• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Политика
Форма: Статья
Чем глупее миф, тем больше в него верят

О НАЦИОНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ МАЛОРОССОВ

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

О НАЦИНАЛЬНОЙ ГОРДОСТИ МАЛОРОССОВ

Це Европа и це Россия

 

1. Как украинцы и белорусы встретили шведских "освободителей". 1708-1709 г.

 

KROVLJ пишет: "Народная война уже начинала постепенно проявляться, шириться и углубляться с каждой неделей. В Стародубовщине, куда вступил посланный Карлом авангард генерала Лагеркроны, население точно так же отнеслось к неприятелю, как в Белоруссии: "а от черкаса худова ничего нет", потому что верны России, и шведам поэтому продавать "ничего не возят".
Мало того: уже начали собираться партизанские отряды: "... а по лесам собрася конпаниями ходят и шведов зело много бьют и в лесах дороги зарубают...", - так доносил "сиятельнейшему князю Александру Даниловичу" его "услужник атьютант" Федор Бартенев 12 октября.
Читая страницу за страницей драгоценную, хронологически расположенную документацию, сохранившуюся в ЦГАДА и частично напечатанную в I и III томах ТРВИО, мы как бы присутствуем при постепенном усилении и развертывании народной войны на Украине.

Сначала - бегство в леса, закапывание хлеба в ямы, потом образование местами партизанских отрядов ("конпаний"), затем нападения на шведских фуражиров, нападения на отряды при особо благоприятных обстоятельствах, наконец, деятельное участие в добивании шведов, не успевших бежать к Переволочной и рассеявшихся после Полтавы по ее окрестностям.
В течение всего этого героического года - активное участие населения в обороне городов - Веприка, Красного Кута, Ахтырки. Эта документация иллюстрируется и дополняется и другими источниками, отчего ее убедительная сила только возрастает.
"Черкасы", украинцы Гетманщины, Слободской Украины, вели себя так, что снискали хвалу и полное признание всех, наблюдавших события. 

 

И пусть читатель обратит внимание на одну характерную деталь: Федор Бартенев хвалит "Черкасов" за то, что они "ничего худова не делают" и служат верно; Петр явно обрадованно сообщает несколько раз Апраксину, что народ малороссийский ведет себя так, что лучше и требовать нельзя; тот же тон у Шереметева, у Меншикова.
Похоже, что не очень уверены были русские военачальники в настроениях недавно воссоединенной с Россией Украины. Знали, может быть, что масса не изменит, но о настроениях старшины и, главное, о степени влияния старшины можно было судить по-разному.
Петр с торжеством сообщает В. В. Долгорукову, что на Украине, несмотря на измену гетмана, все осталось по-прежнему, а у Мазепы и пяти человек единомысленных нет.
Петр настойчиво повторял, что Мазепа даже и старшину, за ним пошедшую, взял обманом, уверив, будто ведет их сражаться против шведов:
"И когда перешел реку Десну, то, приближался к войску шведскому, поставил войско, при нем будучее, в строй к баталии и потом объявил старшине злое свое намерение, что пришел не биться со оными, но под протекцию его королевскую, когда уже то войско, по его соглашению, от шведа окружено было". 

 

Делом первой необходимости было обеспечить армию зимними квартирами, но Стародуба с налету шведы взять не могли и прошли мимо него с правой (западной) стороны. В город их не пустили, осаждать его у них не было времени, шла зима, а брать штурмом не было сил и не хватило решимости.
Но Шереметев подозревал тут военную хитрость, так как слишком уж шведам нужен этот город, откуда они могли угрожать движением и на восток, и на запад, и на юг, да и запасы там были немалые.
Поэтому фельдмаршал думал, что Карл хитрит и внезапно вернется и бросится на Стародуб: "Хотя неприятель. от Стародуба и уступает якобы к Черниговскому тракту и языки о сем подтверждают, однако ж я имею опасность такую, дабы он лукавого маршу не учинил и, сведши войско за Десну, не обратился назад".

 

При вступлении на Украину, как раз проходя по Стародубовщине, Карл приказал своему штабу выпустить воззвание к населению "сей малороссийской земли".
Написано оно на таком истинно тарабарском наречии, что, ясно, перевод с шведского сделан либо шведом, либо немцем: все обороты и построение фразы это доказывают. Поляки или мазепинские писцы переводили гораздо понятнее.
В воззвании (полторы больших страницы) сначала говорится о "несправедливости" со стороны Петра: "начал тую неправедную войну напрасно без всякой ему данной винности и в его королевскую землю насильем вступил".
А затем указывается, что жители этих краев "не своей вольностью, но неволей принуждены до сей войны при нем быти", и поэтому населению объявляется, что шведский король принимает всех в свою милость и охранение, только бы они жили в своих домах покойно с женами и детьми и "со всеми их пожитки, без побежки и безо всякого страху", отправляя "всякие торговые и звычайные промыслы".
Жителям рекомендуется "сколько можно на продажу припроводить запасу до войска его королевского величества". Но если кто будет причинять какой-либо вред ("якую бы шкоду") шведским войскам или будет "себе в лесах своими пожитками ховать", то король будет с виновными строжайше ("наикрепейше") обходиться.
Вообще же его королевское величество надеется, что "каждый верный житель будет думать на свои старые вольности и благополучие" и о том, что царь московский их неволит и что "их старые вольности утрачены", и что царь "домы их и животы попалил и до конца разорил". 

 

25 сентября шведская армия пришла в Костеничи (неправильно называемое Гилленкроком "Коссиница"). Карл, уже десять дней не получавший никаких известий из авангарда от Лагеркроны, сначала тешил себя иллюзией, что Лагеркрона уже вошел в Стародуб и занял его, а потом не переставал на него гневаться и называть его "дураком" и "сумасшедшим", когда постепенно стало ясно, что Лагеркрона заблудился и прошел сильно вправо от Стародуба. И тотчас же после этого русский генерал Инфлант занял прочно Стародуб.
Но дело обстояло еще гораздо хуже, чем думал Карл, и вовсе не в том была главная беда, что Лагеркрону украинские крестьяне сбили с толку и направили по неверному пути.
Когда король продолжал браниться и заявлял, что Лагеркрона, очевидно, просто "сошел с ума", пройдя мимо Стародуба и не взяв его, то ему, наконец, всеподданнейше объяснили: Стародуба Лагеркрона взять бы и не мог, казаки не пустили бы.
А почему не было вовремя никаких сведений о Стародубе и обо всем этом округе? Ответ Гилленкрока гласил: "Потому что все жители (города и окрестностей) разбежались". 

 

Эти неутешительные ответы не оставляли ничего желать в смысле полной своей определенности. От Стародуба Карл повернул на юго-запад. В первый раз с полной очевидностью выяснилось, до какой степени недостаточны силы агрессора для начатого им грандиозного предприятия.
Послушаем человека, с которым Карл иногда делился своими мыслями и планами так откровенно, как ни с кем. Вот что говорит Нордберг по поводу отступления от Стародуба:
"Намерение короля воспрепятствовать московитам проникнуть в Украину провалилось таким образом потому, что Стародуб был главным городом этой провинции и единственным местом, откуда русские могли (в Украину) проникнуть. Кроме того, мы лишались превосходных зимних квартир, где армия могла бы в изобилии найти средства существования: все деревни были полны фуража, а города были снабжены всем, что только можно было себе пожелать".
Мы видим, что Карл, с полной ясностью понимания и ни в малейшей степени не преуменьшая прискорбного значения своей неудачи, уходил, не решаясь принять бой с Шереметевым, потому что быстрое занятие Стародуба русскими было в сущности прямым вызовом. 

 

Шведский историк даже не замечает, что он не дает объяснения тех фактов, которые излагает. Почему Карл должен был отказаться от похода на Смоленск?
Потому что уже в Белоруссии его встретило сопротивление населения, убегавшего в леса, не дававшего ни хлеба, ни сена, и дальше, от Старишей к Смоленску, это явно должно было стать еще хуже.
Почему не удалось "восстание Мазепы", но зато очень хорошо удалось восстание против Мазепы? Потому что народные массы желали гибели шведского агрессора и украинского изменника.
Почему король с армией в свирепую стужу должен был, бросив плохие зимние квартиры в Ромнах и еще худшие в Гадяче (а других не было, так как обещанный Мазепой Батурин был сожжен), толкаться от Веприка к Опошне, от Опошни к Ахтырке, которую взять не было сил, от Ахтырки к Краснокутску, а оттуда к Коломаку и вернуться снова к Опошне, и все на походе, все без квартир?
Да потому, что, несмотря на самые неистовые зверства захватчиков именно в "Восточной", т. е. Слободской, Украине, население по-прежнему прятало припасы, сжигало дома и скрывалось в лесах.

 

Всего этого историки вроде Эрнеста Карлсона не желают замечать. Так и обрел ищущий Карл XII "хорошие квартиры" только в своих холодных шатрах и палатках и на голодной диете под валом города Полтавы, куда его не пустили, как не пустили его ни в Мглин, ни в Стародуб, ни в Новгород-Северский, ни в Ахтырку.
И не пустили его не только гарнизоны, но и активно помогавшее им население. Эти последние "квартиры" оказались 27 июня 1709 г. в русских руках, потому что в этот день русское войско пожало плоды не только своих предшествующих побед на поле брани, но и долгой, не прекращавшейся почти целый год, народной войны, так страшно истощившей "превосходные войска" агрессора.
И из Мглина, и из Почепа, и из Стародуба шли хорошие вести о том, как держит себя население в этот труднейший момент первой встречи северских украинцев с неприятельской армией.
"А черкасы сбираютца по городкам и в леса вывозят жены и дети и хлеб по ямом хоронят. А я им сказал, что идут наши полки и они тому зело рады и ожидают"

 

Как в начале вторжения шведов в Северскую Украину, в Мглине и в Стародубе, так и позже, в декабре, городское население, "мещане" и казаки мужественно давали отпор неприятелю.
Вот подходят шведы к Недрыгайлову с конницей в полторы тысячи человек: "...под городом спешились, и шли в строю к городу с ружьем, и прежде стрельбы говорили они шведы недрыгайловским жителям, когда они от них ушли в замок, чтобы их пустили в тот замок, а сами б вышли, и обещали им, что ничего им чинить не будут.
И они из города с ними говорили, что их в город не пустят, хотя смерть примут. И те слова они шведы выслушав, стали ворота рубить, потом по них в город залп дали, а по них шведов из города такожде стреляли и убили шведов 10 человек. И они шведы, подняв тела их, от замка отступили, и стали на подворках и церкви и дворы все сожгли".
Жители занимавшихся шведами городов и деревень, если им не удавалось вовремя бежать, считали себя пленниками и при первой же возможности бежали к русскому войску и спешили дать все сведения, какие только могли, о шведах.
Они часто приносили драгоценные известия. "Сего маменту два мужика русских у меня явились, которые объявили, что они были в полону и ушли из Ромна 17 дня, и ири них был в Ромне Мазепа и три регимента (полка) швецких, и все из Ромна вышли, якобы идут к Гадичю".
Это сведение было в тот момент так важно, что фельдмаршал Шереметев немедленно сообщил об этом экстренным письмом Петру в Оружевку 19 ноября, а Петр тотчас же переслал это сообщение Меншикову. 

 

У интервентов, застрявших в чужой земле, за тысячу верст от родины, остался только один способ добывать себе средства к существованию: грабеж местного населения. Надо заметить, что шведская армия бесчинствовала во всех странах, по которым она прошлась, - в Польше, Прибалтике и т.д. (в книге приводятся сообщения очевидцев).
Карл XII придерживался той точки зрения, что война должна сама себя кормить, и он безоговорочно одобрял "экспроприации" с применением самых изуверских мер устрашения к тем, кто не желал расставаться со свои добром и пытался оказывать сопротивление. 

Но именно в Украине зверства шведов достигли невиданных масштабов. Е. Тарле приводит множество примеров. Вот, хотя бы, один из них - цитата из книги шведского историка Адлерфельда:
"10 декабря полковник Функ с 500 кавалеристами был командирован, чтобы наказать и образумить крестьян, которые соединялись в отряды в различных местах. Функ перебил больше тысячи людей в маленьком городке Терее (Терейской слободе) и сжег этот городок, сжег также Дрыгалов (Недрыгайлово).
Он испепелил также несколько враждебных казачьих деревень и велел перебить всех, кто повстречался, чтобы внушить ужас другим". Подчеркнем: это пишет шведский историк, причем он полностью одобряет действия своих войск.
Практиковали шведы и такое: они якобы покупали зерно за деньги, а затем, уходя, силой забирали деньги обратно. Показания шведов - прежде всего их - не оставляют камня на камне на мифе об "освободительной миссии" шведской армии, а заодно, что крайне важно, дискредитируют Мазепу и мазепинцев, прислуживавших грабителям и насильникам украинского народа. Что же касается идеи поставить в Полтаве памятник Карлу XII, то ее иначе как кощунственной назвать нельзя. 

 

В ответ на грабежи и избиения на Украине, а также и в Белоруссии, развернулась народная, партизанская война. К сожалению, она, в отличие от партизанской войны 1812 года, мало известна, а жаль.
Вооруженное движение против шведов, возникавшее как стихийно, так и организованное русским командованием, носило подлинно всенародный, массовый характер. Дошло до того, что против иноземных захватчиков поднялись даже скрывавшиеся от преследования царского правительства в Стародубских лесах староверы!
Крестьяне защищали свои села и истребляли небольшие отряды врага, рыскавшие в поисках продовольствия. Казаки же - профессиональные воины - совершали дальние рейды по тылам противника, перерезая его коммуникации.
Депеши о боевых действиях в тылу неприятеля приходили к Петру, и он уже очень скоро понял: Украина не пошла за шведами, а, напротив, развернула против оккупантов истребительную войну; за Украину можно быть спокойным. Поняли это и многие из тех, кто поначалу пошел за Мазепой, - дезертирство из подчиненных ему казацких отрядов приняло значительные масштабы. Силы врага, под которым, без преувеличения, горела земля, неумолимо таяли. 

 

Отдельно нужно вспомнить героическую народную оборону Полтавы. Небольшой гарнизон и население этого плохо укрепленного города под командованием полковника Келина в течение трех месяцев обороняли его, приковав к себе крупные силы шведов, нанеся им значительные потери и измотав их. Город так и не достался врагу.»

На защиту Полтавы поднялось практически всё население города (в том числе женщины и дети), участвовавшее не только в строительстве укреплений, но и непосредственно в военных действиях. При этом отмечается твёрдое намерение горожан погибнуть при обороне, но не сдаться. Так например, в 20-х числах июня, когда шведы предпринимали последние отчаянные попытки штурма города, толпа горожан растерзала человека, заговорившего о сдаче. 27 июня (8 июля) 1709 года под Полтавой русские войска разгромили захватчиков. Русское войско – 42 тыс. человек (Википедия врет, что 80 тыс.), шведское – 37 тыс. чел. В сражении под Полтавой Карл XII потерял 9 234 солдат, 2 874 человека сдались в плен. Потери русской армии составили 1 345 убитых и 3 290 раненых. Еще 6 тыс. чел. Карл потерял при осаде Полтавы.

«Другим героическим эпизодом стала оборона маленького городка Веприка (так называемая Веприкская оборона 1708-1709 годов), взять и разрушить который превосходящим силам шведов удалось лишь ценой больших потерь (шведы потеряли при его взятии 1200 человек убитыми). Вообще же, практически ни один мало-мальски значительный населенный пункт на Украине не сдался врагу без боя.»

 

***

Отметим всё же, что не только гетман Мазепа предал Россию. В марте 1709 года на сторону шведов перешли казаки Запорожской Сечи. Той самой, чьи казаки именовали себя русскими. Из 30 тыс. казаков, реестровых и запорожских, на сторону Карла XII перешло около 2 тыс. (Википедия врет, что перешли 3 тыс. реестровых и 7 тыс. запорожских, причем Мазепа обещал Карлу поставить 50 тыс. бойцов). Направленный на юг русский кавалерийский отряд полковника Кемпбелла (3000 сабель) не смог перехватить запорожских казаков. 16 (27) марта запорожцы перебили русский отряд в Царичанке и привели к шведам 115 пленных русских драгун, однако Кемпбеллу удалось прорваться на север.

Однако не надо думать, что и 2 тыс. казаков так ненавидели Россию и так возлюбили захватчиков – Мазепа их попросту надул. Потому шведы остерегались использовать казаков в сражениях.

Тем не менее, 11 (22) апреля 1709 года казаки (мазепинцы и запорожские) участвовали вместе со шведами в небольшом сражении против русских у Соколки. Шведы потерпели поражение. Причем запорожские казаки  занимались грабежом русского обоза, отказались повиноваться генералу Крузе и сражении не участвовали. Но наказание понесли. 11 (21) мая отряд полковника П. И. Яковлева подошёл к Сечи. Первый приступ был неудачен, но 14 (25) мая подошла помощь от генерал-майора Г. С. Волконского (полковник И. Галаган), и Сечь была взята и уничтожена.

 

2. Конотоп

Впрочем, казакам не впервой было противостоять России. Конотопская битва является одним из эпизодов Русско-польской войны, которая длилась с 1654 по 1667 гг. В сражении при Конотопе из 47,5-54 тыс. войска гетмана Выговского, состоявшего, из казаков, войска хана Мехмеда Гиреря и польско-литовских наёмиков, 16 тыс. – казаки. Причем, в основном, русские. (Со стороны русских войск: армия князя Трубецкого — 12302 чел., армия князя Ромодановского — 7333, армия князя Куракина — 6472. На момент Конотопской битвы в связи с потерями и отправкой в гарнизон Ромен приказа В. Философова в полку князя Куракина насчитывалось 5000 человек. В июне 1659 г. к полку князя Трубецкого присоединились: солдатский (усиленного инженерного назначения) полк Николая Баумана — 1500 человек, рейтарский полк Уильяма Джонстона — 1000 человек, московские и городовые дворяне и дети боярские — 1500 человек. Таким образом, общая численность русских войск на момент битвы составляла около 28600 человек. А не 150 тыс., как уверяют свидомые.) Только вот при Конотопе этим 16 тыс. казакам не привелось повоевать. Вообще. Воевали другие казаки.

 

28 июня 1659 года крымские татары напали на малочисленные конные сторожевые отряды, охранявшие лагерь русской армии Трубецкого. Князь Пожарский с 4000 служивых людей и 2000 верных России запорожских казаков, атаковали татар нуреддин-султана Адиль-Гирея и немецких драгун, разбили их, нанесли им поражение и погнали в юго-восточном направлении. Около 6000, не 150000.

Пожарский преследовал татар через гать и болото. Хан, незаметно стоявший с войском в долине, вдруг вырвался оттуда тремя огромными массами. Отряд Пожарского попал в засаду. Русскому отряду противостояла почти 40-тысячная армия, в состав которой входили крымские татары под командованием хана Мехмеда IV Гирея и наёмники. Отряд Пожарского был истреблен. Общие потери русских войск при Конотопе – 4769 человек.

После отступления русских войск татары начали грабить хутора на левобережной Украине, сожгли 4674 домов и взяли в плен более 25000 мирных крестьян. Вот  это перемога! Имбецил Ющенко в 2008-м году подписал указ о праздновании 350-летия Конотопской битвы. Была отлита памятная монета! В новых учебниках истории Украины одним из важнейших событий истории незалежной и Европы считается великая битва при Конотопе 1659-го года, когда 15000 украинцев под началом гетмана Выговского уничтожили 150 000 русских оккупантов и весь цвет русского дворянства.

После Конотопа телодвижения Выговского ни к каким успехам не привели. Вообще ни к каким.

29 июня войска Выговского и крымского хана выдвинулись к лагерю Трубецкого у села Подлипное, пытаясь взять лагерь в осаду. В ночь на 30 июня Выговский решился на штурм. Атака закончилась провалом, а в результате контратаки русской армии войска Выговского были выбиты из своих укреплений. В ходе ночного боя сам Выговский был ранен. Войска гетмана и хана были отброшены на 5 вёрст. При следующей попытке Выготского и хана напасть на русских атака была отбита, хан и гетман потеряли 6 тыс. чел.

 

Через полвека, перед Полтавской битвой, казаки Мазепы использовали мундирные пояса шведских гренадер для нашивок на свои папахи, жупаны и пики, чтобы их отличали от казаков, защищавших украинцев от шведов. На флаге Швеции - желтый крест на синем поле, у гренадер были желто-синие пояса. Вот эти знаки предательства своих земляков - первый шаг к государственной символике незалежной Украины.

 

3. Государственная символика

Но есть еще одно значение жёлтой и голубой полосок, весьма точно отражающее современную ситуацию на Украине. Читаем письмо Слава Бережного:

«Помните демарш украинской делегации на прошлогодней Сессии Генеральной Ассамблеи ООН, перед выступлением В.В. Путина 28 сентября 2015 года, когда украинцы развернули ободранный и обожжённый флаг, якобы висевший в Донецком аэропорту, и их вывели из зала? Ролик часто крутили в СМИ.

 

Мой знакомый, он имеет определенное отношение к аппарату представительства РФ в ООН, поведал следующую историю. Полицейский офицер (такой мощный негр), сопровождавший выводимую из зала группу патриотов Незалэжной, этакий стопроцентный американец, с намертво отпечатавшимися в голове поправками к американской конституции, на вопрос окруживших его в коридоре корреспондентов, сразу после окончания инцидента, почему, мол, он довольно либерально выдворял людей из зала заседаний, а не применял силу, ответил:

- Чертовы бюрократы! Сидят в своем ООН, занимаются пустопорожней болтовней. Вместо того, чтобы помогать простым людям. Мы, Америка, - свободная страна, каждый имеет право высказывать свое мнение. Пусть оно и не нравится этим чертовым чиновникам. Они могут спрятать свое неудовольствие куда подальше. Хотя бы раз выслушать простых людей, нуждающихся в помощи. У людей несчастье, а зажравшиеся бюрократы, вместо того, чтобы прятаться за спины американских полицейских, могли бы и помочь несчастным инвалидам!

На вопрос от собравшихся вокруг офицера людей:

- Какое несчастье? Что Вы имеете в виду, сэр? - последовал ответ:

- Да ведь всему миру известно, что желто-голубой флаг - это символ движения людей, больных синдромом Дауна! Вы обратили внимание, какой оборванный, обожжённый у них флаг? У бедных инвалидов, наверное, сгорела их лечебница. А эти проклятые бюрократы, вместо того, чтобы построить им новую лечебницу, не дают им свободно высказаться, да ещё и выгоняют их из зала!

 

Народу во время сессий Генассамблеи в коридорах всегда толчется очень много, так что вокруг офицера народу собралось весьма прилично. Публика кряхтела, кашляла, сопела, но сдерживалась.

И тут какая-то добрая душа решила просветить офицера:

- Сэр, это - государственный флаг.

- А разве у "даунов" есть свое государство? - несказанно удивился полицейский, - и давно?

Большая часть окружающих уже физически не могла сдерживаться, многие отворачивались и вытирали выступившие слёзы.

- Давно, сэр, вот уже 24 года. Месяц назад они отмечали независимость, и даже военный парад проводили...

Вот тут уже легли все.

 

Мой знакомый, поведавший эту историю, говорил, что среди русской общины Нью-Йорка эта история пользовалась просто фантастическим успехом. И хотя прошел уже год, тем не менее, кто-нибудь обязательно, нет-нет, да и напомнит сей случай. С неизменным, хотя и не таким бурным, как изначально, успехом.

Стоит ли удивляться эпопее с безвизом, когда даже у простого нью-йоркского копа-негра не возникает вопросов по поводу персонажей, живущих под жовто-блакитным флагом».

 

4. О древних украх

Федор Гайда пишет: «Как и когда появилось слово "Украина"? «Оукраинами» («украинами», «украйнами») с XII по XVII век именовали различные пограничные земли Руси. В Ипатьевской летописи под 6695 (1187) годом упоминается переяславская "оукраина", под 6697 (1189) годом - галицкая "оукраина", под 6721 (1213) - перечисляются пограничные города этой галицкой "оукраины": Брест, Угровск, Верещин, Столп, Комов. В I Псковской летописи под 6779 (1271) - говорится о селах псковской "украины". В русско-литовских договорах XV века упоминаются "вкраинъные места", "Украiные места", "Вкраиныи места". Под ними понимаются Смоленск, Любутск, Мценск. В договоре двух рязанских князей 1496 года названы "наши села в Мордве на Цне и на Украине". В отношении московско-крымской границы с конца XV века также говорилось: "Украина", "Наши украины", "наши украинные места".

В 1571 году была составлена "Роспись сторожам из украиных городов от польския украины по Сосне, по Дону, по Мече и по иным речкам". Наряду с "татарскими украинами" существовали также "казанская украина" и "немецкая украина". Документы конца XVI века сообщают об "украинской службе" московских служилых людей: "А украинским воеводам всем во всех украинских городех государь велел стоять по своим местом по прежней росписи и в сход им быть по прежней росписи по полком; а как будет приход воинских людей на государевы украины, и государь велел быти в передовом в украинском полку".

В российском законодательстве XVII века часто упоминаются "Украйна", "Украйные городы", "Государевы Украйны", "Наши Украйны", "Украйные/Украинские городы дикого поля", "Украйнские городы", говорится о пребывании воинских людей "на Государевой службе на Украйне". Понятие это - крайне широкое: "...в Сибирь и в Астрахань и в иные дальние Украинные городы". Однако в Московском государстве с рубежа XV-XVI веков существовала и Украйна в узком смысле слова - окская Украйна ("Украина за Окой", "крымская украина"). В российском законодательстве XVI-XVII веков неоднократно приводится список городов такой Украйны: Тула, Кашира, Крапивна, Алексин, Серпухов, Торуса, Одоев. Наряду с ней существовала и Слободская Украйна Московского государства.

В конце XVI - I половине XVII веков словом "Украина" в узком смысле слова также стали обозначать земли Среднего Поднепровья - центральные области современной Украины. В польских источниках (королевских и гетманских универсалах) упоминаются "замки и места наши Украйные", "места и местечки Украинные", "Украина Киевская". В российском законодательстве XVII века фигурирует "Украйна Малороссийская", "Украйна, которая зовется Малою Россией", правобережье Днепра именовалось "Польской Украйной". Малороссия и Слободская Украйна в российском законодательстве четко разделялись: "Малороссийских городов жители приезжают в Московское государство и в Украинные городы...".

Как именовали жителей пограничных украин? В Ипатьевской летописи под 6776 (1268) годом упоминаются жители польского пограничья - "Ляхове оукраиняне" ("...и зане весть бяхоуть подали им Ляхове оукраиняне"). В русско-литовских договорах и посольских документах середины XV - I трети XVI веков называются "вкраинъные люди", "Украиные наши люди", "украинные слуги", "украинные люди", "украинники", то есть жители Смоленска, Любутска, Мценска. В польских документах с конца XVI века значатся "старосты наши Украйные", "паны воеводы и старосты Украинные", "люди Украинные", "обыватели Украинные", "Козаки Украинные", "Украинные сенаторы". В таком именовании не было никакого этнического оттенка. В документах также упоминаются "Украинские ратные люди" и "Украинные места" Крымского ханства.
Жители Руси по-прежнему именовали себя русскими, так же их именовали и иноплеменники. В польских и русских источниках того же времени называются "церкви Русские" в Луцке, "Духовенство Руское" и "релия (религия, вера) Руская", а также "народ наш Руский" (тут же - "обыватели тутейшие Украинные"), "Русин", "Люди Рускiе", "Руские люди". В тексте Гадячского договора Ивана Выговского с Польшей говорится о населении Украины как о "народе Руском" и "россиянах". Подданные Московского государства именовались так же: "Руские люди", "твои великого государя ратные люди, Руские и Черкасы".
Где и как впервые стало употребляться слово "украинцы"? В Московском государстве "украинцами" изначально называли воинских людей (пограничников), несших службу на окской Украйне - в Верхнем и Среднем Поочье - против крымцев. 
В марте 1648 года московский думный дьяк Иван Гавренев написал в Разрядный приказ записку о приготовлении к докладу ряда дел, в которой, в частности, под шестым пунктом было кратко сказано: "Украинцев, кто зачем живет, не держать и их отпустить". Слово "украинцы" думный дьяк никак не пояснял, очевидно, в Москве оно было на слуху и в пояснении не нуждалось. Что оно означало, становится ясно из последующих документов. Весной 1648 года в связи со слухами о грядущем нападении крымцев на московские границы был объявлен сбор воинских людей украинных городов - Тулы, Каширы, Козлова, Тарусы, Белева, Брянска, Карачева, Мценска. В наказе воеводам Юрию Буйносову-Ростовскому и Мирону Вельяминову от 8 мая, составленном по докладу дьяка Гавренева, в частности, было сказано: "...В те города воеводам отписать же, чтоб воеводы детей боярских и дворян и всяких служилых людей на государеву службу выслали к ним тотчас". На службе Московского государства в 1648 года уже состояли малороссийские казаки, но они именовались не "украинцами", а "черкасами" (о них также говорится в записке Гавренева).

Употребление слова "украинцы" в Московском государстве не позднее II половины XVI века видно из того, что в рязанских платежных книгах 1594-1597 годов упоминаются Украинцовы - дворяне Каменского стана Пронского уезда. В грамоте 1607 года упоминается служилый человек Григорий Иванов сын Украинцов, получивший от царя Василия Шуйского поместье в Ряжском уезде (современная Рязанская область). Хорошо известен также думный дьяк Емельян Украинцев (правильнее: Украинцов, 1641-1708), подписавший в 1700 году Константинопольский мирный договор России с Османской империей. В 1694 году Емельян Украинцов составил для Разрядного приказа родословную рода Украинцовых, в соответствии с которой основателем фамилии был рязанский дворянин середины XVI века Федор Андреев сын Лукин по прозвищу Украинец. Его отец был "испомещен на Рязани", то есть несколько восточнее вышеупомянутых городов окской Украйны, в результате чего и могло возникнуть отличительное прозвище "Украинец", а затем и фамилия "Украинцовы". Скорее всего, Федор Украинец не был личностью мифологической: именно его внуки упоминались в книгах 1594-1597 годов, а правнук - в грамоте 1607 года.
Сама окская Украйна формировалась еще для обороны от ордынцев и приобрела особое значение с начала XVI в. в связи с частыми набегами крымцев. В 1492 году "приходили тотаровя на украину на олексинские места". "Воеводы украинные и люди", успешно отразившие крымский набег "на великого князя украйну на тульские места", упоминаются уже в грамоте 1517 года. Против крымцев в 1507-1531 годах в Туле, Кашире, Зарайске, Коломне были возведены крепости, размещены постоянные гарнизоны, украинным дворянам раздавались поместья. В 1541-1542 годах активные боевые действия развернулись восточнее - под Пронском (на Рязанщине), что могло привести к переводу туда части украинных дворян.
Во II половине XVII века служилые люди окской Украйны - "Украинцы дети боярские" и "Украинцы дворяне" - упоминаются в российском законодательстве весьма часто. В Повести об Азовском сидении "украинцы" упоминаются в том же смысле ("ево государевы люди украиньцы", "воеводы государевы люди украинцы", "ево государевы люди руские украинцы"). В разрядной книге, переписанной во II половине XVII века, значилось: "А пришед царь в Крым перед ним в другой четверг по велице дни, а возился на Тонких водах, а под украинцов пустил мурз дву или трех с малыми людьми языков добывали и про царя и великого князя проведывали". Жителей Малороссии "украинцами" не называли. Например, в Двинской летописи под 1679 годом фигурируют "Яким малороссиянин да Константин украинец".

По мере продвижения на юг российской границы слово "украинцы" с Поочья распространяется и на пограничных служилых людей Слободской Украйны. В 1723 году Петр Великий упоминает "Украинцов Азовской и Киевской губерний" - украинных служилых людей, в том числе и со Слободской Украйны. При этом он четко отличает их от "Малороссийского народа". В 1731 году на Слобожанщине стала создаваться Украинская линия, защищавшая российские границы от крымцев. Анонимный автор "Записки о том, сколько я памятую о Крымских и Татарских походах", участник похода 1736 года против крымцев, писал о том, как татары сталкивались с "нашими легкими войсками (Запорожцами и Украинцами)". При Елизавете Петровне из "Украинцов" формировались полки Слободской ландмилиции. В 1765 году здесь была учреждена Слободская Украинская губерния (так именовалась Харьковская губерния в 1765-1780 и 1797-1835 годах). В 1816-1819 годах при Харьковском университете издавался весьма популярный "Украинский вестник".
Когда и в каком смысле слово "украинцы" впервые стало употребляться в Малороссии? В I половине - середине XVII веков слово "украинцы" (Ukraińców) употребляли поляки - так обозначались польские шляхтичи на Украине. Михаил Грушевский приводит цитаты из 2 донесений коронного гетмана Николая Потоцкого от июля 1651 года в переводе с польского на современный украинский язык, в которых гетман употребляет термин "панове українці" для обозначения польских помещиков Украины. 
Поляки никогда не распространяли его на русское население Украины. Среди крестьян сел Снятынка и Старое (ныне - Львовская область) в польском документе 1644 года упоминается некто с личным именем "Украинец" (Ukrainiec), а также "зять Украинца" (Ukraińców zięć). Происхождение такого имени не вполне понятно, но очевидно, что остальное население "украинцами", таким образом, не были. С середины XVII века этот термин из польских документов пропадает.
Во II половине XVII века московские подданные изредка начинают употреблять слово "украинцы" в отношении малороссийского казачества. Московские послы Афанасий Прончищев и Алмаз Иванов, отправленные в Варшаву в 1652 году, отмечали в донесении, что в польской столице они встретили шестерых посланцев гетмана Богдана Хмельницкого, среди которых был "Ондрей Лисичинский з Волыня, украинец, а ныне живет в Богуславе". Остальные представители Хмельницкого были уроженцами центральной или левобережной Украины. Примечательно, что среди всех послов "украинцем" был назван лишь один Лисичинский. Таким образом, Прончищев и Иванов имели в виду, что Лисичинский являлся бывшим польским шляхтичем, то есть пользовались польской терминологией.
Хорватский выходец Юрий Крижанич в своем труде, написанном в тобольской ссылке в 1663-1666 годах (было открыто и опубликовано лишь в 1859 году), дважды употребляет слово "украинцы" как синоним слова "черкасы". Свой труд, позднее получивший название "Политика", Крижанич писал латиницей на искусственном эклектическом языке - смеси церковнославянского, простонародного русского и литературного хорватского. Слово "украинцы" Крижанич мог заимствовать из русского языка или самостоятельно сконструировать: он родился в Бихаче неподалеку от Крайны, где проживали краинцы (то есть хорутане, или словенцы).
С последней трети XVII века слово "украинцы" в отношении как казаков, так и слободских украинцев появляется и в отошедшей к Русскому государству части Малороссии - в промосковских кругах казачьей старшины и духовенства. Наиболее ярким документом в данном отношении следует считать "Пересторогу Украины" (1669) - публицистический трактат, написанный, скорее всего, наказным киевским полковником Василием Дворецким. "Украинцами" автор именует казаков Правобережной Украины, которым и адресовано послание (в качестве синонимов употребляются также "козаки", "панове козаки", "войска козацкие", "народ украинский"). В отношении всего малороссийского населения применяются понятия "народ рус(с)кий", "хртiяне русъкие", "русь" (сравните: "москва и русь"; иногда понятия "Русь" и "русы" распространяется и на Московское государство). Автор текста демонстрирует хорошее знание ситуации внутри Российского государства. "Пересторога" была обнаружена в конце XIX века в составе рукописного сборника Дворецких; сторонник пророссийской ориентации Дворецкий неоднократно бывал в Москве и получил там дворянство, именно в 1669 году он бежал из-под ареста у гетмана Петра Дорошенко, прибыл в российскую столицу, где имел аудиенцию у царя, и возвратился в Киев с жалованной грамотой. "Пересторога" вполне могла быть написана в Москве, стиль самого документа схож с расспросными речами Дворецкого, собственноручно написанными им в российской столице.

Единожды слово "украинцы" (в значении казаков) употреблено в "Кроинике о земле Польской" (1673) игумена Киево-Михайловского Златоверхого монастыря Феодосия Софоновича, который был знаком с "Пересторогой". В письме архимандрита Новгорода-Северского Спасского монастыря Михаила Лежайского боярину Артамону Матвееву в 1675 году сказано: "Не ведаю, за что порубежные воеводы наших Украинцов недавно изменниками зовут и некакую измену слышат, которую мы не видим; а если бы что было, я сам первой известил бы днем и ночью свету великому государю; изволь предварить, чтобы воеводы в таких мерах были опасны и таких вестей ненадобных не начинали и малороссийских войск не озлобляли; опасно, чтобы от малой искры большой огонь не запылал". Вполне очевидно, что архимандрит употребляет понятие, хорошо известное в Москве, и имеет в виду пограничных воинских людей (казаков) Украины.
В стихах малороссийского поэта Климентия Зиновьева, писавшего во времена царя Петра и Ивана Мазепы, единственный раз были упомянут "Украинец породы Малороссийской" (в собирательном смысле), то есть вводилось уточнение, о каких конкретно слободских "украинцах" шла в данном случае речь. Летопись Самуила Величко (составлена между 1720 и 1728 годами) включает документ сомнительного происхождения, датируемый якобы 1662 годом - письмо запорожцев Юрию Хмельницкому. В документе содержатся следующие фразы: "Не забудь к тому же и того, что мы, войско низовое запорожское, скоро поднимемся на тебя, а вместе с нами встанут и все обабочные украинцы, наша братия, и премногие другие пожелают отомстить тебе за обиды и разорения. В какой час и с какой стороны налетит на тебя вихорь и подхватит и унесет тебя из Чигирина, ты и сам не узнаешь, а поляки и татары далеко будут от твоей обороны". "Украинцами" названы казаки обоих берегов Днепра. Население Малороссии в целом Величко именовал "народом козако-руським". В Лизогубовской летописи (по Владимиру Иконникову - 1742 года) были упомянуты "поднестряне и забужане и иные украинцы"; таким образом, "украинцами" здесь именовались казаки - воинские люди различных окраин Малороссии.
Выходец из известного малороссийского рода Яков Маркович (1776-1804) в своих "Записках о Малороссии, ее жителях и произведениях" (СПб., 1798) писал, что территория "между реками Остром, Супоем, Днепром и Ворсклой" (то есть Полтавщина и юг Черниговщины) "известна под именами Украины, Степи и Полей, отчего и тамошних жителей называют Украинцами, Степовиками и Полевиками". Маркович также называл их "степными Малороссиянами" и полагал, что они произошли от русских или половцев, которые приняли казачий образ жизни. Их потомков польский король Стефан Баторий расселил против крымских татар "при обоих берегах Днепра". "От сих Козаков произошли и Украинцы, составлявшие прежде Малороссийское войско: остатки оного суть нынешние Козаки; но они уже не воины, а сельские жители", - отмечал Маркович. Он также сообщал, что эти "украинцы", хотя и стали расселяться по Екатеринославской и Новороссийской губерниям, тем не менее составляли особое сословие и не смешивались с малороссиянами.
Когда "украинцами" начали называть все население Украины-Малороссии? Выдающийся военный инженер генерал-майор Александр Ригельман (1720-1789) - обрусевший немец, служивший в 1745-1749 годах в Малороссии и на Слободской Украйне - выйдя в отставку и на склоне лет поселившись под Черниговом, написал "Летописное повествование о Малой России и ее народе и козаках вообще" (1785-1786). Как уже было сказано, на Черниговщине жили казаки, в отношении которых использовалось именование "украинцев". Ригельман впервые распространил именование "украинцев" на население всей Украины-Малороссии. Понятия "украинцы" и "малороссияне", а также "Украина" и "Малороссия" использовались им как тождественные. Рукопись Ригельмана была хорошо известна историкам и привлекалась к исследованиям (в частности, Дмитрием Бантыш-Каменским в его "Истории Малой России"), однако никто из малороссийских историков - современников Ригельмана (Петр Симоновский, Степан Лукомский и др.) слово "украинцы" в таком значении не употреблял.

Польский граф-эмигрант, впоследствии российский чиновник, Ян Потоцкий (1761-1815) издал в 1795 году в Париже на французском языке хрестоматию отрывков из античных и раннесредневековых писателей под названием "Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах". Во введении он привел список славянских народов, среди которых фигурировали "украинцы" или "малороссы" - отдельный от "русских" славянский народ, в древности разделявшийся на 4 племени: полян, древлян, тиверцев и северян. Потоцкий впервые (эпизодически) использовал слово "украинцы" как этноним. Интересно отметить, что оно фигурирует всего 3 раза, но сразу в двух формах написания (les Uckrainiens, les Ukrainiens). По мнению польского графа, русский народ происходил от словен новгородских, а кривичи, дреговичи и бужане влились в состав украинского, русского и отчасти польского народов. "Племена Галича и Владимира" (Галиции и Волыни) производились Потоцким от сарматов. Более к украинской теме автор не возвращался, а сама концепция ни в других трудах Потоцкого, ни у его современников развития не получила.
Однако почины Ригельмана и Потоцкого восприняты не были. Слово "украинцы" в литературных и политических произведениях до середины XIX века продолжало употребляться в прежних значениях. Харьковский писатель Илья Квитка, одесский историк Аполлон Скальковский, а также Александр Пушкин (вероятно, вслед за Марковичем и Квиткой) именовали "украинцами" малороссийских казаков. В драме «Борис Годунов" (1825) Гришка Отрепьев говорит о себе: "И наконец из келии бежал / К украинцам, в их буйные курени, / Владеть конем и саблей научился..." (сцена "Ночь. Сад. Фонтан"). Отсюда видно, что в русском варианте слово изначально имело ударение на второй слог (укрАинец), в то время как в польском (по правилам польского ударения) - на предпоследний (украИнец).
Использовалось и прежнее петровское значение слова. Декабрист Павел Пестель (1792-1826) в своей «Русской правде» делил "народ русской" на пять "оттенков", различаемых, по его мнению, лишь "образом своего управления" (то есть административным устройством): "россиян", "белорусцев", "русснаков", "малороссиян" и "украинцев". "Украинцы", как отмечал Пестель, населяют Харьковскую и Курскую губернию. Харьковский драматург Григорий Квитка (Основьяненко) (1778-1843), племянник Ильи Квитки, в небольшом очерке "Украинцы" (1841) писал: "Народы, населившие нынешнюю Харьковскую губернию, большею частью были украинцы и имели с малороссиянами один язык и одни обычаи, но со времени своего здесь поселения значительно отклонились от них до заметной разности..."
Расширительная трактовка использовалась достаточно случайно. Кондратий Рылеев в набросках своей поэмы "Наливайко" (1824-1825) писал: "...Поляк, еврей и униат // Беспечно, буйственно пируют, // Все радостью оживлены; // Одни украинцы тоскуют...". Этот отрывок ("Весна") был впервые опубликован только в 1888 году. В 1834 году молодой ученый-ботаник Михаил Максимович издал в Москве "Украинские народные песни", в комментариях к которым писал: "Украинцы или Малороссияне составляют восточную половину Южных или Черноморских Руссов, имевшую своим средоточием богоспасаемый град Киев". Однако позднее, принявшись за изучение истории и культуры Малороссии, Максимович сузил понятие "украинцы": по его мнению, так именовались потомки полян - казаки и жители Среднего Поднепровья. Максимович не считал "украинцев" особым этносом.

Когда под "украинцами" стали понимать отдельный славянский народ (этнос)? На рубеже 1845-1846 годов в Киеве по инициативе молодого профессора Университета св. Владимира Николая Костомарова (ученика Максимовича) возникло "Кирилло-Мефодиевское братство", поставившее перед собой задачу борьбы за создание славянской федерации, куда должна была войти и свободная Украина. В Уставе братства Костомаров написал: "Принимаем, что при соединении каждое славянское племя должно иметь свою самостоятельность, а такими племенами признаем: южно-руссов, северно-руссов с белоруссами, поляков, чехов с (сло)венцами, лужичан, иллиро-сербов с хурутанами и болгар". Таким образом, автор Устава использовал искусственное слово "южно-руссы", противопоставленное им "северно-руссам с белоруссами". Сторонник Костомарова Василий Белозерский написал пояснительную записку к Уставу, в которой содержалась следующая фраза: "Ни одно из славянских племен не обязано в той мере стремиться к самобытности и возбуждать остальных братьев, как мы, Украинцы". Именно с этого документа можно вести историю употребления слова "украинцы" в этническом смысле.
Белозерский, черниговский уроженец и преподаватель истории, не мог не знать рукопись Ригельмана, хранившуюся у черниговского поветового маршала Аркадия Ригельмана, и активно использовавшуюся историками. Его брат Николай Ригельман (чиновник канцелярии киевского генерал-губернатора, сотрудник Временной комиссии для разбора древних актов) дружил с членами "Кирилло-Мефодиевского братства". В 1847 году рукопись была напечатана в Москве Осипом Бодянским - еще одним их хорошим знакомым. После появления записки Белозерского Костомаров написал свою прокламацию "Братья Украинцы", в которой говорилось следующее: "...Мы принимаем, что все славяне должны между собою соединиться. Но так, чтоб каждый народ составлял особенную Речь Посполитую и управлялся не слитно с другими; так, чтоб каждый народ имел свой язык, свою литературу, свое общественное устройство. Такими народами признаем: Великороссиян, Украинцев, Поляков, Чехов, Лужичан, Хорутан, Иллиро-сербов и Болгар. <...> Вот братья Украинцы, жители Украины обоих сторон Днепра, мы даем вам это размышление; прочитайте со вниманием и пусть каждый думает, как достигнуть этого, и как бы лучше сделать...". Оборот "обе стороны Днепра" часто употреблялся и в труде Ригельмана, вдохновившем Белозерского и Костомарова.
Интересна также эволюция употребления слова "украинцы" у другого участника "Братства" - Пантелеймона Кулиша. В 1845 году Кулиш (в тогдашнем написании: Кулеш) приступил к публикации в журнале "Современник" своего романа "Черная рада". В первоначальной версии (на русском языке) упоминались "Малороссийский народ", "Малороссияне", "Южно-Русский народ", "Украинский народ", присущий им "дух Русский", а также указывалось, что жители Украины - "Русские". "Украинцами" в романе, как повелось с конца XVII - XVIII веков, именовались малороссийские казаки. Это слово также встречалось и в более ранних произведениях Кулиша. Например, в повести "Огненный змей" содержалась следующая фраза: "Народная песня для Украинца имеет особенный смысл". Повествование было связано с местечком Воронеж близ Глухова (родиной самого Кулиша) - на границе с Слобожанщиной и недалеко от мест, где по Марковичу селились потомки казаков. Важно отметить, что в другом труде Кулишом восхвалялись именно "козацкие песни".

Представления Кулиша, таким образом, были близки взглядам Максимовича. Однако именно с 1846 года Кулиш наполняет слово "украинцы" иным смыслом. С февраля этого года (то есть одновременно или сразу после появления записки Белозерского) он начал печатать в петербургском журнале "Звездочка" свою "Повесть об украинском народе". В ней фигурировали "народ Южнорусский, или Малороссийский" и "Южноруссы, или Украинцы". Автор отмечал, что этот особый славянский народ, проживающий в России и Австрии, и от "севернорусских" отличается "языком, одеждою, обычаями и нравами", а история его начиналась еще с князя Аскольда. Интересно, что в последнем абзаце своего труда Кулиш все-таки отметил, что "козаки-поселяне, потомки городовых козаков... отличаются от прочих Украинцев чистотою народного типа". Однако употребление слова "украинцы" в этническом смысле в середине XIX века было случайным и столь же искусственным, как и понятия "южноруссы". Оба эти понятия в равной степени не считались самоназваниями.
В целом слово "украинцы" как этноним широкого хождения в это время не получило. Примечательно, что один из наиболее радикально настроенных участников "Братства" Тарас Шевченко никогда словом "украинцы" не пользовался. С 1850-х годов Кулиш употреблял его в своих исторических работах наряду с "малоруссами", "южными русичами", "польскими русичами". При этом он отказался от представления "украинцев" как этноса и писал так: "Северный и Южный Русский народ есть одно и то же племя". В частной переписке "украинцы" четко отделялись им от "галичан".
Пересмотрев свои прежние взгляды, Костомаров в 1874 году писал: "В народной речи слово "украинец" не употреблялось и не употребляется в смысле народа; оно значит только обитателя края: будь он поляк, иудей - все равно: он украинец, если живет в Украйне; все равно, как, напр., казанец или саратовец значит жителя Казани или Саратова". Касаясь исторической традиции словоупотребления, историк, кроме того, отмечал: "Украина значила... вообще всякую окраину. Ни в Малороссии, ни в Великороссии это слово не имело этнографического смысла, а имело только географический". Филолог Митрофан Левченко на основании собственных этнографических изысканий и в соответствии с мнением Максимовича указывал, что "украинцы - жители Киевской губернии, которая называется Украиною". По его словам, они были частью "южноруссов" или "малоруссов", которых правильнее было бы называть "русинами".
Также сохранялось представление конца XVII - XVIII веков о казацкой этимологии слова "украинцы". В стихотворении Павла Чубинского (1862), положенном в основу современного гимна Украины, говорилось: "Ще не вмерли в Україні ні слава, ні воля, / Ще нам, браття українці, усміхнеться доля! <...> І покажем, що ми, браття, козацького роду".
Несколько позднее в журнале "Киевская старина" было опубликовано стихотворение неизвестного автора "Ответ малороссийских козаков украинским слобожанам [Сатира на слобожан]", в котором для обозначения казаков фигурировало слово "украинцы". Текст стихотворения якобы был найден в глуховском архиве Малороссийской коллегии, он не имел датировки, но был связан с событиями 1638 года и представлялся как достаточно древний. Однако оригинал текста "Ответа" неизвестен, а его стиль позволяет судить, что на самом деле произведение было создано незадолго до публикации. Стоит отметить, что Костомаров, в частности, считал присутствие слова "украинцы" в изданных текстах старых малороссийских песен одним из признаков подложности.
Историк Сергей Соловьев еще в 1859-1861 годах использовал слово "украинцы" для обозначения жителей различных российских окраин - как сибирских, так и днепровских. Граф Алексей Толстой в своей сатирической "Русской истории от Гостомысла до Тимашева" (1868) написал о Екатерине II, распространившей крепостное право на Малороссию: "...И тотчас прикрепила / Украинцев к земле". В отличие от подобного словоупотребления, радикальный публицист Василий Кельсиев пользовался этим понятием для обозначения галичан-украинофилов.
На рубеже XIX-XX веков слово "украинцы" обычно использовалось не в этническом, а в географическом смысле (вслед за Ригельманом и поздним Костомаровым), обозначая население Украины. В географическом значении понятие "украинцы" стало активно употребляться лишь в работах общественного деятеля Михаила Драгоманова (1841-1895), публиковавшихся с 1880-х годов. Сперва Драгоманов различал "украинцев" ("российских украинцев", "украинцев-россиян") и "галицко-руський народ" ("галичан", "русинов"), далее объединил их в "русинов-украинцев". Предками "украинцев" Драгоманов считал полян.

Как бы то ни было, в границы "Украинской земли" им включались территории Малороссии, Новороссии (без Крыма), Донской и Кубанской областей, Полесья, Галиции и Подкарпатья. Племянница Драгоманова поэтесса Лариса Косач-Квитка (1871-1913, псевдоним – Леся Украинка) также различала "украинцев" и "галичан" ("галицких русинов"), но считала их одним народом. Интересно, что собственное переложение на немецкий язык гамлетовского монолога "To be or not to be?.." (1899) Леся Украинка подписала так: "Aus dem Kleinrussischen von L. Ukrainska" (дословно: "От малороссиянки Л. Украинской"). Иными словами, свой псевдоним Л. Косач-Квитка понимала не в этническом, а в географическом смысле (жительница Украины). Иван Франко, писавший о едином "украинско-руськом народе", называл себя "русином".
В период Первой мировой войны российское военное начальство различало "русинов" (галичан) и "украинцев", понимая под последними военнослужащих Легиона украинских сечевых стрельцов (УСС): "Кременецким полком в районе Макувки взяты 2 русин из батальона Долара. Они показали, что на той же высоте находятся две роты украинцов Сечевиков, у которых некоторые офицерские должности заняты женщинами".
Когда началось активное употребление слова "украинцы" в современном этническом значении? Профессор Лембергского (Львовского) университета (в 1894-1914 годах), впоследствии председатель Украинской Центральной Рады и советский академик Михаил Грушевский (1866-1934) в своей "Истории Украины-Руси" (10 томов, издавались в 1898-1937 годах) попытался использовать слово "украинцы" в этническом значении. Грушевский активно вводил понятия "украинские племена" и "украинский народ" в историографию Древней Руси и догосударственного периода. Вместе с тем в его "Истории" слово "украинцы" ("украинец") употребляется применительно к событиям до XVII века весьма редко. При этом очень часто упоминаются термины "руський" и "русин", синонимом которых у Грушевского и выступает понятие "украинец". В своей политической деятельности Грушевский и его единомышленники начали активное использование этого слова в еженедельнике "Украинский вестник" (выходил в 1906 году в Петербурге) и журнале "Украинская жизнь" (выходил в 1912-1917 годах в Москве). Только в начале ХХ века начинается противопоставление понятий "украинец" и "малоросс".
Лишь после победы Февральской революции 1917 года в России слово "украинцы" постепенно стало приобретать повсеместное хождение. В официальных документах оно по-прежнему использовалось редко - в универсалах "Центральной Рады" оно фигурирует лишь дважды, причем используется произвольно, по мере изменения политической конъюнктуры. Во II Универсале (3 июля 1917 года) "украинцы" понимаются в географическом смысле: "Громадяне землі Української. <...> Що торкається комплектовання військових частей, то для сього Центральна Рада матиме своїх представників при кабінеті Військового Міністра, при Генеральнім Штабі і Верховному Головнокомандуючому, які будуть брати участь в справах комплектування окремих частин виключно українцями, поскільки таке комплектування, по опреділенню Військового Міністра, буде являтись з технічного боку можливим без порушення боєспособности армії". III Универсал (7 ноября 1917 года), вышедший уже после захвата власти в Петрограде большевиками, придавал слову "украинцы" этническое значение: "Народе український і всі народи України! <...> До території Народньої Української Республіки належать землі, заселені у більшости Українцями: Київщина, Поділя, Волинь, Чернігівщина, Полтавщина, Харківщина, Катеринославщина, Херсонщина, Таврія (без Криму)".
В этническом смысле и как самоназвание слово "украинцы" на официальном уровне окончательно укоренилось лишь с созданием УССР. В Галиции это произошло только после вхождения ее территории в состав СССР/УССР в 1939 году, в Закарпатье - в 1945 году. Итак:
1. Изначально (с XVI века) "украинцами" именовались пограничные служилые люди Московского государства, несшие службу по Оке против крымцев.
2. С второй половины XVII века под российским влиянием понятие "украинцы" распространилось на слобожан и малороссийских казаков. С этого времени его постепенно стали употреблять и в самой Малороссии.
3. К концу XVIII века относятся первые попытки русских и польских литераторов употреблять слово "украинцы" в отношении всего малороссийского населения. 
4. Использование слова "украинцы" в этническом смысле (для обозначения отдельного славянского этноса) началось с середины XIX века в кругах российской радикальной интеллигенции.
5. "Украинцы" как самоназвание укоренилось только в советское время.

Таким образом, возникнув не позднее XVI века и постепенно распространяясь от Москвы до Закарпатья, слово "украинцы" полностью поменяло свой смысл: изначально означая пограничных служилых людей Московского государства, оно, в конечном счете, приобрело значение отдельного славянского этноса…»

 

5. Об одной украинской газете

 В США с 1893 года издаётся эмигрантская газета "Свобода" проукраинской направленности. Она издаётся до сих пор, и на официальном сайте этой газеты висит архив всех её номеров.

Мы проследили, когда эта газета впервые начала писать об украинском народе и нашли именно тот номер, где слово "русский народ", как ранее себя называли жители российской окраины (Крайины), внезапно поменялось на "украинский народ".

В первом выпуске "Свободы" за 15.9.1893 под заголовком цитата Тараса Шевченко: "Учитеся брати мои, думайте, читайте. И чужому научайтесь — своего не чурайтесь, в своей хате своя правда и сила и воля". Еще ниже надпись: "Часопись для Руского народа въ Америце". "Русского", а не "украинского".

http://www.svoboda-news.com/arxiv.htm

Посмотрим ещё один номер за этот же год - аналогично: для "Руского народа". И даже язык мало похож на нынешний украинский, скорее, это малороссийский диалект древнерусского языка.

Сначала ежегодно выходило по 50 номеров газеты, потом стало печататься больше. И нигде в номерах газеты "СВОБОДА" за 19-й век нет упоминания "украинцы". Речь всегда шла о гражданах "Русской Украйны" (Окраины России), которые называли себя Русским народом.

Вот уже 1-й номер 20-го века, за 4 января 1900 года, здесь снова: "для Руского народа", орган "Руского Народного Союза". Смотрим номер за январь 1910 г. Тут написано: "Орган Руського Народного Союза в Америци". "Руский", но в любом случае не "украинский".

А вот последний выпуск газеты "СВОБОДА", где упоминается Русский народ. Это номер за 13-е октября 1914 года. Правда, упоминается Русский народ очень скромно: "Р.Н.". Но, в правом верхнем углу можно прочитать "Русский Народный Союз".

В следующем номере, за 15-е октября 1914 года, аббревиатура "Р.Н." уже заменилась на "У.Н.". И рядом по-английски написано уже не "R", а "UKR". И в правом верхнем углу уже написано "Украинский Народный Союз":

Уже после этого нигде не упоминается "Руский" или "Руський народ". В последнем в 1914 году и во всех последующих номерах газеты "СВОБОДА" речь будет идти только об "украинцах".

Украинцы в Америке до 15 октября 1914 года называли себя русским народом.

 

5. Немного о лингвистике

Древность и огрызок чужого флага – не единственной предмет гордости незалежной.

Свидомые постоянно подчеркивают свою грамотность, однако следующий пост в интернете обнаруживает полную неграмотность (многочисленные ошибки автора в русском сохранены):

«Как украинский язык может быть диалектом русского языка, если в украинском языке 650 000 слов (литературный - 250 000 + 400 000 устаревших и диалектных слов)? А в русском языке всего во всех диалектах 115 000 слов (словарь Даля). Чей язык чьим диалектом является? Я могу любое российское слово со славянским корнем вывести, пользуясь украинским языком. Но не каждое украинское слово вы выведете, пользуясь русским языком. Украинское "од" задом наперед читается как "до" (обратное направление). В русском же как ты не пытайся, а из слова "от" ты слово "до" не получишь. В русском языке нету украинских слов "до рогу" (до перекрестка), зато есть производное от них - слово "дорога". Нету в русском языке украинского слова "прати" (стирать), зато есть производное от него - "прачка". Нету в русском языке украинского слова "пружній" (упругий), зато есть производное от него - "пружина". Нету слова "тягнути" (тянуть), зато есть "тяготы". Нету слова "гребти" (грести), зато есть производное от него "грабли". Нету в русском языке слова "місити" (месить), зато есть у русских производное от него - слово "миска" (посудина для замешивания теста). У нас "пеньок"-"опеньки". В обоих словах встречается корень "пеньок". У русских же будет "пенёк"-"опята" (во втором слове настолько искривили корень, что слово пенек уже не получается). У нас сир-сироватка (от слов сыр мять - сыроватка - то что остается после отжимки сыра) (в обоих словах корень сир). В русском же языке настолько искривился корень, что слово "сыр" уже не получается - "сыворотка". В украинском языке "ведмідь" - тот кто ведает где мед. В русском же языке "медведь" - мед, который ведает где он есть. Маразм, не правда ли?
И после этого нам рассказывают, что мы от них произошли. Может наоборот? И кое кто при этом плохо усвоил наши слова.
У нас діти-дитина (множественное число - единственное число). В русском же языке "дети" (много ребенков) - "детина" (великан). Абсурд, не правда ли? По украински "бджола" (от слов "буде жалити"). По русски "пчела". Украинская цепочка: людина-люди-людство. Русская цепочка: человек-люди-человечество. Украинская цепочка: будинок-будувати-буда. Русская цепочка: дом-строить-будка. Сплошные исключения из правил. Украинское "суворий" (вспомните Суворова) - русское "суровый" - перекрутили. Украинское "нагромадження" (от слова "громадити"). Русское "нагромождение" (слова "громождить" нету). Украинское "лихий" (плохой. а дословно - от слова "лишения" - в русском языке это слово имеет негативную окраску). Но русское "лихой" - это герой. Украинская цепочка: очі-окуляри. Русская цепочка глаза-очки (немецкое слово glass - стекло). Украинская цепочка: праска-прасувати. Подчиняется одному правилу. Русская цепочка: утюг-гладить. Не подчиняется одному правилу.
В сборнике Святослава 1073 года встречаем украинское "дав" вместо церковнославянского "дал".
Украинское "буджу" (от "будити" - корень буд - везде присутствует) - в Российском же "бужу" (корень "буд" вообще не получается). Русское ж (из слова бужу), появилось только в 16 веке и было переделано из церковнославянского жд. (жд до сих пор встречается в слове "возбуждать" - но корень "буд" - от будить из этого слова аж никак не получится. То бишь церковнославянский язык - производный от староукраинского, а не наоборот).
Украинское бути-буду (и там и там "у"). Русское быть-буду (не подчиняется одному правилу).
У всех славян пишется "его", но только русские читают это слово как "ево". От украинского мелко "посікти" произошло слово "песок" (по есть посеченный мелко), но слова "секти" в русском языке нету. Отсюда ж и украинское слово "сокира" - от слова "сікти". А в русском ему соответствует тюркское "топор". Украинское "вдома" (то есть в + домі) - имеет значение. Русское "дома" - не имеет значения. В украинском "зобов’язувати" в корне присутствует слово "в’язати". В русском же язіке буковку "в" выкинули - "обязывать".
В русском вместо украинского слова "коло" употребляют "круг". Но присутствует производное от нашего кола - это слова "колода" (в разрезе колоды в форме заложено коло).
Российское "стена" происходит от украинского "з тину" - брали тын и обмазывали его глиной.
Украинское "дім" (дом) производное от слова "дым". Да и по звучанию оно ближе к исходному варианту, чем российское "дом". Украинское слово "лан" (поле) присутствует в корне российского слова "поляна", но слова "лан" в русском языке нету. Украинская цепочка "вітер-вітрило". Русская цепочка "ветер"-"парус". До Петра 1 в российских диалектах употреблялось украинское слово "ветрило" и "щегла" (вместо западноевропеского "мачта"). Сравните с украинским "щогла".
До Петра 1 употреблялось российское "тятя" - аналог украинского "тато" (папа). Папа ж в русский язык попало из французского при Екатерине 2-й. Так же и славянские названия месяцев, мы, украинцы сохранили, а в России их заменили на французские соответствия.
Украинское слово "годити" (родить, угождать). От него происходит российское "год", но слова "годити" в русском нету. То есть год - это пора от урожая до урожая (годити - родити). Зато есть производное от слова "годити" - это "выгода". Из украинского "лагодити" выпало "го" - получилось русское "ладить". Таким образом Ладога - это перекрученное украинское "Злагода" (спокойствие, порядок) - то есть дословно - спокойное озеро.
Украинская цепочка "харчі-харчуватися-харчовий". Русская цепочка "харчи"-"питаться"-"пищевой".
В украинском языке буква "в" стабильна в таких словах "взяв", "дівати", "дів". В русском же языке такого постоянства не наблюдается - наблюдается то появляение буквы "в", то буквы "л" (чередование в-л): "взяЛ"-"деВать"-"деЛ".
Украинская цепочка "розповідь-оповідання-оповідка-повідати-відати-скуштувати-відвідати-заповідати." Русская цепочка "рассказ-повествование-рассказ-поведать-ведать-отведать-посещать-завещать." - не подчиняется одному правилу, такое впечатление что набрана из разных славянских языков-диалектов. Украинская цепочка "керувати"-"кермо"-"корма" (на корме было кермо - руль). Русская цепочка "руководить" (руками водить) - руль (английское слово) - корма.
Для украинцев "намагатися" (на + могти) то есть пересиливать себя, превосходить свои силы. В русском же языке ему соответствует слово "попытка" от слова "пытка" - яркий пример разного способа мышления, заложенного в языке. Соответственно украинский язык учит работать, а русский язык учит лениться.
Украинская цепочка "Рух"-"ворушити"-"руйнувати".
Русская цепочка "движение"-"ворошить"-"рушить". Русское "рушить" - уничтожать - производное от украинского "рушати"-"рух" - (двигать-движение). Подвинешь стену - она рухнет.
Украинское "крапати" "р" отпала - получилось русское "капать".
Украинское "лелека" (аист) от имени богов Леля и Лили и ихнего ребенка - Ляли. Отсюда и вера в то что ребенка приносит аист. Итсюда ребенок лежит в люльке и ему поют Люли. Но слова "лелека" в русском языке нету, а детей он все равно приносит. Аист - сокращенно от украинского "жАб ЇСТь" (жаб ест).
В русском языке нету украинского "плескати", но когда русские пляшут - они "плескають" (хлопают в ладоши). Отсюда и слово пляс. Украинское "їжак" (от слов їжа - еда - в сказках ежик носит еду на иголках). Русское "ежик" - это исковерканное украинское "їжак", но слова "їжа" в русском нету. Зато есть в русском "ешь" - производное от "їжа". Украинское "рідкий"-"рідина" происходит от слова "родити". Без рідини (жидкости) ничегоне родит на огороде. Русское ж слово "жидкий" - єто искревленное на польский манер слово (поляки меняют букви "р" на "ж", как в словах Ряшів-Жешув - украинское и польское название одного и того же города).
Украинская цепочка "дуХ-диХати-диХання." (везде "х") Русская цепочка "дух-дышать-дыхание" ("х" чередуется с "ш" - нету постоянства). Все эти слова производные от украинского "дмухати" (м выпала - получилось дух).
В русском языке нету украинского слова "купа", "копа" (куча). Зато есть слова производные - "куплять", "копить" (на купу - на кучу).
Российское "еще" - производное от украинского "є ще" (есть еще). Русские слова "сегодня", "сейчас", "сию минуту" - содержат украинское слово "це" (се) (цього, цей, цю). В русском языке такого слова нету. Вместо него употребляют слово "этот". Украинская цепочка: кошти-коштувати-кошторис-коштовний-кошерний-кошель. Российская цепочка: деньги-стоить-бюджет-драгоценный-кошерный-кошелёк. Украинская цепочка: ліки-лікувати-лікувальний-лікар. Российская цепочка: лекарство-лечу-лечебний-врач. Украинская цепочка: їжа-їж. Российская цепочка: еда-ешь. Украинская цепочка: жувати-жую. Российская цепочка: жевать-жую (то "е", то "у"). Украинская цепочка: йти-прийти. Российская цепочка: идти-прийти.
В русском языке присутствует имя "Володя", но украинского "володіти" (владеть) нету. От украинского "плутати" отпала "л" - получилось русское "путать". Но слово "плут" в русском языке присутствует в первоначальном состоянии. Украинская цепочка: рост-рости. Российская цепочка: рост-расти (то "о", то "а").
Украинская цепочка: ловити-виловлюю. Российская цепочка: ловить-вылавливаю (то "о", то "а").
Русское "зеркало" происходит от украинского "зиркати" (смотреть). Русское "зрение" - искривленное украинское слово "зір" (зрение). Украинское "радуга" (дуга в рай) - буква "й" отпала - получилось русское "радуга".
Украинское слово "вирій"-"вир". Российское соответсвие - (рай)"ирий"-"водоворот". То есть слова "вир"
, "вирувати" в русском нету. Вир - это портал в рай. Свет в конце тонеля. Дословно выр - это портал, водоворот.
Украинская цепочка: негідник-гідний. Русская цепочка: негодяй-достойный. Украинская цепочка: ступня-ступаю-поступово. Русская цепочка: стопа-ступаю-постепенно. Последнее слово есть в англ. языке: step - шаг.
Украинское "мій" и "мий" звучат по разном. Им соответствует русское "мой" и "мой" (читаются одинаково - возникает путанница - признак деградации склонения слов). Украинское "мити"-"мию" (везде "и"). Русское "мыть"-"мою" (то "ы", то "о" - нету постоянства).
Русское "порядок" получилось из украинского "по + рядок" (по строках), но слова "рядок" (строка) в русском нету. Украинское "вимога" (требование) отсутствует в русском языке. Зато есть производное от него - "вымогатели".
Российские слова "требовать", "потребность" происходят от украинского "треба" (нужно).
В русских сказсках есть "Сивка-Бурка" и слово "сивый". Но украинского слова "сивіти" (седеть) нету, как и слова "сивина" (седина). Российское "обойма" происходит от украинского "обіймати" (обнимать), но слова обіймати в русском нету. В русском есть слово "порох", но нету украинского слова, от которого оно создано - "порошинка" (пылинка). Украинская цепочка "слиз"-"слизький". Русская цепочка "слизь"- "скользкий".
Украинское "пряжене молоко" (топленое молоко) - "п" отпала - получилась российская "ряжанка". Пряжити - это "нагревать" по украински. Но слова "пряжити" в русском нету. В русском есть слово "размякнуть", но украинского слова "м’який" (мягкий) нету. В русском "шальной" есть, а украинского слова "шал" (баловство) нету. В русском "порожняк" есть, а слова "порожній" (пустой) нету. В русском "смерд" есть, а "смердіння" нема. Есть исковерканное - "смрад". В русском языке есть такое растение - "солодка". Но украинского слова "солодка" (сладкая) в русском языке нету. Корень этого растения сладкий на вкус. В русском есть слово "якобы", но украинского слова "як" (как), от которого оно создано нету. русские деепричастия на -чи, -вши украинского происхождения. Вони скорее составляют исключение. Тогда как за правило взяты форми на -я. Примеры: идучи-идя, глядевши-глядя. Будучи. Евши, Хлебавши. В русском языке есть "потуги", но нету слова "потужний" (мощный).
В русском языке есть слово "беспечный", но нету украинского слова, от которого оно создано - "безпека" (безопасность). От украинского слова "кістка" (косточка) происходит российское "кисть", "кисточка". Но украинского "кістка" в русском нету. Во всех славянских язіках есть слово "голова" (голая). Но только украинцы голили голову (брили). Голити - єто по украински - брить. То есть вістригать оселедец - чуб. Хотя на ранних єтапах все славяне носили чубы. Тот же Святослав, например, польская династия Пястов, хорваты на картине Целестина Медовича "Приход хорватов" с чубами нарисованы. Новгородский идол с чубом найден. Украинская цепочка: теля-телята. Русская цепочка: теленок-телята. Наши предки орали землю и при этом пели песни - гимны богам. Отсюда у нас орать - это вспахивать землю, а в русском языке местные финно-угры не допоняли что мы делаем и орать - это у них кричать (даже не славить богов, заметьте). Во всех славянских языках невістка - это молодая жена (свадьбу они уже давно отыграли). Только в русском языке невеста - это еще не вышедшая замуж, а только выходящая замуж девушка. То есть российское население слобо понимало смысл славянских слов. Во всех славянских языках "чапля", а в русском - цапля. Цоканье - это отличительная черта реликта финно-угорского языка племени мещеря. За пределами расселения мещери цоканье не встречается.»

 

Далее приводится сравнительная таблица якобы старорусского, украинского и современного русского. Из совпадения старорусского и украинского и несовпадения с современным русским почему-то делается вывод, что русский язык произошел от украинского. Хотя на самом деле просто в виду слабого развития украинского языка в нем по сей день сохранились старорусские слова. Современный же русский язык, как развивающийся, разумеется, сильно отличается от старорусского.

Причем в таблице совершенно неверно отождествляются разнокоренные слова: околиця, околица - и окраина. Слово «дружина» выбрасывается из современного русского и сопоставляется татарскому «товарищ». Слово «глум» тоже выбрасывается из современного русского ("… сей позорный глум, натасканный, как Клавдий на отбросах небытия..."). Еще оказывается, что в старорусском есть аналог слова «напечатать»! Иван Федоров отдыхает, вместе с Гутенбергом. Слова «диамант» (фр. diamant, гр. аdamas), окуляры (лат. ocularis - глазной) приписывается к украинскому языку, слово «хоругвь» выбрасывается из современного русского и сопоставляется с более широким понятием «знамя», и т.д.

http://revo-ukraine.livejournal.com/257516.html

 

В конце текста автор гордо объявляет, что те, кто дочитал текст до конца – «не ватники». Увы, врачам-психиатрам тоже приходится дочитывать анамнезы до конца.

 

Автор пишет, что ведмедь – тот, кто ведает мед. Но и медведь – тот, кто мед ведает. Автор выворачивает, он делает вид, что очередность слов изменяет смысл до неузнаваемости! И сам свой же абсурд называет русским абсурдом.

И лихой – отнюдь не всегда герой, это лихой докладчик или лихой работяга – герои. Но наречие «лихо» не тождественно существительному «лихо», от которого «лихоимец».

Праславянское слово «люд» есть и в украинском языке, в украинском человек - люди́на, в древне-русском - люжанин.

А слово «будинок» - не украинское, а немецкое, от Bude.

И детина – не великан, а всего-то рослый сильный молодой мужчина. А дети, дитя – существуют как в русском, так и в украинском языке, произошли от праславянских корней. И это уж дело украинцев, почему они дитя именуют детиной. Согласитесь: враг – вражина, т.е. большой враг, а у украинцев даже маленькое дитя – всё равно детина.

 

Но весь текст автора состоит из подтасовок.

Предлог «от» - от древне-русского отъ, от болгарского от. А украинское «од» - от сербохорватского од, о̏да, от словенского оd, чешского оd, польского оd.

Древне-русское «от» родственно литовскому аt- – префиксу со значением "при-, назад, сюда", аtа-, ati-, восточно-литовскому аtа-, латышскому аt "от, обратно", древне-прусскому аt-, еt-, готскому id-, ирландскому aith-, aid- - "при-, от-", древне-индийскому áti, греческому ἔτι - "сверх того, еще", фригийскому ἐτι-, древнеинийскому átas - "оттуда".

И слово «дорога» вовсе не происходит от слова «до рогу».

В болгарском - даро́га, в сербском и церковно-славянском - драга (долина),  в сербохорватском - дра̏га, в словенском - drága (овраг, лощина), древне-чешском - dráha, в польском - droga, в иных близких диалектах dróha  - след, дорога, улица. Происходит из индо-европейского dorgh-; связано с «дёргать» и означает «продранное в лесу пространство»; в древнерусском-церковнославянском – подрагъ.

 

Слово «окуляры» вовсе не является «украинской цепочкой», оно не есть производная от слова «очи», окуляры - от латинского ocularis – глазной.

Кстати, слово «глаза» - вовсе не от немецкого glass (стекло). Происходит от древне-русского «глазкы стекляныи» (стеклянные шарики) (Ипатьевск. летоп. под 6622 г.). Связано, очевидно, с польским głaz - «камень, скала», głaźny - «гладкий, ловкий», niegłaźny «неловкий, ухабистый», македонским «Глазна река», буквально «Каменка». Вероятнее всего, первоначальное значение - «шар» или «камень». Значение «глаз, око» сравнимо с русским диалектным ша́ры, с польским gały - «глаза». А существительное «очи» - отнюдь не украинского, а древнерусского происхождения, от существительного «око»

Начальное происхождение – от древне-греческого ὀφθαλμός, ὄμμα) - из праиндоевропейского okw- «глаз», родственно литовскому akìs «глаз», латышскому асs, древне-прусскому ackis, греческому ὄσσε, древне-индийскому akṣī, армянскому akn - «глаз, отверстие, дыра», латинскому oculus «глаз», готскому augo, тохарскому А. аk, В еk - «глаз», далее греческому ὄψομαι - «увижу», ὄμμα - «глаз», εἰς ὦπα - «в лицо».

 

Слово «прати» - не украинского происхождения, точно так же, как и слово «прачка».

Слово «прачка» происходит от праславянского рьrаti «стирать», от которого произошли: древне-русское пьрати, перу «стирать», церковно-славянское пьрати, перѫ - «колотить (белье), стирать», украинское пра́ти, перу́ «колотить, стирать», белорусское праць, перу́ (валять, колотить вальком; нещадно бить), болгарское пе́ря (мою, стираю), сербохорватское пра̏ти, пе̏ре̑м, словенское práti, рérеm (бить, колотить, мыть), чешское prát, реru (стирать), словацкое рrаť, реrеm, польское рrаć, piorę, родственно литовскому per̃ti, periù (бить, сечь банным веником), латышск. pḕrt, реru (бить веником в бане), армянскому harkanem (бью).

 

Слово «пружина» тоже не произошло от слова «пружний» (упругий). Происходит от праславянского prǫž-ina, от которого произошли: русское пружина, украинское пружина, болгарское пръжи́на (шест для укрепления снопов на возу), словенское prožína, чешское pružina (прут), польское sprężyna, prężyna и т.д. Связано с prǫgъ, prǫga; сравните с древне-русским пругъ (сеть), с русским пру́га (упругая полоса), с украинским, болгарским пруг (край, ребро).

 

Оратай, оратаюшко – во множестве русских былин. И слово «володеть» присутствует в древнерусском, именно отсюда – Владимир.

Пчела – вовсе не от «жалить». Наши предки слово «пчела» писали — бъчела и произносили его бочела или бучела. При изменении древнерусского языка к совре­менному многие слова изменились. Напр., в XII веке, около 1114 г., в «Русской Правде» Владимира Мономаха находим: «Аже бъчелы быдереть, то 10 гривне продаже». Это означало, что, если человек разорил борть, то обязательно брали штраф в размере 10 гривен серебром (одна гривна содержала 46,79 г се­ребра). Прошло много времени неполногласный звук ер (Ъ) исчез, а звонкая согласная б заменилась глухой п, и слово бъчела стали произносить и писать пчела. Но такое изменение произошло не во всех славянских языках. Бджола сейчас пишут и произносят украинцы. Кстати – отсюда видим, что и гривна – старорусское слово. И «чисто украинское слово» «гарний» на самом деле русского происхождения – от «харный» и «гарный».

Слово пчела, произошло от славянского глагола бжуть — жужжание. Пожалуй оно было взаимосвязано со древнерусским словом бук — шум. И, пожалуй, со словом бъчелыса (бочка, бочонок), которое читается как бочелока. Последнее предположение кажется правдоподобнее, если учесть тот факт, что старые ульи-дуплянки похожи на бочонки и поэтому произносили «бучек».

 

Слово «беспечный» тоже не произошло от якобы украинского слова «безпека».

В древнерусском языке и в русских народных говорах были такие слова, как пёка и пёча. Собственно говоря, это одно и то же слово, но с историческим чередованием согласных «к» и «ч». Древнерусское слово пёка (или пекъ) значило "жар, зной" - отсюда наши теперешние пекло и припёк. Что касается диалектного слова пёча, то у него было более отвлеченное значение. В Словаре В. И. Даля оно толкуется, например, как "забота, попеченье, усердное участье".

Буквальное значение слова беспечный - "ни о чем не пекущийся". Образовано оно на самом деле из двух слов: предлога без и формы родительного падежа существительного пёча. Без печъ в русском языке когда-то значило "без заботы".

 

И слово «порядок»  не произошло от украинского. Согласитесь – считать, что в русском нет слова «рядок» - это маразм. «Порядок» происходит от праславянского «ряд», от которого в числе прочего произошли: древнерусское рядъ, старославянское рѩдъ (древнегреческий аналог τάξις, διαδοχή); русское ряд, украинское ряд, болгарское ред(ъ́т) (ряд, порядок, строка), сербохорватское ре̑д, словенское rȇd (порядок, ряд, ярус), чешское řád (порядок, класс; строй», словацкое rád, польское rząd.

 

Наконец, цоканье никогда не было отличительной чертой угро-финских языков. Напр., в коми – постоянное смягчение, ме би щоя и т.п. И какие именно «все» славянские языки имеются в виду? Чешский, болгарский, польский, словенский?

Утверждать же, что российское население слабо понимало смысл славянских слов – равносильно утверждению, что славяне слабо понимали смысл славянских слов.

 

И т.д., и т.д., и т.п.

То есть. Что делаает автор поста? Этот деятель по безграмотности вырывает слово из русского и древнерусского, а затем приписывает ему украинские корни.

 

Подобные псевдолингвистические выверты, как и изыски Носовского с Фоменко или Задорнова, у которого этруски - это русские, антинаучны. (Причем "это русские" фигурирует даже у евреев-лингвистов!)
Что до таблиц, существует гораздо большая таблица русских слов, тождественных словам санскрита. Эко, два, три, чатур...

Что касается словарного объема. В Большом академическом словаре русского языка - 150 тыс. слов, но это только современный язык. Оксфордский словарь - 600 тыс., но в нем собраны ВСЕ слова, и старые, и диалекты. С добавлением диалектных слов в русском языке 400 тыс. Если добавить старорусский - порядка 450-500 тыс.
В то же время есть сомнение в цифре 250 тыс., не говоря уже о 600 тыс. Напр., в крупнейшем на сегодня Словаре украинского языка в 11-ти томах, около 134 000 слов,  однако в нем в большом количестве устаревшие слова. А словарь Даля содержит не 115 тыс. слов, как пишет автор поста, а 200 тыс.

Кстати, сходство старорусского и украинского (и белорусского) диалектов четко говорит о единстве происхождения. 

Специалисты указывают: основой словарного состава украинского языка является праславянский лексический фонд, слова древнерусского, а также немногочисленные слова собственно украинского происхождения, напр.,  мрія - «мечта».
Как известно, разделение этносов произошло вследствие татаро-монгольского ига. Оттого и появились "товарищ" (эщ – работа), кара таш (черный камень), Китай (изгородь вокруг Китай-города), бирюк (буре, волк от wolf) и пр. Кстати, в украинском гораздо больше заимствований из тюрских языков, чем в русском.

Украинская ХАТА (тюркское слово) строится из самана (смесь глины, навоза и соломы)(тоже тюркское слово), уже по одному этому видно откуда взята эта технология. Чем огораживают ХАТУ? ТЫНОМ (тоже тюркское слово). Чем украшают ХАТУ, обнесенную ТЫНОМ? КЫЛЫМОМ (тоже тюркское слово).
Что носят украинские мужчины? Тюркские шаровары, тюркские широкие пояса и папахи.
Украинские женщины носят ПЛАХТУ (тоже тюркизм) и тюркское НАМЫСТО.
Какое войско у украинцев? КОЗАКИ (тоже тюркизм). Как они выглядят? Точно также как тюрки-печенеги, впоследствии так же выглядели половцы и черкесы (вот, кстати, почему русские часто путали козаков и черкес, уж очень были похожи, и называли их одним словом "черкесы"; кстати именно так получил свое название город Черкассы). Невыбритый на затылке клок волос - признак принадлежности к тюркскому военному сословию. В ухе - тюркская серьга (означавшая - какой ты сын в семье, если единственный, тебя берегли), во рту ЛЮЛЬКА(тюркизм), набитая ТЮТЮНОМ(тюркизм), в руках БАНДУРА(тюркизм).
В каких войсковых частях состоят козаки? В КОШАХ (тюркизм). Их символ БУНЧУК (тюркизм).
Чумак, кат, нэнька, рух, майдан, гаманэць, лэлэка, сурма и др. - тюркизмы.
Украинцы так же, как и половцы, делят свою землю по Днепру. И украинцы так же, как половцы, копают в степи КРЫНИЦЫ (тюркизм). 70% украинцев имеют темные глаза и темные волосы.
Фамилии: окончание -ко имеет в тюркских языках значение "сын" (кьо). То есть, на Украине фамилии формировались точно так же, как в России, только в России "СЫН ПЕТРОВ", и без «сын» остается просто Петров (так же самое, как в Болгарии, Чехии, Словакии), то на Украине говорили Петра-КО (по-тюркски сын Петра), что трансформировалось в Петренко и др. Те же тюркские корни имеют фамилии на -юк,-ук, (тюркские Гаюк, Таюк, Кучук) украинские Кравчук, Корнейчук, Мыколайчук и т.д. Ряд украинских фамилий остались абсолютно тюркскими: Бучма, Кучма – по-татарски это высокая островерхая шапка.
Такие "исконно" украинские слова как "казан", "кохана" - также тюркского происхождения. Специфические украинские слова, т.е. те, что отличают мову от русского, имеют польское происхождение, например: случай-выпадок-wypadek; ценный-коштовный-kosztowny; клюв-дзьоб-dziob; рожь-жито-zyto.
Дело в том, что все слова, тождественные в русском и украинском, в 18-19 вв. жесточайше искоренялись и заменялись на польские аналоги и даже суррогаты - это факт.

 

Некий «Земляк» в интернете обильно объясняет:

«В 1892 году «Товарищество имени Шевченко» подаёт проект о введении фонетического правописания в печатных изданиях и учебных заведениях, а в 1893 году австрийский парламент утверждает это правописание для «украинского языка.
За основу алфавита берётся «кулишовка» с исключением одних букв и включением других, а для большего отличия от русского языка отдельные русские слова выбрасывались и заменялись польскими и немецкими или придумывались новые. В качестве основы «украинского языка» отцы–основатели использовали простонародную крестьянскую речь, приспособленную лишь к описанию крестьянского быта. Отсюда и сохранение старорусских слов.Скажем, стихотворение Ивана Франко 1838 года – на понятном и русским языке:

Пріятным чувствомъ упоенный,
Вхожу в отечественный градъ:
Се холмъ я вижу возвышенный,
Где церковь – матерь русских чадъ.

 

То же – у Григория Сковороды:

А мнЬ одна только в свЬтЬ дума,
Как бы умерти мнь не без ума.
Смерте страшна, замашная косо!
Ты не щадиш и царских волосов,
Ты не глядиш, гдЬ мужик, а гдЬ царь,-
Все жереш так, как солому пожар.
Кто ж на ея плюет острую сталь?
Тот, чiя совЬсть, как чистый хрусталь.

 

Вот только с этого момента и начинается создание «современного» украинского языка.

даже в конце 19 века абсолютное большинство жителей австрийской Галиции не знали, что они, оказывается, украинцы! А Тарас Шевченко ни разу не назвал себя украинцем и работал над созданием «Букваря языка южнорусского».

 

В гонке за липовой древностью литературный древнерусский язык украинские свидомиты назвали “Древньоукраїнською мовою”. Вот когда уж точно никакие «кляти москали» ничего поделать не могли. Ан и тут по факту сравнения оригинала с «галицийским державным новоязом» ждут украинских свидомистов сплошные поражения и неудачи: «Великый княже Всеволоде! Не мыслию ль ти прилетети издалеча. Отня злата стола поблюсти? Ты бо можеши Волгу веслы роскропити, а Дон шеломы выльяти!», «Вступита, господина, в злата стремена за обиду сего времени, за землю Рускую, за раны Игоревы, буего Святославлича!» Кстати, вступиться призывают «за землю Рускую» (источник тот же). Ну, нет никакой высосанной из пальца Древней Украины в летописях 12-го века.

О том, насколько «рідною» для Малороссии была новая «галицька мова» лучше всего свидетельствуют слова деятельного украинофила Юрия Сирого: «В начале 1906 года почти в каждом большом городе Украины начали выходить под разными названиями газеты на украинском языке (см. цитату Грушевского – авт) . К сожалению, большинство тех попыток и предприятий заканчивалось полным разочарованием издателей… и издание, увидев свет, уже через несколько номеров, а то и после первого, кануло в Лету». А вот причины по его признанию: «Помимо того маленького круга украинцев, которые умели читать и писать по-украински, для многомиллионного населения российской Украины появление украинской прессы с новым правописанием, с массой уже забытых и новых литературных слов и понятий и т.д. было чем-то не только новым, но и тяжелым, требующим тренировки и изучения».

 

Вот вам предельно откровенное высказывание фанатичного украинофила Ивана Стешенко, который во время правления Грушевского заправлял делами министерства просвещения. Он полностью признает факт целенаправленной работы по созданию языка, отличного от русского: «И вот галицкие литераторы берутся за это важное дело. Создается язык для институций, школы, наук, журналов. Берется материал и из немецкого, и из польского, и из латинского языка. Куются и по народному образцу слова. И все вместе дает желаемое – язык высшего порядка. И, негде правды деть, много в этом языке нежелательного, но что было делать?» И он же о методе внедрения такой новизны: «Непривычка может перейти в привычку, когда какая-то вещь часто попадает на глаза или вводится принудительно.

В двадцатых годах прошлого века жители Украины отказывались признавать «ридну мову». «Они оправдываются тем, что говорят: это язык галицкий, кем-то принесенный, и его хотят кому-то навязать… И если бы учили нас шевченковскому языку, то, может бы, чего-то достигли, а галицкий язык никакого значения не имеет» – отмечалось на 1 Всеукраинском учительском съезде» в 1925 году.»

 

Однако после сталинской украинизации (коренизации) мова вошла в привычку…

Сама Украина, Крайна, окраина - от татарского слова "край", "корый". И мягкое украинское «г» - тоже из татарского.

С «унылой азиатчиной», куда свидомые вписывают Россию, противопоставляя «просвещенной Европе», разобрались. Теперь – о финно-угорской языковой группе. Множество гидронимов в России и мире – от этой группы: река Кемь в Карелии, тувинцы и хакасы называют Енисей Кимью. На Урале – Иньва, Обва, Вильва, Ласьва, Койва, Чусовая (Чус-ва), Косьва и т.д., ва в переводе с коми – вода. Возможно – Моск-ва, хотя есть татарский эквивалент – петля для ловли выдры (Мэскэу). Кембридж – «город на реке», река – Кем. Во Франции – Кемпер, что означает «слияние рек».

Вот как угро-финскую группу – в частности - именуют свидомые.

«… Образование и культура будут принадлежать  лишь титульной нации, а не свиньям, которые разговаривают быдлячьим татаро-мордовским языком. В демократической Украине каждый настоящий патриот будет иметь рабов. Пусть ледащая быдлота работает, так как москаль – не человек… Он может жить только для работы на настоящего хозяина – украинца. Не захочет – собаке собачья смерть! Москаль должен добросовестной работой довести свое право жить среди нас…» Это из воззвания львовского кандидата в депутаты от УНА-УНСО А. Шкиля, спичрайтер – Т. Чороновол, 2002 г. УНА-УНСО – бандеровская организация, опекавшаяся инструкторами НАТО, ставшая частью «Правого сектора». Воззвание Татьяна Чорновол зачитывала, вскидывая руку в нацистском приветствии.   Уполномоченный правительства Украины по вопросам антикоррупционной политики с 5 марта по августа 2014 года. С начала сентября — советник главы МВД Украины Арсена Авакова. С 27 ноября 2014 года — народный депутат Верховной Рады VIII созыва от партии «Народный фронт». Выпускающий редактор портала «Левый берег».

 

Мордовский язык относится к финно-угорской группе. Языковая матрица этой группы шире, богаче, чем матрицы как русского, так и украинского языка. Это язык финского революционера и писателя Майю Лассила. В России он широко известен, была экранизирована его повесть «За спичками». Жители Львова многое переняли из привычек европейских финских крестьян – даже в голодные годы пожилые жители Львова предпочитали кофе хлебу. В повести Лассилы спички нужны, чтобы развести огонь и приготовить кофе в крестьянской семье, финские крестьяне не могли без кофе...

Что касается конкретно великого украинского языка. В новый кабинет министров Украины, вы помните, вошли иностранцы, – грузин Александр Квиташвили, литовец Айварас Абрамавичус и американка украинского происхождения Наталья Яресько. Выяснилось, что иностранцы не знают украинского языка. Когда кабинет министров попытался перейти на английский, оказалось, что украинцы не знают английского. Кабинет министров был вынужден говорить по-русски.

 

Итак, лингвистическая матрица коми заметно шире русской. И что? Уровень языка определяется не матрицей, а литературой. У скандинавов (на финском, норвежском, шведском, на коми) и у украинцев значительно меньше выдающихся писателей и поэтов. Россия отстала на полтора века в книгопечатании, а русская литература - одна из лучших в мире. И советская тоже.

 

Реферат подготовил Борис Ихлов, 29.10.2016

Cвидетельство о публикации 515018 © Ихлов Б. Л. 30.10.16 11:39