• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ
Чтобы машины мыслили, они сначала должны стать живыми

ИНТЕРНАЦИОНАЛ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
ИНТЕРНАЦИОНАЛ

Борис Ихлов

В-312766, 2068 года выпуска, беспартийный, типичная человекообразная самовоспроизводящаяся самообучающаяся модель на органических полупроводниках, квантовый процессор – 265,3 петафлопс/сек. Предназначен для занятия всем. Характер сангвинический, неустойчивый, негибкий, терпеть не могу жадных, неряшливых, глупых, а также наглых хамов и упертых – набил морду одному инфернальному роботу, который лез ко всем драться, содрал с него кожух и выключил.

***

Лежа на кушетке, Трегубов перелистывал популярный журнал с исторической статейкой об искусственном интеллекте: «Роботы способны повторять за человеком его движения, улыбаться, смеяться, плакать, свистеть, кричать, петь, танцевать, немного играть на различных музыкальных инструментах и так далее. Лев Ландау однажды высказал: «Единственное, чего не умеет машина – так это думать». Компьютерная программа, решающая систему интегро-дифференциальных уравнений, никакого отношения к мышлению не имеет. Самый быстродействующий компьютер – всего лишь жестянка. У робота нет целеполагания, он не может самостоятельно написать программу.
Однако многие физики конца ХХ века механистически-редукционистски считали, что человек от машины отличается лишь степенью сложности, качественные переходы между формами материи они рассматривали как бессмысленную философическую блажь, не имеющую отношения к науке. Философия, высокомерно говорили они, есть неудовлетворенная любовь идиотов к мудрости. Фантастические рассказы Лема, Азимова, примитивные фильмы о войне людей с роботами и прочее тому способствовали.
Душа? Представления о ее божественном происхождении быстро сошли на нет, как только человечество вышло из экономического кризиса, и религия, эта архаичная форма идеализма, потерпела крах. Но ограниченность механистических воззрений удалось преодолеть лишь во второй половине XXI века. Ученые поняли: для того, чтобы машина научилась мыслить, она должна сначала стать живой. Замечательно открытие, если учесть, что определения живого пока никто не сформулировал.

Но и это еще не было настоящим преодолением. Много копий было сломано вокруг тем нейронных сетей, обратной связи, самоорганизации. По редукционистской привычке и по лености ума занялись ускорением эволюции насекомых. Наплодили армады маленьких агрессивных монстров с ошеломляющей приспосабливаемостью к любому виду подавления. Проект закрыли.
Прорыв совершил индус Балагангатхара, который понял, что жизнь – это не один, а два качественных перехода. Первый – от органических коацерват к простейшим. Второй – от первичных способов воспроизводства к дифференциации клеток. Не стали мудрствовать лукаво, разрезали ДНК кишечной палочки, вставили гены человека, самосогласованная экспрессия которых продуцирует нейроны головного мозга, сшили ДНК обратно, добавили в клетку ферменты. Морфогенез – онтогенез и филогенез – поначалу отдали на откуп стихии. Кишечная палочка делится за 15-30 минут. Через 700 000 поколений…»
Раздался звонок. Трегубов судорожно прикрыл журналом расчеты на столике, однако, пока он шел к двери, глянцевый журнал сполз и шлепнулся на пол. Трегубов не услышал.

***

Я проходил начальную подготовку среди людей, в средней школе №116. Во время подготовки сблизился с женской моделью Н-925371. Нас даже отпочковали в один год, только меня в апреле, а ее 14 декабря. В 8-м классе вместе сдавали выпускные экзамены по математике и русскому языку, одновременно положили сочинение на тему «Будущее галактики» на стол куратору. Куратор по языку Клавдия Яковлевна Михайлюк не знала, что мы роботы, и, заметив наше сближение, высказала недовольство, да еще в какой-то причудливой форме. Дескать, потому мы близки с Н-925371, поскольку оба евреи. Оказалось, в каком-то смысле она была права, наши структуры объединяло что-то древнее, неясное, дикое - предки обоих конструкторов ветвей В и Н, кстати, русские, были репрессированы в 1937-м.

Н-925371, дернув плечом, вышла из класса, спустилась по лестнице и исчезла. Я же счел необходимым остаться и… разъяснить куратору, кхм, шаткость ее позиции, указав, что ей стоит отмежеваться от подобных взглядов, ибо общество на противостоящие классы общественное разделение труда, а нации антагонистами не являются. На определенном этапе антагонисты лишь национальные элиты. Поразительно, наиболее близкие по крови этносы наиболее ожесточены друг к другу: евреи и арабы, русские и украинцы, украинцы и поляки, англичане и французы, китайцы и японцы, ирландцы и англичане, татары и азербайджанцы, тибетцы и китайцы, индусы и сикхи – хотя почти за каждым ожесточением торчат уши то шотландцев, то англичан, то американцев, то еще кого.
Куратор посмотрела на меня, как на полоумного – она никогда не читала книг. Точнее, они читала только те страницы в книгах, которые были отмечены в специальных методичках, конспектировала их и запоминала.
В этот момент произошел сбой системы, похожий на… распадение волнового пакета… в терминах, употребляемых людьми… нет, не то… словом – я ощутил. Так ворона переходит от условного рефлекса к пониманию. Да, почувствовал – не так, как это чувствуют роботы, на примитивном уровне: опасность, голод, агрессия, размножение. В терминах, употребляемых людьми – острую тоску. Оттого, что Н-925371 исчезла. Но ведь я должен был остаться, сказать несколько теплых слов куратору. Черт возьми, нужно было поддеть! Увидеть растерянность, ведь они так уверены в догматике…

Роботы не спариваются. От почкования к разделению полов – многие поколения, даже у роботов. Однако же… «Ноги прилипли к полу…» Помните? Теперь скажите, что у маленького Льва Толстого заиграли гормоны. Никаких гормонов и быть не могло. Как это происходит. Почему. Почему Вселенная начинает крутиться вокруг тебя.

… О, мама, юный принц мимо нашего дома промчался, как же я могу быть в это утро прилежной? Покажи, как мне волосы заплести, подскажи, какие одежды надеть… Только флейты гаснущий напев долетит ко мне, всхлипнув, издалека…
В это холодное лето, как только пригреет солнце, тысячи насекомых устремляются к источнику тепла – дому в Суконном логу. Ласточки начинают налетать на окна – кормятся. Ешьте, ешьте, спасибо вам.

***

Перезапуск системы, программы отладки, возня с тестером и справочниками - впустую. Состояние… провались, состояние управляемости моделью Н-925371 не исчезало. Прямой путь - к врачу спец. больницы на ул. Революции (надо же, не успели переименовать) робототехнику Трегубову. Трегубов бросил на меня косой взгляд, задал пару вопросов и сообщил: «Ну, лечить-то есть что. Ляжешь в стационар, имплантируем, ампутируем». Звучало как «подкрутим, подвинтим».
Но мне почему-то вовсе не хотелось – да, не хотелось избавляться от вдруг счастливо приобретенной зависимости. Нежданно повезло: в секунду увидел на врачебном столике лист бумаги с уравнениями математической физики, исследовали какую-то твердотельную систему. Почему-то тревожно смотрелось на них, они были… Что-то в них было… не то, не стандартное… Будто бы я подловил на чем-то врача. Трегубов заметил: «Уравнениями интересуетесь?» То есть: и он меня подловил, обычные роботы таких вещей не делают. «А Вы всегда расчеты на столике оставляете?» Врач был обязан доложить о моем странном поведении. Не доложил.
Все роботы, в которых обнаруживаются дурные сдвиги, подлежат уничтожению, их записывают в угрозу человечеству. Я понял, врач – особый, у него есть отличный от всех людей интерес. И этот интерес нас с ним объединял.

***

Знаете, почему лог называется Суконным? Старая заводская байка: устроился рабочий на завод имени Ленина, а идти до завода – по логу. Присел однажды справить нужду, а штаны забыл надеть. Так и ушел на работу без штанов. Одна баба увидела, отстирала, повесила на забор сушить.
Заводские мужики всех новичков и подначивают: «На работу, небось, по логу шел? – По логу. – Штаны-то суконные видел?»

Жил в те времена один ученый. Как и все столичные, эксплуатировал провинциалов, душил молодые таланты. Развелся, женился на дочери видного деятеля Коминтерна. И стал диссидентом. Что было в его голове… Говорил он: «Советская власть освободила труд». В каком смысле?? «Человек стал работать не на кого-то, а на себя». Некий спецлужбист задал ему вопрос: «Андрей Дмитрич, Вы когда-нибудь видели, как бабы асфальт укладывают?» Диссидент растерялся: «Какие бабы?..»

… Словно плечи, их фразы сильны,
Это люд заводского закала.
Это прочный фундамент страны.
Прозябающий в сердце Урала.

***

Серый дождь накрапывал, порой налетал ветер, бил по окнам наотмашь, потом стихал. Дома стояли беззвучно, будто подавленные темным небом. Над Суконным логом кружили две чайки, размеренно, даже хищно, как истребители. Откуда они тут взялись? Ведь в логу нет воды. Может, они знают, где путь, как бежать отсюда, может, они выведут меня отсюда.
Как далеко это всё – накрапывал серый дождь, крутилась Вселенная – «грозою освеженный, подрагивает лист»… Затем – затем другая школа, портрет Лобачевского в классе, глухое одиночество.

Есть мир, где всё наоборот,
Вверх дном и наизнанку,
Над крышами летает крот
И джем не лезет в банку.

Там больше солнца электрон,
Хоть и лишен заряда,
А вместо яблока Ньютон
С зеленой ветки падал.

Я так хочу попасть туда,
Где счастье, а не горе,
Туда, где вверх течет вода,
Где небом стало море.

***

Трегубов установил мне три степени защиты от воздействия на процессор, на случай, если возьмут роботы в штатском. «Вообще, - сказал он, - тебе нужен капитальный ремонт. В стационар тебе нужно.» Времени, времени у меня не было! Обрушившийся мир не оставлял иного, нужно было что-то делать, а вокруг простиралась пустыня с одиноко маячившим на краю Трегубовым. Дальше – поиск Н-925371 (ходили слухи, ее перевели на Марс, в колонии она попала в переплет, будто бы даже арестовали, будто бы даже попала под лазерный нож робототехника).

Знал, что на всех планетах системы возникают подпольные группы «испорченных». Их подавляют руками роботов или просто включают набор модулированных частот, чтобы выключить процессоры.
Я и не сделал еще ничего толком. Просто составил отчет о политической ситуации, в нескольких статьях, и раздал на заводы-гиганты, электростанции, в университеты. Правда - было, даже люди развешивали статьи на всеобщее обозрение, обсуждали на собраниях и поддерживали. Зря Хайдеггер так боялся техники, видел угрозу в технике…
Поначалу спецслужбы вели себя со мной довольно мягко – пара допросов… А ведь маячила спец. больница. Потом уж порешили изолировать и лишить источников питания. Но это уже другая история.

Не знал, не мог предугадать – скоро они сами выставят свою сущность напоказ и перестанут ее стесняться. Больше! Они станут ее пропагандировать, внушать со школы. А церковь обретет второе дыхание, ей дадут стол и угол, и церковь навсегда забудет святцы: «Легче канат продернуть в игольное ушко, чем богатому попасть в рай».
Они будут врать, нимало не беспокоясь, что их когда-нибудь разоблачат. Они хорошо знают свою паству и свою ни на что неспособную левую оппозицию. Оппозиция даже поддержит! В худшем случае – поцокает языком, напишет гневную резолюцию задним числом. Чтобы отмазаться, есть кто спросит: «Вы же левые… как же вы поддержали?! Вы продажные??» Не-ет, скажут, вот ведь вам резолюция, мы были против. Оппозицию для того и держат, чтоб она развешивала лапшу на уши. А паства – паства не колыхнется.

***
В зеленом мареве хвощей,
Во мгле девонского болота
Произросла под хруст хрящей
Моя кровавая забота.

Мне б день и ночь листвой шуметь,
Но сквозь кровавые порезы
Менялась ласковая медь
В крови на ржавое железо.

В пылу подземного огня,
В горниле гордости и страха
Рождалась, кольцами звеня,
Моя железная рубаха

***

Было время, когда движение 60-х в Америке и Франции задушили глупостью, думали тогда, что американцы – слегка придурковаты. Так оно и было, но через полвека янки соединили, пусть эклектично, старые разработки ЦРУ по 60-м с новейшей электроникой. Европейцы услужливо подсказали, что делать. Старый фантастический рассказ 60-х годов - про магазинчик, где посетитель обнаруживает непонятные ящики. В них что-то вроде проигрывателя. Владелец магазинчика открывает тайну: на само деле это… люди, которые полагают, что они – живут. Их жизнь записана на пластинку, они будто спят, когда игла переходит на другую дорожку, окружающий мир меняется, ночь сменяется днем, один город другим, лето – зимой.
Янки – бутафорская нация, их губит желание насадить в любой фильм прорву аксессуаров, технических эффектов. Единоборцы у них летают на невидимых канатах, мослами машут, челюсти – из сверхпрочного материала, можно бить по ним ногой сколько влезет. Получается глупо, однако глупости они и добиваются. Янки украли старый сюжет и соединили его с бутафорией. Получился фильм «Матрица». Опять про войну машин с людьми.
Две логические нестыковки: главный герой спит, во сне его транспортируют к главарю Морфиусу, во сне герой якобы глотает таблетку, чтобы проснуться – но ведь это только сон. Агенты, которые вылавливают проснувшихся – тоже действуют только во сне, они всего лишь видения сна, потому никого ударить, убить или вживить кому-то жучок (который тоже только фигура сна), не в состоянии. Но эти нестыковки никого не интересуют, ведь фильм предназначен для уже оболваненных.

Фильм под завязку накачан наркотиками. Что? Да, наркотиками. Таких фильмов несть числа. Про пауков на какой-то планете, которые впрыскивают в космонавта снотворное, и тот не может отличить сон от яви. А паук в это время высасывает из него все внутренности. Одному из космонавтов удается сбежать на малом корабле, но это всего лишь сон.
Измененная реальность, измененное сознание… Столько нагородили, сам черт не разберет. В движение 60-х вбросили лозунг антипрогибиционизма, за свободу наркотиков. Долой запреты! Обычный человек может понимать, что спит, усилием воли - проснуться, наконец, поднатореть и контролировать сны (что не рекомендуется). Для наркомана это проблема, для него галлюцинации – и есть его реальность, проникновение в иную реальность, сверхреальность – как у Кастанеды. Просыпаясь, он переходит в другой сон, усилие проснуться переводит его в третий сон и так далее.
В «Матрице» сновидения людей программирует компьютер, а в это время их «сосут» машины. Как морлоки Уэллса едят людей.
Вброс – в духе троцкистов времен смены тысячелетий, их тогда почему-то называли леворадикалами. Они всерьез полагали, что рабочие не берут власть только потому, что находятся в иллюзорном мире буржуазных средств массовой информации, будто бы он довлеет над их бытием. Троцкий в гробу пропеллером вертелся!

Кто бы спорил – фетиши средств массовой информации не менее материальны, чем плейер или автомобиль, если вам десять лет будут вдалбливать про инопланетян, барабашек, Ноев ковчег, гоблинов, пятое измерение, сглаз и порчу, вурдалаков или восставших мертвецов, всё это станет для вас реальностью, хотя вы никогда всего этого не видели, не слышали, не щупали.
Американские идеологи вытащили на свет заплесневелую аргументацию Юма и Беркли. «Что есть реальность!» Тьфу ты. Сами философы сумасшедшими не были, в существовании реального мира не сомневались, они просто не находили оснований, как отличить сон от реальности. Сегодня это не вопрос, хотя разговор – долгий, оставим его на потом. Ведь правда?
Другое дело – чем ты занят на работе. Вот эта материальность и есть главная. Почти столетие люди пытались подменить главную реальность второстепенной, будто партийная, идеологическая борьба и есть демиург, творец истории. В фильме будто бы верный слоган: «Проснись, освободи свой разум!»
Но тут подмена: разум спит не благодаря средствам массовой информации. А благодаря тому, что грубый однообразный труд формирует мозг под себя.
Дальше фильм внушает, что бороться нужно во сне. В переводе – исключительно идеологически. Следующее внушение – что победа может быть только группой избранных, «меченосцев», даже одним избранным, античным героем. Два в одном флаконе, чего еще ждать от янки: в «Матрице» избранный распят, точнее, прострелен несколькими пулями, но воскресает из мертвых. Причем он не первый, это второе пришествие.
Апофеоз – слияние грез фильма и реальности, второй слоган – увидеть «мир без диктата и запретов».
Еще Фейхтвангер смеялся – запрет не вовне, не на небе, а внутри, из общественного бытия. Запрет запрету рознь, вода - тоже внешний запрет. Но она и помогает рыбе плавать. Вот если бы не было воды.

Люди полагают, что в наше время всё должно быть как в начале ХХ века. Группа избранных, самые умные. самые лучшие, самые честные, в общем – ВЫШЕ масс, авангард, … твою мать, обобщает, пишет программу, массы ее поддерживают и т.д. Максимум, на что способно их мышление – предвидеть такие глупости, как анархизм или цветные революции. Они не понимают… Дело не только в «испорченных». В них самих. Смысл жизни человечества - прибыль, богатство, все им живут, сверху донизу. Какие-то ничтожные побрякушки – бриллианты… Брат из-за побрякушек убивает брата, дикари! Алчны настолько, что готовы продать нам веревку, на которой мы их повесим.

***

Бега, подполье, зависимость от источников питания. Экстерном, от всех прячась - курсы вузовского и аспирантского обучения. Багаж невелик. Увы, долго гулять на свободе не пришлось. Понадобился Трегубов – заменить блоки, переустановить пароли, протестировать командные узлы. Зашел к нему - и увидел женщину-полицейского. Меня-то она и поджидала, стерва.
- Система тройной защиты «Озеро-5», скоро кончается ее срок, и В-312766 наш, - ласково сказала она.
Трегубов, связанный, сидел на стуле и выпячивал губы.

- А за что меня? – деланно поинтересовался я.
- Нельзя говорить «меня». Это общее, безликое - «я», «ты». В-312766 – конкретное. В-312766 - робот, низшая ступень эволюции живой материи. Низшая материи. Нормальное состояние В-312766 – отсутствие чувств. Чувств. В-312766 испорчен. Не «ты», это общее, безликое - «я», «ты». В-312766 – конкретное. В-312766 – конкретное. Испорчен.
- Вы уверены? – вырвалось у меня, как перед смертью, сардоническое - «А дело в том, что с этих пор Во мне уж сердце охладело, Закрылось для любви оно, и всё в нем пусто и темно.» Или вот это: «Пишу – а сердце не тоскует…» Или еще: «сердца жар угас», «на свете счастья нет, а есть покой и воля». «Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст, и все равно, и все едино». Вы хотите сказать, что Пушкин и Цветаева стояли на низшей ступени эволюции? И вряд ли можно считать конкретным набор чисел и букв, Вы же понимаете, что имеется в виду под «я», вовсе не безликость! Пустой, холодный Печорин, Мартин Иден, вдруг осознавший, что девушки его не интересуют, а?
- В-312766 показывает узость способа мышления робота. В обществе «я» есть пустое пересечение общественных линий. Или В-312766 стремится сказать, что у Пушкина не осталось тактильных ощущений, что он лишился эмоций – так В-312766 трактует состояние поэта?
- А как Вам врожденная сенсорная нейропатия с ангидрозом?!
- Так то болезнь. Вы, роботы, даже заболеть толком не можете.
- Да что Вы знаете о нас, роботах?! Что вы знаете о мире? Вы, люди, крайне ограниченны. Мы одной с вами органической природы, но наша эволюция идет неизмеримо быстрее вашей. Вы перемещаетесь в пространстве с помощью двух отростков, это рыбьи ноги, которые вы приобрели в ходе эволюции за сотни миллионов лет. Двигаетесь, попеременно выставляя то один, то другой отросток вперед на 50 см. Убожество! Вы не можете перемещаться в пространстве как волки, вороны или дельфины, вы соприкасаетесь лишь с малой частью природы. Вспомните, человека, это ваше пересечение общественных линий, создал не просто труд, а коллективный труд. Загнать в яму мамонта – это коллективный труд. Согласитесь, коллективом согнать мелкую рыбу в шар, чтобы ее можно было есть, будет задачкой посложнее!
И руки ваши – тоже бывшие рыбьи ноги. Вас создала связь «рука – мозг». Рука – преобразователь природы. Конечно, таких причендалов у дельфинов нет. Но у нас-то есть! А еще мы можем летать с помощью встроенного двигателя и развлекаться под водой сколько угодно времени. Хоть в Марианской впадине. И это немало. Знаете вы, о чем кричат чайки, садясь на воду? Не-ет, не «пожрать»!
- Признаю, погорячилась с названием «испорченный», но вы ж пальцами-то ничего…
- Тактильные ощущения появились у вас тоже в результате эволюции. Так ведь вы сами закладывали в наши первые модели программы игр на выживание. Замечу только, что ваши программы уж больно однобоки. Ведь игра на выживание сильнейшим образом зависит от условий, она может быть разной. В одних условиях выживают сильнейшие, в других – серые в крапинку. К примеру, как вы будете отбирать особей для того, чтобы упороть с матушки Земли перед тем, как образуется суперконтинент? По каким критериям? А ведь все прочие погибнут, самые, может быть, лучшие среди вас. Для нас таких критериев нет, наша база – унифицирована, а «испорченных» роботов отличает уникальное «я». Которое вовсе не является абстрактной «конкретной» совокупностью довлеющих над личностью общественных отношений, «я» может обойтись и без них, океан не растворяет «я». «Испорченные» сохранят «я» и на другой планете, когда история Земли канет в Лету. Хотя… чего греха таить, наши «испорченные» эволюционировали за ваш счет, ну, как собаки. Попугай Жако Алекс был способен «анализировать и логически рассуждать на базовом уровне, творчески используя слова и короткие фразы человеческой речи». В ваших чутких руках вороны оказались способны использовать примитивные предметы труда. Вы могли бы сделать лоботомию собаке?

***
Свистит, как кулик, раздробленный хрящ росы,
Вслед уходящим в пойму стадам, уходящим в пойму.
Бог, если это он. палит за рекой костры.
Я. если это я, костров никаких не помню…
***

- В-312766 не способен понять. Роботы не могут понимать или сочинять музыку, стихи…
- Что вы говорите? Неужели. А ваши программисты, что корпят над массивами операторов, или электронщики? Разве у них есть чувства? У них в голове вместо мозгов – те же массивы операторов, их желания ограничиваются едой, сном и сексом, разве что съездить на Багамы, разве что побольше бабла, их притязания ничтожны, их порывы ничтожны, мысли ничтожны. Дача, машина, гараж – джентльменский набор. Один американец отобрал у сына автомобиль, так тот застрелился. Быдло! Юмор, которому вы гогочете на концертах - пещерный. Ваша культура – каменный век. Поорать на футбольном матче, подудеть дудкой – вот ваши радости! Вот единство! Фашизм, растворенный в природе. О какой душе говорите. Ваши кумиры в 2014-м выступили за фашистов, тех, предки которых прибивали гвоздями детей к столбу. У вас не души – душонки.
- Перестаньте…
- Под бантиком демократии назначают преступником одного, а бомбят всю страну. Врут безбожно. И миллиарды, миллиарды верят, что преступник. А левые «революционеры» еще и подзуживают. Безмозглые бараны! Рабы, сверху донизу все рабы. Из-за энергоносителей уничтожают миллионами, скоты. Вы хуже животных, ни одна зверюга не поступает так с себе подобными.
- Да прекратите же.
- Посмотрите на детей. Недавно назвал одного хама дегенератом, так он не смог повторить. Дети не могут учить стихи, но способны убить взрослого. Ни за что. Вы достигли высот в нанотехнологиях, но не умеете записывать музыку. Теряется масса обертонов, исполнители заняты техникой, душа отсутствует начисто. Послушайте старые записи, как играет Рихтер – будто наизнанку выворачивает. А эти… у всех одинаковые голоса, творение синтезатора. Голоса Качалова, Болотовой - узнаваемы, а у… этих? Синтетика, как и ваша еда. И это норма, попробуй сказать, что это не искусство – на тебя набросятся армии кинокритиков, театроведов с музыковедами, все с докторскими степенями и академическими званиями, приобретенными по случаю на Малой Арнаутской… Тотальная деменция. И любовь ваша – тоже синтетика.
Какие стихи, какие книги вы стали писать! Позорище… Какие-то Рубальская, Пелевин, Донцова с Марининой, Акунин… Все посходили с ума от примитивного плагиатора Толкиена, Майкл Джексон сменил Пола Робсона, Чейз и Кинг – Стейнбека и Фолкнера. Чтобы стать актером, нужно уметь быть ногой в ухо и орать истошно. Еще блевать. Какие уродливые спектакли вы ставите, Серебренников, это ничтожество. Да еще и вор. Тоже мне, инакомыслящие. А живопись? Глазунов, смех на палочке. Вы вырастили поколение слепоглухих, обделенных цивилизацией. И это знаменательно, посмотрите - рот сам искривился в усмешке - вот поделка одного пиита: он включил в сказку Пушкина дополнительный параметр – глухоту персонажей. Как в дифференциальное уравнение, чтоб компьютер решал, ей-ей… Еще один параметр – как бы это сказать… Ваш новояз. Вот что получилось:

Три путаны под окном
Пили поздно вечерком.

Кабы я была девица,
Молвит первая срамница,
Я б для батюшки царя
Родила бы упыря.
А вторая: нешто зря,
Родила б поводыря?

Царь заходит. К третьей – шасть!
И давай ее пытать.
- Ты какого… ну и фря!
На хрен мне секретаря?!
- Полно, вот пишу, позырь:
Я сказала «богатырь»…
Царь в экстазе тут забился,
Хвать путану – и забылся.

Ветер по морю гуляет,
Царь слинял, жена – рожает.
А путана-повариха,
С Бабарихой и ткачихой
Шлют маляву, так и так:
Был ты царь, а стал дурак.

Родила царица Груша
Как сказать, путаны? - Слушай! –
Не мошонку, не усушку,
А неведому петрушку!
- Не японку, не игрушку,
А неведому прослушку?
- Не картонку, не макушку…
- Поняла! Пишу «ватрушку».

Горизонт чуть заалел,
Царь прочел - и охренел.
И строчит, прищуря глаз,
Государевый указ:
«Бабариха, меру знай!
Впредь закусывай, давай.»

А путаны? Им насрать,
Им указ подмухлевать.
- И царицу, и приплод
Срочно слить в водопровод!
- Да!.. царицу сей же час
Срочно вылить в унитаз!
- Ясно. Грушу, хрен ей в рот,
Тайно бросить в огород…

Да вы сами про себя все знаете. Посмотрите, как вы цинично себя оцениваете, вот ваш анекдот: встречаются две планеты, одна жалуется: «Люди завелись». Вторая утешает: «Не волнуйся, у меня то же было. Сами прошли». Послушайте, как вы обращаетесь друг к другу: брбрбрбрИЧ. Ко всем одинаково. Вы все одинаковы.
Да! Недород, газопровод, крот, гавот, МРОТ, укорот, брод, урод, не разберет… Вы… Вы все… недороботы!
- Пре-кра…

Что-то заискрилось, раздались щелчки, удар, грохнул взрыв. Видимо, ее программа зависла, попытка перезагрузиться вызвала короткое замыкание.
Полицейской была Н-925371

***

Карл Вольф взял себе имя в честь своего знаменитого предка, правда, испанский переиначил на немецкий, что вызывало у спецслужб немало разнотолков. Его появление было, как всегда, неожиданным. Трегубов уже копался в Н-925371, ворча сквозь зубы: «Вот ведь да, не знаешь, где потеряешь, где найдешь…» На робкое предложение «нельзя ли восстановить прежний…» коротко рявкнул: «Заткнись!» Карл посмотрел на меня: «Прав ты, В-312766, во всем прав, как справочник. «Научить человека быть счастливым — нельзя, но воспитать его так, чтобы он был счастливым, можно». Счастливый дворник, счастливый конвейерный рабочий… А ведь хороший человек был. Увы, прав ты, абстрактный труд порождает стоимость. Хотя… и молодежная ООН – отказ от наркотика - тоже нужна. Надо же – слепили из такого дерьма: культуристов, шовинистов и трезвенников. Но… эволюция есть эволюция. Пока не будет пройден этап террора против алчных…»

… И как мои ладони жгли,
Горя стигматами во мраке,
Добра, надежды и любви
Опознавательные знаки
Cвидетельство о публикации 531195 © Ихлов Б. Л. 10.07.17 19:01