Голосовать
Полный экран
Скачать в [формате ZIP]
Добавить в избранное
Настройка чтения

СОЛНЦЕ ПЕРЕД ЗАКАТОМ. Глава 4

ГЛАВА 4


Костя догнал адмиральскую процессию, когда та остановилась у вагона. Дюжий носильщик принялся разгружать тележку и на пару с кондуктором таскать вещи внутрь. Адмирал, его супруга, Даша и Образков, став полукругом, наблюдали за их работой.

- Аркадий Евгеньевич, - козырнул адмиралу, подоспевший к ним Костя. – Екатерина Федоровна.

Потом сдержанно поклонился Даше, и вызывающе смерил взглядом Образкова.

- Явился – не запылился, - усмехнулась адмиральша. – Запамятовала, как звать-то тебя?
- Литувинов Константин Николаевич, - отрапортовал, еще раз козырнув, Костя.
- Литувинов? – в задумчивости повторил адмирал. – А ротмистр Щербатов из корпуса жандармов не родственником ли вам приходится?
- Так точно, мой кузен.
- Вот как, - покачал головой адмирал.
- Где же ты, молодой человек, пропадал все это время? – спросила адмиральша.
– Находился в учебном плавании на броненосце «Александр II». На днях вернулся в Петербург. Как только узнал, что вы уезжаете, сразу же отправился на вокзал пожелать счастливого пути и скорого возвращения.
- Скорого не предвидится, - сказала адмиральша. – Болею последнее время, так что домой заявимся не раньше, чем через год.
- Через год? – опешил Костя.
- Раньше врачи не велят, - cказала адмиральша.
- Значит на «Александре II» ходили по Балтике? - еще раз осведомился адмирал.
- Так точно.
- А кто же командует броненосцем теперь? Не Броницкий ли Михаил Александрович?
- Именно так, ваше превосходительство, капитан 1-го ранга Броницкий, - отчеканил Костя.
- Знавал его еще лейтенантом. Прекрасный моряк, - сказал адмирал. - А вы, гардемарин, как вижу, тоже выпускаетесь из Корпуса этим летом?
- Так точно. Через неделю буду держать экзамены.
- Вот и Михаил Леонидович, - он хитро улыбнулся Мишке Образкову, - тоже держит экзамены.
Потом снова кинул взгляд на Костю:
- А куда после производства желаете направиться?
- Буду проситься на 1-ю Тихоокеанскую эскадру в Порт-Артур.
- Похвально, - сказал Брулев и снова лукаво, словно заговорщик, посмотрел на Мишку. – Там нужны молодые офицеры.

Костя слышал, что Образкова зачислят после производства в мичманы на императорскую яхту «Полярная звезда». Теперь он понял, чьими хлопотами Мишке удалось получить подобное направление. «Там, - с иронией подумал он, - тоже нужны молодые офицеры».

- Однако, - адмирал вынул из кармана золотые часы, украшенные фамильным гербом, и справился о времени, - нам пора. Желаю успехов, молодые люди.

И Костя, и Мишка взяли под козырек.

- Ваше высокопревосходительство, можно ли Дарью Алексеевну на два слова, - взмолился Костя, когда адмиральша последовала за мужем.

Она вопросительно посмотрела на него. Потом строго на Дашу, на Образкова, снисходительно улыбнулась и сказала:

- Ну, если только на два. Надеюсь, гардемарин, вы не будете делать никаких глупостей.
- Клянусь, - пообещал Костя.

Мишка Образков, взяв под руку адмиральшу, помог ей войти в вагон.

- Дарья Алексеевна, - взволнованно начал Костя, - Даша...
- Я ждала вашего приезда, Константин Николаевич, - глядя ему в глаза, сказала Даша.
- Вы получили мои письма?
- Да.
- Вы их прочитали?
- Конечно, - ответила Даша. – Много раз.
- Что вы думаете о них?

Даша лукаво улыбнулась:

- Я думаю, что это письма честного, открытого, нежного и очень влюбленного гардемарина.
- Через три месяца меня произведут в мичманы.
- Тогда вы будете влюбленным мичманом.
- Я собирался по возвращению из плавания идти к адмиралу и просить вашей руки. Но совершенно случайно узнал, что вы отправляетесь со всем семейством в Германию. Вы ничего не писали о таких планах.
- Их не было, - ответила Даша. – Они возникли совершенно скоропалительно.
- Вот как? – смутился Костя. – Но почему?
- У нас нет времени объясняться по этому поводу. Поезд вот-вот отправится. Вы сказали, что хотели просить моей руки?
- Да, - ответил Костя.
- Прямо сейчас? - в глазах Даши вспыхнуло любопытство. – На вокзале? В поезде?
- Для меня не имеет никакого значения, где я это буду делать, - решительно ответил Костя. – Но сперва я хочу знать, любите ли вы меня? Готовы ли разделить со мной жизнь в далеких краях?

Даша стала задумчива и, казалось, не слышала последнего вопроса Кости. Она хмурила брови и, словно глядя внутрь себя, решала что-то сложное, не имеющее однозначного ответа.

- Дедушка не даст немедленного согласия, - наконец сказала она. – Вот если бы вы вернулись с войны героем... Ведь там, куда вы отправляетесь, собирается война, не так ли?
- Об этом все говорят, - сказал Костя. – Но вы, Даша, любите ли меня?
- Вы очень милы, Костя, - она расправила морщинки на лбу и кокетливо улыбнулась.
- Есть ли у меня надежда, что вы полюбите меня?

Из вагона вышел кондуктор, а за ним показался Образков.

- Господа, - зычно объявил железнодорожник, - до отправления поезда остается пять минут. Прошу занять места в вагоне.
- Возвращайтесь героем и поскорее, - Даша протянула Косте руку в белой кружевной перчатке. – Но только живым.
- Постойте, - приблизился к ней Костя. – Это вам, - он сунул Даше в руку бархатную коробочку с перстеньком.
- Что это?
- Колечко. Чтобы вы не забывали меня. Я купил его в Риге специально для вас.

Даша колебалась, не зная, принимать ли ей такой подарок от Кости.

- Прошу вас, - сложил он молитвенно руки.
- Хорошо, - она ловко спрятала коробочку в ридикюль и протянула Косте руку. От ее перчатки шел нежный аромат духов «Ночная фиалка».
- О, Господи, - воскликнул Костя и протянул Даше приготовленный букетик фиалок. – Простите, Дарья Алексеевна, это тоже вам.
- Спасибо и прощайте, - сказала она. – Не забудьте, что я жду вас назад героем.

Костя на мгновение припал к Дашиной руке, но она поспешно отняла ее.

Образков саркастически улыбнулся и, взяв девушку под локоть, помог ей подняться в вагон.

- Отправляемся, - объявил кондуктор.
- Я оставил розы в купе, - крикнул Образков, когда вагон начал медленно двигаться. – Летом обязательно навещу. Обязательно.

Даша помахала из-за спины кондуктора букетом фиалок, и Костя почувствовал, что жест этот обращен к нему.

- Прощайте, - крикнул он, устремившись вдоль перрона. – Даша, я скоро вернусь. Ждите.
- Только живым, - послышался ему Дашин голос, тающий в стуке вагонных колес.

Поезд набирал и набирал скорость. Костя, сам не зная зачем, бежал за ним и остановился только, когда платформа закончилась. Он неотрывно смотрел вслед последнему вагону, пока тот не исчез за поворотом у кирпичного здания железнодорожного депо. Сердце отчаянно билось и, казалось, вот-вот выскочит из груди, но на душе было так ясно и радостно, как бывает после майского дождя, смывшего городскую пыль и наполнившего улицы свежестью молодой листвы и ароматом цветущих лип. Костя развернулся и весело зашагал к вокзалу, широко улыбаясь и напевая в ритм шагов:

«Гром победы, раздавайся!
Веселися, храбрый Росс!»

На перроне, там, где еще пять минут назад стоял скорый «Петербург – Варшава», поджидал Мишка.

- Литувинов, - сказал он, - думаю, нам надо объясниться.
- Не вижу смысла, Образков, с вами объясняться.
- Зато я вижу, - с вызовом сказал Мишка.

Костя достал хронометр и справился по нему о времени.

- Я тороплюсь, - сказал он, - так что будьте любезны поторопиться.

Костя видел, как Мишка усмехнулся.

- Хорошо, - сказал он. – Все изложу точно и кратко, как в рапорте.

Однако спешить Образков не стал. Вынул новенький золотой портсигар с императорским гербом и названием яхты «Полярная Звезда», раскрыл его и предложил Косте угоститься.

- Благодарю, - ответил тот, но папиросу не взял.
- Как будет угодно, - пожал плечами Мишка и закурил, продолжая вертеть портсигар в руках.
- Эту безделушку, - сказал он, - мне подарил отец на окончание Корпуса и назначение на яхту Его Величества.
- И что?
- А то, Литувинов, что без хлопот старого адмирала Брулева добиться подобного назначения было бы невозможно.
- Что из этого следует?
- Следует то, что адмирал Брулев заинтересован во мне.
- А Дарья Алексеевна?
- Полагаю, она тоже.
- Я вам, Образков, не верю.
- Господи, Литувинов, насколько же вам промыл мозги этот остзейский дон Кихот фон Вейль. Ну, в самом деле, нельзя же быть таким... – он сделал паузу, - средневековым романтиком. Как-никак двадцатый век на дворе.
- Не смейте, - перебил его Костя, - оскорбительно отзываться о бароне, иначе я при всех ... Говорите прямо, что хотели сказать.
- Ладно, - бросил недокуренную папиросу побледневший Образков. – Я хотел по-хорошему, ведь вы, Литувинов, мне по-своему нравились, и я не хочу ставить вас в дурацкое положение.
- Что за дурацкое положение? – злился Костя. – Говорите, черт возьми!
- Не позже, чем будущей зимой будет объявлено о нашей с Дарьей Алексеевной помолвке. Вопрос решенный. Поэтому адмирал и хлопотал о моем назначении на «Полярную Звезду».
- Вот как? – опешил Костя.
- Именно так.
- Но знет ли об этом Даша?
- Догадывается, - ответил Мишка. – У нее свои интересы, о которых я осведомлен. Кроме того, не она принимает окончательное решение.
- Образков, - Костя подошел к Мишке вплотную, но тот не отступил ни на шаг, - вы все-таки лавочник. Я не верю ни единому вашему слову.

Все еще бледный Мишка самодовольно пожал плечами:

- Ваше дело, Литувинов, верить мне или нет. Этим летом я сделаю ей предложение, и вы увидите, каков будет ответ. А вы, - он деланно засмеялся, - становитесь в Порт-Артуре героем.

Костины пальцы невольно сжались в кулаки.

- Господа гардемарины, - послышался зычный голос кавторанга Зарянова, преподавателя минного дела в старших классах Морского Корпуса. Костя и Мишка обернулись и вытянулись перед ним в струнку.
– Что здесь происходит?

Зарянов в парадном мундире и с молодой дамой, державшей его под руку, стоял перед ними во весь свой гигантский рост.

- Здравия желаем, ваше высокоблагородие, - в один голос приветствовали его Литувинов и Образков.
- Находимся в кратковременном отпуске перед финальными экзаменами. Прибыли на вокзал проводить его превосходительство контр-адмирала Брулева и семейство, отбывших на лечение в Германию, - нашелся Мишка Образков.
- Это после проводов адмирала или его семейства, - усмехнулся Зарянов, - Литувинов такой красный, а вы, Образков, бледнее смерти?
- Никак нет, ваше высокоблагородие, - теперь нашелся Костя. – Просто не сошлись во мнениях на перспективы русско-японского конфликта на Дальнем Востоке.
- Понятно, - опять усмехнулся кавторанг. – Не думаю, господа, что вокзальный перрон лучшее место, для обсуждения подобных проблем.
- Так точно, ваше высокоблагородие.
- Отправляйтесь домой, - сказал Зарянов. – Через неделю встретимся на выпускных экзаменах.

Гардемарины козырнули и, повернувшись кругом, удалились.

Cвидетельство о публикации 488007 © Горбунов В. 31.08.15 05:25
Комментарии к произведению: 1 (0)
Число просмотров: 154
Средняя оценка: 10.00 (всего голосов: 3)
Выставить оценку произведению:

Считаете ли вы это произведение произведением дня?
Да, считаю:
Купили бы вы такую книгу?
Да, купил бы:
Введите код с картинки (для анонимных пользователей):


Если Вам понравилась цитата из произведения,
Вы можете предложить ее в номинацию "Лучшая цитата дня":


Введите код с картинки (для анонимных пользователей):