, было понятно, что это - ОН – вершитель наших судеб. Как в последующем стало известно, это был один из замов Министра иностранных дел страны. Фигура, однако…
      На столе перед ним тремя аккуратными стопками покоились папки, вероятно, с «Личными делами» вызванных на рандеву соискателей-претендентов. Здесь и сейчас решалась их ближняя счастливая судьба и перспектива быть основательно замеченными. Впрочем, и моя – в том числе.
      В помещении, невзирая на сквозняк, ненавязчиво витала лёгкая смесь аромата дорогих импортных сигарет с утончённой примесью благородного парфума.
      Сказать, что я во всю, и даже почище, чем перед серьёзным экзаменом, волновалась, так вообще ничего не сказать. Ощущала себя словно курка без перьев. Хотя мой внешний вид был далёк от экзальтированного – сама строгость закомплексованной зашоренной не целованной гимназистки: тёмный низ – юбка, глубоко скрывающая колени, светлый верх – блузка с глухим воротом, не дающая постороннему любопытствующему взгляду «зацепиться» хоть за что-либо. Свои безразмерные волосы запустила по бокам, заплетя в две тугие косы, а чтобы они не болтались сзади, при поворотах головы, как метёлки, наполовину перекинула их с небольшим провисом через плечи на грудь.
      … Так и предстала перед глазами высокой комиссии, несмело ступив внутрь (двери за мой прикрыл тот самый клерк), застыла у порога, только и сподобившись пролепетать что-то, похожее на «здрасьте». Ты же знаешь, как я всегда теряюсь в незнакомом обществе или компании в первые минуты. Вот и тут, как затурканная школьница совсем потеряла дар речи, изрядно переволновавшись.    
      Но, видимо, никто и не ожидал от меня в этот момент излишней прыти.
      - Присаживайтесь, будьте любезны… Итак, это у нас… Красовская Варвара Андреевна… И, расслабьтесь же, наконец, голубушка!.. Не стоит нас бояться. Мы – такие же люди, как и вы… - это первым заговорил главный, тот, гламурный господин, тут же утонув взором, видимо, в моё раскрытое «личное дело».   
      Мне почудилось, будто он, обращаясь ко мне, несколько волновался. И мне это как-то сразу в нём не понравилось.
      Я «деревянным» образом присела на краешек стула, стоящего в ближнем к двери торце стола, напротив как раз этого важного господина, замерев в ожидании. 
      Остальные члены комиссии пока лишь, откровенно пялясь, рассматривали меня, настойчиво высверливая шестью парами глаз. Кое-кто даже настолько пристально, что, казалось, раздевают своими отъявленно проникновенными взглядами. Отчего мне стало совсем уж не по себе. Но я быстро обнаружила удобную для себя точку для глаз в ближнем из раскрытых окон, где на разлапистых ветках дерева, растущего совсем рядом, у стены здания, беспечно резвилась стайка крикливых воробьёв. И увлечённо наблюдая за их гвалтливой вознёй, слегка абстрагировалась от происходящего вокруг моей персоны.
      «Пусть «сверлят», если им так хочется» - подумалось, и я, продолжая и дальше созерцать развитие потешной птичьей вакханалии, совсем, было, отключилась от серьёзности мероприятия, целиком отрешившись от важности текущего момента.      
      Из уже достаточно устоявшегося душевного равновесия меня вывел слащавый баритон всё того же «босса», но звучал он уже более уверенно, твёрдо. Видимо, обуздал себя.   
      - Милейшая Варвара Андреевна, признаюсь откровенно, биография Ваша просто идеальная! Она на первых порах впечатляет. Не буду здесь, подробно заостряясь на ней, злоупотреблять вниманием высокой комиссии... - он обвёл глазами всех присутствующих за столом, продолжив. – Желающие, при необходимости, могут с ней подробно ознакомиться. У меня будет лишь несколько вопросов к нашему кандидату.
      Здесь я уже окончательно адаптировалась к окружающей обстановке, основательно взяв себя в руки, и мне стало много легче воспринимать реальность. А ещё я интуитивно почувствовала, что этот чопорный господин очень желает произвести на меня впечатление, понравиться мне. Уж очень картинно временами он «рисовался», находясь за своим рабочим местом. 
      - Вот Вы тут по-откровенничали о свободном владении тремя иноземными языками… - продолжил он, кивая на раскрытую перед ним папку с моими документами.
      И тут полилась его «игра языков», правда, на самом их смешно примитивном для меня разговорном уровне.
      - Oh, excuse me, young lady, learn, you really have mastered three languages? (- А, позвольте, юная леди, узнать, Вы, действительно, овладели тремя языками?).
     Я сразу сообразила, откуда ветер веет, и, естественно, ответила на том же, на английском.
     - Yes, I can easily express myself and write in all three. (- Да, я легко изъясняюсь и пишу на всех трёх).
     - Еxcellent! (Превосходно!) – оживился «шеф» высокого собрания, немало воодушевившись, и продолжил свой допрос, но переключившись уже на немецкий.
     - Auf welche Weise haben Sie es geschafft, diese Sprache Arsenal zu meistern? Jemand, den Sie in dieser Gerechte Praxis zu unterst;tzen? (- Какими путями Вам удалось овладеть таким языковым арсеналом? Кто оказывал Вам помощь в этом праведном деле?), - прозвучал его второй вопрос, он победоносно сверкнул стёклами своих изящных очков.
     Теперь мне довелось «блеснуть» своими познаниями и в немецком.
     - Ich studierte Englisch in der Schule, erster Band, na ja, dann, um die Hilfe eines Tutors zu verbessern, nehmen. Aber Franz;sisch und Deutsch legte mich in meiner Mutter und Gro;mutter. Sie besitzen sie perfekt. (- Английский я изучала сначала в школьном объёме, ну, а потом, в целях совершенствования, воспользовалась помощью репетитора. А вот французский и немецкий мне помогали осваивать мои мама и бабушка. Они ими владеют в совершенстве), - бойко «отстрелялась» я.
      - Блестяще! – не удержался мой экзаменатор от цепко охвативших его эмоций. Было заметно, что он вошёл в свой профессиональный раж, как это иной раз случается у заядлых картёжников. Видимо, ему всё ещё не верилось, что не удалось поймать меня в какой-нибудь неточности. Скорее, по инерции, но, видимо, чтобы окончательно закрыть языковую тему, он задал ещё один, завершающий вопрос, теперь уже на французском языке. Видимо, для полноты картины, как бы для себя.
      - Voudriez-vous, par exemple... voir Paris avec vos propres yeux? Aller la-bas un jour? (- А вот хотелось бы вам, своими глазами, к примеру… увидеть Париж? Побывать там… когда-нибудь?..) – он впился в меня пристрастным взглядом.
      Но, мне показалось, совсем не мою осечку он уже пытался откопать в моих ответах. Как настоящий профессионал, лишний раз ожидал получить подтверждение моей профпригодности. Он, было заметно, получал эстетическое удовлетворение от нашего общения.   
      - Je serais heureuse! Qui refuserait un tel spectacle? Bien sur, je voudrais... (- Была бы счастлива! Кто бы отказался от подобного зрелища? Конечно, хотела бы…), - совсем не соврала я, глядя прямо в глаза моему «спокусителю».
      Тот даже на секунду смутился от моего пущенного ему в противовес не менее пронизывающего взгляда. Но тут же, быстро оправившись, но всё же отводя глаза от меня - в бумаги на столе - невозмутимо продолжил, уже переходя на всем понятный язык отечества.       
      - Что ж, весьма похвальные по-европейски знания! Тогда у вас будут все шансы попасть туда в самом близком будущем, - торжественно провозгласил «предводитель»-полиглот. – Варвара Андреевна, с удовольствием хочется за-констатировать: нам чрезвычайно нужны такие грамотные и всесторонне подкованные кадры; Вы безусловно подходите нам по всем статьям… - и после чего, осчастливив меня многозначительным взглядом, добавил, - …и… параметрам.
      И, уже обращаясь ко всем сидящим, вопросил, видимо, больше для проформы.
      - Господа, надеюсь, ни у кого не возникло сомнений по поводу интеллектуальных задатков и потенциальных способностей и возможностей нашей столь прилежной и одарённой конкурсантки?..
      Реакция «высокой комиссии» была заранее прогнозируемой. Никто не отважился проронить и слова, подобострастно потупив взоры в свои блокноты. Однако, не очень-то дожидаясь чьей-то реакции, мой почтенный «покровитель», по-хозяйски бравируя, поспешил заключить нашу милую беседу.
      - Тогда мне остаётся лишь поздравить вас, уважаемая Варвара Андреевна! С этой минуты можете считать себя нашей полноправной студенткой!
     Присутствующие члены лишь недоуменно переглянулись между собой. Я так поняла, для них подобный скоротечный экспромт «патрона» стал полнейшей неожиданностью, оказался эксклюзивным.
     Впрочем, как и для меня.



                              Продолжение в Главе 7.4. Часть 3………

Cвидетельство о публикации 531519 © Мореас Фрост 17.07.17 00:34
Число просмотров: 26
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 298
Из них Авторов: 21
Из них В чате: 0