• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма:

Лорд Байрон - чичисбей, карбонарий, солдат

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста



Последняя любовь

В силу разных причин знаменитейший поэт покинул свой тесный остров и поселился в Венеции.
Венецианской республики больше не существовало, но город оставался сладострастным и веселым. Байрон имел свой дворец и гондолу, которая каждый день останавливалась у армянского монастыря, где он помогал отцу Паскалю составлять англо-армянскую грамматику. Лорд Байрон был самым богатым человеком в Италии, но заводил себе любовниц из простолюдинок. Последнюю донну пришлось выставить вон. Она порезала себя перочинным ножиком, затем бросилась в канал, откуда была выловлена гондольером. Наконец, на конверсационне у Беноци ему представили графиню Гвиччиоли, урожденную Гамба, совсем молоденькую красавицу с обильными кудрями. Год назад она вышла замуж за 60-летнего сеньора, теперь пора было уже, следуя неписанным здешним законам супружества, заводить любовника. Выйти замуж можно было не думая, но выбор любовника, верного чичисбея - дело нешуточное. В этой стране судили о характере человека не по тому, как он относится к супругу или супруге, а по тому, как он относится к любовнику.
Благородные манеры и тысячи чар пленили графиню. Она стала любовницей поэта и объявляла об этом на всех конверсационах и вечерах. На лето супружеская чета уехала в Равенну, оставив Байрона еще раз влюбленным. Здесь графиня заболела и только приезд лорда вернул ей здоровье. Однажды, найдя дверь на запоре, граф удивился, но продолжал являться к Байрону с вежливыми визитами и катал его в великолепной карете, запряженной шестеркой лошадей. Он даже сдал лорду пустующий этаж своего дворца.
Графиня Гвиччиоли заставила Байрона надеть вышитый мундир, шпагу и вывезла его на бал к своему дяде, маркизу Ковалли. Байрон побаивался скандала, однако все, включая вице-легата папы, были любезны.
Любовники часто катались вместе верхом. Она была наивна, набожна и учила Байрона останавливаться и молиться, когда колокола древних базилик возвещали час Аве, Мария. Шелли нашел благотворным влияние графини и на характер, и на талант поэта. Но Байрон знал, что от него ждут чего-то другого. Нет, человек не должен растрачивать свою жизнь у ног женщины. Тридцать один год, а что он сделал? Он сильно презирал себя среди утех во дворце Гвиччиоли.

Любовь и революция

Гонимый жаждой действия, Байрон готов был отдать жизнь за свободу Италии. Он стал главой равенской группы карбонариев. Правда, карбонариям не нравилось, что лакеи Байрона носят ливреи с эполетами. Лорд отвечал, что эта привилегия дарована им с 1066 года, и велел своим слугам стрелять, если на них нападут.
Хотя правительство арестовало перевод «Чайльда Гарольда» , и кругом цитировали поэму Байрона о Данте как революционный гимн, престиж большого английского вельможи защищал его от полиции. Байрон устроил во дворце Гвиччиоли арсенал на полтораста ружей, в доме появлялись заговорщики. В секретных рапортах австрийской полиции графа Гвиччиоли прямо называли пособником Байрона.
Граф начал находить, что любовник жены плохо воспитан. Он сдал этому иностранцу целый этаж, разрешил выезжать с его женой, а неблагодарный лорд компроментировал респектабельный дом. Муж приказал жене выбирать между ним и Байроном. Графиня возмутилась – с каких пор заставляют жену выбирать? Дело дошло до развода и перешло в папский суд. Такой истории не было в Равенне за последние 200 лет.
Вся Равенна стояла за любовников. Его обожали бедняки. Байрон сам испытал бедность и уважал ее. Он шел на помощь нищите этой страны, раздавая деньги старухам, несущим вязанки дров, жертвовал на церкви и монастыри, расстилал свои ковры перед духовенством в дни процессий.
В конце концов папа утвердил развод. Но церковная власть не позволяла женщине без мужа жить с любовником. Графине было предписанно отправляться к отцу. Гамба, отец и сын, любили Байрона и радушно принимали его в их загородном доме близ Равенны.
Зимой 1821 года Байрону минуло 33 года, а весной неаполитанцы были разбиты австрийскими войсками, восстание жестоко подавлено. Папская полиция не посмела тронуть Байрона, но изгнала семью Гамба. Байрон предложил выбрать в качестве резиденции Пизу.

Аллегра

Накануне отъезда из Англии Байрон, осаждаемый многочисленными письмами незнакомки, согласился провести с ней ночь. Незнакомку звали Клер Клермот. Всоре он встретился с девушкой на берегу Женевского озера. Клер была в компании со сводной сестрой Мэри и ее будущим мужем Перси Бисси Шелли, автором «Королевы Маб».
Тонкий ценитель ума, Байрон пленился живой проницательностью Шелли. Они подружились. Когда шел дождь, Шелли приходил к Байрону на виллу Диодати и оставался там до утра. Всю жизнь Мэри вспоминала эти два голоса: важный и музыкальный голос Байрона и пламенный, резкий голос Шелли.
Клер родила ребенка Байрона в Англии. Шелли просил отца позаботиться о дочери. Кормилица-швейцарка привезла маленькую Аллегру к отцу в Италию. Байрон нашел ее красивой и умненькой, был счастлив увидеть девочку из рода Байронов, хотя и незаконную.
Во время конспирации стало небезопасным держать Аллегру в доме, превращенным в арсенал, перед которым резали среди бела дня. По совету госпожи Гвиччиоли, которая сама была воспитана в монастыре, Байрон поместил Аллегру в монастырь недалеко от Равенны.
В Англию из Италии доходили слухи, что в монастыре даже не топят, а Аллегра, как и отец, страдала приступами лихорадки. Мать умоляла забрать ее из монастыря. Но Байрон не уважал Клер, ее письма приводили его в ярость. Однако, приехавший навестить Аллегру Шелли энергично встал на сторону Клер. Решено было подыскать дом на лето на берегу моря. Но пятилетняя Аллегра уже умерла. Гроб отправили в Англию. Викарий Харроу не разрешил погребать у церкви незаконнорожденного ребенка. И только розовый куст на вершине холма на маленьком кладбище отмечает, где покоится дочь Байрона.

Журнал «Либерал»

По совету Шелли Байрон решил издавать журнал. Ли Хент, писатель и редактор, рекомендованный Шелли, прибыл в Италию из Англии с больной женой и шестью детьми. Они появились как раз в тот момент, когда между слугами Гамба и Байрона разыгралась кровавая драка. Граф Пьетро Гамба, решив вмешаться, также получил удар кинжалом. Госпожа Гвиччиоли пронзительно кричала. Полиция угрожала Гамба изгнать их из Тосканы. Разгоряченные голоса требовали отвести яхту Байрона «Боливар» во Францию или Америку. Байрон наблюдал за всеми со сладострастной невозмутимостью.
Вечером приехал Шеллли и все решил. Байрон должен оставаться в Италии, он должен быть верным журналу, дать поэму для первого выпуска. Шелли успокоил Хентов, поселил большую семью в первом этаже дворца Байрона, купил им мебель на деньги Байрона, уехал по своим делам из Пизы, сел на судно... и утонул.
Какое-то время заносчивые Хенты жили во дворце под охраной великой тени, но дворцовое общежитие поссорило всех. Хента раздражали прихоти Байрона. По утрам, фальшивя, поэт громко пел арии из Россини. Графиня Гвиччиоли, по утреннему в косичках, жаловалась Хенту на грубость Байрона, Байрон жаловался Хенту на ее ревнивый нрав. Сами Хенты недовольны были, что живут на первом этаже, а остальные занимает лорд, что мебель, купленная для них, скверная. Хент с презрением отзывался о «столь мало поэтичном поэте и столь мало величественном лорде».
Наконец, общение прекратилось. У входа в свои апартаменты Байрон поместил бульдога и велел ему не пускать наверх «этих кокни». Деньги на нужды журнала и семьи Хентов вручались через управляющего. Журнал «Либерал» не имел успеха.
Величайший английский поэт, устав от ремесла чичисбея, посиживал с графиней под сенью тощих апельсиновых деревьев и скучал. В монотонности генуэзского существования было так мало ощущений, а он мечтал о великих деяниях. Ему всегда казалось, что он должен был стать политиком или солдатом, но врожденная хромота помешала этому. С меланхолическим интересом он наблюдал за переменными успехами развивающегося в Греции восстания. Старые наполеоновские солдаты, иенские студенты и шведские мистики ехали сражаться за Грецию.

Борьба Греции за независимость

Национальное возрождение Греции началось на Украине. В 1814 году проживающие здесь греки основали тайную революционную организацию, а в 1821 году Александр Ипсиланти, генерал русской армии и природный грек, возглавил восстание Греции за независимость. Повстанцы были разбиты. Во время восстания турки казнили до 80-ти митрополитов, архиепископов и епископов. Патриарх был замучен и повешен. Казненных из низшего духовенства нужно считать сотнями. Сам Ипсиланти оказался в тюрьме, но восстание набирало силу. Из искры возгорелось пламя.

Богословская дискуссия

Въехать в Грецию было нелегко. Несогласия между партиями не позволяли выбрать место для высадки. После Кефалинии Байрон снял дом на острове Метаксата. Каждый день к нему являлись греческие делегации, просили о помощи и получали ее. Ночью он любовался морем, горами, неясной линией греческих берегов и был счастлив.
Единственным приключением на острове Метаксата стала для Байрона богословская дискуссия. Здесь жил некий доктор Кеннеди, религиозный шотландец. Он обещал доказать истины писания также неопровержимо, как теориму Евклида. Один из друзей, встретив направлявшегося на дискусссию Байрона, сказал:
- Я надеюсь, ваша светлость будет обращена.
- Я тоже надеюсь на это, - серьезно отвечал Байрон.
Доктор начал свой доклад. Байрон обещал помалкивать, но на него поглядывали, и он заговорил. Байрон сказал, что получил от матери весьма религиозное воспитание, всегда страстно интересовался вопросами религии, часто перечитывает Библию, знаком со многими работами по теологии. Он всегда уважал искренне верующих, но ему приходилось встречать слишком многих благочестивых людей, которые не следовали своим принципам. То, что зло действует в мире по замыслу творца для испытания сынов человеческих, было для Байрона непостижимым. На свете столько калек. Чем оскорбили они создателя, чтоб заслужить такую жизнь?
Доктор ответил, что вопрос о происхождении зла – слишком обширная тема. Но аргументы Байрона заинтересовали слушателей больше. После его ухода доктор упрекал друзей, что те поддались влиянию титула английского вельможи и славы великого поэта.
Из Лондона, между тем, доходили намеки друзей, что Байрон не слишком-то торопится навстречу героическим деяниям.

В «королевстве грязи и беспорядка»

Миссолунги был греческим рыбачьим городком. Приезд Байрона был встречен артиллерийскими залпами, ружейной пальбой и дикой музыкой. Деньги, которые Байрон дал на Грецию, уже превышали те, с какими Наполеон начал Итальянскую кампанию. Байрону было приятно, что он, обыкновенный гражданин, содержит небольшую армию и флот.
Лорд поселился в довольно высоком здании и хладнокровно оценивал обстановку. Действия греческих повстанцев были разрозненными. Сначала Байрон ждал указаний. Он думал, что едет стать в ряды сражающихся и повиноваться тем, кто знает в этом толк. Потом понял, что сам должен, за неимением таковых, стать командующим, хоть это и не его роль.
Что делать? Самой соблазнительной перспективой было попробовать взять Лепант, лежащий немного подальше и еще не занятый турками. Погода была ужасная, все время шел дождь. Байрон с графом Гамба катались в шлюпке по лагуне, поскольку нельзя было ездить верхом по размытой дороге, обсуждая план войны с Лепантом. Байрон признавался, что не питает никакого доверия к своим отрядам.
При реорганизации сулиотов выяснилось, что в списках значилось много несуществующих солдат. Это обеспечивало предводителям дополнительное вознаграждение. К возмущению сулиотов, Гамба навел порядок в этом деле. Когда намечались последние подробности атаки на Лепант, чуть не половина солдат потребовала офицерских чинов и офицерского содержания. Байрон, который из солидарности сам сидел на солдатском пайке, пришел в ярость. Это был конец кампании, на которую он возлагал надежды всю зиму. 15 февраля он собрал сулиотов и объявил им , что отправляет их назад. Вечером этого же дня с ним случился тяжелый приступ, не похожий на привычную малярию, но на этот раз болезнь отступила.
Восстание сулиотов, беспрестанные просьбы о деньгах, недовольство пайком, угроза чумы, нападение на город соседних племен, - в этом аду Байрон сохранял мужество, но нервы его были напряжены. 9 апреля он получил письма из Англии с хорошими новостями. Подписка по греческому займу достигла 2,5 млн. Можно было организовывать новую артиллерийскую бригаду и походный корпус. В этот день на прогулке с Гамбой он сильно промок под дождем и на этот раз опасно заболел. Неискусные доктора мучили его пьявками и кровопусканиями. Грозный ураган, соединенный с сирокко, помешал вывезти больного из Миссолунги. 19 апреля Байрон, как ему и было предсказано, умер на 37-м году жизни.

Наваринская битва

Британский народ был тронут жертвой и смертью Байрона. В 1827 году в Англии была принята конвенция, поддерживающая независимость Греции. Турецкая сторона отказалась выполнить требования Лондонской конвенции. В Наваринском сражении британско-русско-французская эскадра под командованием английского вице-адмирала Кодрингтона разгромила турецкий флот. Но только после поражения в русско-турецкой войне 1828-1829 годов Османская империя признала автономию Греции.
Cвидетельство о публикации 490458 © Посояр 04.10.15 22:00

Комментарии к произведению 2 (0)

Пушкин тоже жаждал, а принять участие в борьбе Греции за свободу удалось одному из его лицейских приятелей. Честь и слава тем, кто доплыл...

И все-таки получается, что лорд Байрон сражался ( ну или жаждал сражаться) за святое православие, хоть в это и не вникал. Но в истории нет примера, чтоб православные 400 лет угнетали иноверных и вешали ихних мурз. Екатерина Великая, когда принимала крымских татар в свое подданство, сразу пообещала им (и не соврала) веру их не трогать, хотя сколько раз от этих татаро-монголов Москва сгорала дотла.