Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Проза
Форма: Повесть
Дата: 21.04.17 00:44
Прочтений: 49
Комментарии: 0 (0) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
Описание первого в новой жизни Главного Героя торжественного мероприятия - всеучилищного праздничного построения в Экипаже по случаю начала учебного года
Трилогия "М О Р Е Х О Д К А". Книга II. "ДЕТИ ЛЕЙТЕНАНТА ШМИДТА". Глава 2.3. ПЕРВОЕ СЕНТЯБРЯ. Часть 1. Праздничное Построение

                                         Т Р И Л О Г И Я    «М О Р Е Х О Д К А»


Мореас Фрост


                                     Книга   II.  «ДЕТИ  ЛЕЙТЕНАНТА  ШМИДТА»




                                                                                 «Карфаген должен быть разрушен!»
                                                                       (Катон старший, сенатор Древнего Рима)



                                                     ЛИХА БЕДА!.. (начало)


                                               Глава 2.3. ПЕРВОЕ СЕНТЯБРЯ

                                            Часть 1. Праздничное Построение

… После завтрака было всеобщее училищное праздничное построение, порОтно, перед переходом на занятия в учебные корпуса. Оно было первым в этом начинающемся учебном году для всего училища, а для нас так и подавно знаменательным. Потому как вообще самое первое общеучилищное в нашей жизни. Я в это время был лишь в роли наблюдавшего со стороны. Все 20 рот плотно выстроились длинной змеищей в своём традиционном маршевом порядке по шесть человек в шеренгах на нашей традиционной для любых каждодневных утренних переходов на занятия длинной асфальтированной аллейке, протянувшейся между спальными корпусами. Ближе к воротам, к голове колонны подтянулся училищный оркестр, блистая медью на солнце и пробуя свои инструментальные «голоса» в разнобой. Здесь же, у КПП кучковались все командиры рот - перед переходом в учебные корпуса их присутствие было обязательным. Они же на первых порах обязаны сопровождать нас и на занятия, а вновь поступившие курсы затем и обратно, в «Экипаж».
Сегодня для нас – день особенный, исторический – первый учебный. И начаться он должен был с первого символического звонка в главном, первом учебном корпусе. Офицеры щеголяли перед нами в своих парадных мундирах, отблёскивая на солнце золотом погон, парадных ремней и регалий на рукавах, и были в белых перчатках, к тому же с кортиками, свисающими с поясов. Почтили нас своим высоким присутствием и две весьма серьёзные, я бы сказал, значимые в училищной табели о рангах фигуры.
Одной из них – главным и неизменным действующим лицом всего происходящего представления, а в дальнейшем и привычным для всех на подобных массовых, а тем более, торжественных мероприятиях - был капитан III ранга Матвиенко, по прозвищу «Матвей» – начальник ОРСО (организационно-строевого отдела училища) – высокого роста, солидного представительного вида офицер во внушительной фуражке-аэродроме, которую он то и дело снимал, обнажая свою лобастую облысевшую голову и, доставая белоснежный платок, тщетно пытался осушить её от постоянно проступающего пота. Видать, нервное. Всё действо, связанное с нынешним построением, было подчинено именно его персоне. Вокруг него с докладами угоднически сновали командиры всех выстроенных рот. Что уже говорить о несчастных курсантах... Начальник ОРСО – это именно он - их главная гроза и вечно недремлющая и подстерегающая опасность, причём для всех курсов без разбора, но и в то же время подстёгивающая. Что говорить, боялись попасть в его коварные «лапы», стереглись пуше огня. Блюститель курсантской нравственности и ревностный поборник соблюдения правил ношения ими формы одежды и соответствия её установленным стандартам. Да и вообще всего, что касается вне учебной деятельности курсантов.
Да, Матвиенко заметно нервничал... И было из-за чего! Можно сказать, львиная часть, руководимого им сегодня личного состава – зелёные «необстрелянные» первогодки и уже несколько вальяжные, разбитные «старики»-пятикурсники. Если первыми управлять вообще пока невозможно, то вторыми - уже сложно – чрезмерно расслабленные многомесячными вояжами, только что возвратившись из своих заключительных преддипломных плавпрактик, они всё ещё витают мыслями где-то там, в дальних морях и океанах... К тому же без пяти минут выпускники, что с них возьмёшь? «Отслужили», можно сказать, верой и правдой своё... Разве что, если сами захотят не ударить в грязь лицом... Да, хлопотная должность у начальника ОРСО!.. Тяжела шапка «Мономаха»!.. Но, как говорится, не впервой...
Однако все присутствующие отлично понимали, не беря во внимание нас, первогодков, что главной действующей персоной здесь является совсем не он, этот «страшный Матвей», а «птица» более высокого полёта – капитан I ранга Зюганов. Уже в почтенном возрасте, среднего роста, коренастый, в ладно сидящей на нём форме, с солидной колодкой многочисленных боевых наград, заместитель начальника училища по военно-морской подготовке или, по-другому, начальник военно-морского цикла. Что и говорить, крутоват был нравом. От «благодарных» курсантов снискал прозвище «Жаба». Этим он был «обязан» холодному взгляду своих слегка на выкате глаз. Свиту «небожителю» составляла группа из нескольких старших офицеров с более интеллигентными, чем у ротных командиров лицами. Это были преподаватели военно-морского цикла, которым предстояло обучать нас премудростям военно-морского искусства. И этих премудростей было немало. Это ж надо, каких только видов искусств не напридумывали люди?..
Военно-морской гУру несколько отрешённо, со степенным хладнокровием, но важно, стоя невдалеке, наблюдал за разворачивающимися перед ним событиями. Ещё бы!.. Одно его слово могло предрешить судьбу любого офицера из многочисленной подвластной ему рати. А уж судьбы будущих младших лейтенантов запаса можно было вообще не брать во внимание! Не приведи Господи, попасть в его немилость! Тогда вместо заманчивых вояжей на судах загранплавания, несчастливому выпускнику «светила» прямая дорога в «дружественные» объятия Военно-морского флота. И, понятно, далеко не в качестве младшего офицера, а рядовым матросом срочной трёхлетней службы. Таких случаев, за его карьеру в училище, поднабралось немало.
Вот она – главная, «центровая» фишка, позволявшая держать нашего брата-курсанта в полном повиновении и контроле и в постоянном праведном тонусе, не позволяя ему чрезмерно расслабляться на протяжении всей его витиеватой многолетней учебной дистанции. А заодно и предельно высоко держать марку прославленного и старейшего мореходного училища страны, как образцово-показательного учебного заведения в системе Министерства морского флота. Строевая выучка курсантов ХМУ ММФ традиционно гремела по стране и могла смело конкурировать с подавляющим числом подразделений Армии или Флота. Не зря все праздничные демонстрации в Херсоне открывали именно идеально стройные парадные расчёты - «коробки» Херсонской мореходки имени Шмидта. Хотя в городе имелся совсем немаленький гарнизон известной вертолётной бригады войск. Но что-то никто их ни на парадах, ни на демонстрациях не наблюдал. Так что ХМУ ММФ – это, смело можно утверждать, праздничная визитная карточка города Херсон. Про рыбную мореходку я уже скромно помолчу, потому как всё у них там в военизированном плане было значительно проще. Этого самого, грозного Военно-Морского Цикла у них не было.
И, действительно, на наших парадах было на что посмотреть! Нами и телевидение никогда не брезговало. А уж чуть ли не полгорода точно сбегалось, чтобы получить эстетическое наслаждение от торжественного прохода идеально ровных парадных расчётов во главе с нашими офицерами-командирами в полном парадном антураже, под звуки бравурного «Егерского марша» нашего же родного всеми уважаемого в академических кругах училищного духового оркестра, во главе с его неизменным и неподражаемым капельмейстером. Оркестр, дойдя до месторасположения трибун, отделившись от марширующей колонны, выстраивался посередине площади, продолжая своим ритмом вдохновлять наше бесподобное движение. Курсанты шли, чётко чеканя шаг высоко поднятой ногой, идеально ровными длинными шеренгами, облачённые, невзирая на погодные условия, в благородные цвета формы номер «три» (верх - тёмно-синие фланели с выглядывавшими из-под них полосатыми тельниками, с голубыми воротниками-гюйсами, низ – чёрные суконные брюки), с парадными белыми ремнями и в белых перчатках. Первая шеренга каждой расчётной «коробки», настоящих «великанов-гренадёров», шла с отливающими серебром боцманскими дудками, свисающими на груди на таких же блестящих цепочках, а чуть впереди, в авангарде – группа из нескольких курсантов, с помпезными аксельбантами через всю грудь и с обнажёнными, сверкающими сталью палашами у плеча, с командиром во главе. Без преувеличения, это было лихое, захватывающее дух зрелище. Правда, чего это нам стоило!.. Тренироваться приходилось перед каждым таким парадом на центральной аллее соседнего парка им. Ленинского Комсомола немилосердно и каждодневно не меньше месяца по утрам (целый час драгоценного сна не добирали), а за неделю до часа «Х», ещё и по вечерам. Но, как говорится, овчинка стоила выделки! Вот что означал и чего стоил для нас пресловутый, а кое для кого и «любимый» до слёз, военно-морской цикл!
Но это я, ой, как далековато залез... Пока что мы и поприветствовать начальство стройно и грамотно не умели, не говоря уже про что-то другое... Что с нас возьмёшь?


... – Училище-е, рра-авня-а-а-йсь! Смирна-а-а! Товарищ капитан I ранга! Курсантский контингент училища для перехода в первый учебный корпус на торжественное мероприятие по случаю начала учебного года построен! Начальник оргстроевого отдела капитан третьего ранга Матвиенко.
- Вольно! – скомандовал, приняв рапорт, Зюганов.
- Вольна-а! – продублировал начальник ОРСО.
В воздухе накалилась мертвенная тишина. Неторопливо и важно прошествовав в сопровождении начальника ОРСО по фронту курсантского строя ближе к его середине, и окидывая своим грозным, пронизывающим взглядом подвластный ему личный состав, придавая большей значимости своей фигуре, «настоящий полковник» остановился и, повернувшись лицом к напрягшемуся в долгом, томительном ожидании строю, ненавязчиво приложив руку к козырьку фуражки, наконец, «разродился» негромким, но всем слышным приветствием.
- Здравстуйте, товарищи курсанты!
- Здравь-желам-тварищ-кптан-первг-ранг!!! - зычно в темпе и отрывисто-коротко, но акцентированно-чётко выдыхнула всем горлом курсантская бригада.
- Поздравляю вас с началом нового учебного года!
- У-рр-ра-а-а-а!!! У-рр-ра-а-а-а!!! У-рр-ра-а-а-а!!! - ещё громче разнеслось по округе длинно и протяжно.
Это было очень громко! Наша рота, от полного незнания и невразумения, впрочем, как и остальные новобранцы, по большей части лишь как рыбы рты открывали, но делали попытки подстроиться под общий хор.
Теперь уж Матвиенко мог слегка перевести дух, и далее командование перехватывал на себя дежурный офицер.
- Училище, слушай мою команду-у! На-пра-а-во! Р-равняйсь! Смирна-а! Торжественным маршем, поротно, в первый учебный корпус!... Ша-га-ам-м арш!
Оркестр грянул «Прощание Славянки». И растянувшись длинносотеннометровой змеёй, многоротный курсантский контингент строевым шагом перед высоким начальством начал истекать из ворот «Экипажа», далее переходя на походный. Генеральное направление – первый учебный корпус.
В голове колонны, как было давно заведено, выступали в порядке старшинства курсов судоводители, за ними - судомеханики, третьими шли электромеханики, последними шествовали радисты. Наша «42-А» рота «стыдливо» замыкала длинную курсантскую колонну.
В обыденном режиме жизни следовали своим извечным маршрутом. Сначала через парк имени Ленинского Комсомола, далее – мимо красы и гордости Херсона, да и, пожалуй, Украины, если не всей страны - кино-концертного зала «Юбилейный». Затем судоводители и судомеханики продолжали движение вдоль улицы Перекопская прямым путём по широкому тротуару к своему базовому месту учёбы - первому учебному корпусу. Остальная колонна - две специальности – электромеханики и радисты (второй корпус – их основная вотчина, хотя некоторые дисциплины вычитывались также и в первом), перекрыв улицу Перекопская флажковыми, пересекая её, проходила сквозь помпезную высокую именную парковую арку, следуя дальше по асфальтированной центральной аллее самого парка имени Ленина, огибая его знаменитую достопримечательность – громадный, разлапистый многовековой дуб (ровесник самого города), раскинувшийся в самом сердце парка и усердно охраняемый государством, любовно огороженный невысоким каменным бордюром. Далее проходили по узкому тротуару вдоль стены из красного кирпича летнего паркового кинотеатра. А вот и сам проспект Ушакова. Спустившись по небольшим ступенькам мимо крохотного фонтанчика, опять же перекрыв движение флажковыми, пресекали и его, вливаясь через ворота во двор второго учебного корпуса. И так – каждый учебный день по два раза: утром - на занятия, вечером - на самоподготовку (кроме пятницы). За долгое время учёбы - бесчисленное количество раз...
Но сегодня, в первый учебный день, весь курсантский контингент двигался в первый учебный корпус на торжественное мероприятие - «Первый звонок»…



                          Продолжение в Главе 2.3. Часть 2..........

Cвидетельство о публикации 526671 © Мореас Фрост 21.04.17 00:44
Число просмотров: 49
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 237
Из них Авторов: 9
Из них В чате: 0