• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза Эротика
Форма: Рассказ
Улыбка тут же сошла с лица Саши. Опять она. Уже который раз встречает его то после школы, то после тренировки, то появляется в кафе, где он сидит с Юлькой или друзьями. Не сводит с него глаз, улыбается. И не уходит, пока Саша сам не прогонит. Он ничего о ней не знал, кроме имени и того, что она начинала напоминать ему маньячку.

Сумасшедшая

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
- Заказывать будем, Саш?
Парень недовольно посмотрел на официантку.
- Нет ещё, я ребят жду.
Катя закатила глаза:
- Сколько можно??
- Долго. И вообще – ты куда-то торопишься?
- Представь себе! У меня смена через полчаса заканчивается!
Саша посмотрел на часы, устало вздохнул:
- Ещё пару минут, ладно?
- С тебя чаевые, - фыркнула она и ушла к другому столику.
Да где их носит?!
Саша уже час ждал своих друзей с тренировки. Раз десять звонил по очереди каждому, но никто из них не хотел брать трубку. Парень был готов послать всё к чертям и уйти домой. Или к Юльке.
Хорошо посидели, ничего не скажешь.
- Александр, значит, - услышал он.
Говорившей была женщина, сидящая за соседним столиком, совсем рядом. Вальяжно откинувшись на спинку стула, она смотрела на Сашу с какой-то странной довольной улыбкой. Да и сама она была… странная. Черная юбка, блузка под горло, пиджак висит на стуле. Пальцы теребят изящные наручные часы.
Парень вскинул бровь, недоверчиво глядя на внезапную собеседницу:
- Ага.
- Симпатичный.
- Знаю.
Женщина вдруг рассмеялась.
- Очаровательно, - с улыбкой сказала она, протягивая парню тонкую кисть. – Я Виктория.
- Круто, - в тон ответил парень, пожимая её ладонь.
Он хотел было отнять руку, но вдруг понял, что новая знакомая его не пускает.
- Ты куда-то торопишься? – спросила она с совершенно невинным видом, в котором Саша заподозрил насмешку. Минуту назад он задал тот же самый вопрос официантке.
- Вообще-то, да, поэтому…
- Разве? Уже час здесь сидишь.
- Ага, вот именно. И мне пора…
- Пройдемся вместе?
Парень уже откровенно удивленно смотрел на женщину, чего та словно бы совершенно не замечала. Да кто она такая и чего ей надо?
- Ты меня боишься?
- Я тебя не знаю.
- Ещё не поздно узнать.
- Зачем?
Женщина снова рассмеялась, таки отпуская Сашину руку. Тот встал и начал собираться. Пошли к черту эти друзья, он и так здесь слишком засиделся.
- Ты мне понравился. Хочу тебя себе.
- Чего? – парень от удивления чуть не выронил телефон.
Беспрестанно улыбаясь, женщина безмятежно пожала плечами. Вот чокнутая!
- Мне пора, - подытожил Саша, направляясь прочь из кафе.
- Увидимся, Александр, - прозвучало ему вслед.

Саша выходил из школы, когда сзади на него запрыгнула Юлька.
- Эй! Я обещал тебя на руках носить, а не на шее, - засмеялся парень.
- Потаскаешь и на шее, не переломишься.
- Это как сказать…
- Что-о-о?!
Блондинка возмущенно уставилась на Сашку, а тот снова засмеялся. Обнял, привлекая к себе.
- Когда у тебя собираемся?
- В шесть, - буркнула Юля. – Опоздаешь – дверь не открою.
- Как я могу опоздать на твой День Рождения? Там же будет торт!
Девушка засмеялась, толкая негодяя в плечо.
- Сволочь! Только попробуй опоздать!
С этими словами блондинка сбежала по лестнице и скоро скрылась за углом школы.
- Наипрелестнейшая картина.
Улыбка тут же сошла с лица Саши. Опять она. Уже который раз встречает его то после школы, то после тренировки, то появляется в кафе, где он сидит с Юлькой или друзьями. Не сводит с него глаз, улыбается. И не уходит, пока Саша сам не прогонит. Он ничего не знал об этой странной женщине, кроме имени и того, что она начинала напоминать ему маньячку.
- Опять ты, - процедил парень.
Облокотившись на перила школьного крыльца, Виктория продолжала улыбаться. Как и в первый раз. Эта улыбка к ней примерзла что ли?!
- Не рад мне?
- Нет.
Женщина подошла ближе и принялась по-матерински заботливо поправлять ворот его куртки.
- Ну-ну, не нужно злиться. Я просто соскучилась.
- Может, хватит меня преследовать?
- Ты знаешь, зачем я прихожу.
Саша раздраженно оттолкнул Викторию, и её глаза нехорошо сузились.
- Я никуда с тобой не пойду, ясно тебе?! Отвяжись!
- Почему? Что в этом такого? Всего лишь прогуляемся, посидим в кафе. Потом поедем ко мне… Обещаю, что привезу тебя домой до одиннадцати!
Снова этот невинный взгляд, полный насмешки.
- Чокнутая! – рыкнул Саша и спешно спустился по лестнице, направляясь в сторону небольшого парка, что был разбит возле школы.
Но женщина не отставала.
- Мой глупый-глупый мальчик, - пропела она, хватая парня под руку. – Ну чего ты так боишься? Обещаю, скучно нам не будет… И твоей подружке не обязательно об этом знать. Кстати, если бы ты спросил моего мнения…
- Но мне плевать, - буркнул Саша.
- … то я бы сказала, что она тебе не подходит.
- Это не твоё дело.
- Ну же, соглашайся…
- Мужика тебе надо.
- А я хочу мальчишку.
- Заведи детей.
Виктория вдруг толкнула его к ближайшему дереву и прижалась к парню всем телом.
- Не дразни меня, - прошептала она, запуская тонкие пальцы в светлые волосы. В голосе звучала то ли мольба, то ли угроза. – Ты глупый, глупый мальчишка. Не понимаешь, от чего отказываешься. Я могу многое тебе дать. Что захочешь. Любой каприз.
- Я что, на шлюху похож?! – выпалил тот, но женщина продолжала своё:
- Да, я буду играться с тобой, как мне захочется, но разве оно того не стоит? Тебе даже понравится, вот увидишь. Я тебя не обижу…
Парень и возразить не успел, когда горячие губы прижались к его рту. Она целовала, как обезумевшая, а Сашу передергивало то от омерзения, то от ещё какого-то странного чувства. В конце концов, он просто оттолкнул Викторию.
- Иди. К. Черту! Ясно тебе?! Отвяжись! Отстань от меня! Мне ничего не нужно! Сумасшедшая!
- Пусть так! – рассмеялась та. – Но никто не будет любить тебя так, как люблю я.
- Да не нужна мне твоя любовь! Слышишь?! Не нужна!
Виктория молчала, тяжело дыша. Серые глаза едва ли не с мольбой глядели на Сашу, черные волосы разметались по меховой оторочке зимнего пальто. Сейчас она казалась какой-то несчастной, уставшей женщиной, хотя мгновение назад была едва ли не отвратительным демоном. Саша уже в который раз замечал, как быстро она меняется. Вот была насмешливой, а теперь ласковая. То кривится от злости, то задорно смеется. Ненормальная, сумасшедшая, чокнутая! Когда же она, наконец, от него отстанет?!
Опомнившись, парень задержался ещё на минуту, вздохнул и пошел прочь, надеясь, что это была их последняя встреча.


Мне пришлось.
Я не хотел.
Я не шлюха.
Я не игрушка.
У меня…
Просто…
Не было…
Выбора…
Мысли сменяли друг друга, внутри все сжималось от отчаяния, злобы и… как будто бы страха. Какая-то… нереальность. Чушь, бред. Полусон.
Он сидит в её машине, бестолково барабанит пальцами по ручке на дверце. Слышится приглушенный шум за окном. «Мазерати» несется по трассе куда-то за черту города – давно уже кончились высотки, магазины, бизнес-центры, теперь по бокам дороги лес да покосившиеся столбы линии электропередач.
Погружаясь куда-то вглубь себя, он вдруг забывает обо всем вокруг, как оглушённый, не верящий в происходящее. Он вспоминает о Юльке, о том, что они собирались летом к ней на дачу. Отец обещал на День Рождения машину, да только ещё толком не решили какую. «Подержанную лучше, - говорил он. – Гробить не жалко». Вчера схлопотал пару по физике – так и не подготовился к контрольной, допоздна засиделся с друзьями в сети, спорили насчет недавнего матча. Олег опять скидывал какую-то порнуху: «Кажись, эта блондинка мне кого-то напоминает…»
- Заедем за вином, м? – раздался голос из нереальности. – Я предпочитаю красное, а ты?
Пальцы сжали ручку дверцы.
Вздох.
Экран магнитолы мигал в такт биению сердца.
Саша медленно повернул голову в сторону сидящей на водительском кресле женщины. Губы кривит довольная улыбка, глаза сосредоточенно смотрят на дорогу, руки небрежно покоятся на изящном руле.
Мне пришлось.
Я не хотел.
Я не шлюха.
Я не игрушка.
В тот вечер, на Дне Рождения Юли, Саша веселился как никогда, стараясь забыться и теша себя надеждой, что больше никогда не увидит эту чокнутую женщину. О, он ошибался, жестоко ошибался. Сегодня она показала, на что способна ради своей цели. Всё началось с того, что утром его вызвали к директору. В кабинете сидела рыдающая женщина, в которой Саша вскоре узнал Викторию. Она заливалась слезами, обвиняя парня в изнасиловании её дочери, которую тот, разумеется, и в глаза не видел. Однако на все оправдания Саши директор лишь мрачно качал головой. «Это бред!» - кричал парень. Но когда женщина начала предоставлять какие-то ловко подстроенные доказательства, Саша едва не впал в отчаяние. Дело грозило вылиться в скандал, обо всём этом могли узнать в школе, родители, друзья, Юля… Но Виктория неожиданно начала уверять директора, что не стоит принимать чрезвычайных мер: «Я не хочу портить мальчику жизнь. Мы с ним поговорим, постараемся решить дело миром. Спасибо вам за участие, Виктор Сергеевич. Прошу вас, пусть об этом никто кроме нас не узнает».
Мне пришлось…
Сашу снова охватила дрожь. Дрожь отчаяния и злости. И от чувства абсолютного бессилия всё внутри леденело.
«Какой взгляд! Ну, тише-тише. Да, я немножечко тебя припугнула. Нет, не беспокойся, директор будет молчать, обещаю. Мы же сможем договориться, правда? После уроков ты сядешь в мою машину, и мы с тобой покатаемся. А потом поедем ко мне. У меня хороший дом! Тебе понравится. Сможешь делать там всё, что захочешь. Нам будешь хорошо…»
Парень закрыл глаза. Вдох. Выдох. Всё, чтобы подавить очередной приступ отчаянной жестокости и не придушить эту чокнутую прямо посреди оживленной трассы!
Он не знал, сколько прошло времени, просто машина вдруг остановилась, и женская рука по-матерински погладила его волосы.
- Пойдем, малыш.
Дом и впрямь был хорош. Огромный, роскошно обставленный, стоил, верно, бешеных денег. Правда, было здесь как-то холодно. И пусто.
Виктория улыбнулась какой-то полупьяной улыбкой.
- Ну же, проходи. Располагайся.
Осматривая помещение затуманенным взглядом, Саша не заметил, что прирос к порогу.
Переборол приступ злобы и отчаяния, зашел внутрь, по привычке снял кроссовки, не разгибающейся рукой опустил сумку с учебниками и спортивной формой на пол возле кокетливого бордового диванчика. Снял куртку. Замер в нерешительности, не зная, куда её повесить и не имея сил открыть рот, чтобы спросить.
- Давай мне, - заботливо проворковала Виктория, протягивая руку.
Кажется, перед тем, как повесть куртку на крючок, женщина прижала её к лицу и вдохнула воздух у самого ворота. Сашу передёрнуло, и он снова не мог понять от чего.
Потом они пошли наверх, в спальню. Виктория шла впереди, обтянутые черной юбкой бедра качались из стороны в сторону, рука с зажатой в ней бутылкой вина и парой бокалов подрагивала в такт одной ей ведомой музыке. Первая безумная мысль – спустить женщину с лестницы и будь, что будет. Похоже, он уже сам начинал сходить с ума.
Виктория одернула занавески, поставила на прикроватный столик бокалы, наполнила их вином, один протянула Саше, другой осушила сразу и залпом. Глаза блестели как в лихорадке, смотрели в ожидании, нетерпеливо и жадно. Вместо того чтобы принять бокал из её рук, Саша схватил бутылку и прижался онемевшими губами к горлышку. Сделал несколько больших глотков, поморщился, отставил бутылку и мрачно посмотрел на женщину. Та коротко рассмеялась.
- Хорошее начало, - прошептала она, поставив пустой бокал на прикроватный столик. – Я следующая, идёт?
Только слепой не заметил бы её нетерпение – руки дрожат, расстёгивая его рубашку, смотрит то глаза в глаза, то ниже, то в сторону, будто не зная, за что хвататься сначала. Саша не был девственником уже год, но когда почувствовал на голой груди прикосновение рук зрелой женщины, невольно напрягся, почти смутился. И - судя по довольной улыбке, сверкнувшей на её губах, - Виктория это заметила.
- Я видела, как ты целовал свою девочку, - вдруг шёпот у самого уха. – Девственники не бывают такими бесстыдными, малыш. Ты уже мужчина.
- Надо же, - ни с того ни с сего огрызнулся Саша. – Я у тебя не первый.
- Мальчишка? – усмехнулась Виктория, целуя его шею. – Прости, не первый. Но таких строптивцев я ещё не встречала, знаешь. Стоит помахать перед молодым личиком новым телефоном или ключами от дорогого мотоцикла, и – вуаля! А некоторых даже подкупать не приходилось… Но это было совсем скучно. Только на одну ночь.
Парень презрительно поморщился, напрягся ещё больше, стараясь быть нечувствительным к прикосновениям и ласкам. Но вскоре понял, что старания тщетны. И какого черта он выпил столько вина?.. Куда-то сами собой запропастились злость и отчаяние, тело предательски выдавало вдруг нахлынувшее возбуждение. Виктория назвала его мужчиной, а он только сейчас понял, что это такое. Быть не с девчонкой, не с вечно смущающейся Юлькой, а с женщиной. И ему вдруг отчего-то стало плевать, что она сумасшедшая, маньячка, завлекающая мальчишек в свою постель дорогими подарками. Он вдруг забыл, что пошел на это по принуждению, что ему не оставили выбора.
Саша опустил взгляд и увидел женщину, которая смотрела на него почти с восхищением, которая прижималась к нему, обнимала, гладила, целовала, приговаривая: «Какой же красавец… молодой бог…». И вот она тянется к его губам, едва ли не молит о поцелуях. Тогда в школьном парке парень оттолкнул Викторию, дрожа от злости и отвращения. А сейчас? Почему не отталкивает сейчас? Где отвращение, где злость? Почему так хочется её целовать? Почему он только сейчас заметил её красоту? Не девчачью, а женскую, томную, соблазнительную.
Виктория уже стащила с него рубашку, принялась за джинсы. Быстро расправившись с молнией, вдруг резко запустила руку в штаны. Саша от неожиданности отшатнулся, будто на мгновение пришел в себя, но женщина тут же прижала его к стене и жадно впилась в губы.
Так горячо ему не было никогда. Отголоски отвращения невообразимо смешались с диким возбуждением, жаждой, что передавалась через поцелуй, через ласки, через её нетерпеливые стоны.
Мгновение, и вот уже Виктория прижата к стене, уже его рука у неё под юбкой, уже он впивается в её шею, совершенно позабыв о том, что никогда и ни с кем не вел себя настолько… по-мужски. Он вдруг понял, что может не сдерживаться, как бывало с застенчивой Юлькой, что может быть каким захочет.
- Да, малыш, да… - сквозь стоны шепчет Виктория, положив его руку себе между ног.
Злость вдруг вспыхнула снова, пальцы сжались сами собой, и женщина вскрикнула, невольно сжав бедра.
- Не называй меня так!..
- Хорошо… хорошо… я буду называть тебя, как ты захочешь… все будет как ты захочешь… клянусь!.. Обещаю!.. Умоляю…
Саша не помнил, как они оказались в постели, не помнил, как срывал с женщины блузку, как стонал, рычал каким-то обезумевшим диким зверем. Не помнил, что за чушь говорил в бреду, одуревший от страсти. Помнил только женское тело под собой, горячее и ненасытное. Ногти, впивающиеся в плечо, губы, ни на миг не отпускающие.
А потом – опустошение.
Изнеможение.
Лихорадочный жар в теле.
Барабанный бой сердца где-то в голове.
Её дрожащие губы на шее.
Рука на груди.
Вдох.
Выдох.
Вдох…

Саша?
Ты пришел?..
Почему?..
Я думала, что никогда больше тебя не увижу… Неужели тебе понравилось, малыш?..
Ах да, я же обещала, что не буду называть тебя так, прости.
Выпьем вина? Нет?..
Скажи, ну скажи, тебе было хорошо, ведь поэтому ты пришел сюда, ко мне, снова? Ты был таким горячим, мой юный бог… Ох, каким горячим. Бьюсь об заклад, такое с тобой было впервые. Не так ли?
Постой! Не уходи…
Я не смеюсь над тобой, нет…
Прости меня, прости… я сумасшедшая, больная, маньячка. Знаю…
Но мне так одиноко, так одиноко, мой мальчик… Я так хочу любить, так хочу быть любимой…
А сможешь ли ты полюбить меня?..
Что ты делаешь?.. Зачем ты рвешь такую хорошую рубашку, малыш? Она так тебе идет… Погляди-ка. Ну вот, теперь она испорчена. Иди сюда. Да, вот так… Мой мальчик, ты же весь горишь!
И я хочу гореть с тобой…
Cвидетельство о публикации 474633 © Succub 24.02.15 10:18