• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр:
Форма:

Государственный терроризм

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Вернуться к теме государственного терроризма Кремля меня побудило дело Александра Литвиненко, потому что именно в этом деле государственный терроризм окончательно перешел на новый уровень — практически реализованного ядерного терроризма. Окончательно — потому что предыдущие угрозы «испепелить» врагов — я имею в виду перемещение Хрущевым ядерного оружия на Кубу, планируемую ядерную бомбардировку Израиля в 1968-1973 гг. или угрозы ядерных бомбардировок США и Турции, исходящие от нынешней российской власти, не были реализованы, а Литвиненко, кстати, отнюдь не первый, реально погиб от радиоактивного полония, добавленного в чай кремлевскими террористами.
В книге «Двойное убийство Сталина» я детально описал историю государственного терроризма в России, связанную с бесконечной чередой убийств «паханами» СССР конкурентов и врагов. Напомню, что разработка ядовитых веществ, предназначенных для террористических акций государства, начались при жизни Ленина. В 1921 году по его личному распоряжению был создан кабинет № 2 или «Специальный кабинет». Эта лаборатория имени Александра Борджиа была учреждена непосредственно при Председателе Совнаркома Ленине. Разработка и использование ядов интенсифицировались в ОГПУ с 1926 года по личному указанию наркома безопасности Вячеслава Менжинского, позже от них и погибшего. Лаборатория отравляющих веществ стала частью секретной подразделения, которое возглавлял профессиональный террорист Яков Серебрянский. «Яшина группа» была создана специально для проведения террористических актов за границей и подчинялась непосредственно наркому Генриху Ягоде, который интересовался ядами вполне профессионально — он был фармацевтом. При Ягоде специальная токсикологическая лаборатория состояла из двух подразделений: химического и химико-бактериологического. При новом наркоме Николае Ежове методы «Яшиной группы» стали применяться для «чистки» на самой Лубянке — 17 февраля 1938 года был отравлен начальник Иностранного отдела НКВД Абрам Слуцкий.
Борджианские акции советских «органов» были официально обоснованы после того, как в далеком 1927 году лично товарищ Сталин продиктовал принятое затем ЦИК СССР от 21 ноября 1927 года Постановление, разрешившее физическое устранение врагов советской власти. Вскоре после этого на Западе были уничтожены чекисты-перебежчики Игнатий Рейсс, Вальтер Кривицкий и Георгий Агабеков.
Наиболее известными «активными акциями» советской государственной Коза Ностры были похищения генералов Александра Кутепова и Евгения Миллера, а также убийства лидеров украинских националистов Евгения Коновальца, Льва Ребета и Степана Бандеры. Российский Эйхман, врач Майрановский не только руководил производством огромного спектра ядов для уничтожения «врагов народа», но лично принимал участие в актах государственного терроризма Кремля, причем его «деятельность» курировал непосредственно нарком внутренних дел.
Павел Судоплатов в книге «Спецоперации» (такой эвфемизм использовали убийцы для обозначения актов государственного терроризма) подробно описал технологию бесконечной череды чекистских зверств, сопоставимых разве что с «художествами» Эйхмана и Менгеле, с той разницей, что нацисты убивали «чужих», а чекисты — преимущественно «своих». По словам самого Судоплатова, «приводили в исполнение смертные приговоры и ликвидацию неугодных лиц по прямому решению правительства в 1937-1947 гг. и в 1950 г., используя для этого яды… Мне известно, что подобного рода акции осуществлялись нашей разведкой за рубежом также и в 60-70-е годы».
В 1954 году на допросе руководитель бактериологической лаборатории того же ведомства академик ВАСХНИЛ Сергей Муромцев, сам убивший не менее 15 заключенных, утверждал, что он был поражен садистским отношением Майрановского к cвоим жертвам.
Лаборатория Майроновского изготовляла снаряженные рицином и другими ОВ крохотные иголки, которые следовало незаметно вколоть в тело жертвы: боль была не сильнее, чем от укуса насекомого, но жертва вскоре умирала, а в организме невозможно было обнаружить следов яда.
Не без помощи ядов ушли на тот свет известный украинский историк, бывший глава Центральной Рады Михаил Грушевский, (он погиб вскоре после инъекции, сделанной в одной из московских клиник). Нельзя исключать, что от яда погиб сам руководитель ОГПУ-НКВД СССР Менжинский, первый секретарь компартии Абхазии Нестор Лакоба, смерть которого санкционировал сам Лаврентий Павлович Берия. По стопам этих жертв пошли заместитель Ежова Фриновский, которому прямо в служебном кабинете ввели яд офицеры НКВД Алехин и Заковский. Существуют веские свидетельства того, что «продукцию» лаборатории Майрановского «испробовали» Надежда Крупская и Максим Горький.
Перебежавший в 1961 году в ФРГ агент Сташинский, принимавший личное участие в «акциях», рассказал о своих террористических актах западногерманскому суду, на котором было вынесено частное определение: главную вину за подготовку покушений германский суд возложил на руководителей советских органов госбезопасности — Ивана Серова (в 1957 году) и Александра Шелепина (в 1959 году). Международная огласка тогда чуть поумерила пыл советских борджианцев, однако террористические операции не прекратились...
В 1958 году с помощью радиоактивного талька пытались убить советского перебежчика Николая Хохлова, которому КГБ поручило убить главу НТС Григория Окуловича и председателя Временного правительства Александра Керенского. Хохлова с большим трудом спасли американские врачи, целый год он провел в больнице. Известна также неудавшаяся попытка отравления Александра Солженицына.
Майрановский лично убил американца Оггинса, тесно сотрудничавшего с Коминтерном, польского инженерп Самета, пожелавшего эмигрировать в Израиль, одного из лидеров украинских националистов Шумского, архиепископа Закарпатья Ромже, выступившего против присоединения греко-католиков к православию. Болгарский диссидент и антикоммунист Марков был убит в Лондоне, где он работал на Би-Би-Си. Жизнь другого болгарского политического эмигранта Владимира Костова, также получившего «укол зонтиком» в парижском метро, была спасена врачами.
Сегодня уже несколько подзабыт тот факт, что созданный Лениным Коминтерн был в ХХ веке не только штабом Всемирной революции, издавшим еще в 1928 году книгу-руководство «Вооруженное восстание», но главным рассадником международного терроризма. Именно Коминтерн готовил кадры террористов для Европы, Америки и Азии. Государственная машина экономила на пище для своих граждан, однако на нужды международного «рабочего» (читай — террористического) движения, средств не жалело. С помощью Коминтерна были обкатаны основные принципы государственного терроризма и накоплен опыт освещения террористической деятельности. То есть впервые в истории подрывная, террористическая составляющая стала одним из основных направлений деятельности государства.
Арабо-палестинские, африканские и латиноамериканские боевики набирались в СССР опыта диверсионно-террористических действий. В «братских странах» живодеры получали потоки оружия и денег, которые шли мощным, нескончаемым потоком. Уже тогда СССР стал оплотом международного терроризма. Более того, лубянские специалисты разработали для подопечных схемы «самоокупаемости»: в Латинской Америке «повстанцы» изготавливали кокаин, а азиатские — героин. Это было большим подспорьем к классическому ремеслу террористов — торговле заложниками.
Еще несколько примеров жертв международного терроризма Кремля: племянник бывшего японского премьера принца Коноэ, офицер японской армии, якобы внезапно умерший от скоротечного тифа; шведский дипломат Рауль Валленберг, спасавший европейских евреев; последний комендант Берлина Гельмут Вейдлинг, внезапно скончавшийся в ноябре 1955 года во Владимирской тюрьме якобы от острой сердечной недостаточности; германский фельдмаршал Эвальд фон Клейст, умерший в октябре 1954 года также от острой сердечной недостаточности (советское руководство не хотело, чтобы этот военачальник вернулся в ФРГ, и, возможно, мстило инициатору формирования казачьих частей вермахта из бывших советских граждан). В 1952 году один из успешно действовавших за границей агентов МГБ Иосиф Григулевич тренировался использовать специальное оборудование для убийства руководителя Югославии Иосипа Тито с помощью распыленных бацилл чумы.
Последним «достижением» изобретательного руководителя лаборатории ядов стала разработка метода отравления через воздушную среду: отравляющее вещество наносили тончайшим слоем на электрическую лампочку, и оно испарялось при ее включении, действуя через дыхательную системы жертвы. О новом методе уничтожения жертв Майрановский докладывал лично Берии. Согласно одной из версий, много лет спустя именно таким образом был умерщвлен в гостиничном номере Анатолий Собчак.
Ну, а как обстояли здесь дела в более поздние времена? Борис Володарский в журнале «The Wall Street Journal» от 7 апреля 2005 года писал: «По свидетельству Александра Кузьминова, бывшего руководителя биологической агентурной сети, который в феврале сего года опубликовал в Новой Зеландии книгу «Biological Espionage» («Биологический шпионаж»), сегодня лаборатория ядов является главным потребителем и поставщиком 12-го отдела Директората «С» СВР, который занимается вопросами биологической войны. Российский президент Владимир Путин в прошлом был руководителем ФСБ и младшим офицером СВР. Продукция Камеры (таково сленговое название лаборатории ОВ) — ядовитые биологические рецептуры и химические вещества — постоянно совершенствуется на протяжении многих лет по мере того, как развитие науки открывает новые возможности, а у лидеров Кремля появляются новые «потребности». Эта продукция является узкоспециальной, приспособленной под каждого конкретного реципиента, чтобы оказать нужный эффект — обыкновенно смерть или вывод из строя — в особых условиях. Но одно условие остается неизменным. Продукция должна отвечать требованию, чтобы смерть жертвы казалась естественной или, по меньшей мере, давала такие симптомы, которые поставят в тупик врачей и следователей, расследующих уголовные преступления. С этой целью Камера определила свою профилирующую дисциплину: сочетание известных ядов в оригинальные и не обнаруживаемые в организме формы».
Известно несколько примеров более поздних отравлений. Так, агент КГБ отравил пищу афганского лидера Хафизуллы Амина, а в марте 2004 года с помощью отравленного письма убрали лидера чеченских сепаратистов Хаттаба.
Евгения Альбац в 1994 г. привела слова начальника Федеральной службы контрразведки генерала Голушко: «Оперативно-техническое управление [бывшего КГБ] включает институты, разрабатывающие специальную технологию и снаряжение для разведки. Оперативно-техническое управление, вместе с дизайнерами и институтами, насчитывает около десяти тысяч человек. Мы также помогаем Министерству внутренних дел». Названная генералом цифра в 10.000 сотрудников впечатляет: в лаборатории Майрановского работало около 20 человек…
Многолетний кремлевский терроризм всегда шел рука об руку с массовым методами уничтожения собственного населения — геноцидом, голодомором, переселением народов, локальными войнами, применением государством вооруженной силы против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости других государств… Причем массовое уничтожение являлось не целью, а средством для достижения цели укрепления власти, безоговорочного подчинения населения.
В.С.Устинов и П.А.Кабанов предложили даже новый термин «тоталитарная преступность» для обозначения преступной деятельности государства по отношению к населению. Под тоталитарной преступностью они понимают «совокупность организованных уголовно-наказуемых деяний, совершенных высшими должностными лицами государства, направленных на ущемление прав и свобод граждан, социальных, религиозных, этнических, национальных групп, политических партий с использованием насилия или угрозы его применения с помощью государственных институтов власти, в том числе права, материальных, финансовых и иных ресурсов государства и его органов в целях сохранения, упрочения личной или групповой власти в государстве или группе государств, а также ее распределения в государственных или межгосударственных органах вопреки интересам общества».
С приходом к власти Путина как бы отмерла идеологическая подоплека международного терроризма, но не сам государственный терроризм, получивший новый мощный импульс. Президенту РФ теракты не только помогли укрепить личную власть и ограничить гражданские свободы общества, но выстроить систему единоличного пользования страной, получившую название «путинизма». По мнению экспертов, террор («мочилово в сортире») буквально усадил Путина в президентское кресло, террор же оказался отличным средством отвлечения внимания от собственной бездарной деятельности. «Такой благоприятной обстановки на основных, для РФ рынках, не было никогда! Столько средств, вырученных за проданное сырье, Россия не получала и не получит уже наверняка! Для любого путинского предшественника, такие благоприятные условия не снились в самом сладком сне! Но гигантские средства были банально разворованы, а терроризм надежно прикрыл всю эту вакханалию». Заблудившиеся войска уже оказались не в Испании, а в Украине, а взрывы в общественных местах стали фирменным почерком ФСБ, как и повсеместное финансирование криминального сброда в Приднестровье, Абхазии, Крыму, Донбассе…
«И все это используется вместо цивилизованных дипломатических и прочих инструментов. Путин решил, что терроризм более эффективен и теперь он перешел к прямому шантажу применением ядерного оружия. Причем, угрожает он ядерным оружием первой и единственной стране в мире, которая отказалась от ядерного оружия. Мало того, РФ имеет обязательство защиты нашей территориальной целостности! Но именно нам он угрожает своей ядерной дубиной. Пожалуй, в истории нет примера такого масштаба террористической угрозы. Это касается того, чем угрожает Путин и как он это делает».
В заключение хотел бы обратить внимание на то, что согласно международной декларации «The Geneva Declaration on Terrorism» от 21 March 1987 г. актами государственного терроризма признаны:
• Практики полицейского государства, направленные против своих граждан: наблюдение, разгон собраний, контроль за новостями, избиения, пытки, ложные аресты, массовые аресты, фальсифицированные обвинения, показательные суды, убийства.
• Доставка государством ядерного оружия на территорию других государств, в их территориальные воды или в международные воды.
• Военные маневры и учения, проводящиеся вблизи границ другого государства и представляющие угрозу его независимости и территориальной целостности.
• Атака вооруженными силами государства целей, которая представляет угрозу для гражданского населения живущего в другом государстве.
• Создание и поддержка вооруженных отрядов наемников, с целью уничтожения суверенитета другого государства.
• Тайные операции разведывательных или других государственных сил, направленные на дестабилизацию или подчинение другого государства, национально-освободительного движения или международного мирного движения).
• Кампании по дезинформации, направленные на дестабилизацию других государств.
• Продажа оружия, поддерживающая продолжение региональных войн и задерживающая политическое решение конфликтов.
• Отмена гражданских прав и свобод, положений конституции и законов под предлогом противодействия терроризму.
• Разработка, испытание и развертывание ядерного и космического оружия, повышающего вероятность геноцида и экоцида, обрекающее бедных на продолжающуюся нищету и все человечество на постоянный страх.
Мы видим, что широкий «спектр» актов государственного терроризма взят на вооружение руководством РФ практически в полном составе…
Cвидетельство о публикации 499320 © Гарин И. И. 25.01.16 15:00