• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения

Дядюшкин сон: Украина, гражданская война. (Продолжение.)

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Дядюшкин сон: Украина, гражданская война.
(Продолжение.)

Петушков Пётр Семёныч уже несколько лет жил один. Жена умерла в больнице, сразу после операции. Он очень переживал смерть жены. Она была славной хозяйкой, и он жил с ней словно у Христа за пазухой. Оставшись в одиночестве, понял, как трудно быть одному. Теперь всё сам: ходить в магазин, готовить, стирать, убирать квартиру. Трудно, но необходимо. И он с присущей ему фронтовой хваткой взялся за небольшое хозяйство, привык, но давали знать о себе больные ноги. Да и годы медленно накатывались, словно морские волны перед штормом. Но он никогда и никому не жаловался. Всё что у него осталось - это интерес к книгам и политическим новостям, день и ночь транслируемых по телевизору. Читал он всё подряд. Телевизор для него был, что политрук в армии. Да и сам он любил порассуждать на разные темы, словно лектор из общества “Знание”. Так проходила его одинокая мужская жизнь.
Лето было в самом разгаре. И вдруг к юго-востоку Украины стали выдвигаться регулярные воинские части Украинской армии. На глазах у всей Европы, Украинская армия начала боевые действия против Луганской и Донецкой областей. На юго-востоке Украины началась настоящая гражданская война.
Пётр Семёныч, как бывший фронтовик, эмоционально переживал бомбёжку и артиллерийский обстрел городов и сёл Новороссии. Его возмущению небыло предела.
- Что творят, а? Вот, сукины дети! - возмущённо повторял он, понимая, что ничем не может помочь жителям этой части Украины, которые провозгласили себя Новороссами. Где они нашли там террористов? Лупят по мирным жителям из гаубиц и реактивных миномётов “Град”. Настоящие фашисты. Петушков недоумевал, встал с дивана и, прихрамывая (давала знать о себе старая рана со времён войны) нервно начал ходить по комнате не находя себе места. Чтобы как-то успокоить свои расшатавшиеся нервы, завернул на кухню и, заглянул в холодильник. Достал некогда початую бутылку водки и, глядя на неё с тоской, достал рюмку и, плеснув в неё, выпил и смачно похрустывая огурцом, направился в комнату.
После того случая, когда он, не вставая с дивана выпил пол бутылки водки и уснул, Пётр Семёныч стал оставлять её на кухне в холодильнике, решив исключить для себя тот соблазн, которым с лёгкостью можно было снова нагрузиться.
Дожёвывая огурец, Петушков стал смотреть телевизионную программу “События”, где представитель Госдепартамента США Джейн Псаки с глупым выражением лица отвечала невпопад на вопросы журналистов, отчего Петушков крякнув от удивления, вначале рассмеялся. Но чем дальше продолжался этот “юмористический брифинг”, тем больше росло его недоумение. Госпожа Псаки без всякой иронии, совершенно серьёзно стала рассказывать журналистам о том, что природный газ транспортируется по газопроводу из Европы через Украину в Россию. Это совершенно глупое утверждение повергло Петушкова в шок, а хмель, который только-только стал распространяться по извилинам головного мозга, тут же вылетел. Пётр Семёныч не сразу понял, что делать: смеятся или выложить в адрес Госдепартамента США весь свой запас ненормативной лексики? Но всё что он смог сделать - это глубоко вздохнуть, задержать дыхание и тихо, но твёрдо произнести:
- Вот придурки. Расстроившись, поднялся, и досадно махнув рукой, направился на кухню. Там не сдержался и отвесил в адрес Госдепартамента такой не переводимый ни на один язык мира набор крепких слов…, которые могли слышать только гитлеровцы, сидевшие в своих окопах в момент контратаки его роты и то в последний раз. Чтобы успокоить разбушевавшиеся нервы, он вновь плеснул в рюмку водочки, взамен той, которой не суждено было достигнуть цели. И хрустя огурцом, вновь вернулся к телевизору.
- Ну, чем нас снова удивят наши заокеанские умники, проповедники? - спросил Пётр Семёныч с иронией, почувствовав свежий прилив настроения, и переключил на канал “Вести - двадцать четыре”. А там, продолжала стоять таже госпожа Псаки и с наивным лицом девочки подростка при отсутствии, какого либо умного взгляда на вопрос журналиста:
- Откуда в Ростовскую область приезжает огромное количество украинских женщин с детьми?
Ответ её оказался глупым настолько, насколько глупым было её лицо.
- Это совершенно нормальная ситуация для горной Ростовской области. Там чистый и здоровый воздух, поэтому множество людей желает насладиться местными горными курортами. Совершенно серьёзно, ответила Псаки, и кокетливо поправив спустившиеся к глазам волосы, обвела присутствующих, таким взглядом, словно спрашивая: “Не уже ли, вы этого не знали?”
Пётр Семёныч, чуть не подавился огурцом.
- Какие горы, какие горные курорты? Он протопал со своим автоматом ППШ в сорок втором – сорок четвёртом годах вдоль и поперёк Ростовские степи и нигде не видел гор.
- Похоже, она бредит, да и взгляд её не внушает доверия: тупой, в глазах отсутствует, какой либо смысл. Откуда берёт их Барак Хусейнович? Даже в нашей деревне до войны таких баб отродясь небыло, малообразованные были, но глупых и тупых никогда. И это считается мировой гегемон - тьфу. Петушкову стало как-то не посебе, было неприятно и противно слушать весь этот бред.
- Правда, “Бред сивой кобылы”, - усмехнувшись вслух, произнёс он. Надо подсказать нашему министру иностранных дел, пусть отправит к ним в Госдепартамент карту мира крупного масштаба или глобус и школьные учебники по географии. Да, ну и колхоз набрал себе Обама: Саманту Пауэр, Джейн Псаки и ведь где обосновались - Госдепартамент, Совет Безопасности ООН, - снова выразил вслух свои мысли Петушков, - а ведь их самое место у нас в деревне на скотном дворе. Да, какая-то муть царит в их королевстве. От их невежества и мы-то не в почете. Да, трудно, трудно с идиотами общаться. Но то, что Петушков услышал дальше от этой “госпожи” было для него равносильно контузии.
На вопрос:
- Знают ли официальные власти США, что Украинские вооружённые силы бомбят и обстреливают из тяжёлых орудий города и посёлки на юго-востоке Украины? Псаки нисколько не смутясь ответила:
- Мы знаем только-то, что свои же города и посёлки обстреливают сами ополченцы. Петушков открыл рот и долго сидел, уставившись в телевизор.
- Это как? - задал он себе вопрос, после длительной паузы. Это что же, они бьют по своим домам, где находятся их семьи? Да-а, похоже, что некоторая часть населения северо-западного полушария земли, съехало с катушек, - не очень уверенно произнёс Пётр Семёныч, и добавил:
- Да, здесь без пол литра не разобраться. Расстроенный, Петушков вновь поднялся с дивана и побрёл на кухню…
В комнату он вернулся с недопитой бутылкой водки и остатками огурцов в литровой банке. Ставя на журнальный столик бутылку с оставшейся боевой начинкой для внутреннего употребления, Пётр Семёныч решил, что она, как раз сейчас понадобиться для предъявления убедительных аргументов в адрес слабо образованных представителей Госдепа США.
- Это ты такая тупая и глупая только потому, что ты там в своём Госдепе. Если б ты была здесь госпожа - как там тебя? - Псцаки? Я бы с тобой по-другому поговорил, - и он, сжав кулак, слегка стукнул по столу. - Хотя, что мне с тобой…. Была б ты мужиком, вот тогда…, - и он вновь стукнул по столу, - а так…. Пётр Семёныч налил в рюмку водки и, не скрывая своего раздражения, опрокинул в рот.
- Ну, что поговорим? - обратился Петушков, откусывая огурец, к вновь появившейся на телеэкране Джейн Псаки, ведущей, по его мнению, международную юмористическую программу, “Отгадайте, о чём это я?”.
Ещё долго, Пётр Семёныч спорил и возмущался глупым ответам представителя госдепа США, пока не закончилась в бутылке водка. Наконец, потеряв всякую надежду услышать хоть какой-то разумный ответ из уст этой, глупой тётки. Старшина Петушков выключил телевизор, и с досадой махнув рукой, уткнулся головой в подушку…
***
 
Пётр Семёныч проснулся, оттого, что ему очень захотелось пить. Он поднялся со скамейки, на которой лежал и с нескрываемым удивлением огляделся. Старшина Петушков на своём веку повидал всякого, но то, что предстало перед его взором, повергло его в шок. От увиденного, ноги онемели, в голове образовался вакуум, казалось, что голова не принадлежит ему.
Он крутил головой и не мог понять, где он и что с ним происходит?
Напротив, он увидел большую вывеску с непонятными для него огромными буквами - DEPARTMENT OF STATE, за которым стояло большое железобетонное здание.
- Что это, где я? - пытался спросить самого себя Пётр Семёныч. Но никакие мысли в голову не лезли. В голове, старшины Петушкова стоял один шум. Он обхватил голову руками, стараясь заглушить его, но это не помогло.
- Чёрт бы вас побрал! - неизвестно, кого обругал старшина. У него иногда появлялся в голове шум от полученной контузии во время Великой отечественной войны. Но сейчас он подумал о том, что вчера изрядно перебрал с количеством выпитой водки. И это, по его мнению, стало причиной того, что он оказался в незнакомом для него месте. Такое положение, его изрядно напугало, и не потому, что он оказался здесь, а потому, как он сможет теперь выбраться отсюда? Он снова поднял голову и с тревогой посмотрел на вывеску с непонятными большими буквами. В голове снова, промелькнула мысль:
- Где я?
- Что дружище, тяжеловато? - услышал он вдруг чей-то голос. Петушков повернул голову и обомлел, он не верил своим глазам, рядом стоял Мэтью Ли. Да, тот самый журналист, который вынес весь мозг знаменитой на весь мир политической юмористке, официальному представителю госдепартамента США, Джейн Псаки.
- Нет, этого не может быть! - в изумлении воскликнул Петушков. Как, неужели это вы?! - невольно вырвалось у него.
- Да я, дружище. А вы кого ожидали? - с лёгкой иронией спросил Мэтью Ли.
- Кого угодно, только ни Джейн Псаки.
- Неужели вы Русские так её боитесь?
- Ну что вы, дорогой Ли, - сконфузился Петушков и сварливо пробормотал: - “Ну что ж мы, совсем контуженные. Боятся, кого? Просто у меня огромное это, ну как его…, - и он руками показал в воздухе огромный круг и ткнул себя пальцем в область сердца.
- Чувства? - попытался угадать Ли.
- Во, правильно, чувство собственного достоинства. И скажу, не таясь, лично я её призираю.
- А меня? - искренне, спросил Ли.
- Ты извини меня дорогой Ли, но ты хоть и не разделяешь наших убеждений, но рубишь правду матку с плеча и наш народ тебя за это уважает. И правильно делаешь, ты как осинизатор, нравится тебе кто-то или нет, а ты докапываешься до истины…
- А кто такой осинизатор?
- Ну, это человек, который, как у вас мусор из кагатов в мусорную машину вытряхивает.
- Аа, - и Мэтью, вопросительно глядя на Петушкова, почесал затылок. Да, да, ты прав дружище, - в задумчивости пробормотал он. Так вот, - продолжил Ли, - это такая скверная баба, хочу тебе сказать, а тупая…я, - презрительно и с горечью заявил Мэтью Ли.
- Да, что ты мне рассказываешь, Лью.
- Нет, нет, ты послушай. Я её тут недавно спрашиваю: - “Мем, что такое выборная карусель, о которой вы только что сказали?” А она знаешь что ответила, - и Мэтью осторожно оглядевшись по сторонам, продолжил: - “Ну, как я поняла - это жителей и детей Москвы и Санкт-Петербурга привлекали к голосованию, привозили на автобусах в Донецк и Луганск голосовать. Вот это и есть карусель”. Нет, ты, Семёныч, что нибудь подобное, мог себе представить?
- Только восне и то с трудом.
- Вот, - и Ли поднял вверх указательный палец. А она как-никак, официальный представитель госдепа США, а никакой нибудь там мелкий статист на побегушках. Ты думаешь, мне не стыдно? Как там у вас в России в таких случаях говорят: - “Мне за державу обидно”. Не поверишь, иду, каждый день на этот международный цирк и спотыкаюсь. Ну ладно бы настоящий цирк был с настоящим профессиональным клоуном. А то ведь всё перевернули, цирк политизировали, политики в клоунов превратились, несут что попало, обхохочешься. Весь мир смеётся. Вот и ты сейчас, Семёныч, шарахаешься от неё. Состороны посмотришь на неё вроде и баба ничего и посмотреть есть на что, но как начнёт городить, всю охоту отобьёт. Идёшь домой, и ни на одну девку смотреть не хочется. А домой придёшь и жена не в радость, а под утро она тебе выговаривает: - “Тебе лечиться надо, ты уже импотентом становишься”. Вот так за целый день насмотришься, наслушаешься всякой дури и точно импотентом станешь. Так недолго и жена из дома выгонит.
Петушков с болью в душе слушал исповедь известного на весь мир журналиста и не знал, чем ему помочь? Ему было жалко его.
- Да, эта их пресловутая “демократия”, до добра не доведёт, что-то они сами от неё не в восторге, - с горечью подумал старшина Петушков. И просебя подумал: - Хорошо, что у нас таких клоунов нет, а то ВВП упало бы до плинтуса. Слушай Лью, а что же вы всем вашим журналистским сообществом не напишите письмо Обаме: - “Так, мол, и так, дескать, что же это товарищ Псаки, позорит на весь мир наш госдепартамент, превращает его в цирк, и сама выглядит клоуном”.
- Э-э, Семеныч, о чём ты говоришь, наше письмо в лучшем случае дойдёт до руководства корпорации, а потом последуют увольнения.
- Ты меня, конечно, извини, Лью, но вот смотрю я на вашу образованность в кавычках и с удовольствием вспоминаю наше советское образование, фору мы вам давали, досих пор наверно аукается. А? А сейчас и мы дураки, взяли вашу форму образования и к себе перенесли. А теперь вот и сам с тобой здесь сижу и думаю: - не приведи Господи и нам таких клоунов по вашей программе выучить.
- Нет Семёныч, ты насчёт своих не переживай. Правильно говорит ваш известный сатирик Задорнов, правда я его не очень люблю, но в этом он прав: “Вас русских никому не переформатировать”. У вас совсем другой склад ума - это на генетическом уровне.
- А ты-то, откуда знаешь про Задорнова, Лью и потом, чё это ты его не любишь?
- Э-э, дружище, я же журналист и ещё этот осини...
- Осинизатор.
- Во, во. И должен влезать куда надо и ненадо. А Задорнова-то? - и Лью машинально почесал себя за ухом. А чего он нас тупыми придурками обзывает? Чё, в русском языке других слов не нашлось?
- Да, здесь я с тобой согласен в русском языке много разных слов. Но видно ни все слова подходят к правильному определению вашей идентичности. Ладно, я сним поговорю, - фамильярно похлопал Петушков по плечу Ли. Слушай Лью, я слышал в новостях, Псаки в декрет собралась. Это так?
- Да, и что из того?
- Ну как же, кто ж теперь мир-то смешить будет? Вот скукота начнётся. Ни поржать, даже выпить причины не будет, а уж посудачить водворе о ней самой, забивая при этом козла, ну совсем весь спортивный интерес пропадёт. Неужели у вас замены не найдётся?
- Обижаешь Семёныч. Не внимательно смотришь новости.
- А что такой? - с робким удивлением проговорил Петушков.
- Такой человек в госдепе уже есть. Ты, когда нибудь выступление Мари Харф слышал?
- Нет, видать пропустил.
- А напрасно, но ничего, теперь будешь каждый день её видеть и слушать.
- Что и она такая же? Мэтью, молча, кивнул головой.
- Неужели? - Мэтью молча, развёл руками.
- Как у вас в России говорят: - “Одного поля ягодка”.
- Даже не знаю, как и сказать тебе, Лью, толи выразить соболезнование всему вашему госдепу, толи проявить несказанную радость. Сам выбирай, что тебе подуше.
- Так ты ж Семёныч, только сейчас сам горевал, что с уходом Псаки начнётся скучная жизнь.
- Э-э, Лью, так-то ж я о себе беспокоился, а теперь вот о тебе подумал. Нам-то, что горевать. Это у вас проблема.
- Да, проблема. Вот я сейчас подумал, были б мы с вами друзьями, отправили б мы её к вам в Россию на переподготовку, может и ничего, всё и обустроилось бы в наших международных отношениях. А, как ты думаешь, Семёныч?
- Да так-то оно так, - с задумчивостью почесал свой затылок Петушков. Может всё и срослось бы, но санкции, понимаешь ли. Ведь Барак Хусейнович ничего умнее придумать не смог кроме санкций. А наш Президент, он ведь ни пальцем деланный. Если вы нашим политикам запретили въезд, то мы-то, зачем будем брать к себе невеж и недоучек у нас у самих их хоть пруд пруди.
Мэтью Ли в знак согласия молча кивал головой. Петушков, чтобы поддержать уважаемого им журналиста, часто и глубоко вздыхал и с сожалением, искоса поглядывал на него. Мэтью выразительно взглянул на Петушкова и вдруг предложил:
- Слушай, дружище, а не пропустить ли нам с тобой по две порции виски за встречу и дружбу, а!
- А что, мы же при встрече с вами на Эльбе в сорок пятом то же пили и виски и водку. Только я вот денег с собой не взял, не думал, что сюда попаду. Даже носки не успел одеть, - и Пётр Семёныч по простецки задрал порчины брюк.
- Ничего, дружище ни переживай, я плачу. И встав со скамейки, они направились в ближайший ресторанчик. У стойки бара Петушков с восхищением озирался, разглядывая интерьер и посетителей ресторана. Но особенно его внимание привлекла почти обнажённая девица на подиуме.
Держась за металлическую трубу, торчащую из пола, она изгибалась, словно змея вокруг трубы. Петушков замер, дыхание остановилось, он судорожно стал хватать ртом воздух. Мэтью заметил и сунул в его руку бокал с виски. Старшина Петушков машинально поднёс бокал ко рту и, глотая спасительную для него влагу, закашлял. Мэтью не раздумывая, дружески хлопнул его по спине и… Пётр Семёныч, проснулся.
Петушков резко поднялся, и сел на край дивана. Разглядывая комнату, он не сразу понял, что с ним произошло.
- Где это я был? - удивлённо вслух спросил Пётр Семёныч. Неужели опять сон приснился? Похоже на то. И только сейчас заметил стоявшую на журнальном столике бутылку водки. Он взял её и посмотрел на свет, бутылка была пуста. И, простодушно усмехнувшись, сказал:
- Ну, товарищ Псаки, ты своей “образованностью и мировоззрением”, ни одного мужика уложить сможешь …. Пётр Семёныч встал с дивана и, взяв пустую бутылку, побрёл на кухню.
 
25. 03. 2015 г. г. Торжок. Жарников В. В.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Дядюшкин сон: от Мамая до майдана.
 
Пётр Семёныч Петушков встретил новый две тысяча пятнадцатый год с надеждой на перемены к лучшему.
Встречи в Минске четырёх президентов, вселяли надежду на скорейшее завершение военного противостояния на линии соприкосновения между ополченцами и Украинскими вооружёнными силами. Это, по мнению многих политических обозревателей, было бы вполне достаточно для начало мирного процесса с обеих сторон. Вооружённые силы ДНР и ЛНР отвели свои войска с передовой в самый короткий срок. Украинские же войска, как всегда, делали вид, что отводят. Переводя бронечасти с одного места на другое. Все эти махинации с передислокацией украинских частей справа налево, не замечал никто, ни в Европе, ни в Америке. При этом нагло обвиняли руководство Донецка и Луганска в несоблюдении и не выполнении Минских договорённостей.
- Ах вы, черти! - негодовал старшина Петушков, как только слышал в новостях украинского телевидения такие обвинения. - Как у вас только язык поворачивается, ну вовсём ополченцы виноваты. Одни только вы белые и пушистые. Чтоб на ваших языках бородавки выросли, - продолжал неиствовать Пётр Семёныч.
Cвидетельство о публикации 485046 © Жарников В. 16.07.15 11:55

Комментарии к произведению 2 (0)

Спасибо Петр за совет. Но не вижу в этом смысла, все лежит на поверхности. Рассказы эти, написаны с ныне здравствующего персонажа, который проживает в обыкновенной "хрущевке",которому восемьдесят восемь лет и,который в отличие от вас, отлично разбирается в сложившейся ситуации вокруг Украины. А вот вам бы, действительно не мешало бы побывать там. С уважением автор.

знаете, автор, вам бы очень не помешало прокатиться в Донецк и область. В качестве "писательской командировки". Дурь из головы, называемую в наше время "стёб", очень хорошо такая поездка выбивает.