Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Жанр: Публицистика
Форма: Миниатюра
Дата: 20.03.17 18:54
Прочтений: 17
Комментарии: 1 (4) добавить
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
«Левиафан», как зеркальце orange revolution
«Что такое кино, знают только два человека — я и Ленин», — говаривал дядя Колька, многолетний директор деревенского клуба в русской глубинке. Нет уже дяди Коли, клуб сгорел, да и вместо деревни — дачный посёлок. Всё меняется. Всё обязано меняться. Только вот в ту ли сторону? Слова балагура, деревенского мудреца, зависли законом в эфире времени. «Слухай сюды. Кино, это когда вот так. Чапаева смотрел? Вот если рядом с Чапаем скачет на коне дядька Колька — это кино. А если Анка не подпустит врага ближе, то ширпотреб…»

Посмотрел фильм «Левиафан» Андрея Звягинцева. Постоял сетевым ротозеем в толпе критиков и комментаторов. Красиво говорят, с толком, с расстановкой. Где тихо пафосом, где громко матом. «Чернуха» — это самая безобидная обзывашка… Да, говорить о фильме, как о шедевре, здесь не приходится. Даже не знаю что может произойти чтобы моё внимание вернулось к нему. Но как о незаурядной, талантливейшей работе подискутировать будет очень интересно. Пересказывать содержание — не вижу смысла, нужно идти и смотреть. Смотреть и узнавать себя, узнавать то время, в котором мы живём.

Это чисто российская история. Именно российская, а не русская. Звягинцев замечательно видит нашу «Россиянию», нас в ней, но вот понимает ли Россию с нами в ней — большой вопрос. Как бы не ругали кинокартину, режиссёр, как художник, на мой взгляд, великолепно справился с поставленной задачей. Задачи, наверно, были. Возможно, не у самого автора, но у западных дистрибьюторов — точно. Если бы фильм вышел годом раньше или позже, никому бы и в голову не пришло, кто там его лоббирует. А вот уже сейчас, в связи с внешней агрессивной политикой США, задумываешься о многом.

Прозападные смысловые тэги разбросаны по всему действию фильма, в этом мы видим превосходный талант Андрея Звягинцева, как умного психиатра смысловых кадров. Музыка Филиппа Гласса, которая так вписалась в фильм, словно для него и была написана, только увеличивает гипнотическое восприятие.

Как объясняют толкователи Библии, Левиафан — царь, сверхъестественное существо, с которым невозможно сражаться плотским оружием. Он — духовное творение, поэтому убить его можно только «мечом обоюдоострым». Здесь Левиафан, кит, — образ России. И погибнет он лишь тогда, когда его выбросит на берег. Киты умирают тихо, не от недостатка воды, а задыхаются под собственной тяжестью. Тут и становится понятно, почему русский зритель и российский критик так отрицательно восприняли фильм.

Показан результат нашего «смутного времени» в государстве, которое вызрело на полях «лихих 90-х». Это не «плевки» в талантливую работу, это — стыд. Стыд наш, всех, кто обгладывал, полировал кости кита, лежащего на берегу. Мы — обычные обыватели, какие показаны в фильме, конечно, не были сытыми, но что-то жевали и поэтому молчали. Никто на планете не умеет так громко молчать…

Разве киногероев мы не встречаем ежедневно? Чиновники на местах и местечках разве не глядят на нас пьяными поросячьими глазками, как этот чинарь из фильма? «Вы все насекомые…» — говорит он. Быть может главпопы не такие, какими показаны? «Где власть — там сила…вся власть от Бога…» — наставляет служитель Веры. От Бога, никто не спорит, от "обрядного" Бога, сусального, подделошного. У нас с ними уже давно Боги разные, несмотря, что Вера одна. Если это не так, то Вы живёте не в России…

На самом деле, это не американская история, о которой говорят все. Это — история моего друга. С другим оттенком смысла, слава Богу, не с таким финалом, но это кино про него. И ещё многих и многих людей живущих в России… Представьте: русское поле, предназначенное под застройку коттеджей, на нём — троих взрослых человек, стоящих на Своём участке. Рядом гора из мебели, узлов с вещами, множество картонных коробок из бывшей городской квартиры. Внизу — жирный чернозём, вверху — звёзды. И пустые карманы. И всё это к середине состоявшейся жизни. Вы думаете, он пил водку, как герой фильма? Или ждал адвоката, армейского братишку? Ничего подобного. Он был счастлив, как миллионы евреев разом, когда узнали, что И.В.Сталин одобрил создание Израиля…

Он смог вырвать свои 20 соток. Как «человек своего времени», так взял чиновника «за Фаберже», что тот поверил: фэйс моего друга может стать последним, что он видит на этом свете. Не по закону? А кто его видел на одной шестой части суши? Быть может, Веру кто-то видел? В фильме наглядно показан типаж человека, современного служителя Веры. Это не просто символ нынешней церкви, это результат Веры в "обрядность". Они что-то нам говорят, не важно, где — под куполом церкви, под сводами СМИ, или обливают елеем диагональ ТВ праведными речами, но за их словами не стоит ничего, как за холодильником.

Нам подменили настоящие понятия. Героями стали люди из толпы «попсы». Стали те, которые всегда обслуживали настоящих героев. И такими мы их сделали сами, не понимая того, что эти пластиковые «мудрецы» просто не способны быть Героями. По сути своей, сегодняшняя церковь — это одетые чуть иначе «высокие» чиновники, только с инстинктами коробейников. Разница в брэнде… Я верю в Бога, но всё как-то по старинке, без посредников, напрямую. И, что может показаться удивительным, Он мне помогает. И только поэтому во мне такие мысли…

«Левиафан» Звягинцева, при всём желании западной цивилизации, не сможет посмотреть на себя в это маленькое оранжевое зеркальце. Но «волосок в ухе» талант автора дал разглядеть. Когда долго бьют по одному месту, уже не больно. Или — «он пугает, а мне не страшно». Вот и мне в предоставленной кинематографической драматургии не только не страшно, — не жалко никого. Главный герой — мало того, что алкоголик, человек с неустойчивой психикой, он по сути — приспособленец, паразит. Такие и в армии, где он служил, наверняка «дедовали неуставняком», а на «гражданке» — это уже домашний деспот, который заражён ложным чувством «Хозяина».

Он сидит перед старой фотографией и тупо рассуждает: «вот здесь, на этой земле, жили мои деды, и я буду жить…». А мне хочется спросить — что ты сделал для того, чтобы жить? Только потому, что здесь жили твои деды? Так они кровь за это проливали. А мы с тобой китовые рёбра языком шлифовали и громко молчали. За всё прошедшее время даже автомастерскую не смог до ума довести. Не то что «подъёмников», даже «яму», наверно, не вырыл. В доме обстановка с дедовских времён, да и дом дедовский. Ничего нет, всё прожрал с шашлыками, на берегу «белой» реки. Пробки да бутылки — вот и всё «богатство». И машину делал на халяву чину из МВД только потому, чтобы потом пьяной скотиной за рулём разъезжать в своём авто, который если и был «крутым», так в далёкие 90-е.

В эпизоде, когда пьяный мэр стоит напротив пьяного героя, симпатии больше вызывает как раз чинарь, который «Обрядность» выучил назубок, знает, как «понты колотить», где и с кем жрать шашлыки и на каком берегу сидеть. Он знал, что ехал к «фуфлыжнику трусливому». Что и доказывают следующие кадры — не смог выстрелить. Ружьё взял, а застрелить этого хряка не смог. Потому, что «Понтам», а не Настоящему всю жизнь служил. Этот мэр, кстати, умный мужик – чтобы ходить всю жизнь раком, тоже талант нужен. А знал бы этот чиновник закон, по которому деды жили, никогда бы не поехал. Кому охота дуплет между бровей словить…

Главный герой пригласил адвоката не потому, что в Закон верит, нет. Духовная халява не даёт покоя. Адвокат нутром такой же, только «прикид» получше, да и ВУЗ, наверно, закончил. Как он попал на то «тёплое местечко», где имя-отчество его московского товарища с благоговеньем задирает брови местным, одному чёрту известно. Наверняка, мужику с такими толерантными, либеральными взглядами на жизнь не раз приходилось торговать совестью, вот и стала она у него как презерватив, но не потому «дружок» вызывает отвращение. Когда жена главного героя приходит к адвокату в гостиницу, тот не сдерживает свои чувства. Держалка уже не работает. Понятие «друг» во все времена на Руси было святым. Даже если его жена «слаба на передок», жена друга — табу.

Хитрый, изворотливый чиновник, каким мы видим его в фильме, порою восхищает своей «силой». Так враг на поле боя восхищает своей стойкостью. Мэр «прокачал» московского адвокатишку, похитил и устроил ему «казнь». До боли знакомая сцена из тех же 90-х. И многим покажется, что вот сейчас должно совершиться убийство. Не-а, времена уже не те. Это раньше человек пропадал по щелчку пальца, теперь убивать не выгодно. Вспомните кабинет… Кто висит над поросячьей головой местного царька?

Чтобы иметь такие щёки, и вообще, Иметь, царьки поменяли не только спортивную форму на «юдашкина», изменилась сама философия поведения. Которую, кстати, не поняли или не приняли, наверно, по причине своей тупости такие, как «кущёвская банда». Вспомните: «…вы, насекомые!», тебя легче, проще не заметить, чем пачкать палец. Тебя уже не убьют только потому, что за это время царькам удалось написать много законов, в которых тебя нет. И всё справедливо, тебе — пластиковые «херои» (гогочи-ржи-смейся под «тивисетом»), им — нефть и газ. Это ничего, что ты, народ, работяга, когда-то был героем. Ну, был — пожмёт чинарь пухлыми плечиками — извини, брат, законы другие.

Адвокат и мэр — люди одной породы, супруга главного героя женской чуйкой это почувствовала. Только вот «чуйка» эта европейской женщины. Героиню не хочется ни понимать, ни просто погладить мыслью жалости. Выразительная печаль в глазах актрисы гасится характерным поведением обычной б…ди. Если следовать логике режиссера, который настраивает наше внимание на глубину сюжета о России, это не русский тип женщины. В реале жизни, когда возникают «патовые» ситуации в судьбе семьи, русская женщина проявляет настоящие качества стоического характера. Она — тот самый монолит, чувствуя силу которого мужчина способен перевернуть мир.

Это не высокие слова с запахом пафоса, как может показаться, это — факт славянской семьи… В фильме героиня погибает, наверно, чтобы приправить сюжет детективной экзотикой. Ведь мы так и не узнаем причину её гибели. Быть может, для «Левиафана – 2». Можно только фантазировать. Не верю, что создатели фильма не затачивали работу под «Оскар», под «Голливуд», под политический «попсовый» момент… В реале такие женщины выживают в любой ситуации. Она могла или стать «девкой» того же мэра, или уехать в Москву с адвокатам и там преуспеть. Вот это было бы правдой.

Вызвала отвращение семейка «алкашей», которая была дружна с семьёй главного героя. Папа-ментёнок, номер шесть у такого же мента, только чином повыше. Мама-хабалка, наверно, продавщица. Да, такие бывают, но не до такой же степени, чтобы «вломить» несчастного на «пожизненное». Поэтому мне показалось, что они «притянуты» для логики сюжета.
Хочется отметить великолепную игру актёров. Это ещё раз доказывает — чем талантливей режиссёр, тем потрясающе играют роли актёры. Мат, которым наполнены сцены фильма, на взгляд даже закалённого зрителя, неприятен. Не имею ничего против, но смотреть в широком прокате, сидя в кинозале, мне лично стыдно. Всегда хочется выйти. Натуральности там и так достаточно, чего стоит только куцый лобок героини.

Эпизодичный служитель церкви, который на пороге магазина торопливо пересказывает «герою» библейскую притчу об Иове, так же рвётся в центральную мысль фабулы кинокартины. Эта Легенда, как понимают специалисты, толкуется как пророчество о судьбе России. Мол, смирись, непокорная! Мы — трое, с юга, востока и с запада, учим тебя рабской покорности, деспотическому тоталитаризму и свободному капитализму, а ты — Русский дух, ничего не принимаешь… «Смирись»! Легко сказать… Хочется ответить в его бородатый тупой взгляд: «Кому ты это говоришь? Человеку, потерявшему всё и вся? А не эти ли «трое друзей», отобрали и стёрли в нём всё настоящее…»

Остался только Русский дух, запах, который всё одно эти Трое боятся, как чёрт ладана. Тяжёлое время нам досталось — сытому, голодному, умному, дураку одинаково сложно стоять на краю. Кто друг, кто враг — поди разберись, ведь все улыбаются, хлопают по плечу, восхищаются даже. А в этот момент пытаются перебелить нашу Русскую хату в апельсиновый цвет. А всё почему? — хозяина нет. Настоящего, а не обрядного. Болеет пока он, или напрямую с Богом разговаривает. Но я уверен, скоро выздоровеет…

В фильме есть одна сцена, которая по-настоящему перетянула мне извилину вопросом. На «шашлыковом пикнике», где мы обычно так усердно «поминаем» Левиафана, герои расстреляли все бутылочные мишени и несут вместо них портреты бывших вождей. К ним мы по-разному относились, относимся и в большинстве своём — справедливо. Но я об образе. Достойны ли мы других героев, настоящих? Я не знаю. Мир сложно устроил кто-то, а мои знания бессовестно просты. Нужно работать, пахать землю, строить заводы, созидать, вот тогда ты – Герой. Тогда ты исполин, Левиафан.
Cвидетельство о публикации 524227 © Сухарев Владимир 20.03.17 18:54
Число просмотров: 17
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 259
Из них Авторов: 28
Из них В чате: 0