Логин:
Пароль:
Напомнить пароль
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Узкие поля Широкие поля Шрифт Стиль Word Фон
...Календарь и часы были при этом постоянно перед глазами Ларисы, и она то и дело с удовлетворением отмечала, что время ее жизни, несмотря на его инертность и видимость неподвижности, все-таки не стоит на месте, перемещаясь вперед вместе со стрелками на часах и красным квадратиком в настенном календаре...
Больничные заметки / 8. Одиннадцатое ноября, пятница

***
Этой ночью в новой палате Лариса с сыном спали относительно нормально, а разбудили пациентов перед выходными чуть позже - около 6:30.
Настроение у женщины было, примерно как у лейтенанта Костяева в рассказе "Пастух и пастушка" В. Астафьева: нет сил "нести свою душу", - что дополнительно усугубляли разрушительные желания Антона, пугающе коррелирующие с мыслями Ларисы.
Встать помогла мысль о том, что сейчас Лариса заварит себе привычный кофе, и это станет ее точкой опоры в этом переменчивом мире (женщина с трудом дождалась кипятка в столовой, чтобы осуществить это свое простое непритязательное желание).

Взглянув на календарь напротив двери, Лариса с некоторым удивлением обнаружила, что время медленно, но все-таки продвигается, и с каким-то странным удовлетворением убедилась в том, что красный квадратик на втором, ноябрьском, листе планомерно сместился на одиннадцатое число - трудное десятое оставалось позади.
Посмотрев на часы, Лариса мельком отметила, что медсестра Света сегодня пришла на работу уже в 7:30 утра - во сколько же она встает? При этом не совсем к месту Ларисе подумалось, что рабочий день Антона начинается в восемь, и именно во столько в конце мая после продолжительного перерыва в общении она снова увидела его в больнице.

В 8:30 Лариса все-таки попила кофе - привычные действия помогали соблюдать определенный ритм жизни и держать себя в некоторых рамках, а в девять принесли завтрак (раздатку начинали с первой палаты, а потому завтрак прибывал сюда раньше, чем в десятую): чай, манная каша (Лариса давно хотела ее попробовать, но прежде как-то все "не находила места"), два куска хлеба с маслом и остатками своего твердого сыра.
Когда Лариса ела сыр, ей с мучением припомнилось, что Антон большой любитель сыра и всегда имеет определенные его запасы по разным поводам, чаще всего в качестве закуски к вину; после периода своих пищевых экспериментов три года назад Лариса тоже увлеклась сырами и даже завела специальную "сырную" тетрадь, куда записывала разные попробованные ею сорта и даже вклеивала фрагменты цветастых этикеток.

После завтрака Лариса созвонилась с отцом Павлика и сообщила ему (собиравшемуся их встретить), что сегодня выписка будет вряд ли, так как кровь на анализ у сына с утра не взяли. Потом завязался "бытовой" разговор с соседкой, а около десяти их позвали на ингаляцию (во время которой они оставили кварцевать только что вымытую палату).
Лариса дружелюбно заметила медсестре, что та сегодня рано приехала на работу. Света ответила, что это еще не рано, так как сегодня она опоздала на трамвай, что обычно она приезжает сюда уже около семи, чтобы успеть без спешки переодеться и попить кофе (Лариса снова подумала тут, что и Антон, мысли о котором постоянно ее сопровождали, не живет без кофе, крепкого и частого), что их ругает начальство, если они задерживаются к началу смены. В общении со Светой Лариса испытывала некоторую неловкость, но почему-то при каждой встрече старалась сказать ей что-нибудь ободряющее.

Кроме того, Лариса познакомилась ближе с девочкой Соней, которая оказалась большой любительницей лошадок (с ними она играла в больницу; Соня уже пробовала ездить верхом, а в будущем собиралась катать детей). Соседей сегодня выписывали, и Саша собирала вещи, а милая разговорчивая Соня с нетерпением ожидала заветного момента, когда снова увидит любимую бабушку и сможет погладить кошечку Катюню.
Ларисе же совсем не хотелось домой, так как она до сих пор боялась остаться наедине со своими мыслями, не видела в себе сил на преодоление трудностей переезда и на адаптацию на новом месте. Теперь, прощаясь с соседями, уставшая от перемен женщина с тревогой думала также о том, кого же теперь переведут к ним в палату (заведующая на обходе определенно сказала, что им с Павликом придется остаться до понедельника).
Чтобы успокоить нервы и отвлечься от мыслей, пока сын спал, Лариса решила поиграть в "тетрис" на телефоне. Эту игру, позаимствовав новинку у кого-то из ребят, она освоила, помнится, летом после десятого класса, когда, проходя практику для педагогического профиля учебного комбината, работала вожатой на школьной "площадке"…

На обед в тринадцать часов принесли компот, довольно вкусный суп из перловки, картофеля, моркови, лука и соленого огурца с ржаным хлебом, а на второе - картофельное пюре и макароны с куриным суфле.
Есть Ларисе еще совсем не хотелось; здесь, в отсутствии движения, она явно переедала, тяжесть в желудке становилась все более ощутимой - тем не менее, женщина продолжала запихивать в себя еду, с отчаянием и даже остервенением, словно кому-то назло; это был неважный способ защитить свою подавленную душу от запросов реального мира.

Около 13:30 соседи уехали, а Лариса, испытав по этому поводу и облегчение, и тоску, покормила сына; он уснул, женщина легла с ним и приблизилась к дреме, однако не уснула, а моральное состояние ее после этого секундного провала снова стало тягостным.
В третью палату вскоре перевели поступившего вчера двенадцатилетнего мальчика с мононуклеозом; он лежал здесь уже в третий раз за последний месяц, и Ларису напугал его диагноз, так что, как только предоставилась возможность, она расспросила у медсестры на посту, как это передается; та объяснила, что это просто разновидность ангины, так называемая "болезнь поцелуев", после чего Лариса немного успокоилась.

Мальчика положили как минимум до понедельника, а то и надольше, так что других соседей ожидать не приходилось. Мало-помалу Лариса для разнообразия начала говорить и с ним, но, что понятно, общих тем с этим подростком у нее особо не находилось.
Герман, тем не менее, оказался довольно умненьким и серьезным; готовил уроки по биологии, читал новые толстые бумажные книги о Гарри Поттере, ел много домашней пищи и сладостей… Он учился в шестом классе и был отличником; в его семье были папа, мама и старшая сестра, а ему хотелось иметь брата, о чем он сообщил, глядя на Павлика.

В шестнадцать часов снова сходили на ингаляцию, при этом полдник - компот и две порции творожной запеканки (сегодня опять дежурила щедрая добросердечная бабуля) - Лариса успела взять раньше, чему порадовалась почти по-детски.
После процедуры продолжала читать свою книгу, которая понемногу начинала Ларису увлекать, ибо главный герой ее, не занятый ничем, кроме любви, которой предавался страстно всем своим существом и невольно мучил любимую женщину своими защитными циничными рассуждениями и ревнивыми подозрениями, напоминал Ларисе ее саму.

В 16:30 Лариса снова поела - на этот раз уже почти испытывая отвращение к еде и явно чувствуя, что сильно переедает. Женщина и сама не знала, для чего она это делала, хотя запеканка (заметим справедливости ради) оказалась также весьма вкусной.
В 17:30 принесли ужин, но есть его Лариса уже не стала - она просто больше не могла. Вскоре вследствие такого пищевого поведения у женщины открылось сильное расстройство, которое продолжалось потом несколько дней вплоть до выписки, так что, "вдохновленная" местными "страшилками", Лариса уже подозревала у себя кишечную инфекцию и в субботу утром попросила дежурного врача на обходе прописать ей какой-нибудь курс лечения, так как кормила грудью и опасалась за состояние малыша.

Далее, вечером, Лариса снова занималась текущими делами и уходом; около 21:30, когда сынок уснул, вышла в коридор и перезвонила отцу Павлика, звонок от которого пропустила в суете. Лариса была так измучена, что поговорила с ним на повышенных тонах, выясняя денежные и бытовые вопросы (при этом снова ощутила, что на решение проблем нет сил и домой совсем не хочется); после разговора от усталости и переживаний ее состояние стало близко к обмороку: в голове звенело, и даже заложило уши.
Постаравшись отпустить ситуацию, Лариса вернулась в палату и легла в постель: разболеться еще и ей было нельзя, так как, кроме нее, ухаживать за ребенком было некому. Но в каком-то смысле женщина была даже благодарна своему состоянию физического очищения за то, что оно эффективно отвлекало ее от мыслей об Антоне и желания снова с ним пообщаться. Он сам по-прежнему не выходил с Ларисой на связь, и женщине тоже удалось в этот вечер ничего ему не написать: собой можно было гордиться.

Лариса поспала до двадцати трех, после чего ее малыш потребовал еще немного внимания; затем они легли уже на ночь.
Календарь и часы были при этом постоянно перед глазами Ларисы, и она то и дело с удовлетворением отмечала, что время ее жизни, несмотря на его инертность и видимость неподвижности, все-таки не стоит на месте, перемещаясь вперед вместе со стрелками на часах и красным квадратиком в настенном календаре - за движением которого она следила очень аккуратно, хотя переводили его, конечно, не сразу в ноль часов, а лишь наутро.



* Доброта

Когда осенью прошлого года Лариса отказала в общении влюбленному Антону за невозможностью ответа на его чувства со своей стороны, он счел ее жестокой. Себя же затрудняющийся говорить "нет" Антон вполне искренне считал добрым и гуманным.
Перефразируя Н. Заболоцкого ("…Что есть красота / И почему ее обожествляют люди?") или Л. Татьяничеву ("Любимое - всегда красиво. / Но что такое красота?"), задававшихся вопросом о красоте, мне хотелось бы спросить вас здесь о другом человеческом качестве: "А что, собственно, такое доброта?"
Если вы, в свою очередь, спросите меня, что подразумеваю я под этим понятием и возможно ли, по моему мнению, в нашей жизни быть добрым человеком, - я едва ли смогу вразумительно ответить на этот вопрос. Доброта - понятие весьма неоднозначное.

Когда молодой человек, гуляя с Наташей, видит на их пути маленького бездомного котенка и мгновенно берет его на руки, приподнимает над землей, сюсюкает, показывает подруге - он, конечно, кажется добрым. Наташа же, прокручивающая при этом в голове содержимое своего пакета на предмет съедобностей для несмышленыша, выглядит для своего возраста чрезмерно серьезной, даже занудной и суховатой.
Но если задуматься, то невозможно не согласиться с тем утверждением, что " гладить беспризорного котенка, заведомо осознавая, что не станешь брать его с собой, - пожалуй, одно из самых жестоких проявлений человеческой нежности" (см. Н. Стародубцева "О бездомных кошках"). Тем более это касается взаимоотношений между людьми. Наташа как-то высказала мысль, что сплошь недолюбленные мы невольно привязываемся к тем, кто имел неосторожность несколько раз погладить нашего Внутреннего Ребенка.

Или когда Люда, подавая каждому нищему на своем пути до тех пор, пока не потратит все содержимое своего кошелька, идет по улице дальше, ссутулившись, приникая к стенам домов и смутно томясь необъяснимым чувством вины перед всеми теми, кто привычно ждет от нее подачки, - я не думаю, что речь идет именно о доброте.
Хотя она, конечно, нашла бы жестоким не подать оборванному ребенку, поставленному у магазина алкашкой-матерью и выпрашивающего деньги со сноровкой дельца (не думаю, что он согласился бы на конфетку или что-нибудь из еды взамен требуемой суммы).

А добры ли те, кто потворствуют человеческим слабостям?
Кто оставляет своих детей голодными, лишь бы на последние деньги купить своему пьющему мужу бутылку водки? Кто избавляет близких от необходимости заботиться о себе и тем самым превращает их в моральных "инвалидов"? Кто из жалости встречается с нелюбимым человеком, не удовлетворяя его потребностей, но продлевая его мучения и лишая возможности восстановиться и начать полноценную самостоятельную жизнь?

Добр ли психоаналитик, отказывающий пациентке в ответном чувстве, ибо прекрасно понимает, что оно представляет собой неизбежно произошедший в ходе лечения перенос выявленного старого чувства на другой "объект"? Добра ли молодая врач-ординатор, которая, единственная среди равнодушных черствых докторов, проявляет каплю участия к операционной больной, уделяет ей немного внимания и называет ласковыми словами, вызывая у той слезы благодарности и надежду на то, что она кому-то здесь нужна, тогда как для молодой практикантки - это не более чем "профессиональный" момент и уже завтра она не узнает эту девушку, рассчитывающую на ее искреннее расположение?
Ирина тоже добра и ласкова, однако на работе не реагирует ни на что, потому что "это работа", и там она даже не смотрит на прооперированную пациентку, которую везет на каталке. С другой стороны, я могу это понять: медикам невозможно было бы трудиться, если бы они принимали ежедневно происходящее вокруг них слишком близко к сердцу.

Невозможно быть добрым абстрактно, потому что недолюбленные в детстве и, как следствие, несамодостаточные во взрослости люди склонны привязываться и требовать; потому что, как странная реакция на чье-то мимолетное участие, у них тут же пробуждается "собственнический инстинкт"; потому что они начинают ревновать ко всяким другим, стоит уделить им немного внимания и затеплить в них надежду на большее. Ученики начальной школы нередко стремятся стать любимчиками красивой и доброй учительницы. Братья и сестры конкурируют между собой за любовь родителей.
Или именно это - "абстрактно", безадресно, в общем виде - и есть настоящая доброта, просто я до нее пока не "доросла" (вспомним тут булгаковского Иешуа Га-Ноцри, убежденно утверждавшего, что каждый человек по своей природе изначально добр)?

Добр ли у Ф. М. Достоевского "князь Христос" Мышкин, когда Аглая добивается его любви как мужчины к женщине, стремится к замужеству и воспринимает как соперницу Настасью Филипповну, а он обеим вполне искренне признается в любви, подразумевая под этим словом отвлеченное общечеловеческое чувство сострадания к ближнему?
"Ты не для этого мира", - отнимая ингалятор во время приступа, в духе "Так не доставайся же ты никому" мстительно говорит полусумасшедшая учительница в фильме "Трещины" оказавшемуся в ее власти человеку, который не может ответить на ее любовь.

Я до сих пор не нашла для себя ответа на этот вопрос.
Где та "лакмусовая бумажка", которая помогла бы определить, насколько добр конкретный человек? Каковы критерии доброты: мягкость характера, вежливость в обхождении, склонность к самообвинениям, готовность помочь в пределах своих скромных возможностей - или что-то еще, что-нибудь даже совсем не из этого ряда?

Нет, я, конечно, могу отогнать от муравейника дерзкого мальчишку, собирающегося его разрушить. Могу, не задумываясь, протянуть руку старухе, оступившейся на льду при переходе дороги. Могу купить перед Новым годом самодельную серебристую рыбку для елки у бедной иззябшей бабульки на городском рынке ("Зачем ты это делаешь?" - однажды спросила меня Люда, тогда как меня до сих пор трогает эта жалкую рыбка, хранящаяся в коробке среди елочных игрушек вот уже четырнадцать лет).
Я могу спонтанным импульсом положить несколько монет в метро остановившему меня своей завораживающей, самозабвенной игрой на скрипке молодому и красивому "надмирному" музыканту. И могу, отправляясь на остановку, захватить с собой хлеба для своры бездомных щенков, нашедших приют и укрытие от дождя в старой плетеной корзине на горке мусора среди густой высохшей травы в овраге неподалеку от наших дач.

Но если быть честной, я едва ли добра в общепринятом понимании, ибо в целом моя доброта состоит, при отсутствии четко обозначенных обязательств, в недеянии зла и отстраненном очищении себя от актуализировавшихся программ нашей общей памяти.
Подобное "равнодушие" иногда считают еще худшим недостатком, чем собственно определенное зло, но я чиста, по крайней мере, в том, что никому не даю надежды, которую потом оказалась бы не в состоянии воплотить. Я не обещаю любить и ждать кого-то вечно, так как знаю, насколько переменчивы "люди, страсти и звезды"…



*** Взгляд специалиста на проблему эмоциональной зависимости

К счастью, у меня есть знакомый консультант (я и сама когда-то хотела учиться на психолога, но пока не сложилось - остановилась на литературе), которому я нередко - не в виде профессионального собеседования, а в качестве личного разговора за чашкой чаю - задаю интересующие меня непростые вопросы из области подсознательной жизни человека, его чувств, эмоций, стереотипов, взаимодействий и других подобных вещей.
Будучи в приятельских отношениях с Ларисой и зная о ее неподдельных переживаниях (думается, через подобное хотя бы раз в своей жизни проходили многие из нас), я решила поговорить о ее ситуации с практикующим специалистом с целью извлечь из этого пользу на будущее для себя и других, ибо к зависимости склонны многие люди. Мне любопытно было разобраться, откуда она берется, что собой представляет и как от нее избавиться.

*

Для начала я подробно описала ситуацию приятельницы и попросила психолога ее прокомментировать - как бы он оценил чувства и состояние Ларисы на данный момент.
Итак, имеется молодая женщина в возрасте слегка за тридцать, которая сильно переживает, фиксирована на травме расставания всеми своими мыслями, эмоциями, желаниями и поступками и, вероятно, нуждается в квалифицированной помощи.

Более пятнадцати месяцев у нее длились отношения с одним человеком несколько старше ее. Были влюбленность с его стороны, эмоциональная и откровенная переписка почти каждый вечер; некоторый перерыв в общении в силу достаточно серьезной объективной причины с ее стороны; потом возобновление переписки после случайной встречи; короткие и нечастые свидания, кафе, авто; запоздалые ответные чувства с ее стороны; наконец, сближение, яркое и страстное; ревность, "выяснение отношений", бурные ссоры; молчание по две-три недели, выход в творчестве; искомые примирения…
В какой-то момент Лариса поняла, что подобная неопределенность не может больше продолжаться, ибо она слишком переполнена чувствами, и ей явно недостаточно того, что есть. Женщине хотелось "в омут с головой", она желала перевести эти волнительные пересечения и поверхностные и соприкосновения в "полноценные" реальные отношения. Ее партнер сначала избегал разговоров об этом, а потом ответил, что если требуется определенность, то им "лучше оставить все как есть", ибо на продолжение он не способен.

Лариса очень страдала (как в непростой период разрыва, так и ранее, на всем протяжении их общения), так что охватившим ее безразличием и погрешностями ухода довела своего ребенка до больницы, - однако, когда стало ясно, что мужчина не передумает на предмет сближения, честно пыталась забыть Антона, унизившего ее искренние чувства жестоким "отыгрыванием" с последующим прямым отказом.
Тем не менее, Антон не оставлял ее в покое и время от времени продолжал присылать ей пьяные смс, в которых говорил, что желает ее и постоянно думает о ней, тем самым снова сильно выбивая Ларису из с таким трудом налаженной жизненной колеи.

Женщина пыталась выяснить причину, по которой, если уж якобы имеются чувства с его стороны, невозможно естественное продолжение их отношений.
После ее вопросов Антон то исчезал и отмалчивался, то говорил самые разные вещи о характере Ларисы, об их несовместимости, о проблематичности объяснения с родными и друзьями, о неготовности его к серьезным отношениям, о ненормальности самой постановки вопроса о любви и личном счастье в их возрасте и прочее.

Не говоря честного "да", Антон, тем не менее, не произносил и четкого "нет", постоянно отделываясь изворотливым "не знаю", питаясь энергией влюбленной женщины и желая на всякий случай приберечь Ларису где-нибудь поблизости.
Такие издержки периода расставания между ними продолжались около трех месяцев.

Очень устав от всего этого, не так давно Лариса при очередном выходе Антона на связь снова попросила его сделать окончательный выбор и, если он не может быть с ней (какой бы ни была причина), не писать ей больше, не выдергивать из привычного ритма.
Кажется, они в очередной раз договорились, что, несмотря на наличие чувств с обеих сторон, лучше будет "все прекратить", и с тех пор больше не виделись, даже в Интернете отовсюду удалив друг друга из "друзей" для обеспечения себе безопасного пространства.

На данный момент проблема Ларисы состоит в том, что у нее внутри все-таки нет ощущения завершенности; женщина постоянно боится, что Антон опять напьется и начнет ей писать и говорить о своих чувствах; тем более что ее собственные чувства к нему еще очень сильны, так что она не может обратить внимание ни на кого другого.
Да и вообще, женщина предпочла бы по возможности ни в кого пока больше не влюбляться, а восстановиться в своей давно утраченной самодостаточности - чтобы, если потом и будут отношения с другим человеком, она могла бы идти в них от полноты, а не из пропасти недолюбленности, требовательности и истерической ненасытности.

Лариса не может себе объяснить, зачем Антон, не собираясь строить с ней отношения, говорит о своих чувствах к ней; не понимает, зачем, если чувства у него действительно есть (а своих она не скрывает), он ищет всевозможные поводы для обоюдных страданий.
Будучи человеком взрослым и достаточно опытным и осознавая, что то, что происходит с ней, - это, скорее всего, отнюдь не "настоящая любовь", а обыкновенная болезнь зависимости (в духе "мне с ним очень плохо, но без него я не могу"), способная ее уничтожить, Лариса пытается отвлекаться на общение с родными и друзьями, заниматься работой и творчеством, очищать свои навязчивые мысли по специальным методикам.

Порой она уже ощущает свободу, но иногда ее снова накрывает отчаяние, возникает какая-то паника, и за этим следует уже хорошо знакомая "наркотическая ломка", проявляющаяся как желание написать ему, увидеть его и т. д. при всей полноте сохраняющегося осознания бессмысленности и даже губительности подобных действий.
Главный же вопрос состоит в том, что Ларисе следует делать в данной ситуации. Не как ей заполучить Антона - но как поставить для себя внутреннюю точку в этих отношениях, как его забыть и обрести силы для новой жизни, чтобы вновь ощущать радость бытия?

*

Выслушав данную историю, психолог говорит о том, что это действительно больше всего похоже именно на зависимость. Причем (что показалось мне, не осведомленной в подобных вопросах, особенно интересным) зависимость здесь имеет место не только у Ларисы (со стороны которой я изложила имеющуюся ситуацию, потому что именно она моя знакомая и потому что я сама женщина и могу представить себя на ее месте, тогда как для представления от имени Антона у меня недостаточно сведений как минимум о его чувствах, внутреннем состоянии и видении проблемы), но, возможно, и у Антона, ибо в отношения зависимости всегда идут двое, которые, однако, исполняют в них разные роли ("тирана" и "жертвы") - хотя в отдельных случаях партнеры могут меняться ролями.
На текущем этапе специалист предполагает у Антона "аддикцию избегания отношений" (в отличие от "любовной аддикции" у Ларисы). Вероятно, они действительно "совпали" - в том, что в данном союзе просто не способны вести себя по-другому в силу каких-то непроработанных личных травм - как правило, детских, связанных с родителями, хотя к ним возможны и другие (Антон, к примеру, говорил также о своем недоверии к Ларисе из-за ее исчезновения прошлогодней осенью и пережитых им тогда страданий, а Лариса отсылала к своему предыдущему опыту отношений с другими мужчинами).

Образно говоря, такие отношения напоминают игру в догонялки: убегать зависимому человеку интересно, лишь пока его догоняют; но стоит перестать бежать ему вслед, как происходит неожиданное - прежде убегавший разворачивается на сто восемьдесят градусов и сам начинает догонять, тогда как бывшая "жертва" становится "тираном". При этом оба теряют энергию и сильно мучаются, поскольку им доступны лишь полюса чувств, тогда как остальные проявления эмоционального разнообразия заблокированы. Подобная игра может продолжаться очень долго и проходить множество кругов.
Конечно, не исключено, что Антон уже не испытывает к Ларисе никаких чувств (а не просто стремится отомстить и самоутвердиться за ее счет), а потому утратил интерес к отношениям с ней как таковым, особенно с учетом ряда осложняющих обстоятельств.

По поводу того, как лучше поступить Ларисе, специалист говорит о том, что вообще для нее тут возможны два варианта:
- либо (если достаточно силы), как предложил Антон, "оставить все как есть" - на уровне друзей-любовников без создания отношений;
- либо (если так для находящейся в тяжелом душевном состоянии Ларисы на самом деле лучше, ибо иначе невозможно), порвать с ним полностью, чтобы не испытывать хроническую неудовлетворенность и не тратить силы в неравноправном контакте.
Исцелиться от любой зависимости (химической, игорной или эмоциональной) возможно, лишь полностью отказавшись от ее объекта. Какой бы сильной ни была безответная влюбленность, как правило, через полгода-год она все-таки проходит.

Замечу, что психолог - мужчина, и эту поправку стоит учитывать далее. Он не видит большой проблемы в том, чтобы развивать события по первому варианту, то есть продолжать встречаться без легализации отношений.
Поскольку Антон уже зрелый мужчина, имеющий взрослого ребенка, он ведет устоявшийся образ жизни (родные, друзья, работа, увлечения и т. д.) и существует в собственной реальности, с которой ему необходимо считаться. У Ларисы реальность другая, и каждый из них проявляет свои чувства как может.

Женщине не обязательно расценивать поведение Антона как полное отсутствие чувств или даже неуважение к ней и восприятие ее как "игрушки для временного удовлетворения тайных потребностей". Если бы она вела себя мягче и тактичнее, стало бы возможным найти какой-то компромиссный вариант их взаимодействия, устраивающий обоих.
Лариса объясняет свою категоричность тем, что "органически не может быть невидимкой безо всяких гарантий на перспективу", - но ведь в делах любовных гарантии невозможны в принципе. Не стоит обольщаться тем, что другие мужчины и женщины вступают в брак и формально приобретают определенные статус и преимущества, ибо достаточно высокий процент официальных браков распадается через некоторое время.

Если Лариса желает, чтобы Антон всегда был рядом с ней, поступался ради нее всеми своими интересами и привычками и рассказывал о ней всем - даже тем людям, которых вовсе не обязательно посвящать в свою личную жизнь, то можно сказать, что ее влюбленность не безусловна, но сопровождается патологическим желанием безгранично обладать своим партнером, что, скорее всего, уже не раз создавало женщине трудности в жизни и взаимоотношениях с людьми и до встречи с Антоном.
Проблема Ларисы, по сути дела, состоит вообще не в Антоне или каком-то другом конкретном партнере, а в самом восприятии мира чувств и области отношений этой женщиной, в ее психической незрелости и затянувшемся максимализме, что может быть следствием неудачно прошедшей сепарации от родителей в подростковом периоде.

Специалист считает уместным рекомендовать Ларисе обратиться к психотерапевту / психоаналитику / клиническому психологу, поскольку считает, что для коррекции своих мировоззрения и поведения женщине необходимо пройти курс психотерапии - причем не только индивидуальной, но и групповой: без принципиального же решения проблемы зависимости (то есть без устранения ее причин), даже если Лариса успокоится и придет в норму сейчас, не исключено, что такая ситуация будет повторяться у нее в дальнейшем.
Что было для меня любопытным на фоне собственных размышлений на ту же тему, причина подобной эмоциональной зависимости (от партнера, занятия, вещества или любого другого объекта) чаще всего кроется именно в детской недолюбленности со стороны родителей. Во взрослой жизни выросший "недолюбленный ребенок" продолжает искать в своих партнерах "идеального родителя", который восполнит его "дефицит тепла", и потому никак не может удовлетвориться в отношениях тем, что они могут дать, но постоянно и неограниченно требует большего, забывая о том, что другой человек - это "целая вселенная", а не простое средство для удовлетворения чужих потребностей. Со всем этим как раз и работает рекомендованный Ларисе психоанализ.

Подходя к людям далее, Ларисе стоит понимать, что у нее есть такие особенности, как глубокая несамодостаточность вследствие раннего отделения от родителей и детской недолюбленности, мучительный внутренний разлад и склонность к тяжелой зависимости.
К тому же, и людей (с которыми складываются подобные текущей ситуации) она, судя по всему, подсознательно выбирает себе под стать: догоняющих и судорожно требующих или, напротив, избегающих полноценных отношений, равноправия и ответственности.

Не исключено, что именно такая "игра" требуется Ларисе в ее теперешнем состоянии самой, что к нормальным отношениям не готова она сама и что с ее стороны также не приходится говорить о любви, потому что безумная жажда абсолютного обладания и самоутверждения через подавление партнера - это не любовь.
Даже если Ларисе кажутся правомерными ее требования (ведь, "когда любишь, хочешь по-настоящему быть с человеком"), "хотеть быть" с кем-то и "обладать" им - это совершенно разные позиции. Лариса желает именно обладать своим партнером как вещью - просто быть с ним женщине недостаточно, что неизбежно провоцирует в другом человеке (даже если отстраниться от его возможной зависимости) естественный протест.

Конечно, и тут бывают исключения, и чьи-то чувства могут оказаться достаточно сильными, чтобы партнер сумел выдержать подобное испытание и остаться с Ларисой, образовав вместо паразитической модели вполне приемлемый симбиоз.
Но долго ли продлятся в таком случае ее собственные чувства к человеку, не имеющему собственных интересов и потребностей или постоянно угнетающему их и во всем идущему ей на уступки; не слишком ли "скучными" уже вскоре покажутся ей такие отношения и не подтолкнет ли эта скука ее к тому, чтобы снова начать убегать самой?..

*

Итак, проблемами Ларисы, требующими профессиональной психотерапевтической проработки, по мнению специалиста, являются ее несамодостаточность, нецелостность, внутренний конфликт, невосполненная детская недолюбленность, эмоциональная зависимость от внешних объектов и жажда безграничного обладания другими людьми в целях самоутверждения и удовлетворения собственных нереализованных амбиций.
Помимо вынесения четкого "диагноза", меня интересовало еще несколько вопросов, связанных с данной ситуацией.

В частности, мне показалось небезынтересным то, что история Ларисы и Антона, так скажем, претерпела "инверсию", была обращена: с Антоном безответная влюбленность происходила осенью прошлого года, а Ларису "накрыло" теперь.
Многие из нас, безусловно, сталкивались в своей жизни с разными случаями безответной влюбленности, но, скорее всего, эти случаи имели отношение к разным людям. Мне было крайне любопытно, почему могла сложиться такая "обращенная" ситуация, связывающая двух конкретных людей (почти как у Евгения Онегина с Татьяной Лариной), что за странное перераспределение энергии тут имело место.

Психолог ответил, что в свое время Антон потратил много энергии на то, чтобы добиться внимания и расположения Ларисы, а когда человек тратит силу впустую, он рано или поздно перестает нуждаться в том, чего вполне искренне и страстно желал.
Тогда женщина, которая наслаждалась ухаживаниями, начинает требовать утраченную любовь обратно и в этих целях понемногу вкладывает в отношения собственные ресурсы, надеясь сполна получить их обратно в случае удачной "охоты", что может создать у нее иллюзию собственной влюбленности. Однако другой партнер в таком запоздалом ответе уже не нуждается - принимая ее повысившееся внимание, он, может, даже и мстит, просто отыгрывается (не всегда сознательно) за страдания, перенесенные прежде им самим.
Чувства Ларисы могли подняться именно потому, что время спустя ей уже не хватало ощущения, что она центр Вселенной Антона и что вся его любовь принадлежит ей одной, - НО если было бы возможно вернуть ту ситуацию обратно, то еще не факт, что Лариса сама на это бы сейчас согласилась. Что ж, с этим трудно было поспорить.

Далее меня волновало, как же в таком случае вообще можно понять, любит ли тебя человек. Раньше мне всегда казалось, что если у обоих партнеров имеется любовь, то в отношениях все пойдет "как по маслу". А в этой ситуации вроде и есть чувства с обеих сторон, а чем дальше, тем больше все запутывается…
Специалист высказал такую интересную мысль, что "любовь - это не чувство, любовь - это брак, и рождается любовь в браке путем бесконечных компромиссов, принимаемых на трезвую голову, а браки, которые создавались лишь по любви, распадаются почти в ста процентах случаев".

Также у меня был вопрос, насколько важно, на какой период жизни пришлись отношения. То есть оставят ли отношения, наложившиеся на значимый период (как в случае Ларисы - на начало ее материнства), более глубокий след в душе человека?
Психолог сказал, что начало четвертого десятка в жизни человека нередко знаменуется так называемым "кризисом среднего возраста", когда его душевное состояние и без того пребывает в довольно непрочном положении, ибо у человека как раз начинают меняться приоритеты, цели, увлечения и т. д., так что трудно сказать, оставят ли, с учетом общей шаткости психической ситуации и множества сопутствующих сдвигов, эти отношения вообще какой-либо след или просто затеряются в числе остальных преобразований.
На данный момент можно с уверенностью констатировать лишь то, что данные отношения зависимости просто повторяют все предыдущие ситуации Ларисы.

Еще мне хотелось узнать, насколько важны в жизни человека первые отношения, ибо тут мнения разделяются, и кто-то считает, что их можно совершенно забыть, а кто-то - что они всегда будут оказывать свое влияние, даже если оно останется неосознанным.
Консультант сказал, что первая любовь в большинстве случаев несчастна (если только не оказывается разделенной и единственной) и запоминается на всю жизнь, "однако совсем не от этого зависят наши последующие отношения".

Другим актуальным вопросом было: правда ли, что в мире отношений действует своего рода "закон экономии энергии" - то есть если люди друг с другом ощущают дискомфорт и постоянно сталкиваются с разного рода трудностями в общей жизни, то это говорит об их "несовместимости"; если же люди "совместимы", то проблемы, если и есть, не воспринимаются как слишком сложные и преодолеваются легко?
Психолог считает, что любовь не зависит от дискомфорта или комфорта: "мы любим того, в ком есть то, в чем мы нуждаемся" и что доставляет нам наслаждение - по крайней мере, на данный момент (если смотреть в духовном плане: требовалось Ларисе, скажем, выявить и очистить в себе проблему зависимости - и она подсознательно "выбрала" Антона, который сам ранее "переболел" связанной с ней невзаимностью). Если люди не могут быть врозь, даже несмотря на то, что им непросто вместе, - это тоже вполне может быть так называемая "настоящая любовь".

Таким образом, как вынесла я для себя из разговора со специалистом, любовь не существует как нечто изначально данное, но при благоприятных условиях развивается и укрепляется осознанными действиями обоих партнеров, что в принципе возможно лишь тогда, когда люди уже какое-то время вместе и создали пару; в остальных же случаях имеют место влюбленность, страсть, нежность, остаточная теплота, физическое влечение, жажда самоутверждения, желание обладать и т. д. - но не любовь.
Вот такое интересное мнение, за которое я искренне благодарю своего собеседника, из этических соображений пожелавшего остаться анонимным.



(20.11; 1, 23.12.2016; 1, 10-11.01.2017, г. Волгоград)

Cвидетельство о публикации 520256 © Маша Халикова 11.01.17 17:14
Число просмотров: 83
Средняя оценка: 0 (всего голосов: 0)
Выставить оценку произведению:
Считаете ли вы это произведение произведением дня? Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу? Да, купил бы:

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):
Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":

Введите код с картинки (для анонимных пользователей):

litsovet.ru © 2003-2017
Место для Вашего баннера  info@litsovet.ru
По общим вопросам пишите: info@litsovet.ru
По техническим вопросам пишите: tech@litsovet.ru
Администратор сайта:
Программист сайта:
Александр Кайданов
Алексей Савичев
Яндекс 		цитирования   Артсовет ©
Сейчас посетителей
на сайте: 240
Из них Авторов: 18
Из них В чате: 0