• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Фантастика
Форма: Рассказ

Идальго Семёныч

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

Хорошо-то как Семёнычу с бокалом голландского тёмного пива на заднем дворе собственного дома во Флориде! Росинки на охлаждённой поверхности бокала поблескивают стразами. Сыр аккуратно порезанный темнеет дырочками и дразнит запахом. В тени авокадо прохладно и нешумно. Можно хлебнуть волшебного напитка, закусить сырком и окинуть хозяйским глазом двор. Лепота, если не знать, сколько труда вложено!

Справа под забором банан обещает  щедрый урожай уже в этом году. Около другого забора два каяка и каноэ сохнут, весла в стояках отдыхают. На заборе мишень бумажная, вся в дырах, как дуршлаг. Это внук в стрельбе из воздушки упражняется.  Кучно пули кладёт! Пора пистолет ему купить, американец ведь растёт. А в наших местах без ствола, как без штанов.

Чуть  далее растут укроп, петрушка, базилик и прочая зелень к столу.

Стена дома украшена полками, на которых щедро поблескивают гранями горные породы,  привезенные внуком из летнего путешествия в Калифорнию. Между камнями подвешены черный диск бронзового календаря майя, оловянная лошадь верхом на розе ветров и прочие старинные штучки, к которым Семёныч  питает известную всем друзьям слабость. Правее геологической выставки штурвал с рыбацкой  шхуны весит, а слева дочь горшок с цветами примостила. Красиво, но ни к селу, ни к городу. Пусть пока стоит.

По центру двора стареет  гибридный лимон.  Пора бы и убрать, да рука не поднимается.   Под лимоном  поблескивает маленький бассейн с рыбками. Когда-то мечталось, что рыбки будут золотыми, но не свершилось. То птицы сожрут, то змеи полакомятся, то жена дольёт в бассейн хлорированной воды из крана. А для рыб это смерть, вот и всплыли бедные золотым брюхом к верху. Когда Семёнычу надоело покупать вуалехвостов за бешеные бабки, он, недолго думая, в ближайшем озерце наловил сеткой диких рыбёшек, и те прижились. Ничего их не берёт на радость семье и развлечение гостям.

Двор у Семёныча засыпан мелкой ракушкой, дорожки  выложены разноцветной плиткой,  фонтанчик в бассейне очень к месту – кислород в воду гонит и журчит так сладостно.

Всё как бы по делу, на райский уголок смахивает, а душа ещё чего-то хочет.

Вот дорогая супруга появилась из дома с чашкой кофе. Почтенная вся такая, ладная, в халатике с разрезом, где положено, рядом присела, мизинец красиво от чашки прочь и наслаждается напитком.

– Слышь, Лида, - отозвался Семёныч на её приветствие, –  всё во дворе вроде есть, а чего-то не хватает. Что скажешь?

– Ржавый якорь тебе в задницу не хватает, - заявила добрая, ласковая  жена в стиле «антикварный анекдот», - забодал своими  причудами, всё тебе мало.  Когда успокоишься?

– А, чё? Якорь - это идея. Только не ржавый, а бронзовый. И место подходящее около полок есть, если горшок с цветами убрать.

Лида всполошилась. Знала сволочной характер мужа – уж если что в голову взбредёт, то не отступится. А старинная бронза нынче опять в цене.

– Зачем нам якорь? Я ещё  страховку за твою машину не заплатила, и летом, ведь, собирались в Барселону.

– Да не кипятись, женщина. В бюджет семьи лезть не буду. Разве только слегка.

***

С чего-то надо начинать, вот и ломанулся Семёныч в интернет. Там сейчас всё можно купить. И булавки для домашних надобностей, и железную дорогу – хочешь игрушечную, хочешь настоящую. Короче, всё, что пожелаешь, а такой ерунды, как корабельные якоря, навалом. Нашёл двадцать предложений на якоря  с «Титаника», десять с броненосца «Потёмкин», пятнадцать –  от каравеллы Колумба и даже пять с Ноева ковчега. Всё есть, но цены очень разные. Пластмассовые якоря вполне доступны, правда, вызывают сомнения в подлинности, железные будут ржаветь, бронзовые тоже есть, да цены заоблачные, а Семёныч скандалы в доме не уважает. Ну и решил по этому поводу искать другой вариант. Подешевле. На Чёртову мель, что ли, податься?

О Чёртовой мели ходили нехорошие слухи. Стоял над ней туман в любую погоду и тревожно становилось на душе, когда  ближе к вечеру заставали сумерки рыбака в этих диковатых местах. До обжитых островов вроде рукой подать, да только хрен угадаешь куда плыть, если туман.  И компас в этих местах почему-то врёт. Кроме всего во время сильных ветров, которые ни с того ни с сего тут случаются, над Чёртовой мелью такие злые волны гуляют, что лучше на утлой посудине сюда не соваться. Ну а на крупном судне вообще  делать нечего. Короче, обычный народ в эти места ходить не любил, а вот Семёныч  давно собирался по Чёртовой мели с металлоискателем пройтись. Ведь не зря там компас глючит. Возможные приключения на задницу Семёныча не пугали и даже чем-то привлекали. Такой он был человек.

Металлоискатель у Семёныча имелся – купил на уличной распродаже за доллар. Прибору было лет тридцать. Кожух в лучших традициях былых электронных времён склёпан из металла, индикатор стрелочный, настройка ручная, без всякого программного  выпендрёжа. И весила конструкция  порядочно. Компоновка у этого чуда первобытной электроники была обычной – приборный отсек с блоком питания и торчащая из него метровая разборная трубка. На другом конце трубки – поисковый диск с излучателем и сенсорами. Прибор Семёнычу нравился, но имел один недостаток – не работал. Ну да это дело поправимое. Раскрутил кожух, а там на плате старинные транзисторы, резисторы и прочие милые сердцу пожилого человека полупроводники. Никаких тебе микросхем, чипов и прочих современных премудростей. Собрал Семёныч мозги в кучку, вспомнил,   чему учили в радиокружке дома пионеров, потыкал пробником по контактам и определил сдохшие детали. В магазинах таких уже не найти, но Семёныч притащил из гаража старый приёмник и выпаял подходящую к случаю замену. После ремонта  заработал прибор как новенький и даже лучше, чем китайский такой же мощности, но за триста долларов. А когда Семёныч на поисковом диске заменил окаменевшие от старости резиновые сальники для кабелей на подходящие тефлоновые, то и  вовсе   результатом  остался доволен.

***

Выехать удалось на рождество – большой праздник в этих местах. Прикрепил Семёныч прицеп с лодкой к своему мини джипу и поехал на Черепаший пляж. Там было удобное место для спуска на воду  и от Чёртовой мели недалеко. Народу на пляже, несмотря на раннее праздничное утро, было много. Приехали  семьями, с домашними припасами, удочками, каяками, мангалами и прочим скарбом для отдыха на природе. В воздухе пахло жареными сосисками, подгоревшими куриными окорочками и пивом. Пусть себе гуляют, Семёнычу они не помеха, ему в другую сторону. Спустил лодку, погрузил кулер с бутербродами, лопату, ломик, металлоискатель, запасную одежонку, колчан с пучком флажков на метровых прутиках, спасательный жилет и вырулил в пролив. Один остров минул, второй, за третьим свернул на запад и исчез в лёгкой утренней дымке.

Часу не прошло - к Чёртовой мели добрался, забил в песок длинный штырь, привязал лодку и спрыгнул за борт. Воды было ниже колен,  кое-где по щиколотку -  отлив, значит, случился, как по расписанию положено. Семёныч вытащил из лодки металлоискатель, колчан с флажками за спину приторочил и пошлёпал не торопясь размахивая прибором, как дворник метлой.  В наушниках чего-то там гудело, фонило и вдруг  как запищит! Значит, в песке под водой что-то металлическое  есть. Семёныч вынул флажок из колчана и воткнул в дно мели. Лиха беда  начало – опять сигнал. Семёныч и тут воткнул флажок, а потом один за другим сигналы повалили. Когда флажки закончились, Семёныч, как мужик обстоятельный, вернулся к лодке за куском белого пластика и стал карандашом схему мели с флажками рисовать. Нарисовал, проверил ещё кое-что прибором и крякнул от восторга. Получалось так, что в песке кораблик погребён. Небольшой, с испанскую каравеллу. По центру бим длинный железный угадывался, который  на киль прибивали, чтобы дно защитить и устойчивость посудине увеличить. По обоим сторонам от бима пушки лежат, по носу, похоже – якорь. Значит капитанская каюта с другого конца. Там до хрена может быть всякого интересного, но на сегодня хватит и якоря.

– Пора, брат, пора, - решил Семёныч и бегом за лопатой.

Копалось легко, но края тут же оплывали. Хорошо, что вода совсем отошла и Чёртова мель оголилась. Короче, минут двадцать провозился, пока полметра прокопал и услыхал металлический стук лопаты о что-то массивное. Это был он! Якорь! Корабельный якорь – это тебе не хрен собачий. Тяжелый  предмет! Раскачал кладоискатель находку, подважил ломиком и стал думать, как вытащить из ямы и на лодку погрузить. Тут всё и началось.

Туман стал плотнее, закружил смерчем вокруг и  превратился в вихрь. Где-то недалеко гром прогрохотал, молния блеснула, а из песка стены корабельные полезли и над головой потолком сомкнулись. Кораблик на океанской волне порядочно качнуло, и хохот какой-то нечеловеческий, и крик адский:

- Пиастры! Пиастры! -  потом спокойно так, по-испански, - а этого на рею. Или за борт.

Крепкий был человек Семёныч, на ногах устоял, глаза от водяной пыли протёр и увидел на палубе перед собой здоровенного мужика с попугаем на плече. Мужик одет был роскошно: шляпа треуголкой, сапоги с серебряными нашлёпками, рубашка с кружевами, штаны замшевые золотом обшитые и труба подзорная антикварная под мышкой. Видно, капитан. Лицом  моряк был тоже не плох: бородка клинышком, усы, как у Будённого, нос с горбинкой, лоб высокий с пролысинами. Правда, один глаз чёрной повязкой закрыт  и зубов не хватает, зато улыбка доброжелательная.

Семёнычу даже неудобно стало за свой прикид: трусы семейные,  майка–безрукавка, шляпа соломенная, в левой руке ломик, а в правой лопата.

Попугай почистил корявой лапой огромный клюв и опять за своё:

– На рею! На рею! За борт! За борт!

– Успокойся, амиго, - пощекотал попугая под крылом моряк, снял треуголку, галантно поклонился и представился гостю, - Дон Карлос, владелец и капитан этого судна.

Семёныч тоже не оконфузился, свершил нечто похожее на книксен и подмёл перед собой соломенной шляпой палубу:

– Семёныч, дворянин по жене, электрик в отставке и коллекционер.

– Очень приятно познакомиться, - ответствовал капитан, - вам повезло, у нас сегодня большой праздник, уважаемый, и мы рады вас видеть, Не расскажете ли, что привело столь достойного идальго на мой скромный корабль?

Испанского языка Семёныч нахватался на стройках у мексиканцев, а вот как он древний кастильский диалект разобрал, пусть читатель сам догадывается. Главное, что усёк Семёныч о чём речь идёт и давай оправдываться:

– Якорь мне нужен. Жене обещал. Ну и внуку какой-нибудь подарок к празднику.

– Врёт, - сообщил попугай на ухо моряку, – за борт его, или лучше на рею.

Капитан погладил попугая и говорит:

- Якорь мне самому нужен. Это в вашей реальности корабль в песке зарыт, а в нашей нам ещё путь в Индию открывать.

– Так считай, что уже открыли, - съехидничал Семёныч, - вы на западном побережье Флориды затонули. Отсюда до Индии полдороги осталось, всего один континент пересечь и Тихий океан.

- Да нет же. В нашем времени мы ещё до Ямайки не добрались, - ответил капитан. И постучал пальцем по карте, разложенной на столе. Карта была древней и, как на взгляд Семёныча, далеко не полной.

– Тут остров пропущен. И тут. А здесь целого архипелага нет, и континентов не хватает! – Семёныч вынул из-за уха огрызок карандаша и, как мог, дорисовал Зеландию, Австралию, обе Америки и даже Антарктиду. Пригодились-таки школьные уроки географии.

На капитана рисунки Семёныча произвели потрясающее впечатление:

– Замечательно, дорогой амиго! Я канцлеру говорил,  раз в том направлении птицы летят, значит, есть суша. И одноногий Ринальдо в записке о том же королю писал. Низкий поклон вашим несравненным знаниям океанов, – восхищался капитан, – если всё, что вы начертали - правда, то, похоже, в ваши времена и эти неведомые земли уже открыты?

– Идальго врать не будет!– гордо произнёс Семёныч, - да что там земли, мы уже на Луну слетали и на Марс собираемся!

– Это ж как? Может при помощи китайских ракет? Так ведь дорого, - почесал затылок капитан, - впрочем, если за золотом или пряностями, то можно попробовать. Очень интересное у нас с вами рандеву получилось, а то предыдущий визитёр утверждал, что земля плоская и на трёх китах стоит. Премногим вам обязан.

– Завсегда рад помочь, - ответствовал идальго Семёныч, - я тоже как-то в Неваде заблукал. Хорошо, что индейцы местные встретились, горы там пустынные. Так что желаю удачи, попутного ветра, семь футов под килем и великих географических открытий!

Капитан растрогался до слёз, полез в сундук, вытащил литровую бутыль с ромом и протянул Семёнычу.

– Возьмите, как знак признательности. Вас бы золотом осыпать, но у меня каждый пиастр на счету. Замок мой в Кастилии совсем обветшал, – смутился капитан.

Семёныч сочувственно почмокал губами. У самого забор вокруг дома покосился.   Столбики подгнили, надо бы поменять, а денег в доме не густо.

Однако подарки требуют отдарков, и Семёныч снял с запястья подводные японские часы, которыми дорожил. Да только честь для благородного идальго всего дороже, и мужик вручил свой подарок одноглазому другу! Часы дону Карлосу очень понравились, расставаться ему с гостем явно не хотелось, но корабельный колокол что-то там блямкнул, и капитан стал вежливо торопить:

– Вам, идальго Семёныч, пора уже и обратно. У меня там  на баке команда собралась кока повесить. Совершенно не умеет готовить и ворует. А людей надо как-то развлечь. Рождество у нас. Спасибо за визит, заходите по праздникам. В будние дни у нас нехорошо - страдаем без женщин. А когда солонина кончается, вообще черт знает что творится. Команда звереет. Прости нас, Господи!

– За борт и на рею,- добавила склочная птица, - Пиастры! Пиастры!

Тут стены корабля исчезли, ветер стих, туман стал рассеиваться и возник над Чёртовой мелью Семёныч с бутылью в руке, а также с большими сомнениями в душе. Короче, Семёныч, как положено благородному идальго, прикопал якорь в той же ямке, флажки собрал, в лодку забрался и поплыл себе домой. Кстати, вовремя – прилив начался, а ещё успеть бы устриц на обратной дороге набрать. К рому.

Металлоискатель Семёныч продал, заплатили хорошо – антикварная вещь. И работает!  За вырученные деньги купил в интернете очень похожий на бронзовый и подходящий по размеру якорь с «Марии Селесты». Наклейку «Сделано в Китае» ободрал и пристроил раритет на кронштейне около полок с камнями.

***

Кокаду от автора:

Якорь с Чёртовой мели стырил известный в этих местах браконьер Колян по прозвищу Бандитская Морда. Откопал и домой припёр  - друзьям на зависть и жене, чтобы было с чего пыль вытирать. Редкой дури и здоровья человек, большой любитель ломом помахать, но двух зубов на каравелле лишился и огромный синяк под глазом заработал – попал на будний день.

Вот такая хреновина с петрушкой в наших местах бывает. Приезжайте. Там ещё пушки лежат, антикварная подзорная труба, подводные японские часы и стальной бим под киль десять метров длиной. Будем ждать, поскольку солонина кончается, а гостей не видать. Для корабельного попугая это хреново. Озверевшей команде всё равно - мудрый какаду ты или глупая курица. Им главное чтобы бульон не пересолить.

Пиастры! Твою мать! Короче на рею и за борт!

 

 

 

 

Cвидетельство о публикации 495644 © Рогожников В. Я. 11.12.15 04:33

Комментарии к произведению 7 (9)

  • Savl
  • 20.03.2016 в 00:06

Привет! С призовым местом. Здоровья, удач!

И тебя тоже с призовым местом. Вчера с внуком приехали из поездки в леса на севере Флориды. Гуляли три дня, ловили рыбу,ходили в пещеры, искали приключения на задницу. Нашли, но мелкие и без неприятных последствий. Такие дела. С почтением. Яныч..

Поздравляю с победой! Не первое место, но тоже результат. Несмотря на то, что сам поставил 9, этот рассказ таки больше всего зацепил меня, а снижение балла видимо попытка избежать предвзятости. Утащил в избранное.

Спасибо! Мы с моим попугаем литературных институтов не кончали, поэтому и третьему месту рады. С почтением. Яныч.

Исключительно приключительно!

Спасибо, что вспомнили обо мне и отозвались. Приключение, конечно, выдуманное, но обстоятельства и картинки с натуры. С симпатией. Яныч.

Семёныча, дворянина по жене и электрика в отставке, его же благородство и оставило без якоря, а настоящий коллекционер тут - Колян, не пожалевший зубов и глаза)).

Дорогой Яныч! С огромным удовольствием прочла очередные приключения ваших необыкновенных персонажей, за что премного благодарна и желаю всем вам оптимизма и пополнения коллекции!)) Здоровый юмор всегда вселяет оптимизм и радость.

Новых творческих удач в наступившем году. Л.

Большое спасибо за отзыв. Очень рад, что прочли мой опус. Сами понимаете, что нам живущим далеко за "бугром", ценна связь с любителями родного языка. Другого такого полноценного у нас чаще всего нет. С почтением и симпатией. Яныч.

  • Savl
  • 14.12.2015 в 09:35

Фотографично. Как в гостях побывал. Приятно почитать. Привет от постоянного почитателя !

Спасибо! Рад, что помнишь. Кое что, конечно, из реальной жизни, но что-то и выдумать пришлось на потеху читателя. С почтением.

Чудесно, дон Яныч!

А что, ром устрицами закусывают? Или это мистика? Остальное-то чистейшая правда и документалистика, как я понял. )))

И устрицами тоже, ежели ничего другого Нептун не послал. "Без закуски ром не пей, вредно очень это. И всегда ходи с бубей, если ходу нету". И остальное тоже правда. Я у какаду сверялся. И ещё какаду спрашивал не почтите ли Вы рассказ рецензией? С почтением. Яныч.

А мой наглый ара-какаду спрашивает: "Рецензией "на рее"? Или рецензией "за борт"?".

"На рее" - рецензия в обзоре к данному конкурсу. Безусловно, рассказ будет повешен, вернее, отрецензирован, когда шхуна отбора конкурсных работ пройдет экватор, т.е. скоро.

"За борт" - индивидуальная рецензия, рассказ подается отдельно, обильно сдабривается специями, потом помещается в мешок, к мешку крепится тяжелый груз, команда устанавливает доску на борт, самый сильный матрос выносит тот мешок с рассказом по доске над морем, вся команда поет "двенадцать человек на сундук мертвеца", торжественно поднимают Веселого Роджера, короче, такая рецензия, причина соленых брызг на лице и мониторе, появляется совсем не скоро.

Есть еще одна категория рецензий, этот рассказ, конечно, в нее не попадает, но для очистки совести напомню всем ее название - "ржавый якорь в з...". Там вообще все плохо для здоровья.

Заметьте, не я это все напридумывал, это Валерий Янович так зашифровал в своем рассказе работу лит. рецензента.

Взмахну-ка я лучше шляпой со страусиным пером, а не ржавым якорем, после поклона Валерию Яновичу!

Спасибо! С почтением, Какаду.

Несмотря на "пряную" лексику рассказ очаровательный.

Спасибо! Старался.