• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Ты меня слышишь, маленький человек? Слушай же. Слушай тихий мой голос. Тихий, как гром, спокойный, как бушующее море. Слушай, слушай, слушай.

Слушай

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
...


Ты меня слышишь, маленький человек?
Слушай же.
Слушай тихий мой голос. Тихий, как гром, спокойный, как бушующее море.
Слушай, слушай, слушай.
А если я скажу, что мир не полноценен? Ты веришь сказкам, маленький человек. Веришь руке, что качает твою колыбель. А если я скажу, что эта рука била твоих старших братьев? Если скажу, что эти глаза когда-то глядели бесстыже, а губы улыбались каждому, кто заплатит больше?
Не поверишь. Не поймешь. Ещё рано.
Такое чистое невинное дитя, вышедшее из чрева порока, сквозь боль и муку, даря радость… или обузу?
Ты плачешь, когда приходит ночь, и боишься кошмаров.
А если я скажу, что Тьма твой самый верный друг? Ты доверяешь ей свой сон, она спрячет тебя, убаюкает лучше любящей матери. Споет тишину, станцует пылинками в свете лунного луча. Тьма – твой брат, твоя сестра, твоя мать и отец. Из Тьмы рожден был мир, лишь во Тьме существует Свет. Что день? Днем способны жить все, но ты… Ты попробуй-ка научиться жить ночью. Только она научит тебя любви – истинной, бесстыдной, безропотной, бесполой. Тьма первородна, изначальна, она несет жизнь в первозданном своем виде. Свет ослепляет, вскрывает раны, обжигает, а Тьма успокоит, залечит, и поцелуй её слаще сотен любовниц.
Ты смеешься, когда солнце играется бликами на стенах детской, и твой смех ранит меня, дитя. Ранит сильнее смерти, улыбкой как нож. Обманчиво теплое солнце - что оно обещает тебе? За что ты так любишь его, человечек? Оно не говорит, только смеется, проносится радостным вихрем, обманчиво-добрым теплом. Оно любит тебя, покуда ты ему верен… Но я видел обратную сторону солнца. Видел его каленое красное лицо, там – в пустынных морях, где свет кусается, где лучи выжигают жуткие узоры на спине под плащом, а сухой горячий ветер забивает песком глотку. Там, в пустынях, солнце хранит свои жестокие тайны, а здесь – играется и шалит, как ребенок. Лживый желтобрюхий шакал!
Но эти тайны ведомы не каждому. Кто осмелится открыть глаза и обойти весь мир в поисках правды? Кто осмелится скинуть оковы, умереть, воскреснуть и снова умереть? Не ты, мое милое дитя, ты ещё слишком мал.
Снова плачешь?
Не нужно.
Давай, я покачаю твою колыбель.
Нет, та женщина, что принесла тебя в сей мир, не придет. Не пущу.
Чем я хуже?
«А кто ты?» - спросят твои маленькие удивленные глазки.
О-о-о, дитя.
Я тень лунного серпа на закате месяца. Я последняя капля зимнего дождя. Я поющий на рассвете сладкоголосый дрозд. Я золото в волосах твоей доброй сестры. Я сардонический смех твоего отца и дно его вечно пустой бутылки. Я избитая дорога, ведущая в ночь. Я невинно пролитая кровь. Я пот на лбу старого крестьянина. Я ветер, бьющий наотмашь, ласкающий бризом. Я скрип несмазанных засовов дверцы в борделе. Я смущение от первого поцелуя. Я закипающая в жилах похоть. Я озноб больного и жажда алчущего. Я – всё, и я – ничто.
Так, может, я тебе снюсь?
Конечно же, нет. Разве приснится такое чистейшему в мире существу?
Расти сильным, сладкий малыш. Расти для Тьмы, для меня. Ведь я приду однажды, и ты вспомнишь. Вспомнишь, как шуршали над ухом мои слова, как отдернулся занавес, и из окна выпорхнула тень. Вспомнишь, как я переворачивал для тебя суть вещей, как развернул над твоей колыбелькой весь мир, и ты видел каждого человека, каждого ребенка, каждую дорогу и дом, лес и зверей.
Я рассказывал тебе самые древние сказки, где кровь лилась, что молоко с кувшина, жестокость оборачивалась милосердием, а правда - ложью. И глаза твои, прежде небесно-голубые, с золотыми лучами от черного зрачка, наполнялись мудростью. Темнели, темнели, темнели. Пока не стали самой ночью, а отблески света – вспышки звезд в чистом иссиня-черном небе.
И однажды, когда станешь ты достаточно взрослым, я приду, заслышав твой зов. Ты не коснешься меня даже мыслью, не успеешь разомкнуть губ, не потревожишь меня задержанным вздохом. Но я всё равно услышу тебя.
Сверкну танцующим огоньком свечи в соседнем окне, и ты поймешь – пора.
Идти со мной за Правдой, за Истиной, за Сутью.
За Тьмой.
Cвидетельство о публикации 474632 © Succub 24.02.15 10:08