• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Мемуары
Форма: Рассказ

ГНОМИК

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста

(рассказ)
Эта смешная история произошла в моем родном санатории «Огоньке». Почему именно в родном? Там люди в белых халатах подняли меня с постели, когда я даже не могла повернуться с боку на бок, научили ползать, передвигаться в «ходилках», а позже пытались поставить на костыли. Нет, в «ходилках»» я не передвигалась, а бегала, ну вот с костылями было намного сложнее.
В тот зимний заезд в нашем третьем отделении лечилась Мустафина Света. У Светки была «незаметная болезнь», так она ответила моему удивленному родителю, когда тот спросил: «Светка, а ты-то что здесь делаешь?» И действительно, с виду она казалась совершенно здоровым ребенком и даже не прихрамывала на свою больную ногу.
Со Светкой в этом санатории я лежала раза три, и каждый раз она была моим шефом, вернее нянькой. Она помогала мне одеваться, раздеваться и следила за тем, чтобы моя одежда была чистой. Светка почти каждый вечер приносила мне свежее платьице. Она останавливалась в дверях палаты, улыбалась и показывала, какое красивое платье выбрала на завтра. Так дома меня одевала мама. Светка длинновяза и худа, ее руки с длинными пальцами и широкими ладонями были очень сильными и всегда придавали мне спокойную уверенность. Я знала, что Светка меня не уронит, не сделает мне больно – я за нею, как за каменной стеной.
Светка была красавицей! Смуглая, черноглазая, свои роскошные смоляные косы она убирала на затылке в аккуратную «корзинку», Большой рот с алыми пухлыми губами оставался полуоткрыт, будто она все время чему-то удивлялась. По вечерам, когда нас укладывали в постели и забинтовывали в лангеты, Светка пела жалостливые песни на своем родном татарском языке. Песни понимала только Султанова Лиля и плакала, по ее слезам мы и догадывались, что в них рассказывается о чьем-то горе. Когда же Светка переводила свои невыносимо «жестокие романсы» на русский язык, мы тоже обливались слезами. Ну, какая же она была хвастунья!
Светка нам пела про одну несчастную девочку, которая ждала своего отца. Она ждала его так долго и так о нем тосковала, что в двенадцать лет от горя сделалась седой. Светка утверждала, что эту песню, кроме нее, не мог спеть никто. Правда, один раз с этой песней попыталась выступить ее одноклассница, но ничего не получилось. Да, да, она не смогла допеть и первого куплета, просто захлебывалась слезами – уж так она переживала за малолетнюю горемыку. Без Светки и её песни не обходился ни один праздник, ни в школе, ни в деревенском клубе.
Светка жила в деревне со своей старенькой бабушкой, и верила во всякую нечисть. В вечерние сумерки она рассказывала нам страшные истории про водяных, домовых и леших. Кроме всего прочего двенадцатилетняя ведьма точно знала, где находится Бог. Где, где, на луне! Однажды она поведала нам душещипательную историю. Давным-давно жила девочка-сиротка, и как-то раз злая мачеха послала ее за водой. Ночь темная, бедной девочке холодно и страшно. Она подняла глаза к небу, с которого падал лунный свет, и попросила Бога, чтобы он забрал ее к себе. Бог услышал ее просьбу, и в тот же миг девочка оказалась на луне. Вот с тех пор люди смотрят на луну и видят там не только Бога, но и девочку с коромыслом. Я столько раз смотрела на луну, пытаясь различить в тёмных пятнах хоть одну человеческую фигурку, но ни Бога, ни девочку с коромыслом так и не увидела. Нет, я не хочу сказать, что Светка нам все наврала. А может, к ней луна другим боком поворачивалась?
С вечера, растревоженные Светкиными рассказами, мы долго не засыпали. Когда все попытки няни и медсестры оставались без успеха, на нас махали рукой, и палата гудела до двенадцати часов ночи. Светка и Оля Грецких были среди нас самые старшие. Закадычные подружки учились уже в четвёртом классе, а мы кто в первом, кто во втором – вот они над нами и коноводили. Девчонки, которые могли самостоятельно ходить, под руководством Светки устраивали вызов домового. Домовой на Светкины заклинания, конечно же, не появлялся, и девчонки решили, что он прятался в стенных шкафах, куда няня складывала постельное бельё, белые халаты ну и тому подобное. Я очень боялась смотреть на эти шкафы и постоянно отворачивала от них лицо, ведь в лангетах-распорках можно лежать только на спине или на животе, если тебя перевернут. Ох, как меня пугали их таинственные дверцы! Мне казалось, что они вот-вот заскрипят, медленно отворятся, и из них выглянет сморщенная волосатая мордочка домового. Да, я была ужасной трусихой!
На этот раз Светка задумала вызвать «черного гномика», но девчонки ее отговорили. Бог его знает, какого зла он может натворить – страшно. Да и если что-нибудь испортит, отвечать придется не ему, а девчонкам, потому что при свете электрической лампы он исчезает. Хитрая бестия вся эта нечисть – удобную позицию выбрала!
По словам Светки, существует два гномика: белый – добрый, и черный – злой. Гномик после Светкиного заклинания должен был выйти из конфеты, как бабочка из кокона, побегать взад вперед по нитке, снова войти в конфету и исчезнуть вместе с ней. Пока гномик бегает, нужно загадать сокровенное желание, мысленно передать это желание гномику, и оно обязательно исполнится. Вот это мне нравится! Я очень плохо разговариваю, а в нужный момент так волнуюсь, что не могу сказать ни слова, так что это маленькое чудо изобрели специально для таких ворон, как я.
Решив вызвать все-таки доброго гномика, Света с Олей привязали конфету к белой нитке, протянули эту нитку между кроватями и крепко привязали ее к кроватным дужкам. Шум в нашей и в смежной мальчишеской палате затих – все ждут появления чуда. Вот, наконец, Светка шепчет свое заклинание.
– Гномик, гномик выйди, выйди!
Шепчет раз, второй, третий, и в каждом из ребят от этого таинственного шепота вспыхивает искра страха и любопытства – во мне только страха. Я панически боюсь причуд всякой нечисти, будь она добрая или злая 
.

         Проходит одна минута, две, но гномик все не появляется. Вдруг слышатся мягкие шаги, будто кто-то шлепает по полу босыми ногами. Неужели он вылез из шкафа? Нет, это страшное "шлеп-шлеп" в палате у мальчишек! Тут и нитка тренькнула, как натянутая гитарная струна. Светка завопила:

 – Ольга, врубай свет! Там сидит кто-то большой, черный и шуршит фантиком!

          – Это домовой, домовой он сейчас нас всех передушит! – вторила ей Ольга и дрожащей рукой искала выключатель.

         При вспышке яркого электрического света, когда еще невозможно раскрыть глаз, случилось… Наш дурачок Сашка Сулимов сидел на полу под ниткой и с удовольствием жевал конфету. Такого здоровяка нитка бы не выдержала!

          – Это ты, олух, как же ты нас напугал! – с облегчением и радостью вздохнула Оля

         Мы взорвались смехом, а из мальчишеской палаты кто-то крикнул:

          – Эй, домовой, или как тебя там, конфета-то вкусная?

Сашка только  запрокинул  свою мордяшку и, щурясь от  света, бестолково засмеялся.  Все хохотали, и он   лопнул, как мыльный пузырь.  Потом преспокойно поднялся с колен, швырнул в сторону пустой фантик и, как ни в чем не бывало, потопал к своей кровати.

          – Хоть ты и нечистая сила, но фантиками сорить нехорошо! – нечайно сострила Светка.

         Мы еще никогда так не любили этого полоумного мальчишку, а Светка еще никогда так не пугалась. Она наконец-то успокоилась и теперь хохотала громче всех.

         На шум прибежали медсестра и няня. Они не стали разбираться, в чем тут дело, а разогнали всех по своим кроватям. Светка получила в штык за то, что прыгала по полу с забинтованной лангетой на ноге Все угомонились Началась спокойная ночь до утреннего подъема, который будет, страшно сказать, в шесть часов утра..

         

Cвидетельство о публикации 495598 © Садкова О. Н. 10.12.15 14:02

Комментарии к произведению 2 (3)

Ольга, прочитала я Вашего "Гнома".

Вполне симпатичная история из детства,

которая в разных вариациях случалась с

очень многими детьми. Пионерский лагерь,

больница, санаторий - не важно, где, истории

про гномиков, черных человечков и т.д. - это всё

такое знакомое, практически родное, вызывающее

теперь, через столько лет, добрую улыбку и теплые

воспоминания.

Единственное мое замечание - у Вас очень неровно

по временам. Они скачут, то настоящее, то прошедшее...

Удачи Вам, Ольга!

"Неровно по времен", когда ставишь глаголы в разные временные формы? Я постаралась это исправить. По-моему, мой рассказ слишком иносказателен, трудно избежать монотонности, когда пишешь от первого лица, от себя. Спасибо, Альфия.

Замечательная история, Ольга Николаевна! Неясно только, а почему они мальчика не заметили, когда он к конфете подбирался? Мальчик большой, толстенький. Из текста его появление непонятно, чуть-чуть деталей не хватило, намеков. Или он заранее спрятался?

В палате же было темно, зимой смеркается рано. Никто по сторонам не смотрел и не мог заметить, кто там ползет - все ждали чудо, каждый в уме держал лишь конфетку, прикрепленную к натянутой нитке. Я думаю, у Сашки получилось все спонтанно, он же умственно отсталый, и ничего планировать не мог. Все дети больны ДЦП, у кого легкая, у кого тяжелая форма. Большое спасибо за отклик. Зовите меня просто Ольга, мне чуть-чуть за сорок, а имя отчества я внесла только для регистрации.

Теперь понятно, Ольга.

Удачи!