• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Роман

Апраксия Часть 1 глава 4

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Наш рейс номер семьсот двадцать один пятьсот семьдесят девять. Старт через семь минут, - уведомил Мим, будто сообщил об автобусном маршруте в деревню Подлипки.
Тоннель остановился, в тот же миг сверху опустились две прозрачные перегородки – мы оказались внутри кабины, которая отделилась от тоннеля и направилась к ближайшей белой ракете.
- Какой груз везёт челнок? – спросил я, всё ещё надеясь на фейк.
- Бригаду роботов на строительство жилого модуля в Лабиринте Ночи.
В командном отсеке я осмотрелся, невольно сравнивая пульт управления марсианским кэбом с «сушкой». Все системы, в том числе навигации, связи и жизнеобеспечения были заменены тремя десятками символов.
- Как насчёт пилота? – спросил я, нервно посматривая в один из двух иллюминаторов.
- Грузовики местного разлива, то есть, корабли, курсирующие внутри Солнечной системы, управляются автоматически. Пульт управления есть, но воспользоваться им сможет каждый. Около девятисот пятидесяти тысяч лет назад, когда люди начали осваивать ближайшие к Земле планеты, каждый третий полёт терпел фиаско. Теперь «солнечные» кэбы колесят в пределах системы как по когда-то существующей суше и считаются самым безопасным транспортом в силу надёжности двигателя и прочности конструкции корабля. Зарядки гелия – 3 хватает на тридцать марсианских циклов, так что двигатель в течение всего периода эксплуатации находится в режиме ожидания.
- Когда стартуем? – спросил я, пытаясь разглядеть в иллюминаторы лунный космодром.
- Уже минуту, как в космосе, давление, создающееся внутри основных отсеков корабля, нейтрализует нагрузку на организм космонавтов. Через восемь часов будем на месте.
- Восемь часов?!
- К сожалению, быстрее не можем – на сегодняшний день до Марса триста миллионов километров. Скорость тридцать пять тысяч километров в секунду позволит уложиться в расчётное время.
Законы физики никак не коррелировались с реально происходящими событиями. Я ворошил полученные в лётном училище знания, пытаясь найти логическое объяснение данному феномену. Или опровергнуть его, базируясь на существующие законы перемещения твёрдых тел в безвоздушном пространстве. Даже при скорости пятьдесят километров в секунду, масса человеческого тела должна расти в геометрической прогрессии, то есть, попросту человек разорвётся на части вместе с кораблём. Если какая-нибудь сила действует на какую-либо массу и сообщает ей определенную скорость, то эта масса не может оставаться постоянной. Движущаяся масса имеет энергию движения, или кинетическую энергию. Следовательно, сила, увеличивая скорость массы, передает ей определенную энергию. Отсюда следует, что при увеличении скорости движения масса движущегося тела должна расти. Взаимосвязь массы и энергии E=mc^2 есть фактически главнейший постулат теории относительности Эйнштейна. Но этого не произошло, хотя мы шли к Марсу со скоростью в тысячу раз больше допустимой. Механик, как всегда, кувыркался по отсеку, не обращая на меня никакого внимания. Что ж, Мим – полуробот, заменивший человеческий интеллект на программы. А что же тогда происходит со мной, если я подвергся подобному вмешательству? Почему они не смогли удалить старую память? Страшно и жутко лететь в небытиё с получеловеком и роботами в грузовом отсеке. Есть не хотелось, спать тоже, усталость не валила с ног. Вот и ответ на все мои вопросы: я такой же, как и Мим, иначе нормальный человек попросту свихнулся бы во время гелионавтических перелётов. А, может, и есть рациональное зерно в создании кибер-организма для решения глобальных задач, связанных с освоением дальнего космоса. С человеком слишком много проблем: ему нужен отдых, минимум развлечений, секс. Человек подвержен психозам и многим другим заболеваниям, он стареет, и, как следствие, иногда не дотягивает даже до средней температуры по палате.
Догма, призванная считать Землю родным домом рушилась на глазах. Уютные дома с зелёными лужайками и смеющимися детьми, пересудами женских половин на кухнях, шашлыками во дворе, яблонями в саду, рыбой в речке ушли в небытиё вместе с бессмертным поколением новых землян. А иначе и быть не могло, ведь жизнь землянина – консерватора, ограниченная рамками быта и субъективного мышления, никак не связано с физическим состоянием планеты. Но жестокая реальность, выраженная в трудности бытия, побеждает. Скудность пищи принуждает к действию, стихия загоняет в угол, война предполагает защиту, болезни – исцеление, а в итоге на авансцену выходит адвокат человечества – инстинкт самосохранения, способный сдвинуть консерватора с насиженного места и сподвигнуть его на поиски альтернативы по сусекам Вселенной. Что ж, если в течение миллиона лет подобный процесс шёл поступательно, в каждой болевой точке адаптируя несговорчивого землянина к новым правилам игры, то это неплохо.
- Что же мы будем делать целых восемь часов? – я не был уверен, что Мим поймёт смысл вопроса.
- Смотри, анализируй, - механик принял горизонтальное положение, словно собирался лечь спать, - у нас прошлое за миллион лет, разве не время сделать определённые выводы? Центр заложил вам общие знания, так что попытаемся провести определённую работу, начиная с пробела в вашей памяти. Итак, как я вижу, вы остановились на мае две тысячи шестнадцатого года. Работайте, Вячеслав - Центр доверяет вам.
Как же я сам не сообразил, что запросто могу получить доступ к архиву человечества? Мим усмехнулся, невзначай коснувшись одного из символов на пульте управления. В пространстве салона появилась зелёная шкала, разделённая на десять крупных рисок, а та в свою очередь - ещё на десять, более мелких. Каждая большая риска обозначала столетие, а малые – десятилетия. С содроганием сердца я коснулся первой, малой риски – высветилась фиолетовая полоса с 2016 – го, по 2026-й год. Значит, люди, в обществе которых я нахожусь, прожили десятилетний отрезок времени сравнительно недавно – миллион лет назад, а я, пращур, человеческий динозавр, зашёл к ним «на огонёк» потусить и заодно узнать будущее своего поколения. А смогу ли я возвратиться в него, в это будущее и, если нет, то зачем тогда оно мне? Пока философские вопросы терзали душу, палец коснулся искомой риски. Год 2016-й пестрит негативными событиями, в основном связанными со стихийными бедствиями в разных уголках земного шара: землетрясения в Китае, Непале, Камчатке, Калифорнии, Перу и Тихом океане. Бессчётные оползни, наводнения, ураганы. Десятки тысяч жертв. Год делится на две половины, окрашенные в жёлтый и красный цвета. Красный – негативный, жёлтый – позитив. Красный доминирует над жёлтым, в процентном соотношении семьдесят к тридцати. Война на Ближнем востоке продолжается, в неё втягиваются всё больше и больше стран. Военные действия в Донбассе разгораются с новой силой.Массовые убийств в Одессе, июнь – в Великобритании, август – в Австралии, в течение всего года бесчисленные теракты в Израиле, Палестине, Турции, Сирии, Афганистане, США и Канаде. Война в Африке. В течение года из жизни уходят несколько видных политиков из России, Украины, стран Азии и Америки, а также правозащитников, бизнесменов, представителей духовенства и деятелей культуры. Бесчисленное количество заказных убийств. Несколько авиакатастроф в США, Индии, России, Арабских эмиратах, Южной Корее и тысячи жертв в дорожно-транспортных происшествиях, особенно в России. Ухудшение экономического положения нескольких десятков стран, в том числе России, стран Балтии, Финляндии, Украины, Белоруссии, стран Европы, Латинской Америки и Средней Азии. Многочисленные марши недовольных и локальные стычки. Массовые преступления в США с применением огнестрельного оружия, а также смерчи, наводнения и пожары. Поток беженцев из стран Ближнего Востока и Африки резко увеличивается в силу открытие Турцией «шлюзов». Сентябрь – начало войны в Саудовской Аравии. Май - массовые убийства в Одессе.Июнь – продолжение войны в Нагорном Карабахе между Азербайджаном и Арменией. Август – разгорается военный конфликт в Приднестровье и Молдавии. Май – сентябрь – поток беженцев в страны Европы достигает нескольких сотен тысяч. Катастрофа десятков судов и паромов. Попытки России пресечь коррупцию силами Национальной гвардии заканчиваются пшиком. Усиливается сокращение рабочих мест на фоне жиреющей олигархии. Правительство увеличивает налоги, давит на умирающий бизнес, одновременно проводя несколько десятков антинародных законов, жёстко расправляется с оппозицией. Возрастающее недовольство народа, которое имеет очаговый характер, активно подавляется несметным числом силовиков. Количество россиян, живущих за чертой бедности, к декабрю 2016-го года увеличивается до двадцати четырёх миллионов. Основная масса бедных живёт вне городах-миллионниках, в то время как количество «мёртвых» деревень множится. Летом происходят кадровые изменения в Правительстве страны, но, тем не менее, под руководством Дмитрия Медведева общая картина на фоне продолжающихся санкций, дешевеющих углеводородов, возрастающих затрат бюджета на военные нужды и ухудшающейся социально – экономической ситуации в стране пестрит негативом. В сентябре партия Единая Россия на парламентских выборах получает большинство, но заметно меньше депутатских мест, чем в прошлый раз. Во многих регионах побеждают коммунисты. Хотя выходят указы об оптимизации государственных ведомств, фактическое количество чиновников растёт в геометрической прогрессии. Одновременно с показательными порками в средних и низших эшелонах власти увеличивается отток капитала в зарубежные банки.

- Вот и всё, - произнёс Мим, - выходим на расчётную орбиту.
- Как, всё, - очнулся я, с недоумением рассматривая рыжеватый диск планеты, - разве восемь часов истекли?
- Истекли, Вячеслав, истекли, только на Земле, а в корабле, летящему со скоростью, близкой к скорости света, время измеряется совсем по-другому.

Когда челнок вошёл в верхние слои атмосферы, заметно сбросив скорость в иллюминаторе замелькали нескончаемые рукава кратеров и озёр, разделённых горными цепями. В какой-то момент с полной остановкой и снижением ракеты картинка зависла, предоставляя возможность увидеть планету воочию.
- Двести тысяч лет назад мы разогрели атмосферу двумя ядерными взрывами соответствующей мощности на полюсах. Благодаря им значительная часть льда растаяла, заменив значительную часть углекислоты кислородом. На сегодняшний день разница суточных температур не так критична, как на заре прошлой углеродной эры – днём – плюс тридцать, ночью – пятьдесят мороза. Я не зря произнёс слово «прошлой», так как углеродных эр в истории Марса было несколько, как, впрочем, и на Земле. На Марсе с появлением кислорода и биосреды рождались цивилизации, но потом погибали по разным причинам. Жителей Марса называют марсонерами, хотя семьсот тысяч землян развивают несколько десятков городов на протяжении тридцати тысяч лет. В первые три тысячелетия люди строили ангары с независимой системой жизнеобеспечения, используя специальные скафандры, с появлением жидкой воды и кислорода защита производилась в облегчённом варианте, пока стала окончательно неактуальной. Хотя современный человеческий организм не нуждается в растительном питании, в качестве эксперимента мы выращиваем зерновые культуры и разводим животных.
- А яблоки есть?
- Какие яблоки? – ответил Мим вопросом на вопрос, почёсывая затылок.
- Утверждают космонавты и мечтатели, что на Марсе будут яблони цвести.
- В смысле, плодовые? Особой проблемы не вижу, но возвращение к натуральной пище в долгой перспективе смертельно для человека. На сегодняшний день на Марсе сосредоточена основная научно-исследовательская лаборатория и десять процентов всех межгалактических кораблей.
- Во всех двигателях используются изотопы гелия – 3?
- В галактике Сибаст полторы тысячи лет производят аннигиляционные фотонные двигатели. На каждой новой открытой планете максимально используются местные энергоносители.
В итоге, посадка на Марс заняла столько же время, сколько весь тур, включая лунный экскурс. Красная планета, хотя воочию её в натяжку можно было считать таковой, встретила нас пыльной бурей. Мы надели защитные очки и направились к ближайшему ангару, расположенному вблизи места высадки на марсианский грунт. Каждый шаг равнялся трём земным вследствие небольшой гравитации планеты.
- Какие достопримечательности посмотрим? – игриво спросил я, ожидая увидеть что-либо экстраординарное.
Мим в ответ усмехнулся, увлекая меня за собой:
- В какой-то период земной истории сектор развлечения сократился до минимума, уступив львиную долю человеческой деятельности созиданию и борьбе за доминирование землян во Вселенной. Вы, Вячеслав, теперь один из нас – Центр возложил на вас великую миссию по охране внутренних рубежей.
- Польщён, Мим, за доверие, но мои знания ничего не стоят, и ещё: что подразумевается под понятием «внутренние рубежи»?
- Всё очень просто: начальную часть знаний, так называемую началку, добытую цивилизацией за миллион лет, Центр заложил в ваш мозг, но в силу стремительного развития технологий придётся пройти соответствующие курсы – вы определены в учебный центр АТN – 1408. Теперь отвечу на вторую часть вашего вопроса: внутренние рубежи - это Солнечная система со всеми планетами и спутниками. Граница пролегает за поясом Койпера. В настоящее время идёт кропотливая работа по охране нашей галактики Млечный путь. На этой работе занято всего пять миллионов землян. Если в течение двухсот лет ваша команда оправдает надежды Центра, вас командируют в качестве разведчиков в малоизученную галактику «Страх Персея».
- Двести лет? – я скривился, чувствуя подошедшую к горлу изжогу.
- Что вас так удивляет, Вячеслав - на внутрянке дольше держать не станут - уверяю вас.
Перевоплощение случилось так стремительно и неожиданно, что я даже и не заметил, как оказался в одном из многочисленных классов ATN – 1408 вместе с доброй сотней таких же курсантов. Учебное заведение готовило пилотов кораблей-истребителей, космических разведчиков и специалистов по ремонту боевой космической техники. Курс, куда я был зачислен, состоял из двух частей: недельных лекций по теории пилотирования и двухнедельных практических занятий по освоению ранее испытанных боевых кораблей-истребителей. Курс лекций, в свою очередь, включал четыре дисциплины: устройство техники и уязвимые точки противника, стратегия и тактика ведения боя, системы навигации и связи, жизнеобеспечение и действия экипажа в чрезвычайной ситуации. Практика же включала в себя работу на стенде в условиях, приближённых реальным и учебный полёт к Венере. Лектор прочёл десятиминутную вводную лекцию, после которой нас разделили на экипажи. Курсанты, ведомые Центром, собирались в группы по четыре человека и покидали зал. В конце концов я остался в гордом одиночестве.
- Вячеслав, экипаж ждёт вас в классе номер сто девяносто семь.
Повинуясь внешнему приказу, я покинул зал и пошёл вдоль коридора. На дверях не было номеров, но я точно знал, где меня ждут. У нужного места ноги набухли, точно налитые свинцом. Дверь открылась, приглашая визитёра внутрь. В это время изнутри донёсся звук – кто-то стремительно приближался, в спешке семеня ногами. Судя по звукам, неизвестный объект стартовал из дальней комнаты к выходу, в спешке на пути открывая все двери. Я вошёл внутрь, миновал узкий коридор, который привёл меня в просторный холл. На полу сидел Граф собственной персоной, в углу, за прозрачной перегородкой находились одетые в одинаковую форму Генрих, Брук и Яна. К моему разочарованию, дружная троица не выразила особого восторга в связи с моим появлением. Тем не менее, я бросился к ним, пытаясь проникнуть внутрь прозрачной камеры, но собака схватила меня за штанину и оттащила в соседнюю комнату.

- Вставай, Слав, так всю жизнь проспишь. Не забыл, куда мы сегодня собирались?
Я перевёл полураскрытые глаза с электронных часов на открытое окно: в томном огне рассвета занимался новый день, освежая утренней прохладой и ароматом полевых цветов нашу спальню. Цепь последних событий с фиксацией ключевых моментов молниеносно пронеслась в голове. Яна склонилась надо мной, щекоча лицо золотыми локонами. На этот раз обошлось без изъянов: духовные и физические чувства были настолько ощутимы, что никто бы не стал оспаривать обратное. Как на исповеди, я поведал жене щекотливую историю, Яна же в очередной раз отшутилась.
- Поедем на Мурановский пруд, - заявила она, - там, говорят, хорошая рыба расплодилась, люди мешками таскают.
- Так это ж больше двадцати вёрст – давай к нашему двинем!
- Разве что воздухом подышать, - насупивши брови, парировала Яна, - вон, Сёмка Пименов с женой собирались туда чуть свет.
Хотя Сёмку я знал достаточно хорошо, фамилия Пименов заставила освежить в памяти полученную в космическом грузовике информацию:
- Стоп, Яна! Какое сегодня число?
- С утра было пятнадцатое апреля.
Я вскочил, как ошпаренный, одеваясь на ходу.
- Что случилось, Славик?
Только в пути я успел поделиться с женой:
- Сегодня в девять пятнадцать утра Семён Пименов утонет. Крючок удочки зацепится за корягу, он полезет в воду, провалится в яму и захлебнётся.
Яна трижды перекрестилась, с трудом удерживаясь в люльке мотоцикла:
- Что ж ты такое говоришь, давай заскочим к ним домой…может они ещё дрыхнут.
Я мельком взглянул на часы, приподнимаясь над седлом дедовского «Урала»:
- Они давно на месте, через двадцать семь минут Сёмки не будет в живых.
Пименов заметил нас с противоположного берега пруда и поприветствовал соседей жестом руки. Мой нечеловеческий вопль не достиг цели – мужчина разделся, вошёл в воду по пояс, дал указание жене и нырнул. На моих часах было десять минут десятого. Значит, на всё про всё оставалось не более пяти минут. В тридцати метрах от места назначения мотоцикл застрял, я бегом преодолел финишный отрезок и в одежде бросился в воду. Первая попытка закончилась неудачей, вдобавок холодная вода обожгла кожу, намокшая одежда потянула ко дну. В изнеможении я упал на спину, глубоко вздохнул и мельком взглянул вверх, на небо – тучи собрались в форме, напоминавшей собаку, скудные лучи солнца окаймляли призрачное животное, придавая фигуре особый шарм. Я без труда узнал в ней Графа. Вторая попытка оказалась более удачной, благо тело адаптировалось к водной среде. Сёмкины ноги заклинило между двумя корягами по самые бёдра, на последнем издыхании он вцепился в меня мёртвой хваткой. Я попытался помочь, однако потенциальный утопленник настолько был подвержен панике, что все мои манёвры оказались напрасны. Активные действия под водой без должного запаса кислорода скоротечны и небезопасны. Оставив клок своих волос в Сёмкином кулаке, я вынырнул за глотком живительного воздуха – собака с широко раскрытой пастью нависла так низко, будто хотела проглотить меня. В этот момент бедняга поймал мою ногу и с силой утянул под воду. Ещё секунда и его руки вторично вцепились в волосы, блокируя все мои спасательные действия.

Брук тряс меня за плечо:
- Курсант Вячеслав, очнитесь, что с вами?
Я несколько раз глубоко вздохнул, рыская взглядом в поисках Пименова, но, увы, его заменили курсанты моего экипажа – Генрих, Брук и девушка, удивительно похожая на Яну. Я попытался заключить её в объятия, курсантка же вежливо отстранилась, нисколько не изменившись в лице:
- Меня зовут Фарда. Я – бортинженер боевого космического истребителя XX750.
Вот так состоялась встреча с клоном моей жены. Что касается Генриха и Брука, они не в счёт в силу в силу переформатирования памяти. Они киборги, так же, как и Фарда, неулыбчивые, хладнокровные существа, готовые слепо подчиняться Центру. До боли в сердце было жаль обоих: Генриха за жертву, принесённую на алтарь науки, и Бруклина, бросившегося на поиски своего счастья в неведомые миры. А если разобраться по существу, именно я остался в одиночестве, именно я не смогу делиться сокровенным со своим другом, спросит совета у профессора Генриха и обнять любимую женщину. Исходя из подобного заключения, я поистине испугался, так как не имел права даже распоряжаться своей жизнью, не имел доминирующего права человека – права на смерть.

Экипажу предоставили куратора, отвечающего за конкретную, разработанную Центром программу – мужчину заурядной внешности в стандартной униформе фиолетового цвета. Он коротко представился и без вступления приступил к своим обязанностям. Нам отводилась роль пограничников в составе боевой эскадрильи космической дивизии. Место основного базирования – летающие города Трамбстроп, Конгетвам, Линкси и Стресстрат, находящихся за поясом Койпера.


Cвидетельство о публикации 506087 © Коркин И.В. 30.04.16 19:12