• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Быль
Форма: Рассказ
Из "Новейших записок охотника"

Гуляевский черт

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Конец апреля, весенняя охота на подсадную. Я и мой двоюродный брат Юрий сидели в шалаше на берегу безымянного озера в Торопецком районе Тверской области недалеко от деревни Гуляево и тщетно ждали селезня, развлекая друг друга разными историями.

― Там, на Сахалине, полно медведей. Вот, скажем, какая-нибудь помойка лесная. Метров двадцать на тридцать. Подходишь к ней, а оттуда – фыр-фыр, медведь весь взлохмаченный, как черт какой выскакивает! Но мясо у всех червивое. От мусора что ли? Местные только шкуру берут и желчный пузырь, ― брат Юрий достал синюшными пальцами сигарету и закурил.

― А еще я там видел старуху. Местная. Аборигенка, значит. Сухонькая такая, невзрачная. Так вот, профессиональная медвежатница оказалась. Всю жизнь одна на медведя ходила.

Апрель в том году выдался очень холодный. Было так холодно, что вода в пластиковой бутылке покрывалась слоем игольчатых льдинок, а у нас зуб на зуб не попадал.

Наша подсадная по имени Даша все время вылезала на сухое место, нервно отряхивалась и норовила спрятать голову под крыло. Все это она проделывала молча. Впрочем, так же молча, она проводила и короткие мгновения в озере, когда удавалось ее туда загнать.

От холода нас одолела лень, и вместо того, чтобы выбраться из шалаша и перевязать Дашу подальше, мы швыряли в несчастную кряковую сосновыми шишками, загоняя обратно в воду.

― Ты, Юрка, брешешь! Чтобы женщина на медведя? Да ни за что не поверю! ― Я распрямил затекшую левую ногу.

― Точно! Она, между прочим, девяносто девять медведей добыла!

― Ха! У тебя что: боязнь круглых цифр? Почему же не все сто?

― А потому, дорогуша, что у сахалинских аборигенов такая примета: кто сто медведей убьет, тот сам сразу окочурится, ― Юра разболтал лед в бутылке и сделал большой глоток. ― У-уф, ледяная!

― Какие-то Сыновья Большой Медведицы, а не охотники.

― Кто их там разберет. Может и так, но сила в них есть. Старухе той аборигенной, между прочим, уже восьмой десяток шел. И охотилась она всегда без ружья.

― Трепло ты, Юрка!

― Я трепло? Вот в Москву вернемся, я тебя со своим приятелем из Южно-Сахалинска соединю, он все подтвердит! Денег на телефонный звонок не пожалею!

― Ладно, не кипятись! Расскажи-ка лучше, как же это она без ружья столько медведей добыла?

Мне стало очень интересно, как двоюродный брат выкрутится на этот раз. Конечно, с фантазией у него все в порядке, но уж больно неправдоподобную охотничью байку он рассказывал. Похоже, загнал себя в тупик.

― Погоди-ка, ― Юра взял шишку и кинул ее в утку. ― Кыш! Будешь ты голос подавать когда-нибудь или нет? Тьфу на тебя! Этот Витька совсем избаловал подсадную.

Витька ― добрейший и славный мужик, у которого мы взяли утку. Он действительно очень дорожил этой "мадам", кормил ее исключительно белым хлебом с молоком, по вечерам приходил к ней в сарай и что-то мурлыкал, поглаживая перышки на спинке. Витька строго настрого наказал нам беречь свое сокровище. А мы в нее шишками…

Между тем Даша покосилась на обидчика, встрепенулась и нехотя сползла с прибрежной коряги на воду. Но опять не издала ни единого звука. Просто медленно плавала кругами.

― Тьфу, зараза! ― брат сунул ладони подмышки, немного помолчал, глядя куда-то в утреннюю озерную дымку и медленно начал рассказывать.

― Так вот, слушай же, Фома Неверующий. У бабульки той такая самодельная кираса была. А еще шлем. Да. На грудь, спину и голову все надевалось. Типа доспехи. Да. Все железное цельнокованое. Тяжелое! Я еле-еле от земли эту амуницию оторвал. Да уж! А она, щуплая такая, в таких доспехах запросто по лесам шастала за зверем! Говорила, что за сутки тридцать-сорок километров наматывала. Вот так-то!

Брат опять замолчал, и перевел глаза на густой лапник, которым мы отгородились от воды. Чувствовалось, что Юра мучительно ищет продолжения истории. Но вот улыбка тронула его замерзшие губы.

― У нее на этой кирасе два таких рога были. Справа и слева. Сантиметров по пятьдесят, а то и все семьдесят. Там, где груди. Тоже кованые, рога эти, как и все доспехи. Отточенные. Очень острые. Каждый в двух местах изогнут. Как растянутая буква "s".

― Ну и что?

― А то, что именно рогами она медведя заваливала.

― Как это?

― Выходила прямо на зверя. Раздразнивала его, подходила вплотную, наклонялась немного, голову на грудь опускала. А разозленный медведь ее лапами обхватывал, голову в пасть забирал. Но ведь у нее шлем, не прокусишь! В этих медвежьих объятьях она недолго была. В какой-то момент делала два резких поворота корпусом и протыкала своими грудными рогами медведю сердце. Он падал замертво. Оставалось только тушу разделать…

― Ох, ничего себе!

― Опять не веришь? Ну, точно, из Москвы будем звонить на Дальний Восток…

― Да нет! Я не об этом. Гляди, гляди! Гляди на Дашку.

Наша подсадная явно забеспокоилась. Она теперь быстро плавала малыми кругами, часто вздрагивая всем телом, и косилась на воду. Что-то там, в глубине, очень пугало утку.

Вдруг водная гладь в полутора метрах от нашей подсадной словно вздыбилась, и, протыкая утренний туман, на поверхности появились два изогнутых зеленоватых рога с белесыми концами. Казалось, что они выкованы из какого-то металла, но от старости позеленели и покрылись лохмотьями.

― Смотри, Юрка, почти такие, как ты описывал! ― только успел сказать я, как рога, оставляя на воде две строго параллельные полоски исчезающих пузырьков, направились к Дашке явно с нехорошими намерениями. Утка захлопала крыльями и прямо-таки заверещала.

"Все-таки подала голос. Хотя, лучше бы молчала, чем так противно вопить", ― успел подумать я.

― Ведь утащит! Спасай подсадную! ― заорал Юрка и швырнул почти полную пластиковую бутылку.

Бутылка шлепнулась рядом с уткой, подняв огромный столб брызг точно перед этими странными рогами, которые сразу же резко затормозили, потом остановились, а потом и вовсе также беззвучно ушли в глубину.

Мы вытащили подсадную на берег и внимательно осмотрели. Никаких повреждений не было, однако мы решили, что больше охотиться нет смысла, все равно холодно и Даша слишком молчалива, поэтому быстро собрались и пошли в деревню.

Почти всю дорогу словоохотливый балагур Юра молчал, и только на мостике перед самой околицей глухо пробурчал:

― Мистика какая-то! Ведь такого не бывает, чтобы рассказал, и сразу сбылось. Слушай, а ведь эти рога не очень большие были? А?

― Ага… ― я вспоминал происшедшее, силясь найти простое и понятное объяснение. Но тщетно…

Когда мы, сидя в избе и отогреваясь горячим чаем, рассказали обо всем Вите, то он заохал и запричитал.

― Ох-хо-хо! Это ж наш Черт был. Мог запросто мою Дашуню слопать! Но ведь он по весне раньше не появлялся. Вот гад! За мою Дашу ответишь! Я тебя обязательно поймаю, кто б ты не был! Не посмотрю, даже если поганый какой.

Оказывается, уже года три как в местном озерке стали пропадать домашние утки. Некоторые считали, что балует какая-то крупная рыба, другие грешили на ондатру, однако никто не мог объяснить появление тех странных плавающих рогов, хотя и видели их многие рыбаки, промышлявшие ловлей хищника на живца. А местные женщины стали опасаться по утрам полоскать в озере белье, объясняя все появлением нечистой силы…

Но на следующий день нам уже надо было отбывать. Так и не разгадав загадку, и не добыв ни одного селезня, мы уехали лишь с семью вальдшнепами на двоих. Тот неудачный из-за погоды сезон весенней охоты закончился.

Потом для меня наступило душное городское лето. И опять была Москва с ее бешеным темпом жизни, и многочисленные житейские проблемы, и тоска по природе с ее вечными загадками.

Перед открытием летне-осенней охоты мне позвонил брат Юрий.

― Послушай, ты помнишь те плавающие зеленые рога?

― Какие еще рога?

Конечно же, я уже почти все забыл. Дела, заботы.

― Ну, помнишь, на подсадную охотились в Гуляево? Холодно еще было, жуть, сидели, байки травили, а тут эти рога из воды и прямо к утке…

― А, да-да! Ты еще тогда бутылку в них швырнул, ― и загадочная быль, совпавшая с рассказом о старушке-медвежатнице, сразу же всплыла в памяти.

― Точно. Так вот, мне Витька, ну, тот деревенский хозяин подсадной, письмо написал. Знаешь, что это за озерные рога были? Витька пишет, что поймал здоровую щуку. Килограмм на шесть. Так вот, когда вытащил ее, то на спине те самые рога увидел. Зеленые, в водорослях все, а кончики белые, костяные. Ему поначалу даже страшно было к ней прикасаться. Но потом ничего, пообвык, разделал рыбину, разобрался, что у нее с анатомией. Оказывается, какая-то хищная птица охотилась на рыбу и закогтила эту щуку. Но то ли щука оказалась сильнее, то ли птица больная и ослабевшая, но рыба ухитрилась пернатого хищника утащить под воду. Там, в глубине, птица задохнулась, тело ее со временем сгнило и отвалилось. А лапы в спине у щуки остались. Они потом мясом обросли, ну, там, водорослями почти все покрылись, только кончики обломанных косточек белеть остались. Вот так и плавала та щука с лапами в спине. Черт чертом! Местных жителей пугала. Да и нас с тобой озадачила…

Я сам то письмо не читал, больше в Гуляеве не был, двоюродный брат мой фантазер необыкновенный, но ведь чего только на свете не бывает! Особенно если часто на охоту ходить.

Могу добавить только, что те рога, плывущие по озеру в утренней дымке, видел своими собственными глазами. Чтоб мне четыре раза промахнуться по одному и тому же селезню!
Cвидетельство о публикации 484205 © Логинов В. А. 01.07.15 21:40

Комментарии к произведению 13 (24)

Мистификация.

Прочитал с удовольствием и вспомнил детство, когда дед с отцом с охоты приходили. Дед выписывал альманах "Охотничьи просторы" и журнал "Охота и охотничье хозяйство". Вот где я начитался охотничьей прозы. В основном, любительской, но классика там тоже была. А сейчас как-то нет времени и сил туда заглянуть. Там было много сюжетов а ля Мюнхгаузен. Кажется, Черчилль сказал: "Никогда так не врут, как перед выборами, во время войны, и после охоты".

Спасибо за отзыв, Вадим.

Надо же, у меня тоже дед был заядлым охотником. Тот же альманах был любимым чтением, а мне был прописан Виталий Бианки и Пришвин. Наверное, вкус к литературе и любовь к байкам оттуда, из детства пришли.

Удачи Вам в творчестве!

Мне нравится, как Вы пишите, стиль насыщенный, густой, ассоциативный, при чтении у меня часто такое впечатление, что работают оба полушария. Как-то органично воспринимаются Ваши тексты.

Когда я работал в Институте геронтологии АМН СССР, мы в исследования включали сотрудников в качестве контрольной группы. У меня оказалась самая правильная электроэнцефалограмма.

К счастию моему, прочитал от начала до хвоста. Что бывает в интернете редко. Хорошая, классически воспринимаемая проза. Есть некоторые малые стилистические слабинкии, где-то вначале рассказа, но, на мой взгляд, автору я могу и сам намекнуть на погрешности в личке.

Спасибо!

Спасибо, Артур! Я знаю о неточностях, сейчас бы все по-другому написал. Хрен с ним, с этим чертом, пусть висит непричесанным!

С праздниками Вас!

И удачи во всем!

Рад весточке от Вас!

Василий Анатольевич, я очень рад, что буквозрею Вас! Простите, что не ответил Вам в личке, но был в "бане" - не мог отвечать. Очень благодарен, что Вы есть,и желаю здоровья и долгих лет!

Главное, что Вы выплыли в этом скорбном море! Чудесно!

Спасибо Вам! ( не выплыл ещё, барахтаюсь)

Теплая байка! Вы умеете передовать наследственные произнаки литературы Рассказа красиво и по Чеховски "незаметно"

Благодарю.

Это старая вещица, тренировочная.

Вспомнилась действительная история бурятского писателя Жигжитова-автора замечательного произведения: "Подлеморье". Так вот встретился он с медведем - шатуном. Медведь встал на дыбы и стал его заламывать, да еще и скальп едва не снял с охотника. Пришлось будущему писателю сунуть ему в пасть собственную левую руку, что и позволило другой рукой вонзить охотничий нож в сердце опешившему от неожиданности зверю. Жигжитов с тех пор, разумеется после излечения, стал писателем и в черепе носил искусственную вставку (Это рассказывал мне его сын) А историю с медведем поведал Рытхэу в предисловии к книге. По поводу же рассказа, повеяло прекрасными рассказами Ивана Сергеевича. Ау Тургенев- где ты?

байка отличная, прочитала с интересом)

правда не поняла, каким боком тут животные действуют как люди, если на конкурс...

Вам не угодить. То у Вас женщина не человек, то саламандра не животное, то щука с когтями не черт. Черт, между прочим, всегда антропоморфен, то есть, внешне сходен с человеком. Есть, конечно, отличия (рога, копыта, чрезмерная волосатость, пятак и т.д.), но в целом, согласитесь, схож с человеком. Отдельные дамы даже ухитрялись переспать

с ним (Солоха, Розмари и другие). Да-с... А Вы, мол, не соответствует... Вот мысль вопросно-философическая пришла, благодаря Вам, вернее благодаря Вашей аватарке, а пытался ли кто-нибудь с щукой переспать? Вот уж это фурриада так фурриада будет! Или фуррибаба? Или фуррибабаптицощук? )))

классная байка) с удовольствием прочитала, согласна - это ПД

Спасибо, Хельга! Спасибо, Лу!

От лысого медведя, не Балу! )))

:)

Когда-то будучи подростком очень любил подобные истории. Потом как-то увлечение забылось. Сейчас с удовольствием прочитал, как некий голос из прошлого.

Это свидетельствует о том, что Вы молоды душой. Хороший сочинитель должен быть немного наивен, как наивна малоопытная юность. Творчество опирается на романтическое восприятие мира и полудетское восхищение его красотами. Творческих Вам удач! Спасибо за комментарий!

Зацепило. Прочитал с огромным интересом. Сегодня шел мимо озера, вспоминал Логинова и вздрагивал. А баба, которая на медведей ходит, я думаю, очень интересная женщина. Познакомится бы )

Ну Вы, батенька, и экстремал! Она же старая была, да еще агрессивная! С отточенными лезвиями на месте отвисшей грудной экспозиции! Как минимум, оцарапаетесь! А поговорить, кроме медведей, с ней не о чем. Или Вы - медведь? О, ужас, мне, ужас! Уже медведи слононорковые читают! )))

Спасибо за комментарий!

Удачи нам!

99 ведмедей на одну щуку? Верю! Василий Анатольевич, Вам верю, а ведь Даша, должно быть, узнала птичьи ноги. У нас в деревне тоже есть охотница, играет на балалайке и дома у неё вместо собак живут медведи. А бельё ей стирают еноты. Главное - вовремя отобрать и унести с речки, не то усердие победит вещички... После Вашего прелестного рассказа мне хочется одеться в походную одежду с большими карманамиЗАЧЁРКНУТО рогами или обзавестись электрошокером, взять рюкзак, компас, сухой спирт, запас соли и спичек - и в тайгу!

Сухой спирт - фигня и баловство, в тайге лишнее. Только мокрый, под него байки хорошо идут. А костерок можно и так развести. )))

Спасибо, мадам!

А я вот ждал записок охотника - и ура! Дождался. А то все троллейбусы с рогами, страшно. А здесь все по правде - щука рогатая.

А то! Щука рогатая - почти домашняя птица, а троллейбус необуздан и дик нравом. У-уф, зверюга! )))

Прадед, Василий Николаевич, из удмуртского села Сюмси. По происхождению из финно-угорского племени "мурома". А скандинавы, финны, в частности, самые лучшие охотники и сказочники. Так, что нам энтих ваших немецких баронских лавров не нать. Что немцу сосиска, то угру лосось. Что угру сотый ведмедь влегкую, то немцу уж давно кирдык. )))

Да и лысый я, лысый! А у того-то барона косичка была!)))

Ну, да, мюнхгаузеничаю потихоньку, раскусили...

была кнша

и шо от той косички останется, если себя по три раза в день из болот наших необозримых тащить?

чисто признак матерого Мюнхгаузена, и надкусывать не нада)))

Донне Нате респект и уважуха! Открыли сокровенное - причину облысения. Прям реал транс хайр какой-то. )))

Нат, а с зубами не пособите?

жубами вам низзя!

вы их по доброте душевной перед выходом в свет сайта сымаете - рецы хорошим людям писать, Кислоффам и Перстнеффым

Жаль. А то чего-то молодого авторского мясца захотелось! Вы с Константинычем, правда, хорошие люди, но весьма мало питательные для рецензента. Жевать у вас практически нечего. Тока энергетикой подзаряжаться, но ведь и материи тоже хочется. )))

Пост!

Диета!

черт с вами, ешьте!

еще форму потеряете

но держать себя в лапах! - не больше двух штук в день

и так зайдешь - и где та проза??

Будем поискать те деликатесы!

По определению их мало.

То есть, удивляться нечему.

Диета - дело трудное!

а я думаю, чего это наш Василий Анатолич не балует нас ничем новеньким, неужели завязал(тьфу-тьфу)

щас!

зато хоть вот проза прозой нормальной, без вывертов и пугалок всяких там - продолжала я думать первые пару абзацев

зря кншна, какая у Логинова охота без чертей и баб рогатых?

никакая, не надейтесь

если что, брат позвонит-подтвердит, как оно все так и было

и не поймаешь автора ни на какую утку

блин!

Ната, а по-моему чистый реализьм. А то уже меня и в модернизьме, и постмодернизьме, и вапще, вся побитая молью шкурка в ярлыках...

Завяжу, когда помру, когда моль до костей доберется.

Спасибо за внимание!

мое внимание всегда рядом!

и прадед ваш, чисто реальный барон М., тож за спиной летает

еще открещивались от немцев в родословной - акцент не соврет!

реализм и реализм, как есть баронский

какая без него охота ваще?))