• Полный экран
  • В избранное
  • Скачать
  • Комментировать
  • Настройка чтения
Жанр: Проза
Форма: Повесть
отрывок из повести

ПУТЕШЕСТВИЕ К ОКЕАНУ, часть 19

  • Размер шрифта
  • Отступ между абзацем
  • Межстрочный отступ
  • Межбуквенный отступ
  • Отступы по бокам
  • Выбор шрифта:










  • Цвет фона
  • Цвет текста
Было позднее летнее утро, дело шло к полудню. Оберегая редкое ощущение покоя, Савелию не хотелось открывать глаза, не хотелось пошевелить рукой, чтобы прогнать назойливую муху, ползающую по небритой щеке.
Пахло слоеным тестом и сырой рыбой - хозяйка готовила пирог. Иногда напоминала дочкам, чтобы те не шумели, потому что дядя устал и отдыхает с дороги. Младшая девочка, с конопушками на носу, то и дело подходила к двери, изучая через щель незнакомого человека…
В небольшой таежной избушке Савелий чувствовал себя как в детстве на бабушкиной печке - уютно и безмятежно. Над дверным косяком сушились пучки трав, под потолком жужжала пчела, не находя выхода на волю. Пахло медом, парным молоком и навозом…
В памяти всплыл светлый образ дежурной по вокзалу, которая на требование Савелия передать по инстанции о раненом вагоне, начала орать:
- Жене своей байки рассказывай! Вали отсюда, не то я полицию вызову!
«Прости, Господи, детей своих неразумных, прости за грехи наши, дурные поступки, неприглядные слова и мысли. Благодарю тебя, Господи, за путешествие, за встречу с интересными людьми, - Шептал Савелий нехитрую молитву, - Прошу тебя, Господи, защити моих друзей от беды, пускай ребята доедут до Океана живыми и здоровыми. Аминь!»
Прочитав молитву, Савелий услышал, как скрипнула дверь. Федор шепотом спросил у жены:
- Что Савелий, спит еще? Вот и славно, куда нам торопиться. Снасти готовы, червей накопал... Пожалуй, Лакрицию распрягу. Или не стоит? Пойду, новости посмотрю. Интересно все-таки, что у них в Киеве бандеровцы вытворяют. А ты, Настя, не крутись у дверей, книжку лучше почитай!
На что женщина ничего не ответила, раздумывая, не пора ли пирог садить в печь. Настя полезный совет отца откровенно презрела…
Савелий поднялся, посмотрел в окошко на кедры, на лошадь, жующую засохший цветок. Неспешно завязал шнурки на отживших свой век ботинках, расчесал волосы ладошкой, и вздрогнул от шума падающего стула. Затем дверь в его комнату распахнулась - в проеме стоял Федор с каменным лицом, сзади него теснились перепуганные девочки.
- Беда, Савелий, кажись, наш поезд с рельсов… - Федор запнулся, не закончив фразу.
Растолкав детей, Федор с Савелием перешли в соседнюю комнату, и прилипли к экрану телевизора. Картинку озвучивал бесстрастный голос: «…N 53 Харьков - Владивосток на участке Ангарск - Иркутск. На месте трагедии работает оперативно-следственная группа. По предварительным оценкам экспертов катастрофа произошла из-за неудовлетворительного состояния подвижного состава. Пострадавшие пассажиры доставлены в больницы города. Ведутся ремонтные и восстановительные работы. Движение на участке будет возобновлено в ближайшее время»...
Съемка велась с вертолета или пожарной лестницы: последний вагон лежал под откосом, кусок пола в одном месте был выдран, точно крышка неаккуратно вскрытой консервной банки.
Камера наехала на группу людей, сидящих на насыпи, отъезжающую карету скорой помощи, пожарных, раскрытый чемодан, из которого вывалилось содержимое. После чемодана Савелий уже ничего не видел и не слышал...
Очнулся он в телеге, которая стояла на обочине большака. Небо затянуло свинцовыми тучами, холодный дождь лил, как из ведра. Савелий был накрыт плотной клеенкой, но одежда все равно намокла. Из рюкзака, на котором покоилась голова, пахло пирогом и мочеными яблоками. Федор, накинув плащ-палатку, ходил взад-вперед и пыхтел сигаретой. Он ожидал попутку, следующую из Хотхура до станции Зима. Лошадь жевала удила, и никак не могла дотянуться до грязной придорожной травы.
Заметив, что Савелий пытается встать, Федор подошел к телеге, достал початую бутылку водки и налил полный стакан. Савелий принял дозу, не почувствовав крепости. Закусил пирогом. Жевал и думал, что не совсем правильно поступил, что надо было ехать с ребятами до самого конца! И с детьми не попрощался, и хозяйку не поблагодарил...
Федор долил остатки водки в стакан, хотел выпить, но услышав шум двигателя, вручил стакан Савелию и пошел навстречу транспорту. Остановив лесовоз, показал рукой на пассажира, вернулся к телеге и помог выбраться из нее гостю. Затем подсадил Савелия на ступеньку огромной машины, подал рюкзак. И попрощался:
- Прощай, Савелий! Жаль, что не увидел, как рыбу у нас промышляют. Не судьба, значит… Деньги и сигареты в мешке, в целлофане. Друзьям передавай привет! Даст Бог, свидимся еще. Ты теперь дорогу знаешь...   
Высунувшись из окна кабины, Савелий помахал Федору. Тот дернул за поводья и стал разворачивать телегу. Развернувшись, поехал в свое захолустье, к жене и дочкам. И больше никогда не видел ни Савелия с Бородой, ни Степана с Глебом. Он так и не узнал, добрались друзья до Океана или вернулись домой с полдороги. Известно было лишь одно, что закончилось это путешествие не так, как начиналось: совсем не весело, и уж тем более, не беззаботно...
  
  
  


Cвидетельство о публикации 470283 © Georg 27.12.14 00:52

Комментарии к произведению 1 (0)

Отличная книга. Интересно было читать. О чем мужчины в поезде откровенничают. Характеры интересные. Смеялась даже. А грустно все закончилось. Жизненно.

Спасибо