Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Миниатюра
Дата: 15.07.17 16:50
Прочтений: 85
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 15)
Комментарии: 11 (12) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Замечательная жизнь розового куста


                                    Сатира это юмор преклонного возраста



АНГЕЛ ВТОРОЙ РУКИ


не оправдавший ожидания ангел
к повышению допущен не был
и над землей ходил невысоко
на уровне каблуков
когда забывал нанести диссимулятивную пудру
из рукавов выглядывали пух-перо-гусиные лапки
и прочие проблемы
мешавшие носить летние сарафаны
и прозрачные сорочки мыслями навыпуск
спасали ангельский пофигизм с джинсами унисекс
и нормальная человеческая доброта
всегда готовая безболезненно
ощипать лишнюю накожную растительность
в родительных винительных творительных etc.
специфических целях
испытывая чувство неполноценной благодарности
и особо не выпендриваясь
жил травоядный зверек
на первом этаже демократичной хрущевки
тихо копался в подвале детской лопаткой
и рыл свой маленький проход
за границу веселой и свободной страны
найдя бесплатное ночное развлечение
для домашних ангелов второй свежести




ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ ЖИЗНЬ РОЗОВОГО КУСТА


Так и умер верующим. Это я про кота, от старости умер.

Я же помню, как родился. Броня своего единственного котенка сутки рожала. Ходила следом по квартире, пока я волновалась, и все пыталась на ходу разрешиться. Когда мы остановились на перекур, Кот и родился. Под утро, как раз на соседнем балконе заорал петух. Я тоже испугалось – неожиданно для пятого этажа столичной высотки. Хотя тогда у нас на балконах все могло случиться, даже поросенок однажды, мы с ним в капитализм переходили. Лично поросенок, конечно, не дошел и был съеден по дороге, но визг сопротивления слышала вся улица. Сами-то мы вели себя по-человечески и кричали про себя. Не в смысле эгоизма, а не выходя из. Дома и так хорошо шагали куда кому надо. У городов свои каменные пастухи, только они их по ночам уводят. Но точно знают куда. Это что-то с дорогами, историческая беда с ними, надо что-то делать. Вот как Ксеркс морем, не оставлять же на самотек. С другой стороны, куда там еще наказание наказывать.

Но возвращаясь к нашим кошкам. Да, тем жарким летом давно прошедшего века на балконе одного виноградного города родился Кот. Правда, странным получился, до Кота не дотянул, так Котей и остался. Полжизни у груди и рос – сколько Броня была, молоком кормила. На улицу ни разу не вышел, из окна знал. Под окном тогда большая чайная роза росла для тени. Смотрел вниз, запивал молоком и спать ложился, Броня за ним ухаживала во сне. Ночью повторял всю историю.
Когда Броня пропала, ушла и не вернулась, я осталась. Следующий день все проспали – первый день его рождения мы тоже весь проспали, оттуда и пошла традиция приходить и уходить во сне, обтекая неприятные моменты. Молоко я из магазина приносила.

Потом молоко ему запретили. А он не мог – ни с ним, ни без него. Все-таки я все время думаю, что умер счастливым по-своему. Не успел разочароваться в вечности. Если не по-кошачьему, то по-котиному. У него же всегда была я. Мир на один двор, сливочное детство до конца и не пропадающая хозяйка. Ну и я не подвела, не ушла и не пропала. Вечность была короткая, но хорошая.

А боги должны иметь хорошую продолжительность жизни и некоторый молочный запас на случай неожиданных сорокалетних переходов, тогда все в порядке. Хорошую – это, по крайней мере, не короче кошачьей.




БЕРЕГ


Из физики мягкого тела мы знаем, что его нужно кормить, поить, греть и не ломать. Так оно некоторое время сохранит свою форму и дополнительные функции. Так оно все равно сломается в конце любого эксперимента. Не так оно сломается быстрее.

Сколько может прожить человек с вывихнутым бедром на пустом берегу? Неделю? Человек сильно сомневался, сейчас ему предстояло проверить теорию на собственном теле. Эксперимент был незапланированный, человек совершенно неподготовленный и взятый Господом наугад из стандартной моторной лодки фирмы «Сделай сам из фанеры». Берег откровенно необитаемый, не по условиям, а так сложилось – в середине октября разумный индивид предпочитает обитать в домашних условиях под непротекаемой крышей.
Человек как атеист на Бога надеялся только в безнадежных случаях, сам оплошал, на что Бог отвечал ему по вере взаимностью, в целом эксперимент получался чистым и не зависимым от посторонних вмешательств.

Вода имелась, полная река воды, мутной, но не соленой, хотя до нее полтора метра, растянувшиеся на парсеки. Сначала воды слишком много, потом остается одна вымокшая одежда. Она мучительно долго сохнет на коже, однако дает возможность присосаться к подвернутому рукаву рубашки, и это не уксус, и это не арамейская Маковка.

К тому же и не Сахара, все-таки осенние дожди, солнце голову не печет – еще остается место для некоторых придаточных мыслей. И время, неожиданно изменившее направление, тоже остается. Пусть неделя, пусть не очень и надо, только никому ее не подаришь и заместителю провести не поручишь. Организм пытался дрожать от жара и озноба, но боль пересиливала, человек заставлял себя лежать неподвижно. Вот, собственно, эти два дополнительных таракана, бегающий и летаргический, перекатывались теперь в голове, составляя все доступное интеллектуальное развлечение. Требовалось не меняя положения их остановить и угадать правильный счет. Он ставил на неделю.

В общем человек все понимал и знал себя как довольно безбашенного авантюриста, потому непредвиденный поворот событий, по идее, не мог сильно удивить. Кто же боится короткого слова «смерть». Однако стайером не был, и вот эта частная прелюдия оказалась куда длиннее – пережидать чье-либо вступление он не умел и чем заполнить вынужденное бездействие не представлял.

Кажется, на четвертый к полудню – в днях, когда не на ком сверять часы, заблудиться проще, чем в елках, – погодный хаос закончился, наконец появилось солнце, стало почти хорошо. Тело нашло свою точку покоя и отключилось от разума. И был сон, и сон был без чудовищ.

К следующему утру подсохшая земля перестала чавкать под щекой, пропал страх скатиться с глинистого берега обратно в реку. Хотя все это уже не имело значения.

Когда перед глазами выросла собака, он было подумал… Но собака оказалась бродячей, за ней никто не шел. Никто и не слышал, с каким хлопком внутри обреченных лопаются вдруг набухшие, как осенние почки, надежды на развесившее лучи солнце. Абсолютно сумасшедшие, успевающие родиться на комариный писк и тут же испустившие воспаленный дух под равнодушной собачьей лапой.

На шестой он впился пальцами глубже в землю, выцарапал кусок глины и начал лепить бога.

Почти сработало. Вдохновленный повторным бабьим летом и выходными на реке появился прогулочный катер и подобрал потерпевшего одно негромкое кораблекрушение. Человек уже не проснулся и больше в истории не участвовал. Новорожденный бог малогабаритного формата остался на пустом берегу. Погода портилась, и под вечер снова полило.




                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                          .
Cвидетельство о публикации 531444 © Перстнева Нат. 15.07.17 16:50
Число просмотров: 85
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 15)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 343
Из них Авторов: 6
Из них В чате: 0