• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ

Камень Виолетты

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Хочешь, станцую?- спросила Виолетта и не дожидаясь ответа, ловко вспорхнула на стол. Она сбросила кроссовки, прошлась по столу и включив плеер, болтавшийся на шее, медленно закружила.
Она кружила и двигалась ко мне, а я только успевал убирать приготовленные по случаю пепельницы. Но сейчас не об этом- танцевала она охренительно.
Красный вагончик бывшего трамвая, в котором я давно и безмятежно охранял городскую свалку, стал сразу каким-то тесным, а стол, занимавший добрую его половину, вдруг заиграл яркими красками...
Следующая станция аэропорт!– объявила она и улыбнулась.
Я встал и сделал вид что приготовился к выходу.
За окнами мерцали безмятежные звезды. Виола тихо танцевала, а я глядел на ее отражение в стеклянных дверях с лаконичной надписью-«Не прислоняться!» и на время вылетел из реальности...
- Смотри, что у меня есть - кивнула она на протянутые ладони.
Я обернулся.
В её руках удобно расположился самый серый и заурядный камень, какой я видел до этого, разве только форма была более-менее необычная, треугольная какая-то.
- Булыжник обыкновенный - сделал я экспертное заключение, упав в кресло кондуктора- бесполезный в общем камень.
- Ну, булыжник…- протянула она удивленно - … это не просто камень …
- Грош цена ему в базарный день - перебил ее я и снова посмотрел в окно. Синий свет фонарей пробивался сквозь горы мусора. Кое -где блестело битое стекло. Я подумал и ляпнул еще, уже понимая что пора остановиться. - Из таких камней, на нашей свалке можно построить пирамиду Хеопса.
Она наверное обиделась, перестала танцевать, спрыгнула на пол.
- Я подобрала этот камень во время экскурсии по Луне - тихо произнесла Виолетта.- Папа подарил билет в Лунный Диснейленд, глупо было отказываться.

Кстати, папа у Виолетты, какой-то правительственный босс и один тип, которому я сбываю всякий хлам, говорил как то за пивом, что другой тип болтанул ему , что и шахта и сухой бассейн и наша свалка принадлежат папаше Виолетты… Только не подумайте плохое. Виола уже давно сама по себе и у нее натянутость в отношениях с отцом (правда и не только с ним, ну это и понятно, зная ее характер). Но один раз я слышал именно от нее, по-большому секрету, что он не плохой в общем-то человек …
-Дай-ка посмотреть - попросил я почти ласково, с тем чтобы растопить возникший холодок.
- Возьми …- тихо сказала Виола и добавила безразлично - кстати, это подарок, тебе…
Все- таки она обиделась…
Неловкое молчание, нарушил скрип двери.
- Не помешал!?- это в вагончик ввалился всегда веселый и голодный Пузатый Пацук. Так-то его звали Пузатым Пауком и уже не помню за что он получил прозвище. То ли из-за татуировки паука на необъятном животе, то ли за жадность с какой он набрасывался на все более- менее ценное, но я дал ему другую кличку, по Гоголю. Если бы вы видели как он поглощает пиццу, то оценили бы шутку...
- Кондуктор, один детский! – хихикнул он, пробираясь в его любимый темный угол. Старая шутка, я даже не улыбнулся.
- Есть чего поесть?- задал он обычный вопрос и бросил свое бренное тело на застонавший угловой диванчик…
- Держи!- ответил я и метнул в его сторону пачку чипсов.
- Чего у вас тут было, надеюсь не интим?- засмеялся он раздирая хрустящую упаковку.- Кстати я тебе кое-что принес…
- Ну ладно - сказала Виолетта, собрав с помощью резинки хвостик из косичек- Мне пора...
Створки двери хлопнули на прощание и через минуту окрестности свалки застонали от рева ее байка.
"Осторожно двери закрываются!"- подумал я.
- Дурень ты … - проворчал Пацук.
- Почему?- не понял я.
- По кочану… - Пацук усмехнулся и зачерпнув горсть чипсов отправил их в бездонный рот- По тебе баба сохнет, а ты не замечаешь…
«Надо было проводить... сказать пару добрых слов…»- завертелось в моей голове, но Пацук не дал времени поразмыслить.
- Вот! – грохнул он по столу связкой жестких дисков из допотопных компьютеров. - Как ты и заказывал, тебе железо, мне пепельницы…
Диски были связаны бечевкой и выглядели трофеями добытыми на поле битвы. В ответ я кивнул на кучу всевозможных пепельниц, собранных мной на свалке за последнюю неделю.
- Зачем они тебе?
- Как зачем?…- Пацук даже покраснел от моей тупости - Курение под запретом, значит пепельницы никто уже не выпускает и со временем, они станут антикварной штучкой!
Он снова засмеялся, его футболка задралась и казалась, что паук на пузе, то же гогочет. Мы обменялись дежурными фразами и Пацук, поняв что больше ему ничего не обломится, с кряхтением покинул вагончик.


Сделка завершилась и я, проводив Пацука до площадки солнечных батарей, решил прогуляться перед сном.
Пройдя по ущелью вдоль мусорных куч, я решил забраться на гору, состоявшую из старых мультиварок.
Внизу суетился огромный комбайн из которого доносился хруст и скрежет. Он вгрызался в мусор шнековыми дробилками, уничтожая старые вещи, вместе с их короткой и немногословной историей, словно поедая время, с удовольствием выдавая на выходе, расфасованные брикеты и большие деньги его владельцу.
Я жил на свалке уже целую вечность, но завораживающий вид переламывающего все и вся комбайна, никогда не оставлял меня равнодушным.
Лимит визитов на сегодня был исчерпан и я засел за комп.
Мой комп- отдельная песня, точнее не он, а приставка. Ее я сочинял в муках и с проклятиями, но получилось! И теперь старинная кассета, блестящий диск или флешка- любой носитель информации, помещенные вот на эту, размером с блюдце, считывающую платформу, открыт для меня без всяких кабелей, проводов, переходников и прочих посредников.
Я не любитель, в том смысле, чтобы поторчать на готовеньких ресурсах, да побродить до зари на разрешенных сайтах. Я путешествую по-пиратски и странствую по- прошлому, по-чужим историям, как хакер, без разрешения и регистрации, изучая по выброшенным на свалку накопителям, жестким дискам и им подобным – ... а вот чего я искал в этом прошлом, сам до конца еще не разобрался…


Я открыл холодильник и вытащил банку запотевшего пива. Сделав пару глотков, поставил на приставку камень Виолетты... Теперь мне уже казалось что этот серый треуглольник - не просто двухсотграммовый кусок кремния, а интереснейший экспонат, который я видел до этого. Я даже на минуту представил как Виола порезвившись в бассейне Диснейленда, примерив розовый скафандр, получает инструктаж от гида и выйдя из тройных дверей ангара, прыгает с веселой толпой к советскому луноходу. И там, отойдя на минутку в сторону, подбирает этот прекрасный камушек, уже зная для чего он ей нужен…
Рабочий стол приветствовал меня фотографией заката опускавшегося на родные мусорные горы и незнакомым мигающим ярлычком.


Наверняка рекламный вирус. Они такие- рекламные вирусы, везде пролезут, откроешь его и начнут тебе впихивать и втюхивать. Сейчас узнаем чего им надо… Я нажал на ярлычок и на экране появился вид матушки земли. Покрутив колесико мышки я приблизил землю до очертаний какого-то серого городка, углубился до незнакомого мне ресторанчика, где у окон обедали посетители и услышал милую беседу влюбленной парочки.
«Онлайн реклама забегаловок...»- понял я –« ерунда в общем».
Я хотел было стереть эту левую программку, но меня заинтересовал разговор…
Паренек что-то достал из кармана и приблизившись на диванчике к своей спутнице проворковал
- Завтра выступает «Искуситель»
- Вау!…
- Кстати, киса, я забронировал два билета…
- Вау!…
«Вау» не то слово – подумал я - «Искуситель» - моя бывшая рок-группа! Иногда я слежу за ее выступлениями и точно знаю - последний концерт был месяц назад, а ближайшее выступление только через две недели…
Я кстати или нет, раньше баловался стишками, крапал песни, чирикал в микрофон и бренчал на гитаре. Были и концерты и фанаты, которые до сих пор…
Но не об этом сейчас, просто все гастроли «Искусителя», я знал наперед и вот такая информация…
Я решил узнать когда же была сделана эта запись и ушел в этот процесс по уши.
Программка оказалась классной!
Я легко удалялся в космос и опять спускался на землю, попадая уже не только в ресторанчики, но и на солнечные пляжи греческого Родоса, проникал в офисы немецких банков, с удовольствием слушал сплетни молдавских бабушек и морщился от нецензурных слов в администрации соседнего городка...
Через пару часов я понял что программа выдает мне запись за 28 мая прошедшего года... Все и вся за весь день!

Полная запись за 24 часа...
Я и себя нашел, стоящего на куче мусора у опоры освещения, как Колумб у грот мачты! Я даже не сразу в это поверил и уставился на банку с пивом. Срок годности - вчерашний. Без алкоголя. Ну нет, с этого не замутнеешь...
Я так радовался открывшимся перспективам, что уже разрывался на части, не зная куда податься вначале - потусоваться в раздевалке Квебекского танцзала, подремать в машине рядом с президентом Словакии или послушать Северянина, в командной рубке нового атомного- ледокола- авианосца.
Изучив программку повнимательней, я испытал новый шок. Я просто задрожал от возбуждения! Случайно повозив мышкой, я понял что у меня есть запись не только за 28 мая!..
Вскочил, забегал по комнате и случайно обронил камень Виолетты. Поднял его с пола и... резко обернулся - программка тут же исчезла. Я снова положил камень на считывающую платформу и через несколько мгновений треугольный ярлычок – появился на экране!…
Так вот ты какой "камушек", извини что назвал тебя булыжником...
От возникших перспектив голова пошла кругом и я зачем-то схватив в охапку все оставшееся пиво, забегал по вагончику, как белка в колесе. Дьявольски блестели поручни вагончика и мои глаза! Камень Виолетты оказался чем-то типа внешней памяти нашей бедной старушки Земли, со всеми ее трагичными перипетиями и действующими лицами.
Я быстренько прикинул что бы хотел посмотреть первым, дуэль Пушкина с родственником Дантесом, поющего в церковном хоре Суворова или Леонардо пишущего Джоконду. А может пройтись по своему генеалогическому древу и познакомиться с представителями моего рода? Представьте себя на моем месте и вы поймете, почему я ходил вокруг компьютера, как кот вокруг масла и все никак не мог решить куда первым сунуть свой любопытный нос.
Я был на седьмом небе! Я конечно не знал- все ли камни на Луне обладали такими считывающими свойствами или только этот и если только этот, то кто его туда положил, но я точно знал, что за мельчайший кадр с Александром Великим, Цезарем или Наполеоном любое информационное агентство отвалит мне звонкой монеты размером с самую большую мусорную кучу….
Про историков и вспоминать не хочу, их профессия быстро отомрет… Я верну людям такие знания о прошлом, что они погрузятся в свое прошлое и даже не могу предположить, не знаю, как это отразится на их будущем… Сколько же мифов разрушится, сколько будет разочарований, но я уверен найдутся и новые герои!

*****
И тут я вздрогнул… Я понял что я хочу увидеть первым.
Это было десять лет назад… Это было в прошлой жизни… Я помнил эту дату и буду помнить ее всегда… Я покрутил колесико мышки...
Вот это место. Солнце, радуга и мокрое шоссе. В стороне темнеет беременная молниями туча. Мой мотоцикл обгоняет многоцепную фуру. Я приблизил... Вот и мы, веселые после концерта, счастливые после теплой ночи мчимся- гоним- летим.
Я нажал на паузу… Как бьется сердце… Боже помоги справиться…
Снова проникаю сквозь облака вниз, захожу слева и справа: Василиса сидит, крепко прижавшись ко мне, а байк летит, оставляя после себя мокрые полосы на дороге.
Выдержу ли? Я замер. Сейчас мы обгоним автобус, оставим позади синюю легковушку, успеем обойти красный минивен и колесом заденем рассыпанный на повороте щебень…
Все повторилось. Она лежала с раскинутыми руками на мокрой траве. Скукоженный байк у разбитой березы. Я бегу к ней с переломанной рукой, не осознавая еще случившегося, не замечая боли. Разбитый шлем, неживые огромные черные зрачки ее и я ползаю на коленях, кричу матом, куда-то звоню, нападаю на людей, что усаживают меня в машину скорой помощи и… выключаю компьютер…
Тяжко- не то слово…
Зачем я смотрел? Разве я не видел это уже сотни раз? Не помнил всего этого? Я ушел тогда со сцены, стал пить, жить не хотелось вовсе, а хотелось зарыться глубоко-глубоко, может быть даже в эту кучу мусора, что блестит за окном. Вечера были моими врагами, в голову лезли всякие глупости, был на краю…
Помог случай.
Очнулся однажды, в лесу на поляне, шумливой и яркой, где от жаркого солнца, спасала только надломленная береза, нависшая надо мной своей единственной живой веткой. Я лежал вот так и думал - «сидел я вчера на кухне, глядел на дно бутылки и вдруг, раз! Очутился словно в другом мире. это Край.»
Поднялся и понял что спал с топором в руках. Оглядел инструмент, взглянул по сторонам и не найдя следов крови, зашвырнул его в калиновый куст. И когда выходил на дорогу, продираясь через колючую болотную траву, бредя сквозь посадки липовых квадратов, все вспоминал, как оказался здесь и зачем мне топор, но так и не вспомнил.
Шел долго и бездумно и вышел тогда прямехонько к монастырю- обители для таких как моя заблудших душ. Три года пролетели как один день и я начал оживать…
*****
Было уже совсем темно, когда я выйдя из вагончика, взял с собой драгоценный камень. Чтобы стало легче, решил прогуляться. Комбайн грыз мусор и монотонно гудел. Меж облаков летали мириады разных искусственных хреней и тварей, а я, словно обретя что-то новое, ощущал себя легко, свободно. Я забрался на кучу телевизоров, точнее на гору Моисея, названную мною за исключительный вид на восход и... замер.
Стоял на пике горы. Небо было огромным и величественным.
Я начал думать и решать трезво. И вот тогда, мне и пришла эта мысль… А хочу ли я видеть прошлое… Хотим ли мы все это видеть... Хотел бы я узнать все и, что делать потом с этим… Я посмотрел на звезды и меня словно молнией поразило. Я понял что стою перед великим выбором! Понял что могу очутиться даже в Палестине на тысячи лет назад и увидеть или вдруг не увидеть Великие Дела твои Господи…
Почувствовав невыносимый груз я просто упал. Я стоял на коленях на старинном телевизоре «Темп» и просил прощения. Просил долго... и наконец достиг ощущения, когда время уже не воспринимал. Не чувствовал тела, висел в темноте, в пространстве, меж звезд и вспоминал, вспоминал детство, юность и те особенные моменты жизни, за которые было мучительно стыдно.
Очнулся когда начало светать. Я твердо знал и уверился окончательно в том что надо делать сейчас. Вначале позвонил Виолетте. Она долго просыпалась, все никак не могла понять, почему я звоню так рано, но по голосу я понял, что она была рада меня слышать. Мы поговорили о том о сем и, я пригласил Виолу назавтра в маленький клуб на окраине городка...
Я не приглашал никого в этот клуб уже сотню лет и немного волновался. Но Виолетта сказала «да» и «пока» и я уже решил сыграть для нее свои старые песни и может быть пару новых, а она наверное удивиться и... вечер будет теплым.
А пока я решительно спустился к мусороприемнику комбайна, посмотрел в последний раз на небольшой серый камень и с силой, нет, с яростью швырнул его туда, где шнековые дробилки превратили эту историю в прах и пепел…
Cвидетельство о публикации 514707 © Деминский Вадим 24.10.16 18:36